Параллели.Сборник Поэзии. Часть 3.


Гордясь Собою

Гордясь собою – без Гордыни,

Не чуждый Славе – без Тщеславья,

Живу Дыханием единым,

Златой Главою в Многоглавье.

Иду за Чем-то – не за Кем-то,

Влекусь к Чему-то – не Куда-то,

И Жизнь снимаю, словно Ленту,

Где всё – и Сложно, и Богато.

Читая – вижу, видя – слышу,

Затем – в Пространстве осязая –

Я вновь пишу, Идеей движим,

Движенье в Образ воплощая.

Мой Дом – не Куб, но Купол Сферы, –

Где Лёд пылает в Средостенье,

Где Вес поддерживает Меру,

И Боль у Счастья в Услуженье!..

Тheatro Аmazonas

У Слиянья двух Рек – Цвета Солнца и вечного Мрака –

В Мире девственной Сельвы, слепящей своей Пестротой,

На Брегах, протяжённых под новым полуденным Стягом,

Был посеян и вырос Град Грёзы, довольный собой.

Жил он Сонмом Рабов, ударявших Мачете по Древу,

Из которого Сок бесконечной Слезою стекал, –

И Слезами людскими разбавлен в Страданиях слепо,

Он Владельцев Плантаций безропотно обогащал...

Кабала долговая, Болезни и Голод косили

Безвозвратно Людей, что сюда безотказно текли, –

А «Хозяева Жизни» на Раутах смачно кутили,

И в Презренье Трущобы с их «Скукой» и «Вонью» кляли.

Перед ними стояла Картина Упадка Людского,

И они пожелали её через Бегство затмить

В Мир придуманных Грёз, – Мир Искусства, – что Златом Покрова

От Господ раздражённых мог Немощь и Язвы укрыть...

Так был создан Театр – изумительный, сказочный, новый –

Злата полный внутри, с Нищетою контрастный вокруг;

И Оркестр зазвучал – и в Сплетении Музыки с Словом

Воспарил Идеал из холёных, услужливых Рук.

Наслажденье живёт! Слёзы тихо, по-прежнему, льются.

А Искусство – прекрасно для всех, и ему – всё равно!

И Театр живёт – где Потоки в Слиянии бьются,

Где Дракон охраняет незримо Златое Руно...

Паулюс Поттер

Загляните Животным в Глаза –

И постигните их Глубину:

В них Природы звучат Голоса,

Посвящённые Тайне и Сну;

В них Забвенье зелёных Лугов,

В них Виденье бескрайних Небес –

И Значенье «бессвязных Слогов»,

Что в Безмолвии дышат окрест...

Всюду Пастбища кормят Стада –

Поколениям Мощь их дана:

За Страдою приходит Страда,

Как Страну заменяет Страна;

Круг Преемств, отражённый в Глазах,

В Пульсе Крови и Пульсе Времён,

Отзывается Эхом в Сердцах, –

Как утробный, таинственный Стон...

Только вслушайтесь в Эхо, что в вас

Током Вен проникает в Нутро,

И Родство столь таинственных Глаз

Ощутите – как Шкура Тавро.

То «Печать», что всю Жизнь единит,

Что питает Друг Другом Живых:

Это Плоть – что блуждает и спит,

На Лугах необъятных своих!..

Монтень

В Мире Безумия, –

Вихре кочующем, –

Башню Раздумия

Духом Врачующий

Мыслью выстроит,

В Камень одетою, –

С нею он выстоит,

Истину ведая!..

В Мире Экстремумов –

Где Равновесие?!

Души и Демоны –

Кровное месиво!

Лишь Понимание,

Лишь Безоценочность

Гнев и Страдание

Плавит из Ветоши!..

Тонкой Иронией –

Скальпелем Разума –

Духа Бескровие

Будет показано.

Вот он, Луч Света –

Средь Мрака штормящего:

Слово Аскета –

С Улыбкой скорбящего...

Диадохи

Ради Прошлого дружат Профаны,

Ради Будущего – Прозорливцы:

Бескорыстие глупо и странно –

К Воздаянию Ревность стремится,

К Обладанью – любою Ценою,

К Упоенью – без Глаз посторонних;

Дружба – Тайна с Ножом за Спиною

Там, где Речь – о Богатстве и Троне!..

Друг Великий – всегда раздражает,

Он «приятен» лишь в Воспоминаньях:

Его Личность стыдит, устрашает,

Побуждает к Стремленьям, Стараньям, –

Ко всему, что Посредственным в Тягость,

Что, Безумье и Спесь подавляя,

Унижает ленивую Радость,

Злобу в мелких Сердцах распаляя...

