Проспект Независимости


«Пусть любовь взрастает, как скошенная трава….»

Марта Мюллер, немецкая поэтесса, покончила жизнь самоубийством в 1953году, в возрасте 23 лет, по причине не проходящей любовной депрессии.

ПРОСПЕКТ НЕЗАВИСИМОСТИ.

ЧАСТЬ 1

Лия, укутавшись в шубку, быстрым шагом шла по мощёной брусчаткой Октябрьской площади. Первые дни весны, - и опять снег! И морозец под вечер. «Мерзавец», выдала она для себя ему имя, выходя из подъезда. Конечно, будь по календарю зима, и не будь сегодня так тепло днём, она бы не одела под розовую кофточку шелковую рубашку, под которой легко обозначалась её красивая грудь.

«Кашемировый свитер. Непременно. В полоску, разных цветов» - мелькнула, никак не зависящая от её воли мысль.

Лия спотыкнулась о брусчатку. В слух чертыхнулась. Оглянулась, - не слышал ли кто. «Никто не услышал. Чёрт! ... А если бы и услышал. Кому, какое дело!».

Лия посмотрела на часы. До 19-00 оставалось 15 минут. Идти до места свидания - минут пять.

«Куда меня несёт!? Вечно боюсь опоздать…. Покурить бы. Сигареты на работе. Стоп!!!!!! У меня госконтроль!!!».

Остановилась, опустила голову. Неприятно засосало под ложечкой.

«Ещё эти месячные!».

-Девушка! Нажмите, пожалуйста – подошёл к ней отец семейства, которое в полном составе крутилось вокруг «центра вселенной» - бронзовой плиты, символизирующей точку отсчёта застройки, славного города Минска.

-Конечно – Лия окинула взглядом мыльницу, ища на ней заветную кнопку.

«И иду, неизвестно куда и неизвестно к кому. Может он, урод?! Неважно какой – моральный или внешне. Второе, конечно лучше!».

Лия поймала в объектив компанию, сделала два снимка.

«Я ещё шучу... Нет!!! Я молодец! Я умница и красавица. У меня всё получиться. Даже если….. Даже если, кругом одни уроды и госконтроль!».

-Спасибо тётя! – подбежал к Лии за фотоаппаратом самый младший из семьи, лет восьми мальчишка.

-За тётю, отдельное пожалуйста! – чуть не рассмеялась Лия.

«У меня есть хорошая работа, два сына, хорошо зарплата… Интересный я ранжир выстроила? Давай сначала – два сына, хорошая зарплата, хорошая работа. И машина. Даже муж, пускай и бывший. Пускай, я его почти презираю, а он меня любит… Я достойная любви. Я хорошая. Во мне столько всего. Знал бы кто. Не орать же об этом на весь Минск!»

Лия ещё больше, как ей показалось, укуталась в шубку. Теплей не стало. Не останавливаясь, взглянув в сторону касс дворца Республики, перебежала на красный цвет узкую улочку, ведущую к старому городу и разделяющую, площадь и универсам «Центральный». При входе в универсам столкнулась с брюнетом лет 30-ти. Он галантно уступил ей дорогу, придержав рукой дверь. Улыбнулись друг другу.

«Какой симпатичный…А может, он такой? Тогда, я не против. Совсем не против».

Лия купила в кафетерии чая. Встала за длинный стол-прилавок у большого окна с видом на проспект, двумя руками обняла горячую чашку.

«Тёпленько. Руки замёрзли».

За окном, освещённые светом магазина проплывали прохожие.

«По переписке, парень вроде ничего. Заинтересовал. Пригласил. Почему бы и нет. Хоть как-то развеяться от этой напасти. Тьфу!!! Опять про госконтроль….. Заняться сексом? Боже, как мне хочется! Но не с первым же встречным. Месячные? Теоретически можно, если ванная есть и партнёр по душе. Но, где? Не в машине же…. Понесло!!! О чём думаешь, того и хочешь. Хватит!!!! Он женат, кстати. Вышел козлик в огород. Разнообразия ищет… С другой стороны - просто пообщаться хочет? Я ему интересна… Какой секс, Лия!!! Дружба! Не хватало мне проблем.….. Как я всё усложняю! Если б не усложняла, может быть и жила бы сейчас семьёй с мужем. И не шла одна неизвестно куда,… а с мужем на концерт Миладзе.»

К горлу подступил комок. Лия поставила чашку на прилавок, так к ней и не притронувшись.

«Осталось поплакать. Размазать туш. Отключить телефон. И пойти обратно домой. А кавалер пускай мёрзнет. Не фиг думать о нас чёрт знает, что!»

Лия посмотрела на часы 19-05.

«О-па! Я уже опоздала!.. Так то! Знай наших! Уже веселей».

Достала из сумочки зеркальце. Посмотрелась. Улыбнулась себе. Незаметно, под шубкой, ещё ниже припустила джинсы с низкой талией.

«На всякий случай».

Вышла из универсама.

«Странно? Мне не холодно. И спокойно как-то стало. Вот такая я. Сама себе удивляюсь. Может у меня судьба такая… И ничего судьба. Многих завидки берут. А мужики, так они у меня все, как на ладони…. И секс здесь не причём. Просто, я в меру гордая, и требую к себе уважения. А больше ничего и не надо. Ха…Прямо таки и ничего?».

Не доходя до места свидания метров 20-ть, как в стеклянной игрушке, в которой на замок падают бусинки бутафорского снега, Лия увидела своего кавалера. По мере приближения, она всё отчётливей видела его образ.

«Ростом чуть выше меня. С виду не последний лох. Это уже что-то….. Брюнетик. Не красавец… Не урод – точно. Весёлые глаза. Немного волнуется. А я нет.…Улыбка приятная……. Ух!!!! Пронесло!!!!!! С этим можно дружить. По крайней мере.. минут десять.»

Лия, не ожидая от себя такой прыти, подошла и поцеловала его.

«С чего это я?»

- Привет!

- Привет! Ты Володя. А я Лия!

- Очень приятно. Холодно?

- Нормально…. Мне не нравиться имя Володя. Можно я тебя буду звать Вова. Слишком мало их осталось.

-Можно – Вова улыбнулся и пожал плечами.

-Пошли?

- Пошли.

Лия взяла Вову под руку. Парочка осторожно спустилась по ступенькам и скрылась в дверях малого зала дворца Республики.

ЧАСТЬ 2

Фойе малого зала дворца Республики оказалось большим, помпезным и неуютным. На мягких скамейках, вдоль светлых в блёстку стен сидели совсем молоденькие девушки и парни. Цвет и стиль одежды, которых, выдавал в них принадлежность к легиону любителей альтернативной «Русскому радио» музыке. Вернее, легион, более- менее обретал контуры на фоне этих белых стен, так как в городе, растворялся в потоках людей, придавая этим потокам серый оттенок.

«Может нарисовать им радугу? И девочки симпатичные. Голубого цвета может быть, не только моя норковая шубка, да и джинсы со стразами совсем не дорогие уже. Черный вельвет – это мило конечно, но высокая талия!….Так о чём он мне говорит?».

-Они не живут двойной жизнью. Мне это симпатично.

Лия уловила свои контуры в его зрачках.

«Умничает. Туалетная вода приятная. Найду с ним контакт, обязательно спрошу, что за она. Про двойную жизнь – это он о себе?…. Если это намёк, то очень откровенно для пятиминутного знакомства».

- Извини. Вопрос, который меня всегда интересует последних 15 лет. На что они живут?

- Не представляю! Но, знаешь, они не производят впечатления людей, придавленных этим вопросом.

-Думаю, «придавленные» – это их нормальное состояние. Этим они тебя и ввели в заблуждение.

-Пошли, покурим? Ты вообще – куришь?

«Не стоит доставать его, я же не на утреннем совещании выступаю. Нет бы, разговор поддержать…. Пойдём, покурим…заодно и поцелуемся!»

Побродив по всем закуткам холла, пришли к выводу, что курит здесь только охрана и только ночью. Курить в туалете строго воспрещалось, за тем и были приставлены администраторы обоих полов, в костюмах а-ля БелЖД.

-Пойдём на улицу. Заодно и померзнем - Вова взял за руку Лию и повёл за собой к гардеробу.

«Он сказал - заодно? Или мне померещилось?».

Места в зале оказались самые удачные - у выхода.

Концерт был в самом разгаре. Заполнить небольшую паузу вышло трио ребят в странных кепках. Начали распевать, как определила для себя Лия, считалки, на незнакомом для нее языке.

-Не могу понять, к какому музыкальному течению они относятся – шепотом на ушко, нечаянно дотронувшись губами до этого самого ушка, произнёс Вова.

-Так это же евреи! – громко, дрогнув всем телом от Вовиного соприкосновения, произнесла Лия.

-Неужели? Тоже, своего рода фольк. Тсс! Не кричи! - прошептал Вова.

-Ты случайно не еврей? – не то испуганно, не то с извиняющейся интонацией, уже тихо спросила Лия.

-Нет.

Зал хором подхватил считалку. Лия крутила головой по сторонам, пытаясь уловить суть происходящего.

- Ты не обижайся, что я так … с вопросом. Ничего не имею, против своих детей. У меня бывший муж и начальник – евреи. Одного ненавижу, другого боюсь – на ухо Вове, уже громко сказала Лия. Трио на сцене сменили рок-малолетки и зал стонал от выдаваемых ими невнятных децибелов.

-Кого любишь, кого ненавидишь из них?

Лия немного поникла.

-Извини и не отвечай. Меня занесло…. Я знаю ответ.

Лия почувствовала, как Вова положил на её руку свою.

«Господи! Я ему всё про себя рассказала. Зачем? Неосмотрительно и глупо….. Но, я рада, что он славянин. Иначе, всё – межнациональный конфликт! Теперь же, есть возможность на мажорной ноте закончить сегодняшний вечер, а не содрогаться от мысли, что я дура, а он не в чём не повинный потомок древних иудеев…Пожалуй, можно спросить, что у него за туалетная вода».

ЧАСТЬ 3

Первые дни весны. Два часа назад было холодно и вдруг потеплело. В это время вечером, чувствуешь себя, как рыбка в аквариуме. Пропитанный влагой воздух, подсвеченный фонарями, обволакивает тебя, и тебе кажется, не идёшь, а плывёшь в нём, как в воде.

«Вот косяк кильки проплывает» - подумала Лия, уступая дорогу шумной компании лицеистов. «Вот две селёдки от стаи отбились» - заметив двух девиц яркой наружности. «А это, лещ» - мужчина вылез из большой машины, немного потоптался, и опять нырнул за чем-то в салон, оставив на обозрение свой большой зад обтянутый шерстяными брюками. «Лещ в шерсти» - уточнила Лия. «Кто мы, интересно? Не два дельфина – точно!».

- Как тебе концерт? – спросил Вова.

- Ничего подобного не слушала раньше. Интересно.

- Пошли, кофе попьём?

- Мне нужно быть дома!.. Завтра на работу – последняя фраза прозвучала малоубедительно и это, не успев сказать, поняла сама Лия.

- Вот тебе и на! Ещё время то ничего, начало двенадцатого.

- Нет, нет, нет!

Вова помог ей сесть в салон. Сам стал чистить машину от снега.

«Машина, и без автомата. Лёгкое разочарование. Ха-ха!».

Машина завелась, противно запищал ремень генератора.

- Видишь, как она протестует тому, что ты села в машину и плохо о ней подумала – с улыбкой сказал Вова.

- Я могу доехать и на такси - с натянутой игривостью произнесла Лия – И почему ты так решил, что я плохо о ней подумала?

- Легко определить.

- Да!?

- Я вижу, как ты устроилась в салоне. Тебе некомфортно в нём. Сначала ты ощутила, потом осмыслила.

Лия всем телом повернулась в сторону Вовы, внимательно на него посмотрела.

- Ты прав!.... И что, ты постоянно, вот так, во всем подмечаешь людей?

Последние её слова прозвучали довольно странно. Вове показалось, что она его в чём-то смутно подозревает. А в чём? На душе стало муторно. Лия на миг превратилась в случайно подсевшего скандального пассажира.

- Я тебе сказал, что думаю. Разве это плохо?

- Ты всегда говоришь, что думаешь?

- Нет... Откуда такая реакция? Из каких глубин? – постарался перевести в шутку разговор Вова.

Лия расстегнула шубку, удобней устроилась в кресле, запрокинула голову на подголовник, с улыбкой посмотрела на Вову.

- Как тебе теперь?

-Теперь можно ехать. Теперь всё хорошо! – улыбнулся Вова.

Машина шуршала по заснеженной дороге. Тихо играла музыка. Лия смотрела в окно на проносящиеся мимо дома.

«Из каких глубин? Действительно?... Моё желание понравиться человеку, пересекается с желанием видеть в этом человеке подобие своего идеала. И пересекается, всегда не в том месте и не в то время. Сказанула! И как итог – разочарование, в лучшем случае плохое настроение».

- Ты думаешь о нашем последнем разговоре? – спросил Вова, не отрывая взгляда от дороги.

- Нет… Ты знаешь ответ на один свой вопрос. Скажи мне его.

-Мужа боишься, начальника ненавидишь.

-А вот и нет! Наоборот.

-Ты уверена? – Вова посмотрел на Лию и спросил так, будто речь шла о выборе мелкой покупки.

Машина остановилась около Лииного дома. Лия застегнула шубку, надела перчатки. Достала из сумочки зазвонивший телефон.

-Да. Привет. Я уже совсем рядом. Буду через пять минут.

- Сын?

-Нет. Муж. Бывший. Он всегда волнуется, когда я поздно задерживаюсь – Лия осеклась – Никак не разъедимся.

-Подожди – Володя потянулся к заднему сидению, достал оттуда свёрток, протянул Лии – это тебе.

Лия развернула бумагу, под которой оказался стебель лилии с тремя цветками. Она несколько секунд вдыхала аромат цветка.

«Неожиданно. Я бы сказала – совсем неожиданно».

- Спасибо…Мне очень приятно. Обычно, цветы дарят, при встрече…Я тебе понравилась?

Вова рукой дотронулся до её волос.

-Фото на сайте у тебя неудачное.

-Спасибо за лилию – Лия потянулась к Вове и неловко, вместо щеки, поцеловала его в нос.

-У тебя холодный нос.

-А у тебя горячие губы.

-Звони.

-Буду.

-И не надо мне открывать дверь и провожать. Хорошо?

Лия вышла из машины.

Вова проводил взглядом переходившую дорогу Лию. Машина завелась, тронулась с места, на прощание, повиляв задом по заснеженной дороге.

Лия шла по безлюдному, забитому автомобилями двору, аккуратно прижав к себе цветок. В сумочке, опять, звонил телефон.

ЧАСТЬ 4

Минск ночью. Проспект Независимости не просто красив, он завораживает. И оттого, что он всего несколько километров в длину и обрывается внезапно, ты это чувствуешь особенно. На самом деле, он пронизывает город по центру и почти соединяет две противоположенных стороны главной кольцевой дороги. Но ни одному аборигену, в разговоре, при упоминании слова «проспект», не придет в голову, заросший многоэтажками новый район Уручье или утопающий в зелени массив хрущёвок первого аэропорта. Для сравнительно и относительно молодых жителей города Минска, проспект начинается с главных ворот парка Челюскинцев и заканчивается площадью Независимости, где бок об бок стоят вечный Ильич и главная католический костёл страны, в народе – «красный». Когда-то в нём находился «Дом кино», которое с выселением из здания, в стране закончилось. Любой водитель, не спешащий домой, не раз делал крюк, что бы выскочить вечером на широкий, чистый проспект и прокатиться по нему, поглазев на иллюминацию главной улицы города.

Спуститься по наклонной от метро «Академии наук» до площади Якуба Коласа. Мимо филармонии, около которой днём, дети и взрослые кормят голубей. Если не попал на светофор, через минуту, пересекаешь трамвайные пути, резко метров сто вниз и выскакиваешь на круг площадь Победы. От неё пошли минские Елисейские поля или бывшая стометровка девушек легкого поведения. Давишь на газ, проскакиваешь мост через озеро парка Горького, - стометровка заканчивается цирком. Снова вверх, мимо домов с квартирами стоимостью не меньше парижских. За ними - слева парк дома Офицеров, справа, дворец Республики, если присмотреться, с замашкой на древне афинскую архитектуру.