Он ведёт – не взирая на Немощь,

Признавая лишь Силу и Веру,

Он срывает, как старую Ветошь,

Всё, что просто, привычно и серо;

Он Пороки на Вид выставляет,

Добродетели требует всюду:

Да, не скроем! Страшит он, пугает,

Его Нрав – непонятный и лютый!..

Мы приглушим Ворчанье Обиды,

Пламя Зависти в Сердце сокроем, –

И с Очами, что Кровью налиты,

Вдаль поскачем за этим Героем.

Всё пройдём в его Тени – и Тенью

Станем Жизни его и Ристалищ:

В ней прохладное Благословенье,

И Сокровищ Грядущего Залежь!..

Победим, превзойдём, одолеем, –

Вторя чуждой, упрямой Натуре, –

Становясь всё отчаянней, злее

На подобного Шторму и Буре.

Час придёт – и у смертного Одра,

Где, отравленный нами, он сгинет, –

Мы восстанем упрямо и гордо,

В Увлеченье Порывом единым...

Станем рвать его Славу на Части,

И Державу порвём на Кусочки,

Изведём его Род – и с Лукавством

Всё покроем, оплачем заочно.

Будем править – в Войне выясняя,

Кто отныне «Сильнейший» из Слабых, –

Над Вселенной живой простирая

Мертвецов загребущие Лапы!..

Храм Хатшепсут

Это Память Любви и Служенья,

Что Возлюбленный увековечил,

И Созданием Произведенья

Сон Любимой в Раю обеспечил.

Память женской Мечты о Покое,

О Достатке земного Уюта –

Где без Войн будет признан Достойный,

Где возвысится Мудрый и Чуткий,

Где Сокровища в Дружбе стяжают,

Без Стяжательства и Преступлений, –

Благовонья богам воскуряют

В Изобилье Плодов и Цветенья...

Это Памятник Мести жестокой,

Долгой Ненависти потаённой –

От того, кто Велением Рока

Был Наследником Женской Короны;

Кто кровавое Пиршество начал,

Лишь до Власти и Трона дорвался,

Кто познал слишком поздно Удачу,

И Сражениям страстно предался,

Кто стирал Женский Образ повсюду,

И калечил прекрасные Лики, –

Оскверняя из Зависти Чудо,

Что признать не хотел он Великим...

Знал он точно, что стёртое Имя

Образ раненый – Душу погубят:

Ей не знать благовонного Дыма,

«Двойники» её в Кущи не вступят.

И Войну он повёл – с её Честью,

Её Чувством, Деяньями, Славой:

Чтобы Имя пропало без Вести –

Как Гармония в Битвах кровавых.

Но в Глубинах великого Зала

Уцелел её Образ с Картушем:

Так Изида Осирисом стала –

Её Память уже не разрушишь!..

Папа Иннокентий

Власть дана Утверждающей Вере –

Философия Скипетром стала:

Мир-Державу – Плоть Плоти от Церкви

Вера Духу с собой передала.

Ибо Пастыри выше, чем Овцы –

Перед ними что Троны, что Ямы:

И Земель безграничная Россыпь

Собирается – под Небесами!..

Отказавшийся – Всё получает:

Налегке воспаряют к Высотам;

Пастырь Пастырей Власть отрешает

От Корон, что погрязли в Заботах.

Это Суд – что Законы и Судей

Должен к Цели вести и Началам:

Вера – в Будущем, Вера – пребудет,

Исправляя Великих и Малых!..

Власть – Ответственность Веры пред Миром:

Нет Прощения для Всепрощенья;

Ныне Вера, что Власть победила,

Может пасть перед Властью Сомненья.

«Псы» и «Розы» – отселе в Единстве –

Перед Делом Господним в Ответе:

А над ними – златые Седины

Одного – во Свету – в Целом Свете!..

Destin Rodin

Подмастерье трудился в чужих Мастерских,

Формовал и отделывал чей-то «Фарфор»,

Но мечтал о Возможностях скрытых своих,

Что он сможет извлечь, как Титанов, из Гор.

И на Деньги последние, что отложил,

Бросив скудную Жизнь и Нужду позади,

Он отправился в Путь – в «Край богов», что ожил,

Возрождая Свой Мир из горячей Груди...

В этом южном Краю Подмастерье нашёл

След Учителя, что вечным Жаром дышал:

Тот Титан был Творцом – и давно он ушёл,

Но оставил Творенья, что Дух возвышал.