Дальше, начинается самая насыщенная людским потоком часть проспекта. Пересечение двух веток метро под универсамом Центральным, излюбленное место встреч влюблённых и не влюблённых пар. Процветающий «Макдоналдс», ГУМ, здание Нацбанка с тоннами золотых слитков в подвалах. Если хочешь на проспект Победителей – направо. Венский, японский, белорусский рестораны, шикарное губернаторское здание КГБ, туалет до двенадцати ночи, магазины для всех и для не очень всех, турецкая гостиница с пятью звездами и настоящим метрдотелем, почтамт, смахивающий внутри на ресторан времён Аль Капоне. Ещё минута и ты на площади Независимости.

ЧАСТЬ 5

Вова на автомате рулил по проспекту, к чему располагало почти полное отсутствие встречного транспорта.

«Вот тебе и столица. Чуть за полночь и никого. Хотя с другой стороны, какого, нормальный человек в первом часу ночи будет гонять за рулём и ещё в такую погоду? Спать надо. Копить силы и нервы. Я собой совсем недоволен. Мало того, что еду в это время на машине, так ещё и не скоро засну. Перевозбуждение. Музыка в голове после концерта. Легкомысленный поступок. Чувство вины. Может быть, душ помог бы быстрей отбиться. Не получиться, - всех разбудишь. Скажут – эгоист или с ума сошёл».

Неожиданно, в свете фар нарисовался сотрудник ГАИ. Вова на мгновение сжался, внутри екнуло и опустило.

«Человек из фосфора. Зачем пугаешь? ... Откуда этот? Гены страха, про которые нам говорят уже лет пятнадцать и почти уже уговорили, или инстинкт самосохранение, срабатывающий по поводу и без. Выбираю последнее. Не так противно…. Завтра кредитный комитет. Пять минут обсуждаем вопросы выдачи кредитов, полтора часа – кредиты выданные, и как с эти бороться. Веселуха. Говорят, деньги не пахнут. Ещё как пахнут! Кофе «Чибо», растворимым! Эти бесконечные чашки. Секретарша их мыть не успевает. Последний раз мне обновили, налили в чашку Елены Ивановны. Еле заметный след её губной помады. Как я был горд! Она сама к ней только что прикасалась и вдруг я! Я специально повернул чашку к ней испачканным краем. Она заметила, но виду не подала. И главное,… зачем я это сделал?».

Светофоры непривычно моргали. Подсветка здания ГУМА плыла в мишуре завирухи.

«ГУМ ничуть не уступает по архитектуре Венской Опере. Скажи, кому ни будь, подумают не в себе или совсем уж «свядомый». Лия, Лия. Красивая и обыкновенная. Странно, я уже не помню её лица».

Машину вдруг, немного занесло. Вова покрепче схватился за руль, под майкой стало душно.

«Сейчас в дерево бах! И всё…. И совсем, почти не страшно. Мента и то, больше испугался…..Может поэтому, на западе, психоаналитики такие деньги зашибают. У нас же - психоаналитиков нет и много водки».

ЧАСТЬ 6

Веточка лилии одиноко торчала в сугробе. Лия зашла в подъезд. Постучала об пол изящными сапожками. Белые комочки последнего в этом году снега, слетели с подошвы и превратились на её глазах в лужицы.

«Это мои слёзы. ....Знала бы моя свекровь, как мне не хочется сейчас идти домой – расстреляла бы… Дети спят. Им хорошо. Я их так люблю. Больше своей жизни. И уж тем более – жизни других. Это нормально. Так думает любая мамаша.…Говорю же Лизе – рожай! От кого? Хоть от верблюда! Муж не родственник - это теперь знают, даже старшеклассницы».

Лия не заметила, как оказалась на корточках. Полы её шикарной шубки лежали на пыльном бетонном полу. На месте лужиц остались тёмные мокрые пятнышки. Лия резко встала, вбежала на третий этаж. Порылась в сумочке в поиске ключей. Посмотрела на часы.

«Не поздно и не рано».

Вставила ключ в замок. Ключ не поворачивался. Лия подергала дверь, звеня связкой ключей. Ещё раз попробовала. Не получается. Прижалась ухом к двери.

«Что я хочу услышать?....Как бьётся моё сердце?».

Поднесла губы к замочной скважине.

- Игорь, не держи замок – произнесла почти шепотом – Мы же с тобою договорились.

Лия сделала шаг назад от двери.

«Какое унижение!»

Внезапная волна гнева накатила так, что потемнело в глазах.

«Я бегу от этого! Я почти убежала!».

Раздался щелчок открывающегося замка. Дверь, как в фильме ужасов, медленно-медленно со скрипом стала открываться. Лия, не выдержала и чуть-чуть сделала движение телом, что бы заглянуть, что за ней.

Дверь открылась, - на пороге квартиры стоял Игорь.

«И что это я, собственно хотела там увидеть?!»

Игорь улыбался. Гнев улетел, на душе стало как-то пусто.

- Я пошутил. Ты испугалась?

- Игорь, что за детский сад? Зачем так шутить, в доме же дети. Я могла подумать, о чём угодно, только не о розыгрыше.

Лиля вошла в квартиру, на ходу сняла шубку и бросила её на руки Игоря.

- Где была? – спросил Игорь, наблюдая, как Лия снимает свои сапожки. Один ни как не хотел покидать хозяйку.

- На концерте. И не делай вид, что не знал об этом. Я тебе говорила… Помоги снять – протянула ему ногу.

Игорь аккуратно, не отрывая глаз от Лии, под задник, рукой снял сапожок.

- С кем ходила?

-С парнем.

-А где цветы? Или так уже не принято? – с ехидцей в голосе произнёс Игорь.

Лия не ответила, встала с пуфика в прихожей, зашла в кухню. Дотронулась до чайника рукой.

«Только что вскипел».

Молча, налила себе чая. Села за стол. Игорь, присел рядом. Лия смотрела мимо него на рисунки младшего сына, прилепленные магнитиками в виде лягушек к холодильнику. Сделал глоток, и поставила чашку на блюдце. Опёрлась щекой о ладонь.

- А знаешь?... Мне подарили цветы. Лилии. Они очень красивые. И запах. М-м-м!

- И где же они?

- В сугробе – улыбнулась Лия, не отрывая взгляда от рисунков.

- Не понял?

- И не надо!

Лия зашла в спальню, закрыла за собой дверь, включила свет. Напротив шкафа с большой зеркальной дверью, не спеша, стала раздеваться. Стянула с себя джинсы. В отражении зеркала, стояла девушка-женщина 35-ти лет. Красивая блондинка, в красных узеньких трусиках и розовой кофточке на шёлковую рубашку. Лия погладила себе по животику, спустила руку ниже.

«Какие они узкие. Даже руки не скрывают».

Сняла кофточку, потом рубашку. Расстегнула лифчик, который соскользнул с её плеч и упал на ноги. Отфутболила его в сторону. Повернулась спиной к зеркалу. На желобке, захватывая часть спины и ягодиц, красовалась тату в цвете – лилия! Лия, медленно сняла трусики. Дотронулась до себя. Вторая рука, нежно ладошкой, гладила сосок груди.

«Вот он обрадовался, если б увидел!».

ЧАСТЬ 7

Вова осторожно, как будто вскрывая дверь чужой квартиры, повернул два раза замок в двери.

«Надо закрывать на один оборот… Такое ощущение, что тюремные засовы сдвигаю – с таким скрежетом… . Продешевил с дверью».

Осторожно снял ботинки.

«Ай, чёрт! Забыл стряхнуть в подъезде».

Вокруг ботинок образовалась неприличная для квартиры лужа. Не включая света, прошёл на кухню. На плите стояла сковородка с жареной телячьей печёнкой.

«Моё любимое блюдо, а кость в горло не лезет».

Достал из холодильника йогурт. Снимая с пластмассовой баночки защитную плёнку, нечаянно льнул себе на джинсы, в районе паха.

«Хотел бы я посмотреть на себя со стороны. Забавный гэг».

Вова взял полотенце и тщательно вытер, потом смочил его водой и ещё раз протёр пятно.

«И кто теперь не скажет, что мне, что-то сделали в машине, и я не туда слился? Жанна, конечно не подозрительная жена, зато я мнительный!».

Быстро, благо есть армейский опыт, Вова здесь же на кухне, снял с себя джинсы и бросил их на пол.

«Надо с мылом промыть. Йогурт, хоть и 1,5% жирности, а вдруг пятно останется. На следующий день, я и сам во что хочешь, могу поверить».

Старясь не разбудить жену, на цыпочках, как балерин, Вова прокрался в спальню. Юркнул под одеяло, блаженно вытянул ноги.

«Всё нормально, и спать хочу».

Жанна зашевелилась, подползла к нему и обняла рукой, устроившись головой у его подмышки.

- Извини. Я тебя разбудил?

- Не-а. Я только что легла.

- Как малыш?

- Хорошо. Дрыхнет чертёнок.

Вове показалось, что Жанна в этот момент улыбнулась. При слове «чертёнок», он ясно представил сына. Ему дико захотелось, прямо сейчас, пойти в детскую и посмотреть на него спящего.

«Завтра... Поскучаю ночь и завтра увижу.»

-Эй! Ты спишь? – шепотом в темноту, окликнул жену.

Вова движением руки потянул на себя Жанну. Её тело на мгновение стало, как ему показалось, деревянным и Вова тут же ослабил хватку.

-Дорогой, давай завтра, утречком. Я тебе обещаю.

-Обманешь.

-Нет. Я тебя никогда не обманываю и не собираюсь обманывать. Просто, мы всегда с тобой просыпаем, и потом как ненормальные собираемся на работу. И ещё…я сегодня очень устала.

-Давай ставить будильник.

-В тазик железный, что бы громче звенел… У нас нет нормального будильника.

- Я куплю.

- Купи мне лучше куртку с меховым воротником в «Sahs»….Спокойной ночи. Я уже засыпаю.

Жанна переползла на свою половину кровати. Вова накрылся с головой одеялом, так, что осталось место для носа.

«Может точно купить ей эту куртку. Триста долларов больше, триста долларов меньше. Всё равно они меня не спасут….… Интересно, в чём она спит?»

ЧАСТЬ 8

Лия в 8-45 зашла в офис. Перед этим, прошла привычную процедуру сканирования своего зрачка, - отметилась в книге «Учёта посещения» у охранника. Положение обязывало. Работа в финансовой компании, подразумевает ряд ограничений и условностей. Первое и самое главное, – никогда и ни при каких обстоятельствах не произносить в офисе слова «наличный доллар» в разговоре с незнакомым человеком. Второе – до 15-00, пока у банков не закончиться операционный день, сидеть на месте и вести мониторинг курсов валют, работать с финансовой текучкой, ждать команды руководства или плохих новостей. Ко всему прочему, Лия была правой рукой этого руководства и, от её действий и профессионализма знаний зависело очень многое. И третье – быть готовым, что тебя «просветят» в любой момент и зададут не очень приятный вопрос. Например – «А с кем это тебя видели в «Журавинке» вчера ночью? Больно он на «опера» смахивает».

Нет, никакой обналички и финансовых афер, все законно – вложения в недвижимость, депозитные операции и всё такое. Просто, так повелось – ещё с «тех» времён.

Работу она свою любила, знала и оплата за неё была отличной. После семи лет службы на финансовом поприще, другого вида деятельности она не то, что бы, не представляла, а даже боялась об этом думать. Ни о работе инженером, ни работником культуры, ни тем более, налоговым инспектором. Что было до этого, в памяти стёрлось. Хорошо помнила только то, что связано с сыновьями. Череда всевозможных устройств на работу, одна беременность, вторая, скука, хамство и невнимание мужа, усталость – теперь, как в тумане. Когда младшему исполнился месяц, она к удивлению всех, пошла работать. Наняла няньку, покрасила волосы, сделала маникюр, перестала разговаривать с мужем и твёрдо решила для себя, что никто другой уже не изменит её жизнь, только она сама. «Всё ещё будет, всё ещё случиться» - говорила она себе, укачивая ночью двухмесячного сына.

- Лия Ивановна, банк требует другое экономическое обоснование – пролепетала двадцатилетняя Ксюша, только что положившая трубку телефона.

«Автоответчик, никак не больше».

- Так сделай его. Я понимаю, их не устроил процент рентабельности?

-Да.

- Зайди в компьютер, поставь другую цифру, там же все в экселе, распечатай, подпиши у директора и отвези в банк. Первый год замужем, что ли?

«Каждый месяц одно и то же. Шла бы в салон красоты работать, клиентов встречать».

- Прошлый раз, вы сказали мне обо всём вам докладывать и никакой самодеятельности. – Ксения недовольно надула губки.

«И вправду. Симпатичная и смышлёная девчонка. Зачем я так с ней?».

- Ксюша, сделай и не обижайся – Лия отложила в сторону бумаги, повернулась в сторону Ксюши – Я сейчас нервная. Госконтроль у нас. Ну! Давай, красотка! Сделай, как умеешь!

Ксения покосилась на Лию, расплылась в улыбке.

-Конечно Лия Ивановна! Всё как вы скажите! – подыграла ей Ксюша.

Девушки рассмеялись. Мобильный Лии издал сигнал о сообщении.

-«УлыбнисьJ».

Лия непроизвольно улыбнулась.

«Такого номера телефона я не знаю. Не очень понятно, но, я улыбнулась».

-«Улыбаюсь. Вы кто?» - ответила сообщением Лия.

- «Я твой новый друг» - пришёл ответ.

«Сразу на «ты», - немного тревожно. Может малолетка какой-нибудь или..?. Меня так не проведёшь».

- «У меня нет новых друзей уже лет 10-ть» - набрала Лия.

-«Я Вова. Ты меня поцеловала в нос. Помнишь?».

Лия хохотнула. Ксюша с интересом посмотрела в её сторону. Лия сидела с телефоном в руках и быстро нажимала пальцем по клавиатуре.

-«Приятно и неожиданноJ».

-«Мне тоже приятно, но я ждалJ»

-«ДождалсяJ?»

-«Да. Давай встретимся».

-«ЗачемJ?».

-«Пообедаем. Уважительная причинаJ?»

-«КонечноJ. Где?»

-«Где скажешь».

«Вот, мне ещё и думать где. Сам пускай поразмыслит».

-«За тобой место, за мной время»

-«ДоговорилисьJ»

Лия вопросительно посмотрела на Ксюшу.

-Уже делаю! Уже почти сделал! – замахала стопкой документов Ксюша.

- А что, я тебе разве хотела что-то сказать?

- Если не мне, значит кому-то другому – съязвила Ксюша.

Лия нажала кнопку Ok и занесла в память телефона номер Вовы.

ЧАСТЬ 9

Свободное от личной жизни время, Вова проводил в банке. В надзорных кругах такие банки называли «ручными». Со всеми правдами и неправдами сформированными уставными фондами, полной управляемостью из вне, в остальном – обыкновенными финансовыми учреждениями, с армейское дисциплиной, поклонением перед выстроенной внутренней иерархией, во главе с членами политбюро – правлением банка. Посещая банк, вы не услышите громких разговоров, смеха. Длинные юбки, галстуки, завязанные крупным узлом, имя отчество, визитки, в основном с приставкой и.о. перед должностью. Не потому ли, по мнению официантов, самые беспредельные корпоративные вечеринки в ресторанах, на счету банковских работников. С пьяным пением «Родительский дом», битьём посуды и раздеванием на столах.

Непосредственный его начальник Семён Семёнович Дахоян, - по фамилии армянин, по паспорту молдаван, по прозвищу Горбунков – был в постоянных отлучках и разъездах, по причине знакомства со всеми нужными людьми республики. Абсолютно не злобный и нормальный дядька. Всю работу, в его отсутствии выполнял Вова.

- Почему я могу дозвониться до вас только раз в неделю? Юрий Юрьевич!? Я вынужден послать к вам нашего эксперта…… Эксперта по кредитам, а не службу безопасности!.. Да! До свидания - Вова положил трубку и откинулся на кресло, листая записную книжку.

-Круто! Любопытно, как он комментирует сейчас ваш разговор? – Виктор, модный молодой парень, с причёской из салона, изрёк, не отрываясь от ноутбука.

В кредитном отделе их было трое, Вова, Виктор и ещё Виктор. Что бы, не путаться, последнего между собой окликали ВитьВить. Отчество его было Викторович, и говорил он всегда на распев, с акцентом на последнее слово в предложении, с непременным кивком головы. Особо нервные клиенты, при беседе с ним, время от времени вздрагивают, принимая суть разговора, с необычной подачей Виктора, за что-то большее.

- Могу предположить – сказал ВитьВить.