Их узрев, Ученик пробудился, прозрел –

Словно Лишнее сбросив с открывшихся Форм;

И нашёл он Себя – и в Себе, что Хотел –

И с Небес протрубил ему ангельский Горн...

Возвратившись домой, окрылённый Огнём,

Пламя Духа он в Бронзе решил воплотить:

Сфокусировав Волю и Мысль на Одном,

Стал неведомый Образ из Глины лепить.

День за Днём, Год истёк – и Работа всё шла,

Но Мечта не пробилась сквозь Волю и Мысль:

Она снова и снова к Дерзанью звала,

Формируя Страданием Личность и Стиль...

И однажды поймал он ту Искру, что зрил

Лишь в безудержных Грёзах, которыми жил:

И на Крыльях Мечты он за ней воспарил –

Открывая безвестное в Недрах Души.

И из Пламени, – Искрой зачатый во Тьме, –

Вышел Образ суровый, что Бронзовый Век

Воплощал в современном, дерзающем Дне,

Что железною Лавой и Верой истек...

Так родился Творец, – и Признанье стяжав,

Начал Путь, что над Бездной к Вершине ведёт,

И лепил он Свой Мир с этих пор не спеша,

И мечтал, словно Дух, что о Горнем поёт.

Это Горнее видел он в Плоти людской,

Что, рождённая Светом, за Тенью стремясь,

Сотворяет Мир Форм, что, касаясь Рукой,

Можно преображать, как советует Глаз...

Углубления, Линии – Ласка, Удар:

Вот Ваяние Эроса, творческий Керн;

Скульптор Жар Обладанья – природный свой Дар

Преломлял сквозь Природу Натурщиц, Гетер.

В женском Теле увидел он Храм, где, молясь,

Постигая Экстаз, в хладный Мрамор он нёс,

Жар Влечения Плоти, чью вешнюю Власть

Он искал в Бесконечности Жестов и Поз...

И Одну полюбил он – и рядом Одна

Его также любила, себя позабыв:

Он испил их Любовь – и их Души – до Дна,

Став Мечтою их Общей – столь разной – Судьбы.

В Деве первой – Камилле – он Душу обрёл,

Во второй – верной Розе – лишь Плоть он ценил;

И обеих он Страстью в Мир Грёзы увёл,

И обеих Свободы и Воли лишил...

Из Камиллы – что Скульптором также была –

Извлекая Предел человеческих Сил,

Он стремился создать Образ Блага и Зла,

Что Творец, завершая сей Мир, породил.

Ну а Роза – Служанка – вела его Дом,

Что в Медоне купил он, её заточив;

Её Жизнь – её Ревность – глуха, словно Стон,

Там по Капле текла, средь Забот и Кручин...

Из Цветов этих двух один быстро завял,

А другой постепенно бросал Лепестки:

И Душевнобольную он в Ад отослал,

Как бесплодную Плоть вверг в Пучину Тоски.

Не женившись на Первой – отвергнув Любовь –

Взял Вторую он в Жёны Старухой седой:

И нагой изваял её Образ – без Слов

Восхищаясь увядшей, былой Красотой...

Между тем, его Слава росла на Дрожжах, –

И в Париже в огромном живя Ателье,

Он творил, и, с Пути не сходя ни на Шаг,

Размышлял каждый Миг о Добре и о Зле.

В женской «Готике» Образ Истоков найдя,

Встретил Образ Поэта, что Ад возродил:

Так Шедевр решил он создать – и ведя

Новый Поиск, ушёл, куда Путь не водил...

Здесь открылись ему через Пластику Тел

Светотени, что раньше он не признавал:

Он Страданий и Страхов во Тьме захотел,

Что в Сиянье Красы столько Лет отвергал.

По Спирали Круг Ада за Кругом идя, –

Применяя Любовью открытое впрок, –

Он исследовал Муки, и в Муках родя,

Уходил в Новый Мир, что предвидеть не мог...

В этом Мире Теней, что Мир Грёз заместил,

Он услышал Стенанья мятущихся Душ,

И Болезни Сердец, что остались без Сил,

Постигал он в Отчаянье Жара и Стуж.

И за Образом Образ в Руках возникал,

Что любовный Экстаз трансформировал в Смерть:

Так великий Художник свой Дух постигал –

Ради Мрака покинув пылающий Свет...

Так к Вратам он приблизился – наоборот

Путь проделав, Поэтом описанный тем,

Что Душою постиг Человеческий Род,

Заключённый в Плену мировых Стратагем.

«Врата Ада» явились в Сознанье, в Руках,

А затем и в Макете – средь сотни Фигур,

Воплощавших собою Страданья и Страх,

Что любой из Живущих познал на Веку...