-Ну и? – Виктор оторвался от ноутбука.

- Пока мы здесь рвем жилы, они приедут, и будут снимать остатки со склада – гниды!!! – естественно с ударением на последнее слово, кивнул ВитьВить.

- Конечно, кто же мы ещё – то ли в шутку, то ли в серьез произнёс Вова – Скоро приезжает Горбунков, а у вас Витьки, невозвраты рисуются.

Оба хмуро уткнулись в бумаги. Вова взял в руки мобильник.

-«Я думаюJ» - отправил Лии сообщение.

-«Я знаюJ» - пришёл через несколько секунд ответ.

«Почему она решила, что я думаю о ней? Хотя, что ещё можно подумать? Если думаешь о Юрии Юрьевиче, зачем тогда ей, это, в такой закодированной форме посылать?... Руки чешутся».

- «Хочу тебя поцеловать» - набрался смелости и отправил еще одно сообщение.

«С чего это я?... Что я делаю?!!!»

-«КудаJ?»

Вова заёрзал на стуле, воровато оглянулся, - не увидел бы кто.

«Кто?! Тук-тук-тук, пульс, явно выше нормы».

- «Я это буду делать на коленях» - выпалил пальцами Вова, забыв поставить в конце смайлик. Безответственность, которую порождает электронное общение, сделала своё дело.

-«О! Так я очень люблю».

Вова встал, вышел из кабинета, приложив трубку к уху, демонстрируя желание, кого-то срочно набрать. Остановился в коридоре.

«Что это? Такого волнения, я не испытывал, ...забыл когда. Бред, какой то!».

Телефон просигналил о сообщении.

-«Давай попозже. Госконтроль».

« Может это и к лучшему…Лия, Лия. Откуда ты взялась?».

ЧАСТЬ 10

-«Я в магазинеJ»

-«Я тожеJ»

-«За, чем стоишьJ?»

-«Я не стою, примеряюJ»

- Девушка, а попробуйте этот цвет – голос менеджера бутика из-за шторки, вернул Лию в пространство примерочной.

- Нет, спасибо, мне нужно с тонкими бретельками.

«Ха-ха! Парень задействован. Так тебе и надо».

Единственное место на свете, где Лия не нуждалась в мужчинах, находилось в зоне любого, более-менее модного магазина. Конечно, Лия, в этом плане не оригинал. Может быть, в этом и кроется основная причина ненависти сильной половины общества к женскому шопингу, как к времяпровождению, а не к ещё одному способу потратить значительную часть денег, нажитых их непосильным трудом. Обычно, когда парадом командует муж – тратиться минимальное количество времени и максимальное - денег.

Лия надела очередное платье, покрутилась у зеркала.

«Контакт с проверяющей отсутствует напрочь! Я ей не нравлюсь. Как же – я успешная и красивая, она – госконтроль….Хочешь понравиться людям, расскажи им про свои недостатки…. Скажу ей, что у меня не побриты ноги».

Раздался сигнал мобильного о поступлении сообщения.

- «Снимаешь стрессJ?»

«Почти угадал».

-«Как догадался?»

-«У тебя же госконтрольJ».

-«Как у тебя дела?» - неожиданно, Лия задала ему почти личный вопрос.

-«Спасибо. Нормально».

-«Я так не согласна. Или хорошо или плохо?».

Телефон Лии заморгал и потух.

«О, чёрт, батарея сдохла, и на самом интересном месте».

-Девушка, вам, чем ни будь помочь? – из-за ширмы раздался мужской голос.

Лия вздрогнула.

«Действительно. Сколько я здесь с Вовой чатилась. Минут десять. И что здесь делает этот бандерлог?».

- Я беру это платье – как можно громче сообщила Лия.

При выходе из примерочной, Лия столкнулась со злым взглядом седовласого мужчины, за спиной которого стояли жена и дочка с обновками через обе руки.

«Нашёл на ком отыгрываться. Я тут причём?».

Лия шла по проспекту, лавируя в потоке прохожих.

«Почему я задала ему такой вопрос? Пользуюсь своим выигрышным положением?... Он в проигрыше. В любом случае.…Ответа не будет! Я это знаю, как то, что, сейчас идёт снег!... Ха-ха! Кто сказал, что мужчинам живётся легче. Они сами и создали этот миф…. А мы делаем всё, что бы его разбить».

ЧАСТЬ 11

Почти в каждом уважающем себя учреждении, к коим относил себя и банк Вовы, существовала система небольших поощрений его работников. К примеру – бесплатные или за символическую плату обеды. В кафе «Комедия», в разговорах между собой «Трагедия», питался почти весь списочный состав Вовиного банка. Особенно, обеды нравились клеркам-домохозяйкам. ВитьВить, цинично усмотрел в этом, маленькую возможность ощутить ими ту степень свободы, которой они, в общем-то, лишены на кухнях в своих квартирах. Не вставать помногу раз из-за стола по разным прихотям детей и мужей, не выслушивать наставлений, чего не хватает в супе, не мыть после этого посуду и т.д. в силу традиций каждой семьи.

- Ты посмотри, как Тамара Ивановна, из бухгалтерии, подносит к своему рту ложку – да она наслаждается! Насыпь туда сахара и ничего не измениться! Самоуважение и степенность! Они знают, что это такое. Ты Виктор, как последний батрак хлебаешь – наверное, в парикмахерскую боишься опоздать? – кивнул головой ВитьВить.

Виктор, не обращая внимания на ВитьВить, ещё быстрее стал поглощать суп.

-Степенность нужна старым. У меня стрелка с белкой.

-Какой белкой? – ВитьВить не унимался, желая поиздеваться над Виктором.

- Блондинкой. По инету познакомился…. А ты, носи руку в кармане.

ВитьВить слегка завёлся.

- По инету только белку и найдешь.

-А я другого и не ищу – Виктор залпом выпил стакан сока.

-Ты из выводка этого смутного времени, а я работаю на глаз и запах.

-Владимир Владимирович, при вас, забиваю с ним спор.

-На предмет чего? – заволновался ВитьВить.

-Прихожу через сорок минут со стрелки с бутылкой коньяка. С ней иду к Паше системщику и он, не афишируя, предоставляет данные посещения ВитьВитем сайтов и время нахождения на них.

«Ого! Так и меня любой сможет вычислить».

-Спор не принимается, по причине подкупа должностного лица. Беги и не опаздывай.

Виктор с хитрой улыбкой посмотрел на ВитьВить, шутливо ударил его по плечу.

-Я пошутил. А ты и поверил.

- А на что спорили бы? – ВитьВить благодушно улыбнулся, принимая поражение.

-На бутылку коньяка. Ты, кстати, ему бы её и отдал.

-Кому?

-Паше!

Вова и Виктор неприлично громко засмеялись.

Вова, сразу же после кафе, отправил ВитьВить на одно из предприятий на проверку, сам прогуливался по проспекту вдоль чугунной ограды парка Челюскинцев, как это делал каждый день после обеда. Достал телефон, на ходу набрал сообщение.

-«Тебя не обижаютJ?».

Через несколько секунд, ответ.

-«Привет! Пускай только попробуютJ. Я сегодня иду в ночной клуб».

Мобильник чуть не вылетел с руки от столкновения с не очень вежливым пешеходом. У Вовы мгновенно испортилось настроение.

-«С кемJ?»

«Зачем смайлик? Не к селу ни к городу».

-«С сослуживцами. Сейчас с шефом рисуем программу».

-«Весело будетJ?»

«Лучше бы я ей не сигналил. Не знаешь, спишь спокойно…Весело? Хм. Конечно, весело».

-«Надеюсь, что весело. Я хотела бы, что бы ты тоже там был».

Вова остановился.

-«Почему?»

-«Я помню, как ты мне в машинке волосы гладил. Извини. Госконтроль. ЦелуюJ».

ЧАСТЬ 12

В клубе «Колизей» было душно. Низкий потолок в серебристых звёздах. Небольшой, но уютный зал, знакомые лица, привычные разговоры. Лия надела чёрное на тоненьких бретельках платье, под которым угадывалась её соблазнительная фигура, а при тщательном просмотре и маленькие невесомые трусики. Глубокое декольте позволяло реально пофантазировать. На шее – большой кулон из янтаря на длинной цепочке, который, почти лежал на дорожке её груди.

Лия пребывала в превосходном настроении. Достаточно было прийти в одно из таких заведений, что бы ещё раз убедиться, что она нравиться мужчинам. Свои - не в счёт.

Непрекращающиеся попытки своих, пресекались тактично и жёстко. Она умела в нужный момент, извлекать ледяные интонации в голосе и тут же, продолжать лёгкий флирт, приводя в замешательство сотрудника мужчину, коих на фирме было предостаточно.

Фирме обломались бесплатные пригласительные на вечеринку и руководство решила приурочить халяву ко дню 8 марта. Заказали много водки и мало закуски. Когда кончилась закуска, заказали ещё водки. Лия танцевала, не пропуская не одного танца. Пока сотрудники были трезвые, все медляки танцевала с ними. Ко второму часу ночи на их столах начался пьяный шабаш.

«Забавно, забавно. Шеф ушёл, послушаю, чем живут ребята».

Ещё в начале вечера, через столик от их, она заметила «интересного» лет 30-ти. Он смотрел на неё, и делал это так тактично и мило, что у неё возникла мысль, не пригласить ли ей самой его на танец.

«Подожду, пока наши упьются».

И вот упились. На очередном сете, который состоит из трёх подряд медленных танцев, около Лии сидел Сергей, коммерческий директор, и в который раз рассказывал ей, как его недооценивают. Лия делала вид, что слушает и смотрела в сторону «интересного».

«Встал из-за стола!»

У Лии ёкнуло сердце.

«Высокий, стильный. Вау! Идёт в мою сторону».

- Разрешите вас пригласить на танец – Лия не ошиблась. Женское сердце, почти ликовало.

-Разрешаешь? - Лия посмотрела на Сергея.

Сергей мотнул пьяными глазами, так и не поняв, что от него хотят. Лия и брюнет рассмеялись.

-Разрешаю! – Лия встала, подав перед этим руку брюнету.

Как по заказу, зазвучала её любимая песня «Женщина в любви» Барбары Стрейздан. Лия почувствовала в душе волнение и в тоже время необъяснимую лёгкость. Одной рукой брюнет нежно придерживал её руку, вторую положил в районе поясницы. Лия почувствовала, какая она горячая.

-Меня зовут Артур. А вас как?

-Меня Лия. Очень приятно. Почему вы не пьёте?

-А откуда вы знаете?

-Я наблюдала за вами. Вы за мной тоже.

-Не отрицаю. Я пил. Сок.

-И совсем не танцевали.

-Я ждал этого танца.

-Да вы что? – заиграла Лия.

-А что, это ненормально? Ждать, когда придёт твоя очередь.

Лия начала лихорадочно думать, что ответить.

-Вам скучно с ними….Я вас сегодня уже никуда не отпущу.

Лия сильнее прижалась к Артуру.

Артур целовал Лию в шею, потом в губы. Его рука нежно мяла её грудь, пощипывая набухшие твёрдые соски. В просторном салоне BMW пахло приятным освежителем воздуха, тихо играла музыка. Водка с соком и желание, сделали своё дело - Лия не чувствовала своего тела, одной рукой обнимая «интересного», второй лаская себя между ног. Артур осторожно взял её руку и положил себе не колено.

-Потрогай, как он тебя хочет – шепнул он Лии на ухо.

Лия машинально, переместила руку в область его ширинки. Артур ловко расстегнул молнию, достал свою плоть. Лия взяла его в руку и застонала. Не открывая глаз, она наклонила голову.

Внезапный звонок мобильного, лежащего под приборной доской, заставил дёрнуться обоих. Артур привычным жестом достал его из темноты.

-Да. Я скоро буду – томным голосом, почти шепотом ответил Артур.

Лия резко села в кресло. Артур протянул руку, пытаясь взять её за шею.

-Руки!!!!!!- Лия зарычала как тигрица.

Артур, от неожиданности, поднял руки.

- Ты, что, ты что!

-Так и сидеть! А то запишу номер машины и устрою, тебе массу… нет, вагон неприятностей!!!

Лия за секунду надела шубку, схватила сумочку, вышла из машины, изо всех сил хлопнув дверью. Машина завелась и с визгом тронулась с места.

Лия перешла дорогу, рухнула на скамейку автобусной остановки. Бросив сумочку на землю, она принялась массировать свои виски.

«Какая низость. Какая низость».

Внезапно накатил приступ тошноты. Она вскочила со скамейки, забежала за стеклянную перегородку остановки.

Почувствовав себя лучше, аккуратно убрав полы шубки, опять присела на скамейку. Подняла и поставила сумочку рядом, достала сигареты и метнула их в мусорный ящик. Порылась ещё в сумочке, потом в кармане шубки. Достала телефон.

«3 часа 40 минут…Ничего. Пускай знает».

Озябшими пальцами набрала сообщение.

-«Мне плохо и холодно. На улице мерзкая погода».

ЧАСТЬ 13

-Ты слышал, на твой телефон ночью пришло сообщение? И знаешь во сколько? В 3 часа 40 минут. Я проснулась и посмотрела на часы. Эй!? Ты, наверное, даже не слышал?!

Вопросы Жанны, прозвучавшие из кухни, застали Вову в ванне. Он брился и прекрасно услышал – вопрос жены.

«Это Лия! …Если, она подойдет к моему телефону, проверит от кого сообщение…Это - ничего страшного. Номер Лии в «книжку» не занесён. Но содержимое?! Можно себе представить?!».

Процесс бритья прошёл в пять раз быстрее запланированного времени и Вова выскочил из ванны. Будто бы, как ни в чём не бывало, подошёл к журнальному столику, где всегда лежали телефоны его и жены, взял свой и проверил сообщение. «Мне плохо и холодно. На улице мерзкая погода». В комнату зашла Жанна.

- И что там написано?

-Какой то, дурак, поздравил меня с 8 марта – стёр сообщение Вова.

-Или дура? – Жанна улыбнулась, подошла, пальцем убрала с шеи Вовы остаток пены для бритья.

- О женщинах или хорошо, или ничего – отшутился Вова.

- Тюлевы приглашают в субботу к себе на дачу. Сын у родителей. Сам бог велел.

- Опять напьёмся, а утром, будем искать, чей ни будь ботинок.

-Тебе что, не нравиться? - Жанна положила руки на плечи Вове.

-Да нет. Нормально. В первый раз, что ли.

-Ты когда выпивши, такой приставучий.

-Да и ты, никуда не торопишься.

-Что с тобой в последнее время? Молчаливый. Влюбился что ли? – Жанна в упор смотрела в глаза Вовы и как то странно улыбалась.

-А ты волнуешься? Не замечал за тобой такого раньше.

-А ты, как думаешь? – распевно спросила Жанна.

-Тебе всё равно. Я списан и восстановлению не подлежу.

-Не скажи – Жанна, рукой приподняла подбородок Вовы, посмотрела на его лицо с двух сторон – на тебя ещё можно иметь виды.

«Странные разговоры. Такое ощущение, что она получает от них, непонятное мне, удовольствие. Отрабатывает на мне свои сетевые технологии? Хотела бы узнать, кто сигналил – проверила бы, пока я ноги в кровати вытягивал».

Вова вел машину. Жанна, на переднем пассажирском кресле разговаривала по телефону, делая пометки в рабочий дневник.

« Эта в свободном плаванье не пропадёт. Представляю, как ценят её в сетевой компании! «Рыжая бестия» - написали про неё на какой-то идиотской грамоте. А волосы у неё красивые – огненного цвета. И глаза зелёные- зелёные. «Стильная, аппетитная штучка» - это про неё пел Миг Джаггер …Почему она меня выбрала? Были же варианты. Хорошо ли ей со мной или плохо? За все восемь лет совместной жизни – так ничего и не сказала…Может самому вопрос такой задать?….Нет. Только не сейчас».

Вова притормозил около высотки на проспекте Победителей, где находился офис сетевой компании. Жанна, не прекращая разговора по телефону, сделала Вове рукой жест bay-bay и выпорхнула из машины. Не оборачиваясь, «не очень» виляя попой, как это делают деловые девушки, скрылась в больших стеклянных дверях здания. Вова живо нарисовал себе чёрные трусики, которые всего час назад сушились на змеевике в ванной. Посмотрел на часы - 8-30.

«Эта на работу не опоздает».

Проехав метров триста, машина свернула в арку длиннющего дома, который где-то в середине плавно переходил в многоярусный торговый дом «На Немиге» и заканчивался спортивным казино и «Макдоналдсом». Стоянка, естественно, была платной. Остановиться и бесплатно покурить, возможности не было в радиусе пятисот метров. Вова набрал сообщение.

-«Привет. Ты меня напугала».

-«Было очень холодно. Доброе утро солнышкоJ. УлыбнисьJ».

«Что-то у неё случилось».

-«УлыбаюсьJ. Расскажешь правду?».

-«Да. В следующей жизни. Когда я буду мужчиной, а ты женщинойJ».

-«Секс?»

-«Нет, это был не сексJ. Я отравилась и меня тошнило. Извини, что так рано».

«Ха! Рано!....Пускай она мне лапшу на уши не вешает. Её обидели!».

-«Этой ночью, я тоже был тебе веренJ»

-«JJJЭто нас объединяет. Целую. Не бойся меняJ. Позвони, как ни будь.»

Вова завёл машину, опустил боковое стекло. Тёплый весенний воздух хлынул в салон автомобиля. Надоевший пуховик полетел на заднее сиденье, одним рукавом упав на пол. «Так то лучше!.... Ну что, поехали!!!».

ЧАСТЬ 14

Улица Машерова, которая пересекает Проспект по «живому» трамвайными путями, самая неровная по своему строению и самая «запущенная» по содержанию. Извилистая, как речка, с внезапными перекрёстками, окаймлённая совершенно разными по возрасту, архитектуре и назначению зданиями, она по сравнению с Проспектом, «недоразумение» - дитя нескольких родителей. Начало её внезапно – с поворота трамвая, который выезжает из района бывшего птичьего рынка и поворота такого крутого (для трамвая, разумеется), что это сопровождается звонком старого доброго транспортного средства, сигнал которого не изменился со времён НЭП. Для особо непонятливых – «бзн-бзн» – улица Машерова! Казино, церковь, первый в городе элитный дом, налоговая инспекция, трубы завода «Аливария», банк, рядом с ним приёмный пункт стеклотары, забор завода «Горизонт», салон женского белья «Милавица», ночной магазин и прочее. Одним словом - улица, в своём многообразии напоминающая нашу жизнь.

У Лии был один маленький «бзик» и даже не «бзик», а маленький-маленький «тараканчик». Иногда, в хорошую погоду, ближе к вечеру, когда город усаживается у телевизоров и столов, проехать к себе домой к площади Победы, на этом трамвайчике. Ветка, по которой он ходит, расположена вне основного движения. «Сбоку, от суеты» - сказала себе однажды Лия, наблюдая из окна своего кабинета, за неуклюжим паровозиком и решила «ни кому, ни кому», не рассказывать про своё открытие.

На много позже обычного, Лия вышла из офиса. Посмотрела на свою машину, потом на пустынную трамвайную остановку.

«Девятый час…. Как там детки? Младший ждёт не дождется. Старшему - всё равно.14 лет и уже своя жизнь. Странно, - была наша и вдруг пополам, - моя и его. Потом моей не будет, а его – станет началом чей-то….Надо к маме съездить».

Раздался звонок трамвая. Лия забросила за плечо сумочку, подхватила руками полы шубы и стараясь не ступать на высокие шпильки сапожек, побежала к остановке.

В трамвае сидело всего два пассажира.

«Талончика естественно нет. Ерунда! Контролёры ведь тоже разумные люди? Толку нас троих гонять по салону».

Лия уселась у окна со стороны главной улицы. Под окном трамвая останавливались и пролетали машины.

«Все как на ладони. Знают ли они об этом? И не догадываются!... Надо, хоть иногда на общественном транспорте ездить».

У окна Лии остановился чёрный «Мерседес». Из бокового окна автомобиля, с места пассажира вылезла голова парня. Парень, что-то говорил, махал руками, указывая на заднее сиденье. Трамвая со скрежетом тронулся, автомобиль за ним. «Мерседес» не теряя надежды, проехал метров десять рядом с Лией, пока не создал за собой пробку и не был обруган пятью, не меньше, клаксонами.

«Ребята южные, кого угодно, только не меня» - улыбнулась Лия.

Мобильный известил о приходе сообщения.

«Интересно кто? Не Вова же, так поздно. Хм. Поздно?!.... Девяти ещё нет».

-«ДумаюJ».

«Вова!....Он волновался за меня…Зачем ему придумывать?…Конечно, волновался».

-«О комJ?» - Лии хотелось продолжить разговор. Дома и на работе для этого не было никакой возможности.

-«Об девочке обманщицеJ».

«Чувствует, - что-то здесь не так. Зачем ему это знать. Ему надо знать, совсем другое».

-«Девочка так об этом соскучилась».

-«Целую, нежно, нежно».

-«И об этом тоже».

-Девушка! Извините. Приходите на наш спектакль – около Лии стояла группа школьников, чуть повзрослей её старшего сына, во главе со старшеклассницей – Вам непременно понравиться.

-Вы думаете?

-Конечно! Вы так улыбались. У вас доброе лицо и хорошее настроение. Это большая редкость в общественном транспорте. Таким людям обязательно понравиться наш спектакль!

- Про что он?

-Про любовь!

«С Вовой точно бы сходила».

Трамвай остановился. Компания с шумом стала высыпаться на улицу.

-Приходите! В ДК Дзержинского, в субботу, в 17-00 – на прощание помахала старшеклассница.

-Обязательно – кивнула головой Лия.

«Откуда эта сцена? Зима. Я в шубке, вся в снегу. И мама меня отряхивает. Так было. Или наваждение……Вова не отвечает… Нежный мальчик. Я к нему начинаю привыкать. Правильно, что я села в этот трамвайчик. Хорошо в нём. Сбоку, от суеты».

ЧАСТЬ 15

Приехать на дачу с ночёвкой, такая же уважительная причина упиться, как школьнику получить фингал, участвуя в спортивных соревнованиях, за честь школы.

Вова хлопотал около мангала, то и дело, переставляя его с места на место, пытаясь словить направление ветра. Жанна, предварительно выбрав безопасное для себя месторасположение, курила в пластмассовом кресле, греясь в лучах приветливого весеннего солнца.

- Хочешь такую дачку? – не открывая глаз на солнце, спросила Вову Жанна.

- Хочу. А ты?

-Хочу.

-Вот и поговорили. Не задавай дурацких вопросов! Такой день хороший.

Вова дунул на угли, поднялось облако золы. Отскочил в сторону, протирая руками глаза.

-И когда ты, наконец, бросишь курить! Дымишь, как мышь!

-Ну-ка, ну-ка?! В этом месте, пожалуйста, по подробней – встрепенулась Жанна – И, причём здесь мышь?

-Не знаю – уставился на жену Вова - В рифму. Первое, что пришло на ум. И потом, сигарета у тебя в зубах, так же противоестественно, как курящая мышь.

-Курево – единственный мой недостаток – затушила о землю сигарету Жанна.

-О чем сыр-бор? – подошел Витя, двухметровый здоровяк, неся в каждой руке по три бутылки разного содержимого – оставь на минутку мангал. По первой на голодный желудок. Что бы краски стали ярче!

Жанна и её подружка, и сослуживица Катя, по совместительству жена Вити, принялись нарезать овощи.

-Первая, самая важная и самая волнующая! – Вова моргнул Вите, держа в руке рюмку.

-Дай бог, не последняя! – хохотнул Виктор.

Вове нравилось гостить у Вити. Они могли шутить на уровне одной извилины и смеяться

целый вечер на пролет не понятно над чем.

-Кому что, а козлам в огород – обратилась к Жане Катя.

-Пускай! Лишь бы любили и деньги зарабатывали – попыталась пофилософствовать Жанна.

-Вы о чём? А-а-а! Ну-ну!...А мы о выпивке!

Мужчины засмеялись и опрокинули свои рюмки.

-Володь, пока угольки доходят и они тут режут, пошли баньку растопим?

-Банька?.. И когда мы всё успеем?

-А вот это, совсем не важно! Мы никуда не торопимся!

Вова стоял около бани и наблюдал, как Витя выбегал из избушки, набирал в лёгкие воздуха и опять нырял в задымленную дверь. Достал телефон, набрал сообщение.

-«Я на дачеJ»

-«Привет! Я в ВильнюсеJ» - пришёл ответ.

-«Ого, не знал».

-«Ты много чего не знаешь».

-«С кем?».

-«С мужчинойJ».

-«Извини, что отвлекаюJ».

«Смайлик, то, что надо в этот момент».

-«С сыномJ».

Вова чудесным образом испытал прямо противоположенные чувства, которые посетили его минутой раньше.

«Она меня чувствует. Это и хорошо, и плохо…. Но я так рад».

-«Встретимся, я тебя накажуJ».

-«Только не обмани. Целую нежноJ».

«Нежно. Нежно. Нежно» - прозвучал в голове голос Лии.

- Володя, Витя! Угли готовы! Мясо плачет! – наперебой, закричали девушки.

-Я иду! Витя готовит баню по-чёрному! – стёр сообщения и отключил телефон Вова.

ЧАСТЬ 16

Лия лежала в кровати, пытаясь найти нужный момент, что бы резко встать, приложив для этого, как можно меньше усилий.

«Отвратительный сон. Я просыпаю на работу. Собираюсь как сумасшедшая. Лечу как стрела. Забегаю в офис. А там никого уже нет! На часах 18-05. Как же так? Я точно знаю, что было утро. Лева уходил в школу. Помню, что брожу между пустых столов, как в тумане. Ни одной живой души. И страх. Помню, мне было очень страшно….Всё из-за этого вчерашнего разговора с шефом…Если не будет дисциплины – сменю весь состав! Людей незаменимых нет! И всё в таком же духе…Человека конечно можно найти. Вопрос, какого человека?! И как скоро?….Надо вставать. А то, точно опоздаю».

Скрипнула открывающая дверь детской. Мимо проёма двери спальни, где лежала Лия, не открывая глаз, в туалет прошлёпал младшенький. Лия резко встала с кровати, накинула халат, босиком на цыпочках, что бы, не будить раньше времени старшего, зашла на кухню. Посмотрела в окно.

«Машина на месте. Первая хорошая новость».

- Мам, я не хочу в садик – из туалета, перебиваемый звуком журчания из унитаза, пропищал сын.

-А где доброе утро?

-Good morning – показалась из-за двери туалета взлохмаченная после сна голова Севы.

-Ха! И давно мы так умеем? – Лия присела на корточки, поманила сына к себе.

Сева подошёл, мама и сын обнялись.

- Не хочу в садик – убитым от горя голосом, как это умеют делать дети, на ухо Лии пролепетал Сева.

-А я не хочу на работу. Лёва не хочет в школу. Бабушка не хочет печь пирожки.

-С творогом и изюмом?

-Да, представь себе…. Ваша воспитательница, тоже, к вам в группу не придёт. Ты не пойдешь в школу, потом не выучишь английский, потом не поступишь в институт, не найдёшь хорошей работы, не заработаешь денег и не попадёшь на гонки «Формулы 1» в Бразилию. А самое главное – на следующей неделе, у вас в бассейне соревнования. Это, Шумахер мой – твоя «Формула» и мы за тебя будем болеть с Лёвой. Я буду всё записывать на видеокамеру. Что бы выиграть, что надо делать?

-Тренироваться – Сева смотрел на маму ясными глазами ребёнка, отбившегося ко сну в 21-30.

-Какой сегодня день недели?

-Вторник.

-Что в садике по вторникам?

-Бассейн…Хорошо. А камера точно будет?

-Обязательно.

Сева развернулся и посеменил в детскую.

«Ещё одна хорошая новость. Кое-что, уже набирается».

В 8-45 Лия записалась в журнал у охранника, зашла в офис.

«Ни души. Как во сне».

Дверь в кабинет шефа была открыта настежь.

-Лия Михайловна, это вы и ни кто больше! – прозвучал голос шефа.

«Рано он сегодня. Пасёт. Пастух».

-Конечно я Борис Генрихович! – как можно веселее ответила Лия.

-Доброе утро! Заходите, есть одна мысль!

Лия на ходу сняла шубку, быстренько у зеркала подправила макияж. Раздался сигнал о сообщении на мобильный.

-«Доброе утроJ. Как ты?» - просигналил Вова.

-«Доброе. Потом» - быстро ответила Лия.

ЧАСТЬ 17

- Просроченный кредит с туманными перспективами – и в конце квартала. В следующем – ещё. Дальше что? Банк закрывать?! – Елена Ивановна нервно теребила листок с цифрами, подписанный Владимиром Владимировичем.

«Губы натянула, ей это не идёт» - бодрил он себя

-Юрий Иванович, доложите, что накопали ваши сотрудники.

Юрий Иванович или между сотрудниками банка - Юрий Андропович, начальник отдела внутренней безопасности, относился к Вове очень хорошо. Вова видел, что он ночной алкоголик и жалел его. Не как жена и мать, конечно. По своему, по-мужски. Мог подойти и запросто спросить, как поживает его собака. Тогда, как другим, в красных глазах его, под очками с перламутровыми стёклами, мерещилась зловещая подозрительность. Андропович понимал это и платил взаимностью – Вова никогда не попадал в списки опаздывающих.

- Предприятие по документации оформлено надлежащим образом – начал нескладно, но по существу Юрий Иванович – Важный момент! Залог, во время траншей – последнее слово он сказал с ударением на последнюю согласную, что на мгновение разрядило обстановку в кабинете – на предприятиях был. Теперь его нет.

- Стоп! Почему не осуществлялся текущий контроль, как это сказано в вашей должностной инструкции? – Елена Ивановна уставилась на Владимира Владимировича.

Вова сидел, опустив голову, смотрел на лежащий в своей руке телефон. По всеобщей договорённости, перед совещаниями, в телефонах отключался лишь звук, что бы потом, можно было проследить, кто с тобой хотел поговорить. Загорелась табло, в верхнем левом углу появился маленький конвертик. Вова мгновенно открыл сообщение.

-«Извини, сегодня утром я вела себя, как свинкаJ!»

Вова улыбнулся.

- Извините, что здесь смешного? – Елена Ивановна подозрительно посмотрела на Вову.

Вова поднял голову, посмотрел на управляющую.

-Я думаю, что ответить.

Идиотская улыбка Вовы так заинтриговала участников совещания, что ему показалось, - от него ждут ответа - истины, которую знают все, но бояться произнести вслух. Опять загорелось табло, известившее о приходе сообщения.

-«Давай покушаем вместеJ.Забыла какой тыJ».

-Да – негромко сказал Вова и улыбнулся – Я думаю, мы решим эту проблему через месяц….. Иначе, я увольняюсь.

В кабинете повисла такая тишина, что был слышен голос завхоза, ругающего уборщицу в коридоре. Елена Ивановна откинулась на спинку кресла, окинула взглядом всех присутствующих, указывая этим на неординарность ситуации. Выдержала паузу.

- На этом совещание можно закончить. Все по рабочим местам.

Народ встал, задвигал стульями, направился к выходу. У дверей возникла небольшая очередь.

-Владимир Владимирович, а вас попрошу остаться.

«А вас, Штирлиц, порошу остаться» - мелькнуло в голове у Вовы.

Вова сел на самое дальнее расстояние от управляющей, в торце стола для совещаний, лицом к ней.

«В каком-то фильме это видел. Романтический ужин в замке при свечах. Их разделяет метров двадцатью... Лакея не хватает».

- Вы не первый год в банковском деле и прекрасно понимаете, что через месяц, проблема не решиться.

- А что вы хотели от меня услышать? Что выдачу утвердил кредитный комитет, во главе с вами. Что, наш отдел провел все положенные процедуры согласно графика, утвержденного, опять же, вами. И что я виноват и исправлюсь! – Вова сказал и почти пожалел об этом.

«Нашла козла отпущения. Она никогда не будет виноватой… Обаятельная, умная сучка».

Елена Ивановна, совершенно спокойная, встала из-за стола, подошла к окну, безуспешно попыталась открыть фрамугу.

-Может, поможете? Хотя, могу предположить, что делать вам этого, не очень то и хочется – буднично, кинула она в сторону Вовы.

-Почему же? Надо воспользоваться, единственной возможностью угодить вам.

Управляющая улыбнулась, отошла в сторону, уступая Вове место у окна.

-А вы ироничный. Кто бы мог подумать?

-Разве это смешно?.. Я вполне серьёзно – сказал Вова в стекло, открывая фрамугу.