Тихо Старость пришла... Но Творенье своё

Не заканчивал Мастер в Тиши Мастерской:

Были Слухи, что он наконец разобьёт

Это Детище Скорби усталой Рукой.

Но молчала Модель – и Мыслитель над ней

День и Ночь в Полумраке недвижно сидел:

Образ Духа, что занят Душою своей,

Образ Мысли, что в Вечности окаменел...

И разверзлись Врата, что открыть не смогли

Сотворившие Руки, постигшие Тьму:

Ад спустился на Мир – словно Недра Земли

К Небесам устремились – на Страх Одному.

Красота пала в Грязь: Жерло алчной Войны

Поглотило её, новый Образ родив –

И Черты его жуткие были видны

Всем, кто мыслил, что Мир, словно Грёза, красив...

И в Разгар Катастрофы из Жизни ушёл

Воплотивший Страданье и Счастье:

Тот, кто Сущность Поэзии в Камне прочёл –

В Мире Грёзы трудившийся Мастер...

Пресс Времён

Времена, что спрессованы в Камне,

Воплощают Давленье Стихий:

Этот Панцырь загадочно странный

Служит Твердью Служений Других.

Камень Хаоса, Вод или Ветра,

Перемешанный с Камнем Огня,

Формирует Сокровища в Недрах –

С каждым Мигом вселенского Дня...

Времена, что спрессованы в Древе,

Круг за Кругом кладут Монолит:

Он живёт, как магический Слепок,

Что Гончар непрерывно творит.

Из Времён – Элементов застывших –

Растворённых, влекущихся вверх,

Образ Роста, пульсируя, дышит,

Отмечая Мгновением Век...

Времена, что спрессованы в Генах,

Вот Условность в Подобье Времён:

Всё, что Задано – то неизменно, –

Совокупный Законов Закон.

Предрешённость Движений – статична,

Измененья расписаны впрок:

Это Время Времён, что безлично,

Образ Личный хранит между Строк...

Хаммурапи

Это Царство из Глины в Огне родилось,

Против мутных Течений речных восходя,

В этом Зареве вырос великий Колосс,

Всё вокруг поглощая и снова родя.

И из Чрева земного невиданный Град,

Что Врата отворяет, Дороги связав,

Стал желанною Целью для Пастырей Стад,

И для Стад Земледельцев – магический Сплав...

Он парит над Страною из Стран и богов, –

Словно сам по себе и довольный собой, –

Подавляя Друзей и лаская Врагов,

Держит тех и других на Виду, под Стопой.

Он не сеет, не пашет, – но весь Урожай

Забирает себе, всё давая тому,

Кто постиг его Власть, пред которой дрожат

Непостигшие Массы, что тянут Суму...

Власть рождается там, где Обычай в Закон

Превращает на Камне по Глади Письмо:

Над Обычаем – Царь, ибо властвует Он,

И под Магией Слов всё смирится само.

Подчинявший Века – подчинится теперь,

И условность Уста навсегда затворит:

Открывает Врата Закрывающий Дверь –

Поражающий Силой и Правом сразит...

Произвол и Предел воедино сольём:

Боги правят Землёй, а Людьми – Города;

Пусть нисходят Кочевья – мы с ними взойдём,

Пусть растут Поселенья – сойдём, как Вода.

Мир с Безменом – на Вес мы оценим, и вот

Для Имуществ и Дел, для Покупок, Продаж –

Всё укажем в Великий, начертанный Год,

Ибо здесь, по Закону, Счёт Времени Наш!..

Цвета Альтамиры

Цвета Истоков в Сумерках Пещер –

В первичном Свете Тенью выступают:

О, этот Дух, сияющий в Свече!

О, этот Культ, молящийся о Рае;

Том первородном «Рае без Греха» –

Ковчеге Тьмы в Природе и Незнанье:

Животный Мир творящая Рука

Тогда впервые вывела в Писанье...

Живописуя, грезила она

О том, что Очи видели под Сводом:

Небес иных – без «Выси» и без «Дна», –

Среди Пещер, что выточены в Водах.

Зверей умерших Образы парят –

И Образа Святые прорицают

Что в Храмах Веры к Небу воспарят,

В таком же Свете с Камня выступая...

Так из Пещер Природы Человек

Когда-то вышел – чтоб в Пещерах снова

Рукотворить, замаливая «Грех»

Познаньем Света в Живописи Слова.

О, Фон златой, где Охрой и Углём

Для Спектра Красок пишется Начало:

Три первых Цвета – в Царствии своём,

Меж Полюсов, и в сумеречных Скалах!..