Елене Ивановна, неожиданно засмеялась, почти рухнула в своё огромное кресло, призывая жестом руки присесть Вове на стул поближе к ней.

-Да! Представляю, что вы иногда думаете на совещаниях!

Вовино движение чашкой, которая была помечена губной помадой управляющей, получило своё логическое завершение.

Внезапно черты лица Елены Ивановны заострились и приобрели привычное для всех сотрудников выражение, призывая Вову незамедлительно признаться в неуважении ко всему кредитному комитету и в частности к ней

- Я собственно, для этого вас и задержала здесь. Выяснить, что за комедию вы ломали…. Улыбаться можете своей девушке…..

Управляющая запнулась, вспоминая, кому ещё Вова может улыбаться.

-Я ей и улыбался – не дождавшись инструкций, ответил Владимир Владимирович.

Ровно в 18-00 Вова вышел из офиса банка. На служебной автостоянке, совершенно случайно, его встретил Андропович.

-Володя, мне дали команду, досконально изучить историю это кредита – негромко, без всякого пафоса сообщил Юрий Иванович.

- Спасибо вам большое! – искренне поблагодарил Вова – Вы же знаете. Я взяток не беру. Жена хорошо зарабатывает.

- Мы знаем, кто берёт. Пока за руку поймать не можем – сверкнул красными белками глаз, Юрий Иванович - Какие взятки у госпредприятий?! Не нравишься ты ей.

- Я никогда не нравился красивым женщинам.

Вова рулил по Проспекту, прикидывая, где ближе всего можно припарковаться к ресторанчику. Мысли о том, что он подписался себе под увольнением, что домой придёт поздно, ни кого об этом не предупредив, должны были прийти, как к поэту вдохновение, ближе к полуночи. Запищал мобильник.

-«Зая, я чуть-чуть опоздаюJ Закажи себе мороженноеJ».

Вова улыбнулся и отключил телефон.

ЧАСТЬ 18

Из окна итальянского ресторанчика, через дорогу, виднелся край здания Суворовского училища и автобусная остановка с непременным ларьком «Белсоюзпечати». Вдоль забора, скрывающего спортплощадку училища, тянулась вереница горожан с сумками, пополняя компанию желающих, быстрее проникнуть в общественный транспорт и уехать домой. «Вот снег пошёл. В середине марта».

За спиной у Вовы за столиком сидели три мужчины, примерно его возраста. Хорошо одетые и ухоженные ребята, запивали самую дорогую в городе пиццу пивом, трепались, время, от времени коротко отвечая на телефонные звонки.

- Не любят они, когда люди живут своим умом. Пошли они! Мне многое не нравиться у нас, но я не прощу себе, если мои дети будут кланяться французам или немцам – недовольно выпалил басок.

- Я может быть, этих немцев, на работу принимать, через лет восемь буду – парировал тенор.

- Опоздали. Наш поезд ушёл…. Не бывает на свете чудес. Кто-то живёт хорошо, кто-то не очень. Мы у себя как-нибудь разберёмся, но чтобы они жили за счёт нас. Не надо!

Вова повернул голову в сторону более отчётливого звучания голосов.

- Построят они у нас завод. Денег вкинут. Чем плохо? Рабочие места, налоги в казну.

- Налоги, это для поддержки штанов. А прибыль - туда! Денег у них – мама дорогая! Купят нас – как индейцев! Не хватит денег – напечатают.

-Ты что, в антиглобалисты записался?

-Я высказал свою точку зрения, а ты мне уже ярлык повесил..… Пиво ещё будем?

-Давай – проснулся третий.

- Индейцев, кого не купили, перерезали. И ничего с тех пор не изменилось. Война сейчас, ради этого – обычное дело.

-Да бог с тобой! Какая война? – тенор стукнул кружкой по столу.

-Как в Сербии. Если не помнишь, где это место находится, которое бомбили, напомню – ехать туда, два дня на твоём джипе от этой пиццерии, а лету, на всякий случай часа два….Или не было этого? Память у нас короткая, ум не пытливый.

- Тут, чью сторону не примешь, всё равно по носу получишь, не от одних так от других – вставил третий – О! Вот это война!

Вова седьмым чувством, понял, про что сказал третий. Оглянулся. У входа в зал стояла Лия. В расстегнутой шубке, короткой юбке, одной рукой опёршись о стенку. Наклонив чуть на бок голову, она с улыбкой Джоконды смотрела в сторону Вовы.

Легкая розовая рубашечка, рассыпанные на плечах волосы, белая кожа - Лия выглядела, как показалось Вове, нереально великолепно. Свободной походкой, мелькая стрелками на чулках, она шла через зал в сторону Вовы, не сводя с него взгляда. Троица притихла, довольная зрелищем. Вова, скрепя стулом, встал из-за стола.

- Привет!

-Привет! Давай шубку.

-И не спрашивай меня, хожу ли я в таком виде на работу. Не хожу! – Лия улыбнулась, устроившись за столиком.

-А мне нравиться! И этим парням тоже.

-Все вы так с начала говорите… Извини, за сегодняшнее утро. Дурацкий сон приснился.

-Всё нормально. Расскажешь?

-Нет – мотнула головой Лия – Я всё преувеличиваю… Как рабочий день?

- Я напросился на увольнение. Остальное – всё как обычно.

-Ничего себе, как обычно! Ты перечил руководству?

-Нет, я читал твоё сообщение.

Вова положил свою руку на руку Лии. Лия освободила её и крепко сжала пальцы Вовы.

- Не обманывай меня – то ли вопросом, то ли просьбой ответила Лия.

-В подтверждение, я принесу тебе приказ об увольнении.

-Это будет только через месяц. Я хочу знать сейчас.

-Хорошо……Даже если ты мне не веришь, это ничего не изменит. Я очень рад, что увидел тебя.

-Я не хочу тебе верить. И тоже очень рада.

-Почему не хочешь верить?

-Потому что, если поверю, у меня испортится аппетит от приступа эйфории.

-Давай одну на двоих?

Лия зажмурила глаза.

-Можно я свою половинку отдам медведице?

ЧАСТЬ 19

Машина пронеслась по насыпной дороге, пересекла самое узкое место Чижовского водохранилища, завернула в первый левый поворот и припарковалась около забора Минского зверинца.

-Я давно мечтала сходить сюда в не сезон. Лет десять! – на коленях у Лии лежали три коробки с пиццей – Помоги, пожалуйста, выйти из машины, иначе может случиться норка с кетчупом.

Сторож зверинца с радостью положил в карман десять долларов и с условием, что он будет их сопровождать, открыл калитку.

-Нам к медведице – сообщила маршрут Лия.

-Э, дорогие! Медведица ещё спит. Спячка у неё. Медведь, тот проснулся.

-Почему так? – спросил Вова, поддерживая Лию под руку, помогая перепрыгивать ей через лужи.

-Функция организма другая. Больше сил накопить к лету надо ей. В диком лесу и выносить, и родить, и вырастить медвежат трудно. Наши конечно пытаются их спарить. Пока не получается. Но, природа её так устроена. Готовится! – сторож указал в сторону домика-будки в самом дальнем углу вольера.

-Почему не получается? – Вова открыл первую коробку, понюхал пиццу – С ветчиной!

-А кто его знает!.... Разве это жизнь. В клетке…. Раньше всё равно было. Теперь, поработал здесь - жалко их всех….. Внуков сам, ни за что сюда не поведу.

Незаметно потемнело, снова пошёл редкий снежок. Лия не проронив не слова, стояла около клетки вольера и всматривалась в чёрную дыру искусственной норы, где, уже чутким сном, спала медведица. Вова подошёл к ней сзади, обнял. Лия прижалась своей щекой к щеке Вовы.

-Поехали отсюда. Пиццу отдадим медведю…. Это была плохая идея.

-Ты замёрзла. Немного глинтвейна и всё будет в порядке.

Лия запрокинула назад голову, посмотрела в глаза Вове.

-Не-а!….. Водки. И много- много музыки. Договорились?

ЧАСТЬ 20

-Ты рокер? – Лия озиралась по сторонам в поисках свободного столика. Одной рукой она держала под руку Вову, во второй свою сумочку чемодан, очень модную и вместительную.

-В моём поколении только «рокеры» и «итальянцы», третьи родились через год. Ты нервничаешь?

-Нет. Ищу свободный столик.

-Можно мне?.. Поискать его. И давай сумочку, отнесу в гардероб.

Лия достала из сумочки телефон и, по всей видимости, прикидывала, что ещё ей понадобиться из содержимого необъятного женского саквояжа.

-Ты что-то потеряла? Пошли, посидишь у барной стойки, пока я всё устрою.

Вова заглянул в сумочку, бросил туда свой мобильник, туда же, обратно, полетел телефон Лии.

Бар «У Ратуши» был забит до отказа. На небольшой балюстраде стояли ударная установка, стойки с микрофонами, несколько черных ящиков усилителей и динамиков. Лия заказала в баре себе кофе и с интересом изучала обстановку. То, что все пришли сюда с одной целью, было заметно по некой всеобщей взволнованности и атмосфере благодушия, что не свойственно мероприятиям «выпить и закусить».

-Пошли! Всё нормально – подошёл Вова – Немного тесно, но ты же не обидишься?

Лия спрыгнула с высокого барного стульчика, обняла Вову за шею.

-Хоть… на одноместной железной кровати! – прошептала ему на ухо.

Бармен устало посмотрел на смеющуюся парочку.

-За кофе заплатите, пожалуйста.

За столом сидело пять человек. Как только подошли Лия и Вова, все «сдулись», задвигались и чудесным образом, образовалось свободное место ещё для двух человек.

-Это Виталий, Саша, Дима, Оксана, Лена – Вова быстро перечислил всех соседей – Это Лия!

-Очень приятно, но я уже не помню, как кого зовут – Лия не ожидала, такого количества знакомых Вовы.

Официант принёс запотевший графинчик с водкой, сок, закуску. Лия и Вова устроились с края стола, тесно прижавшись, друг к другу. Вова разлил водку в рюмки.

-С тебя тост.

Зал зашумел, зааплодировал. На балюстраду вышли музыканты. Вокалист, высокий, с аккуратной бородкой, в чёрных очках и берете, поприветствовал пришедших на концерт. Из нагрудного кармана джинсовой рубашки достал гармонику, бережно приложил её к губам и заиграл первобытную чудную мелодию блюза.

-Давай выпьем за сегодняшний вечер…. Что бы он никогда не закончился.

-Давай – Лия маленькими глотками неловко отпила из своей рюмки.

Перебор гитары подхватил мелодию одинокой беззащитной гармоники. Одновременно вступили бас и ударник. Зал, втягивающий в себя каждую вторую из четырёх четвертей, еле заметно закачался, притих в предчувствии голоса вокалиста.

-Что, это за группа?

-Лучшая из тех, кто исполняет блюз!

-Я хочу тебе что-то сказать – Лия смотрела в сторону музыкантов – Мне очень хорошо, что ты сейчас рядом.

-Прими это как должное… К тому же, ты красотка, а я не так хорош!

-Стебаешься?...Ты правильно тогда в машине сказал, надо говорить друг другу, всё что думаешь. Иначе, зачем всё это? – улыбнулась, ткнула пальцем в грудь Вове – А машина у тебя, на самом деле не комфортная.

-Машина, как машина. Которых миллионы.

Лия пальцами, с длинными красными ногтями, взяла корнишон, откусила половину, вторую положила в рот Вове.

- Вот примерно так, поступают благодарные женщины.

-Ты о чём?!

-Вова,… я говорю, то, что думаю.

Вступление музыкантов достигло точки накала. Вокалист, низким, грудным голосом, на чистом белорусском языке запел, зал выдохнул. Вова заметил, как побелела его рука, крепко зажавши гармонику.

ЧАСТЬ 21

-Мне кажется, что от нас исходит облако пара, алкогольного!

-Это ореол!

Вова и Лия уселись на скамейке в сквере около городской Ратуши. Высокие тополя сквера постригли так, что он стал похож, на эвкалиптовую рощицу. Здание Ратуши подсвечивали прожекторами розового света. К розовой слонихе хотелось подойти и потрогать её руками.

Лия, под впечатлением от услышанного, попросила продолжение концерта. Допоздна, за полночь, слушали испанские романсы в «Джонни би Гуд».. Пили текилу, закусывали солёными орешками и бесконечно курили.

-Ты меня в конец просветишь. Что мне осталось послушать? Ой! Что-то мёрзнет – Лия встала со скамейки и села к Вове на колени.

- Когда-то, в этом сквере, он тогда был до безобразия заросшим, я проставил ящик пива каким- то музыкантам. Не уверен, что им было по восемнадцать.

-А тебе?

-Около двадцати пяти.

-А сейчас?

-Около сорока…. Мы пили пиво и никому до нас, не было дела.

-Ты в двадцать пять, пил здесь ночью пиво, а меня мучил токсикоз. Где справедливость?

-Будет в следующей жизни.

-Ах ты! Всё помнишь! – Лия рукой потереби��а волосы на голове Вовы.

-Конечно! Мы с тобой так мало общались. Надо быть склеротиком, что бы забыть твоё двадцать пятое слово.

-Ну и кем ты будешь в следующей жизни?... Нет! Кем ты хочешь быть?

Вова задумался, расплылся в улыбке.

-Говори, говори! И то, о чём подумал! Иначе, я тоже совру.

- Солисткой «Шедоуз» или что-то в этом роде. Но не принцессой Дианой!

-Ну и чем тебе не угодила Диана?

-Я сказал. Теперь ты?

Лия запрокинула голову, посмотрела на чёрное небо.

- Ой! – качнулась в сторону, чуть не упав с колен Вовы - Кеннеди.…Я хочу быть легендой и не зависеть от женщин.

- От кого? От женщин! Так ведь они его и погубили.

Вова покрепче прижал к себе Лию.

- Тем более!!!! Только Кеннеди!

-Робертом или Джоном?

-Ну, ты и зануда!

Мимо Вовы и Лии, звеня большим полиэтиленовым пакетом, прошёл бомжеватого вида товарищ. Сел на соседнюю скамейку, закурил. Потянуло дымком дешёвых сигарет.

- Мы уже не одни…Пошли домой.

В такси ехали молча, крепко державшись за руки. Когда машина остановилась около дома Лии, она положила голову на плечо Вовы.

-Давай, я так буду спать, а такси нас будет возить до утра.

-Думаю таксист, будет очень рад.

Вова обнял Лию и нежно поцеловал. Её язык был солёным от орешков.

-У меня есть версия – Лия гладила затылок Вовы рукой, горячо дышала ему в ухо – Кеннеди убил Мерелин Монро и за это, его застрелил ее возлюбленный.

ЧАСТЬ 22

Ровно в 9-05 на Вовин мобильник поступил первый звонок. Лия просматривала документы. Утренний, уже давно привычный лёгкий мандраж «успеть бы всё, сделать до обеда», на половину выпитая и остывшая чашка кофе, рой знакомых, почти родных голосов сослуживцев – начало рабочего дня. В суматохе, Лия не улавливала чужой мелодии, доносившейся из её же саквояжа.

Мелодии и прочие рингтоны стали не просто обычны. Они живут с нами. Они всегда рядом, в самых невероятных ситуациях и самых заурядных местах. Они витают в атмосфере города, как ещё один её химический элемент, необходимый человеческому организму. Можно только догадываться, сколько десятков тысяч человек в данную минуту, перестают думать и чувствовать, в надежде услышать вожделённый звонок. И всё нормально, если это состояние не затянется на всю жизнь или хотя бы, на её созидательную часть.

Чувство скрытой ревности к чужой волне, не настроенной по твоему вкусу и настроению, сублимирует в чувство раздражения. Ксюша многозначительно посмотрела на Лию. Посмотрела ещё раз. Потом ещё.

-Лия Михайловна, ваш второй мобильник скоро загорится!

Лия оторвала взгляд от бумаг, прислушалась.

- Ах да! Это не мой – достала из сумки телефон, отключив в нём звук.

-А чей? – Ксюша решила отыграться, помучив Лию бессмысленными вопросами.

-Моего знакомого.

-Интересно, как можно забыть свой телефон в чужой сумке? – не глядя в сторону Лии, нагло прокомментировала Ксения.

- Я, что плохо выгляжу? – Лия разобралась в ситуации и ей, стало даже немного забавно.

-Замечательно! Но, мелодия отвратительная!

«Хорошая девчонка…. Я такой, в её возрасте не была. Пугало с ребёнком, да и только. И сама всего боялась».

Лия посмотрела на дисплей Вовиного телефона.

«Вот он маленький чёрный ящичек. ….. Я с ним, теперь больше Вова, чем он сам. Стоит только нажать на кнопку и …..окажусь в его жизни. И смогу даже, какое то время, управлять ей… Владимира Владимировича? - его не будет сегодня, он запил…ха-ха….по какому вы вопросу? …кредита? ….вы ничего не получите … или …он вас не хочет видеть, или…ещё лучше....он вас ненавидит. Кто, это? Жена? Здравствуйте!!! – он холостяк! …. Да! 35-ть звонков и одно сообщение. И это ещё нет десяти часов! Как все тянутся к деньгам!».

ЧАСТЬ 23

Вова медленно, рукой произвёл разведку. Нащупал мятую, холодную простыню. Открыл глаза. Утро встретило отвратительным ярким солнцем.

«Интересно, сколько время? Что не 7-30 утра – конечно! Жанна улетела на работу, я же – ежиков пасу».

Электронные часы, среди баночек косметики на трюмо, показывали 9-30.

«Не так и поздно. На такси, и около десяти я буду на работе. С другой стороны, после вчерашнего меморандума, что мне там делать? Обозначать деятельность по выполнению срочного обязательства?! Смешно…. Как легко всё меняется. Как всё зыбко».

Непривычно пустая, в такое время квартира, казалась чужой. Вова врубил на всю мощь музыкальный центр, залез под душ.

«Абыякавасть…. Чудесные слова есть в белорусском языке. Конечно, не безразличие. Именно – абыякавасть. Как объяснить, допустим, москвичу, что это означает. И не раздолбайство, и не равнодушие, и не похуизм тем более… И что? Надо подвести себя до такого положения, что бы прочувствовать весь смысл этого слова?».

Вова абсолютно голый, с кружкой кофе в руке, вальяжно козырял по квартире. Постепенно его передвижения стали более интенсивными. Потом он стал семенить, перемещаясь из одной комнаты в другую, заглядывая во всевозможные шкафчики, полки, под диван и даже под детскую кроватку. Оставленная около динамика кружка с кофе, слилась в едином порыве со звуком и вибрировала в направлении к краю. Вова искал свой мобильный телефон.

«Забыл в такси? Украли? Потерял?...Какая разница. В армии говорят проебал…Вот это плохо! Без него один, совсем одын».

Вдруг стало тихо. Закончилась песня. Раздался звук разбивающейся кружки. И как по команде следующий трек – «Greep» группы «Радиохед».

«Лучшая моя кассета, с собственной подборкой песен. Какую не включи – всё в тему!».

Вова привёл себя в порядок, надел любимую рубашку и новые носки. Выключил музыкальный центр, собрал разбитую чашку, затер на ковре пятно от кофе, подошёл к полочке с домашним телефоном в прихожей. Набрал номер.

-ВитьВить. Привет. Если меня спросят. Я уехал в Дзержинск на проверку. Всё тихо?...Ну и хорошо. Буду около 16-00. И ещё, я телефон….потерял. Пока.

Набрал номер Лии.

-Привет! Как ты?

-Мне было плохо утром. Потом я вспомнила, что тебе тоже плохо и мне стало легче – голос Лии в трубке был весёлым и лёгким, будто вчера она легла в одиннадцать вечера, а не сегодня в три ночи.

-Я потерял свой телефон, поэтому не буду на связи некоторое время.

-Зая, он лежит в моей сумочке!

-О, чёрт! Точно!

-Тебе даже пришло одно сообщение и море звонков.

По своему опыту Вова знал, что сообщения отправляют те, кому он нужен был больше всего, потеряв в данный момент всякую надежду с ним созвониться.

-От кого сообщение?

-Откуда я знаю. Как я могу без твоего разрешения его читать.

-Разрешаю.

Лия немного повозилась, открывая сообщение.

-Отправитель Жанна…. «Я всё знаю. Сволочь!»

В трубке с обеих сторон повисло молчание.

-Очень мило с её стороны… Я бы тебя убила – Лия наладила связь.

-Думаешь, я этого заслуживаю? – Вове хотелось смеяться.

-В любом случае, телефон у меня. Приезжай за ним, когда сможешь… Если что, я раны тебе залижу.

- Конечно, приеду!... Мне очень дорог, мой мобильник.

-Я буду его беречь. Очень, очень.

ЧАСТЬ 24

До Дзержинска, на машине пилить, по времени примерно как из одного района Москвы в другой. Побывав в прошлом году по делам в столице России, Вова задался вопросом, зачем вообще, в Москве нужна машина. Допустим, принять ванную в своём авто или, по крайней мере, душ, побриться, сварить борщ или пригласить друзей в гости, приняв их в просторной гостиной на заднем сидении своего авто. Но, стоять часами в пробке, поминутно стартуя, что бы проехать три метра и бесцельно высиживать своё время – не укладывалось в голове никак. Есть же метро и наземный транспорт, где можно, заодно почитать книжку или познакомиться с девушкой, не тратясь при этом, на пускай ещё, дешёвое топливо.

Дзержинск, симпатичный районный городок, с набором необходимых его статусу атрибутов – рестораном, налоговой инспекцией и идеально чистой главной улицей.

Вова припарковался около одноэтажного административного здания, с мусорными корзинами в виде пингвинов у входных дверей.

В здании стояла гробовая тишина.

«Без предварительного звонка. Как татар. Чёрт не русский!».

На втором кругу по тёмному коридору, Вова нашёл искомую табличку на двери. За ней оказалась маленькая приёмная и тоже совершенно пустая. Дверь в кабинет директора закрыта. Вова, глазом кредитного инспектора, на «приличном» расстоянии, пробежал по бумагам, разбросанным по столу секретарши.

«Ничего интересного».

Вышел в коридор. Шум сливного бачка в туалете, который находился где-то рядом, известил о наличии живой души и несколько взбодрил Владимира Владимировича. Изящно переставляя ножками, на фоне света из окна в торце коридора, к Вове приближался силуэт.

-Здравствуйте. Чем могу помочь? – силуэт материализовался в невысокую симпатичную девушку, одетую в «поголовные» джинсы с низкой талией и в туфли на высоком каблуке с тупыми носами.

-Я из «ДАДБанка», к Юрию Юрьевичу. Меня зовут Владимир Владимирович – после «вчерашнего» и эффекта эха в коридоре, Вове показалось, что он разговаривает сам с собою.

-А Юрия Юрьевича нет. Он в главке.

-И что он там делает? – Вова чуть не застонал, от заданного самим же, глупого вопроса.

-Его снимают с должности.

Девушка, не меняя тональности, просто ответила, а Вова почувствовал себя участником дешёвого триллера, на тему теории заговора.

-У вас есть кофе? Угостите странника.

Реплика его, с просьбой о кофе, была из той же оперы, точно по сценарию пьяного драматурга.

-Конечно, угощу! – доброжелательно, с улыбкой девушка указала рукой в сторону приёмной.

Однозначно, для Вовы секретарша показалась, пока единственным положительным персонажем этого триллера и ему, от внезапного прилива благодарности, захотелось обнять её и расцеловать.

-Вы знаете, как тяжело сейчас работать. Юрий Юрьевич, мне казалось, жил здесь. Ухожу – он сидит, прихожу, опять сидит.

«И будет сидеть» - Вова сделал глоток горячего кофе и ужаснулся циничности своей мысли.

- Это как кому повезёт, кому какое хозяйство досталось. Разве можно вывести нашу контору в процветающую? Через дорогу – ДРСУ. У них работы на два года вперёд. Мы без заказов, уже третий месяц. Потому что, нет смысла в нашей деятельности, ни-ка-кой. Мы, говорят, при союзе на дотациях сидели. А попробуй закрыть? Куда людям деться в нашем городке? Вот и телепаемся по повелению сверху. Уволят ЮЮ.

-Кого?

-Юрия Юрьевича. Придёт другой. Долги спишут. И дальше, опять по наклонной. До следующего директора.

-Вас как зовут?

-Алеся.

-Меня Владимир. Можно просто – Вова.

- Как-то смешно. Взрослый человек и Вовой его называть.

-Это совершенно нормально. Смешно то, что вы сейчас рассказали.

-Это вам смешно. Вы уедите, а я останусь.

-Извини – Вову замутило – Я сказал, что-то не так.

-Это вы меня извините – смущённо ответила Алеся

Вове стало так стыдно, что захотелось встать и убежать, как когда-то в детстве.

Обратно ехать, всегда быстрее чем «туда». Вова летел по лесной трассе с открытыми окнами, наслаждаясь лесным воздухом. Его, городской житель, чует как собака горячий кусок вареного мяса. И надышаться им впрок – невозможно.

ЧАСТЬ 25

Два раза в неделю, не смотря ни на что, Лия посещала фитнес клуб. В понедельник – что бы зарядиться положительной энергией до пятницы и в пятницу, что бы избавиться от этой же энергии, не выплеснув её на головы родных и знакомых, перепутав по инерции офис с кухней.

Занятия проходили в небольшом спортивном комплексе. Основная спортивная площадка, где располагались два поля для мини-футбола, была отдана на откуп женским группам, которые мучили и насиловали свои тела на ней, с такими выражениями лиц, что серьёзней не бывает. В торцах зала, над трибунами, на втором ярусе – размещались по залу с тренажёрами. Которые оккупировали, естественно мужчины. Про оккупацию громко сказано – скорее, несравненно, менее малочисленная половая группа была вытеснена более многочисленной со своего жизненного пространства, что бы под ногами не путались, но и были бы под присмотром. Как только начинала звучать музыка и бравые оловянные солдатики в разноцветных одеждах, начинали махать руками и ногами, извиваться телами, выгибать спины и выпячивать свои попки (чего не увидишь нигде больше), тренажёры у самого края ярусов, минуту ранее пустовавшие, начинают визжать и скрипеть под волосатыми телами. Обладатели которых, сами того не подозревая, повинуясь фитнесэволюции, залезли обратно на дерево.

Лия любила ходить сюда. Выполняя до автоматизма заученные движения, она так загружала своё тело, что мысли покидали его и витали невидимым облаком, где-то на уровне её макушки. Они были ненавязчивы и легки.

«Две новенькие пришли. Видно кроссовки в первый раз в жизни одели – ноги не гнуться…Красивые волосы. …Утром, первым делом позвонить в Минфин…Приятно ломит поясницу…Лиза….Слушала бы меня, сейчас бы в Минске жила. Рядом, как эти красотки, ножки задирали бы…От Вовы нет вестей. Может, линчевали?…. Или… он стал для меня близким человеком…Неужели такое возможно, после двух встреч? Кто бы сказал, я не знаю…. Одно точно – он присутствует в моей жизни. Как ангел, объявляется каждый день в виде слов на дисплеи телефона …. Ха-ха! Падший ангел».

-Большое спасибо! – инструктор пригнула колени, показав свой классный стан верхнему ярусу.

Группа по традиции зааплодировала, взбодрив себя порцией немного нервного смеха, и с заплетающими ногами направилась в сторону раздевалки.

В сауне клуба напрочь отсутствовало единодушие,- одни девушки были в купальниках или оборачивали себя серыми простынями, другие гарцевали, в чём мама родила. Взрослая девочка Лия, была этим крайне недовольна, потому как, парилась в купальнике, а душа требовала побыть нагой.

-Ух! Болит всё тело – на скамейку парной рядом с Лией присела симпатичная брюнетка лет 25-ти, с ухоженным телом и стильной причёской на лобке.

-Это с непривычки.

- Вы старенькая, …ой! В смысле, давно занимаетесь здесь? – брюнетка извиняющемся жестом прикрыла ладонью губы.

-Ничего! Не первой свежести, но стараюсь держать форму!

Лия и брюнетка засмеялись.

-Я Зоя! Друзья зовут Зима. Возьмите надо мною шефство? У меня свежесть тоже, уже не утренняя – Зоя протянула руку Лии.

-Ты еще малышка. Меня Лия. Можно И-а!

Девушки опять засмеялись.

-Открываю один из секретов. Придумайте, что неприятное вас может ожидать в этот вечер, и ноги сами понесут сюда. Здесь вас никто не дёргает, не задаёт вопросов, не просит поесть, денег, поставить подпись. Здесь можно встретить голого налогового инспектора и заодно помыть голову. И тут, нет мужчин! – сквозь смех выпалила Лия.

-Они там – показав пальцем в потолок, подавляя приступ смеха, добавила Зоя - на пальме!

ЧАСТЬ 26

Во дворе дома, где жил Вова, после 19-00 припарковать машину не было никакой возможности. Машина в Минске стала, одновременно и средством передвижения и предметом роскоши. То есть, чем больше человек ездил на машине, тем больше у него возникало желание купить «нормальную тачку». И количество таких людей в городе возрастало. Соответственно, всё больше появлялось красивых машин, купленных за счёт пропущенных отпусков, скандалов с жёнами, телевизоров и прочих предметов не первой, но приятной необходимости.

Машина осталась стоять, где-то на нейтральной и небезопасной территории. Вова шёл через дворы близстоящих домов, по ходу наблюдая за собаками, которые выгуливали своих хозяев. Проверяя, на практике, теорию, согласно которой, собака и её хозяин, внешне должны быть похожи.

Зайдя в свой двор, Вова увидел машину своих родителей.

-Зачем ты это сделал? – Жанна нарезала овощи для салата.

Дедушка и бабушка возились с внуком. Настроение их, судя по сюсюканью и смеху, доносившееся из зала, было отличное.

-Что сделал? - Вова, рядом на столе разделывал тушку курицы.

-Я всё знаю… Минск, большая деревня.

-Кто бы сомневался?

-В чём? В том, что я всё знаю или, что Минск большая деревня? – Жанна повела разговор в своём стиле.

-Пускай уедут родители, потом поговорим.

-Не хочешь расстраивать маму?…. А обо мне ты подумал?

Вова сгрёб куски разделанной курицы в кастрюлю, развернулся и ретировался к раковине. Включил воду, что бы промыть мясо. Начал с куриной попки.

-Ты мне ответишь?

-Да. Думаю, с чего начать.

-Начни с того… где ты найдёшь ещё такую работу?

-Работа тут причём?

Вова замер.

«Так она про увольнение! Не про Лию!».

Попка первой легла на чистую фарфоровую тарелку.

-Значит, это нормально, когда жена содержит мужа?! Я в курсе. Распространённое явление.

Вова развернулся лицом к Жанне. Улыбнулся.

-Я ещё не уволился… Послушай, а зачем я тебе вообще нужен?

-Не пробивай меня на нежность!

-А кого мне ещё пробивать?.. Как не собственную жену.

На пороге кухни появилась Вовина мама.

-Сынок, ты устало выглядишь. Жанночка, ты его совсем замучила!

Конечно, мама пошутила, ещё раз подтвердив, что родители и их взрослые дети, должны жить раздельно. Вова посмотрел на нож в руке Жанны и представил картину - мама стоит на коленях и смывает кровавые брызги с моющихся обоев кухни. Естественно, брызги его крови.

- Ирина Леонидовна, он вчера допоздна задержался на работе. Расскажи маме, что вы там вчера делали? – хищно улыбнулась Жанна.

- С начала…. посетили зверинец, потом концерт….. Закончилось всё совещанием в «Джонни би Гуд» на тему текилы.

- Так в зверинец сына с собой можно было взять, потом домой его отвезти и опять на работу поехать – побила рекорд святой простоты мама.

Родители отчалили, когда уже стемнело. Уложили сына спать. Молча, поочередно покурили, приняли душ и легли по своим половинкам, думая как пережить выходные.

ЧАСТЬ 27

- Жена говорила, что я так нажрался, что звонил с телевизионного пульта. Видели бы вы домик бабушки Ганы! Это краеведческий музей, а не жилая хата. Я и подумать не мог, что в нём присутствует телевизор, да ещё с дистанцией.

Рабочие места Виктора и ВитьВить, располагались в отделе, друг напротив друга. Утро понедельника начиналось с краткого обзора, происшествий за выходные каждой из сторон. Вовино положение давало право участвовать в этом брифинге по желанию. Желание отсутствовало. ВитьВить посетил настоящую деревенскую свадьбу и был под впечатлением, от увиденного и выпитого.

- Я вот думаю, интересно, чей номер я набирал?.. И ещё, в сенях, какого-то козла со стороны жениха, положили. Килограмм 120, не меньше. Так вот, к нему ночью кошка подлегла.

- Ну и? – Виктор вскинул брови.