Isadora

В Танце для Женщины – Освобожденье:

Женское в Танце – как в Песне Мужское;

Он услаждает, давая Рожденье,

Он возвышает до Духа Мирское!

Танец Века подчиняли, смиряли,

И в Услуженье сдавали «Сословьям»:

Танцы Природу свою потеряли,

Вместе с Людской – её Потом и Кровью...

Эра иная грядёт – Пробудитесь! –

Смысл возвращая к Истокам исконным:

Сердце откройте, себе удивитесь, –

И овладейте Богатством Законным.

Музыку Телом своим воплотите,

Личность свою воплощая в Движенье:

Сбросьте Оковы, из Клетки летите,

Через Экстаз обретя Постиженье!..

В этом Полёте Вы – вольные Птицы,

Песню сложите не чуждую – Вашу! –

Светом и Танцем, чтоб в ней возродиться

Снова смогли Вы сильнее и краше.

Дайте Мужчинам Пример – озаряя

Опытом новым их «Сумерки Духа»:

К Небу стремитесь – Земное прощая –

В радостном Празднике Зренья и Слуха!..

Дар-и-Ахира

В забытом Оазисе древнем

Забытый находится Град:

Столетья Ряды Поколений,

Отары бесчисленных Стад

Бредут по безмолвным Руинам,

Где била цветущая Жизнь –

А ныне за Маревом дымным

Одни лишь парят Миражи...

Барханы упрятали Стены,

Пески поглотили Дворцы:

Когда-то Ценою Измены

От Орд полуденных Отцы

Великого этого Града

Пытались себя откупить –

Но Смерть за Измену Награда,

И Падшее не возродить...

Властитель здесь в Камне построил

«Святой Мавзолей» для себя,

Что Сном возвышается в голых

Песком порождённых Степях.

Он брошен: Останков Героя

Давно уж под Куполом нет –

Но Дом, что во Славу построен,

Не знает Течения Лет!..

Максимилиан

Рыцарь, что грезит о «Вечной Державе»,

Рыцарь, что вечно в Долгах, как в Шелках:

Взгляд сверху вниз и Покой величавый,

Словно «нездешний», парит в Облаках.

Браки и Войны: Расходы, Расходы –

Методы родственны, Средства стары;

Земли скупаются – платят Народы,

Чтоб в Закладную уйти для Игры.

Мир усложняется вместе с Долгами

Кормят Обещанным всюду и всех:

Власть не сама – но чужими Руками

Хочет Пространства объять без Помех.

Канатоходец увенчан Короной

Шест над Европой простёр – и идёт:

Лик Произвола с Личиной Законной

Царствует, правя – Строитель и Мот.

Деньги пока ещё в Слугах у Чести –

Но без Достоинств, Достаток поправ:

С каждым Движеньем Ноги или Жеста

Вновь замирают Тысячи Глав.

Армии Кровь проливают Авансом,

Недра Авансом Руду выдают:

Двор развлекается – Песни и Танцы,

Замки, Охоты – Дела подождут.

Рост Ожиданий – на Страхах и Слухах;

Над Кредиторами – Власть Должника

По Умолчанью, спиральному Кругу,

Ширится молча и из-под тишка.

Счастлив Монарх с бесконечным Кредитом,

Что никогда не посмеют взыскать:

Шествует Рыцарь – Дорога открыта! –

Чтоб Образ Грёзы над Миром поднять...

Тerra Мontis

Страна Преступников, Поэтов и Пророков,

Обитель Ересей и Праведности Лик,

Сплетенье Пропастей в Вершинах и Отрогах,

Где Эхо странствует в Убежищах своих.

Границ и Крепостей извечная Преграда,

Проверка Слабости и Силы Торжество:

Здесь Души гордые становятся богаты,

Сердца смиренные стяжают Божество...

Окаменелости – Огня, Воды и Воздуха –

Тасуют Картами Стихии-Игроки:

Снега господствуют над Бурями и Грозами,

И Льдом питается Течение Реки.

Нектар Аллювия стекает Подаянием,

Что Долы алчные «Сокровищем» зовут:

Их Сумрак в Зависти пред радостным Сиянием,

Их Горечь вечную за «Сладость» выдают.

Дороги горные – паучья Сеть Истории,

Их Узел Гордиев – из Судеб и Смертей:

За Перевалами повсюду скрыта Мория,

Чьё Отражение колышется в Воде...

Чтоб видеть Даль её – забраться нужно Выше,

Но Даль Высокая – на Свете не для Всех:

Где Мощь с Глубинами одною Целью дышит,

Из Страха Счастие стяжается навек!..

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.