-Да нет. Кошка натуральная. Утром проснулись, его нет, кошка - дохлая лежит. Представляешь, придавил, гад! Потом ещё Наташку, на танец, после этого хотел пригласить!

Зазвонил телефон. ВитьВить прервался и поднял трубку.

-Владимир Владимирович, вас к телефону.

-Володя, зайди ко мне, пожалуйста – прозвучал голос Андропыча.

Окна кабинета начальника службы безопасности выходили на охраняемый двор с высоким бетонным забором.

«Предложи ему кабинет с окнами на парк, отказался бы».

Юрий Иванович раскладывал на компьютере пасьянс. Одной рукой он водил мышкой, второй придерживал за фильтр дымящуюся сигарету, которая лежала в пепельнице. Вова подошёл к его столу, заглянул в монитор.

-Девятку снесите в прикуп.

- Тебя вызывают в комитет финансовых расследований.

-Спасибо, что не в отдел по борьбе с организованной преступностью!

-Не волнуйся, установят связь между тобой и Юрием Юрьевичем, можешь и там оказаться – Андропыч оторвался от пасьянса, протянул руку – Привет и присаживайся.

- Что, всё так серьёзно?

- Юрий Юрьевич на Володарке.

Вова присвистнул, сел на стул и вытянул ноги.

- Сегодня к 17-00, на К.Маркса-15. Следователь Чернов, кабинет 104. Расскажешь всё, как было, по своей должностной инструкции и не больше… У тебя с Юрием Юрьевичем, какие отношения были то?

- Да никакие! Рабочие. Приехал, документы оформили на кредит и пока.

-В баню там, ресторан ходили? К нему на родину ездил?

-Нет, ничего не было…. В Дзержинск ездил.

-Когда?

-Перед самыми выходными, в пятницу.

-Что ты там делал? – Андропыч насторожился.

-Поехал на проверку, как всегда. Мы это постоянно делаем. Его не застал. Он в концерне был, снимали его.

-Это хуже – Андропыч задумался.

-Почему, хуже? – до Вовы стало доходить.

-Он в пятницу уже сидел… Все знают, что ты ездил?

-Я ВитьВитю позвонил и не заезжая в банк, двинулся в Дзержинск.

-А, почему в банк не зашёл?

Вова отчётливо прочувствовал шаткость своего положения - если так бывает на самом деле, что земля уходит из-под ног - то первые признаки этого стихийного бедствия стали для него реально очевидны.

«Что, придётся рассказать следователю, что в половину четвёртого припёрся домой, жена не разбудила, состояние нестояния на работу, и так далее?».

- Послушай, а может ты, не на проверку ездил? – Юрий Иванович стал рассматривать на руке своё обручальное кольцо.

-А куда?

-Материальные ценности скрывать или документы от следствия. Кстати, результаты проверки на бумаге есть? – Андропыч расплылся в улыбке.

Вова вошел в ступор. Через пару секунд вышел.

- Нет….Какая проверка? Там на всё здание одна секретарша была!

-Почему тогда, без предварительного звонка? Может быть, тебе было так удобней? Без звонка. Может быть, ты знал, что никого там не было, кроме секретарши?! Всё, что тебе надо, сделал и пока-пока! Без свидетелей! – Андропыч сиял.

-Так, секретарша! – скрепя челюстью парировал Вова.

Андропыч встал из-за стола, подошёл к Владимиру Владимировичу, положил руку на его плечо.

- Если надо, Володя… ВитьВить не вспомнит, что ты звонил, а у секретарши была диарея и целых двадцать минут, ты один находился в кабинете. Вынес припрятанные деньги, уничтожил или подделал документы. И, напоследок, трахнул её!

-Кого?

-Секретаршу.

- Алеся, хорошая девушка - устало, совершенно не восприняв ментовского юмора, ответил Вова.

-Ладно, не кисни! Тем более, в кабинете следователя.

По дороге от Андропыча, в коридоре, Вова столкнулся с ВитьВитем.

- Меня Юрий Иванович вызывает. Что случилось?

-Не ссы, сядем все! – Вова весело хлопнул по плечу своего сотрудника.

ВитьВить непонимающе моргнул и пошёл дальше.

ЧАСТЬ 28

Угрюмый полковник с плохой дикцией за стеклянной перегородкой «дежурной», односложно отвечал на телефонные звонки. Тусклый мраморный пол тесного фойе светился по сравнению с мрачными лицами ожидающих вызова, которые как воробьи расселись на тяжёлых дубовых отполированных скамейках. Вова рассматривал стенд «Их разыскивает комитет финансовых расследований».

«Интеллигентные, симпатичные лица. Возможно, я кого-то видел или даже встречал. Разве всех упомнишь…. ЮЮ, точно запомню на всю жизнь!»

-Владимир Владимирович? – пацанёнок, лет двадцать двух, невысокого роста, в спортивной куртке брит-поп и потёртых джинсах, вырос перед Вовой.

-Я!

-Владимир Чернов, ваш следователь – представился паренёк.

-Ну, прямо таки и мой? – Вова улыбнулся, что бы хоть как-то скрасить свою тупую реплику.

Реакция Чернова была прямо противоположенной ожидаемой, он улыбнулся и крепко пожал Вове руку.

-Вот здесь, прочитайте, напишите «с моих слов записано верно» и распишитесь – Чернов через стол протянул листки.

Вова пробежался по набранному на компьютере тексту и подписал протокол допроса.

-И ещё – следователь положил перед Вовой листок

-Что это?

-Подписка о невыезде.

-Ого! Меня подозревают? – глухим голосом спросил Вова.

-Нет. Просто вы очень ценный для нас свидетель.

-А, если я не подпишу?

-Ваше право. Тогда мы вас арестуем…..Шучу.

Вова подписал бумажку, встал из-за стола. Следователь и Вова посмотрели друг на друга.

-Послушайте,…. как вас называют по имени вне работы?

-Странный вопрос! – Чернов на мгновение смутился – Друзья Вовик, Вованчик, подруга – Володя. А, что?

-А, Вовой?

-Мама называла в детстве.

-А теперь?

-Она умерла.

-Извини – у Вовы не повернулся язык сказать «извините».

-Да ничего…И всё же, почему вы задали такой вопрос?

-Да так – Владимир Владимирович посмотрел в окно - Стемнело. В машине, уже три часа меня ждёт девушка.

Вова хотел добавить «которая, зовет меня Вовой», но вовремя опомнился.

-Скажите, обязательно было Юрия Юрьевича сажать на Володарку?

-Мне передали это дело от другого следователя, уже после ареста.

В темноте, Вовина подержанная машина, смахивала на вполне приличную иномарку. Она сиротливо стояла на пустой парковке, над которой возвышался знак «Только для работников комитета финансовых расследований », здание которого стояло напротив стоянки.

Вова напряг своё зрение.

«Возможно, лучший из вариантов – её нет в машине. Подождала меня час и ушла. Что, у неё дел нет? И вообще, зачем ей лишние проблемы, вернее – чужие проблемы».

Борясь с трепетом в душе, приблизился к машине. Чуть повернувшись в сторону сидения водителя, сложив на груди руки, совершенно по-домашнему, в машине спала Лия.

Вова присел на корточки около дверцы машины, пальцами обеих рук опершись о пыльную её поверхность. Белая шея, спутанные локоны за ушком. Во мраке салона, больше ничего нельзя было рассмотреть.

«Жалко».

На стекле дверцы образовалось запотевшее пятно от его дыхания. Сквозь мутный островок увидел, как Лия медленно повернула голову в его сторону. Раздался щёлчок приоткрывшейся дверцы.

-Ты наблюдал за мной? А кто тебе разрешил, негодник!?

-Я на тебя смотрел…И ничего не увидел.

Вова сел в машину и почувствовал непривычный, но такой приятный, манящий запах.

-И хорошо, что не увидел. Представляю, я посапываю приоткрытым ртом, съёжившись в твоём некомфортном салоне.

-Извини меня. Столько ждать…

-Извиняю! Ты на свободе, хотя заслуживаешь, за свой поступок, задержания!.. Кто, если не я? – Лия положила руку на шею Вове и нежно её погладила.

«Действительно!…Почему она?...Бред, какой то».

Вова потянул к себе Лию и поцеловал её в шею. Лия улыбнулась.

«Что говорят её глаза? Загорелись, как у совы… Я же, как стрелец неприкаянный».

-Спасибо тебе.

-Отвези меня домой.

-Может, поужинаем?

-Нет, нет, нет!

-Завтра на работу? – Вова, хотел обыграть их разговор первой встречи, но смешно не получилось.

-Нет, мне надо быть дома. И тебе тоже…Как у тебя прошёл допрос?

-Никак. Если так проходят нормальные допросы. Я дал подписку о невыезде. И ничего уже не понимаю.

-Почему?

-За такие вещи не садят…. Максимум, внутриведомственное расследование.

-Значит ищи ответ внутри своего ведомства…А я…. познакомилась с одним человеком – перескочила на другую тему Лия.

-И скрываешься от него у меня в машине?

-Нет. Я у тебя здесь почти выспалась!

-Может, поужинаем? – повторил попытку Вова.

-Давай, следующий раз…Если тебя не арестуют!

-Но, когда-то же я выйду. Хотя….у тебя наклёвывается замена мне. Кто он? Обещаю не убивать его.

-Он человек… Моложе меня… Симпатичный. Я с ним смеялась, до коликов в животе.

-И дальше?

-Дальше…заводи машину и ревнуй.

-Ты невыносима!

-Нет! Я сидела в машине и ждала тебя.

ЧАСТЬ 29

-И ты ждала его три часа в машине? Сумасшедшая! – Зоя погладила руку Лии, слегка царапнув длинными, покрытыми тёмно-красным лаком, ногтями.

У Лии неприятно ёкнуло сердце.

«Зря пришла… Зря рассказала».

Кафе «Салодкий Фольварок» располагалось в пяти минутах ходьбы от подъезда Лии. Муж, бывший, смотрел очередные новости, дети играли на игровой приставке, свекровь, тоже бывшая, но даже не подозревавшая об этом, читала на кухне газету. Сотовый зазвонил, когда Лия решила осуществить попытку хоть как то разогнать тоску – взялась пропылесосить квартиру. Свернула и поставила на место пылесос.

-Почему сумасшедшая?

-Ты сладкоежка, морожка уже нет – Зоя заглянула в вазочку Лии - Разве я сказала, что это плохо?... А я не сладкоежка, люблю мясо…с кровью…Ты сумасшедшая и интересная.

-Да что ты говоришь?! – Лия улыбнулась и пришла в себя от непонятно откуда взявшейся обиды – С меня отбивная!

-И знаешь почему?- Зоя кокетливо прикусила пальчик - Только такие, на попе носят лилию.

-Пояснице!

-Расслабься, у мужчин, в области обзора, отсутствует понятие поясница…Хочешь ещё мороженное?

Зоя, коротко стриженая брюнетка с чертовщинкой, спросила таким тоном, каким Лия спрашивает о чём- либо своего младшего. Уловив это, Лия улыбнулась широченной улыбкой, так, что закололо в уголках губ.

-Знаешь, когда я наколола её? Как только развелась с мужем.

-Интересно, он знает об этом - какую женщину потерял?

-Конечно! Мы живём вместе. У меня и свекровь гостит сейчас.

-Как!? – Зоя раскрыла рот от удивления.

-У неё два инфаркта. Как бы ты поступила?

-Ты точно сумасшедшая!

-Зоя, не говори больше этого слова, а то я сама в это поверю. Чем ты занимаешься по жизни?

-Живу, чему вполне довольна…Управляю семейным ресторанчиком.

-Если меня выгонят с работы, возьмёшь официанткой?

-Ни за что! В приличных заведениях, к коим я отношу и своё, официанты только мужчины. У них лучше подносить получается!

-Ты знала, что я живу в этом доме?

-Конечно. Пробила по номеру сотового… Кафешка скоро закрывается… Хочешь мяса, с кровью?

-Очень,…но мне надо домой. Я неважная подружка для молодой и свободной девушки.

-Ты замечательная подружка!... Ты сильная….. и у тебя на попе лилия.

Лия и Зоя засмеялись, вспугнув барышню за барной стойкой.

Девушки вышли из кафе. Дверь за ними закрыл недовольный охранник, которого они в упор не видели. Ярко освещённый центр круглой площади Победы, как кострище в лесу, притягивал к себе вереницы сбившихся с пути путников, светивших себе фарами ближнего света. Стекаясь со всех сторон города, вереницы встречались здесь, кружили по кругу и распадаясь на маленькие части, как капли воды от утюга, разлетались в разные стороны. Что бы опять влиться в выбранный для себя ручеёк нескончаемого потока автомобилей, который иссякнет только с наступлением конца света.

-Я знаю, где ты поставила свою машину.

-Ну и? – Зоя улыбнулась и взяла под руку Лию.

-Во дворе моего дома!

-Точно! – залилась детским смехом Зоя.

Лия зашла в подъезд.

«Который раз я поднимаюсь по этой лестнице?».

Включила полушарие своего мозга, которое отвечает за цифры.

«Примерно десятитысячный раз….Мясо с кровью….Конечно с удовольствием!».

ЧАСТЬ 30

Красный, совсем ещё «молодой», «Опель» соскочил с хвоста, только когда Вова въехал в свой жилой массив.

«Блин! Я заметил его около здания комитета! Потом я отвёз Лию…На кругу площади Победы, когда перестраивался, в зеркало бокового вида,… явно был он и не пропадал почти до самого дома! Думай, что хочешь!?».

Во всех трёх окнах Вовиной квартиры не было света. Не выходя из автомобиля, набрал номер Жанны.

-Привет! Ты не дома?

-Ты я понимаю, тоже не там.

-Я около.

-Дальше что?

Вова запнулся.

«Действительно, что дальше?».

-Хотел узнать, что живая и здоровая.

-Неужели?...Я больная и почти мёртвая.

В телефоне оборвалась связь.

«Ради чего я позвонил?... Неужели из-за этого красного «Опеля». Не будь его, поднялся бы в квартиру, принял душ, выпил пива и вполне возможно, был бы рад, что Жанны нет дома».

Вова зашёл в квартиру. Принял душ. Выпил холодную бутылку «Аливария». Идеальная степень хмеля, которую получаешь от бутылочки пива после рабочего дня, вместо того, что бы расслабить, обострила воображение.

«Кто это мог быть? Менты? ….Может быть Андропыч?...Кто бы это не был – однозначно у него поехала крыша…Нашли преступника?».

Вова подошёл к секции-горке, открыл одну из дверец. Из-под стопки женских романов в мягком переплёте, вытащил томик «Уголовного кодекса» в красной твёрдой обложке. После публикаций в прессе и нескольких телепередач о деятельности сетевых компаний, Жанна прикупила его и как в воду глядела. Листая книжицу и найдя, как ему казалось, нужный раздел, Вове вдруг дико захотелось ещё выпить пива. Громко захлопнув книгу, не пытаясь даже запомнить номер страницы, запустил её, как камушек по воде, под стеклянную стойку для телевизора. «Камушек» ударился о стенку, раскрывшись, замахал страницами. Заверещал домашний телефон.

-Привет! Чем занимаетесь? – из другого мира, задала вопрос мама.

-Привет! Книжку читал. Жанна на работе.

-Чего так поздно?

-Мама, я тебя умоляю!

Уже засыпая, он подумал, что совершенно не волнуется по поводу Жанны.

«Или мне всё равно… Или она приучила меня не волноваться, поступая всегда, очень благоразумно».

ЧАСТЬ 31

Семён Семёнович Дахоян обладал удивительным качеством – его все любили.

-Будешь чай? Зелёный! Я бросил курить и стал пить только зелёный чай. Всего то! И знаешь – моя жизнь изменилась. Вот ты, что сделал для этого?... Или всем доволен? – Дахоян хитро прищурился.

Вова понял, что Дахоян, что-то задумал, но был куплен простым ходом, секрет которого доступен только очень талантливым управленцам, к коим относился его непосредственный начальник. Желание сопротивляться пропало, хотелось попить противного зелёного чая и поболтать.

-Я недоволен только одним, что вас Семён Семёнович постоянно нет на рабочем месте.

Дахоян улыбнулся.

-Шутка, и не только. Думаешь, был бы я на месте, не случилось этого?...Случилось бы! Поэтому и хочу с тобой поговорить.

Семён Семёнович приложил палец к губам, протянул листок Вове. Сам встал из-за стола и с нескрываемым удовольствием приступил к чайной церемонии. Увидев на листке отксерокопированный фрагмент допроса Юрия Юрьевича, Вова слегка взмок.

Маленькая фарфоровая чашечка с ароматной жидкостью легла на Вовину ладонь.

-Ну, как?- Дахоян потер ладони.

-На самом деле вкусно! – отхлебнув, ответил Вова.

-И полезно! Во-первых – это настоящий китайский набор для чайных церемоний, во-вторых – это настоящий зелёный чай, в-третьих – я только-только научился его готовить!

-Семён Семёнович, в чём смысл? – Вова кивнул на листок.

-Ты пропустил один важный момент. Или сам догадаешься или …на этом наш разговор закончен – сделал ещё один управленческий ход Дахоян.

Вова начал лихорадочно вчитываться в несколько абзацев сухого, коряво выстроенного текста.

-Послушай, Володя... Я тебе это говорю, так как знаю тебя давным-давно и считаю тебя неплохим парнем. Нового ты не услышишь, но взглянешь на проблему по-другому….Были времена, когда мы жили припеваючи. Тогда все банки так жили… Но, это в прошлом…. которое никогда не повторится. Надо меняться и меняться кардинально….. Кто-то считает, что это его вотчина или попросту говоря, держится копытами за кормушку, наплевав на акционеров и работников. Принимая решения единолично, остальные – для проформы... Так вот, на днях, будут большие посиделки и будет решаться вопрос о дальнейшей судьбе банка. Или мы вводим новых акционеров или принимаем мифические планы развития банка за счёт собственных ресурсов.

Дахоян из изящного чайничка подлил чая себе и Вове.

-Я тебе тезисами, коротко. Очень много моментов…. и совершенно неизвестно, чья возьмёт… Если случится не так, как я надеюсь, будет обидно. Очень обидно. Я в этом банке с момента его образования. Ты тоже… почти.

-А я тут причём?

ЧАСТЬ 32

Лия ножом неистово резала лангет. При этом ходуном ходил весь стол. Ксюша, после единственного лёгкого овощного салатика, курила сигарету, призывая этим свой организм не поддаваться на антидиетические провокации. В ресторане «Константин» гвалт стоял как в столовой – подавали обеденные комплексы.

-Принеси топор!

-Что? – рассеянно ответила Ксюша, рассматривая по залу жующих молодых людей.

-Говорю, мясо плохо прожарено!

-Я бы сейчас и от сырого не отказалась.

«С кровью…Звучит дико, но так заманчиво и аппетитно…Даже символично. Зоя по натуре хищница. Такие не ждут милости и приключений от жизни...Впрочем, на месте Ксюши, не хотела бы я её видеть».

Лия отставила в сторону уже остывший лангет. Попросила у Ксюши сигарету, закурила. Набрала на сотовом сообщение Вове.

-«Приветик. Мясо с кровью любишь?»

-«Привет. Нет. Я очень мнительныйJ».

-«А придётсяJ»

-Тебя мимо буфета провести? - посочувствовала Ксюше Лия.

Спускаясь по крутой железной лестнице, которая с улицы ведёт в заведение, Ксюшу остановил её знакомый парень. Лия бочком протиснулась мимо парочки, поймав на себе любопытный взгляд молодого человека.

«Вот так! Проходи мимо, называется. Будь я ровесница Ксении, конечно, остановилась и поболтала бы с ними. А так, объект для наблюдения, возможно вожделения,… пока ещё. Ха-ха».

Зазвонил мобильник, Лия посмотрела на дисплей и удивлённо вскинула брови.

-Алло. Твой всего второй звонок! Что-то случилось?

-Да! Угадай что?

-Тебя уволили или собираются посадить! – весёлым голосом спросила Лия.

-Пока нет. Я тебя вижу!

-Опять подсматриваешь, негодник!

Вова стоял в метрах двадцати от Лии. Увидев его, она остановилась, как вкопанная. Причиной тому была внезапная радость, охватившая Лию.

«Возможно, я почти влюблена. … Или я… на самом деле жутко одинока».

В баре развлекательного центра «Белая Вежа», кроме Лии и Вовы, никого не было. Лия позвонила шефу и выпросила ещё лишний час на обед.

-Будешь зелёный чай?

-Ты, что!?

-Моему непосредственному начальнику, он жизнь изменил.

-И как интересно?

-По-моему, он станет новым управляющим банка.

-Не плохой поворот в судьбе.

Бармен подал две чашки кофе-капучино. Лия и Вова притихли, собирая ложками ароматную сливочную пену, посыпанную шоколадной крошкой.

-Бармены называют эту пенку «завлекалочкой». По сути, платим за кофе с молоком, только в два раза дороже…Откуда ты знаешь, что твой начальник будет новым управляющим? А старый куда?

Лия спросила и дружелюбно улыбнулась.

«Она догадывается, что меня это очень волнует и на прямую связано с моими неприятностями… Неужели, в надежде поговорить об этом, я сюда и приехал? Баран!».

-Я понял из моего с ним разговора.

-О чём был разговор?

-Дахоян…

-Кто это?

-Мой начальник.

-Он что, армянин?

-Нет, молдаван…Так вот, он в последнее время постоянно вис в командировках. Думаю, что он по чьему-то поручению искал людей, которые своими деньгами смогли бы значительно поднять статус банка.

-И что здесь плохого?

-Всё замечательно! Только тогда, обязательно будут подвижки в системе управлении банка.

-И слава богу.

-Кто-то так не думает….Елена Ивановну, управляющую, всё совершенно устраивает и сейчас. Она догадывается, что деньгами, которые придут, ей управлять не позволят. Мало того, она делает всё, что бы, эти деньги не пришли.

-Критинизм.

-Почему?...Она защищает свои интересы. Ничего личного, только бизнес.

Хмурый бармен убрал пустые чашки, обновил пепельницу.

-Пошли, я тебя провожу до работы.

Лия и Вовой, вышли на тихую улочку, параллельную улице Машерова.

-Как это связано с твоим уголовным делом?

-Я сегодня читал ксерокопию допроса Юрия Юрьевича. Так вот, там он пояснил, что решение о выделении кредита Елена Ивановна, приняла единолично, на встрече с ним.

-Ну и что? Как будто, остальные были бы против?

-Конечно, нет! Реально, она всем рулит. Но, решение о выдаче кредита, по уставу должен принимать кредитный комитет…Одним словом, этого формально, достаточно что бы выставить перед владельцем банка и потенциальными акционерами нашу Елену Ивановну, как даму, которая распоряжается деньгами по своему понятию и усмотрению…Кому это понравиться? И докажи потом, что это не единичный случай…Конечно, это только повод, убрать её.

Из окон общежития музыкального училища, которое находилось на их пути, доносилась какофония звуков десятков музыкальных инструментов.

-Тебе не кажется, что бедного Юрия Юрьевича, посадили, только для того, что бы проделать всё это?... Гадость, какая! – Лия остановилась и высоким каблуком сапожка разбила небольшой залежалый комок чёрного снега – Почему, твой армянин тебе это рассказал?

-Я должен, на этом заседании, подтвердить слова Юрия Юрьевича…Вот так – она меня вызвала и сказала, что надо выдать ему кредит.

- Ага. Шестернуть и стать начальником кредитного отдела. Это было на самом деле?

-Почему шестернуть? – Вова ртом глотнул воздуха.

-Ты будешь каплей в ведре. Так это было на самом деле или нет?

-Не было.

ЧАСТЬ 33

-Плохо выглядишь. Возьми пару дней за свой счёт. Отдохни.

Вова столкнулся с Дахояном у входа в банк.

«Ни слова о работе и… обед, как час назад закончился. Бережёт».

Непосредственный начальник за плёчо отвёл Вову в сторону.

-Ещё одна новость…Она тебе замену уже подыскала и меня, кстати, не спросила.

-Этого и стоило ожидать. Она не даст мне отгулы.

-Дахоян тебя отпускает! Я договорюсь с ней, и не принимай всё близко к сердцу.

Идя по коридору офиса банка, Вова встречал сочувствующие взгляды сослуживцев «мы с тобой».

«Как Че Геваре… На расстоянии».

Завернул в юридический отдел, в котором работали одни девушки. Кивнул в знак приветствия, подошёл к шкафу, открыл дверцу, на которой с внутренней стороны висело зеркало. Девушки в недоумении переглянулись между собой. Посмотрел на своё отражение.

«Почему плохо?...Нормально выгляжу».

В кредитном кипела работа.

-Нам Горбунков работы подкатил! – кивнул ВитьВить – Заполнить отчёты, по каким-то формам, за пять лет с годовыми разбивками!

-Я тебе говорю, это что-то из российского аудита! – буркнул Виктор из-за ноутбука.

-Так пускай аудиторы это и делают! – ВитьВить был близок к истерике - Мне что, ночевать здесь прикажите?!

-Хочешь оказаться в моей шкуре? – успокоил Вова ВитьВитя.

И на самом деле, ВитьВить сразу успокоился.

-Ребят, я взял два дня за свой счёт. Буд те паиньками! – окинул взглядом стол. Ещё утром, заваленный документами, он был почти пустой.

«Когда успели?…Да! Дела не ждут отлагательств… Незаменимых нет. Сегодня я, завтра другой. И ничего не изменится».

Вова открепил со стенки фотографию, на которой обезьяна заглядывает под юбку фотомодели, бросил её в портфель.

На выходе из банка Вову ждал Андропыч.

-Привет Володя. Юрий Юрьевич в тюремной больнице. Инфаркт.

Вова промолчал.

-Говорят, что очень плох.

-Мне кажется, что он умрёт.

-Что ты говоришь, Володя!- дрогнул лицом Андропыч.

-Юрий Иванович, я что подумал, то и сказал. Я взял два дня за свой счёт. Если конечно, вы, не против!?

-Чего ты ерепенишься? Тебе уже что, кругом одни враги мерещатся? Влип в историю, держи удар!

-Андропыч… пардон – Вова потёр ладонью лоб - Юрий Иванович, только честно. Красный «Опель», не ваш?

-«Опель», да ещё красный! За кого ты меня принимаешь? У меня же синяя BMW. Забыл?

Вова сел в машину, завёл двигатель. Андропыч, сопроводивший его как пленного до стоянки, постучал в боковое стекло.

Вова нажал на кнопку, стекло медленно, на половину открылось. Андропыч непривычно улыбнулся.

-В иные времена, таким прозвищем гордились бы. Мне оно нравиться.

ЧАСТЬ 34

Лия и Зоя работали в паре. «Работать, работать! - хлопала в ладоши инструктор по фитнесу – Филонить будете на службе!». Лия, вся мокрая от пота, выполняла замысловатое упражнение по укреплению мышц рук, используя как противовес, лежащую на полу Зою.

«Я как рыба, а у этой только небольшие влажные круги под мышками».

Инструктор хлопнула в ладоши.

-А теперь поднялись, обнимаем друг друга по очереди, подкачивая себе спинки!

-Слушай, мне не ловко…. я вся липкая.

-Лия, что ты как девочка!.. Ты же, как конфета! – Зоя, незаметно для других, быстро просунула руку под майку Лии, проведя ладонью по её спине – Смотри!

Зоя лизнула мокрую от пота ладонь и поднесла к губам Лии. Лия, чуть помедлив, языком дотронулась до Зоиной ладошки.

-Ну, как?

-Солёная - Лия сглотнула слюну.

-Это соль земли белорусской! А ты говоришь липкая!

Принимая свою очередь, Лия обхватила Зою за талию и методично стала приподымать её, чуть заваливаясь назад. Неожиданно, Зоя обняла её за шею.

-Можно я тебе немножко помогу?...Тебе так легче? – еле слышно, положив голову на плечо Лии, спросила Зоя.

У Лии перехватило дыхание.

«Боже, какая она нежная!».

Зоя котёнком, уткнулась носом в шею Лии.

«Мне не хочется её отпускать. Неужели это правда?».

-Всё девочки! Спасибо! Занятие закончилось! Жду вас в пятницу!

Зоя показалось Лии ладонь.

-Ну, что? Пошли смывать соль!

Котёнок превратился в кошку.

В сауну было, не протолкнутся.

-Давай подождём минут пять, отдышимся – Лия протянула присевшей рядом на скамейку Зое, бутылку с водой.

-Я не люблю такие скопления голых людей.

-Но, тебя они особо не смущают.

-У меня красивое тело. Мне нечего стесняться….А тебе оно нравиться?

-Да!... Я представляю, как оно нравиться мужчинам!...У тебя есть парень?

-Конечно! И не один …Тогда, я тоже имею право на свой вопрос. У тебя есть мужчина,…. с которым ты занимаешься сексом? Ты ведь разведена… то есть не замужем.

-Знаешь … почти четыре месяца нет.

-Как же так?...А этот, твой Вова?

-Как-то не складывается… А с Вовой, я знакома, чуть больше недели…Будешь смеяться, я с ним целовалась только один раз…Зато знаю о нём куда более интимные вещи, чем секс.

-Я хочу на него посмотреть?

-Вот скоро и увидишь. Сегодня его очередь, ждать в машине. Не думаю, что ты будешь чем-то поражена – улыбнулась Лия.

-Послушай, совсем забыла, ты ещё не знаешь, но вы в четверг идёте ко мне на день рождения! Я тебя и Вову приглашаю, там на него и посмотрю!

-Спасибо, с удовольствием!...Где будем отмечать, в твоём ресторане?

-Ни за что! Хватит меня с него, каждый день там пропадаю. Будем на даче. Там классно, правда!

Из сауны вывалила партия голых, раскрасневшихся женских тел. Девушки встали со скамейки. Зоя быстро сняла с себя всю одежду.

-Пошли! Купальник тоже снимай.

Лия чуть помялась и сняла трусики.

ЧАСТЬ 35

Вова зашёл в свою квартиру… Точнее, квартира была общей, его и Жанны. Эта мысль, нежданно-негаданно, противным членистоногим, вылезла из сознания Вовы. Ситуация в его семейно жизни стала складываться совсем не по-детски. Конфликты случались и раньше. Но, никогда жена не казалось такой чужой и главное, он совершенно не переживал по этому поводу.

-У тебя есть сигареты? – вышла из комнаты в коридор и произнесла первую за эти дни фразу Жанна.

-Конечно! – Вова достал из куртки пачку сигарет и протянул её жене.

В другие времена, она забирала всю пачку и шла на балкон курить. Сейчас, как обычный «стрелок», достала одну сигарету.

-Спасибо.

-Обращайся, если надо! – Вова вдруг не из чего разозлился.

Жанна накинула на плечи тёплый жакет-курилку, взяла трубку радиотелефона, зашла на кухню за чашкой с кофе и, погремев дверью, уединилась на балконе. Вова бросил сигареты на полочку для телефона.

«Хорошо, что сына к родителям Жанны отправили».

ЧАСТЬ 36

Проблема, как сорваться на день рождения Зои, решилась сама собой. Жанна на четверг-пятницу, по призыву головной компании, выезжала за город в какой-то дом отдыха, шлифовать свой корпоративный дух. Да и была ли в этом проблема? Трясина, отчуждения супругов, засасывала с такой скоростью, что скоро должны были быть видны, только их затылки. Его и Жанны. Каждый спасался по-своему. Жанна – в сетевых технологиях, Вова – думая о Лии.

Ни у кого, не отпрашиваясь, Вова на два часа раньше слинял с работы. Ещё не остывшая от пара ванная, почти горячий чайник, говорили о совсем недавних сборах Жанны. Зайдя в спальню, он увидел лежащую на кровати пустую коробку от набора женского нижнего белья!

Интерпретировать «положение вещей» можно до бесконечности. Судя по картинке, бельё было красивым и очень сексуальным. Вова, как человек, по статусу непосредственно приближённый к телу Жанны, реально представил её в этом белье… «Если мне можно, почему ей нельзя?» - отбросил Вова остальные, несущественные предположения…

Бесконечность «кончилась».

Желание быстрее выскочит из квартиры, преследовала Вову всё время его сборов. Он физически ощутил присутствие монстра, в которого превратилась эта коробка. Монстр встрепенулся и ожил, почувствовав себя главным, в этой уютной, милой квартире Жанны и Вовы, что бы сделать их совместную жизнь невыносимой и, в конце концов - убить её.

Вова громко хлопнул входной дверью, быстро закрыл замок и слетел по лестничным пролётам, трусливо бросив свой дом в распоряжение новоиспечённого жильца.

ЧАСТЬ 37

-Представляешь, сколько надо нечеловеческого труда, что бы отгрохать такую, дачу? – патетически продекламировал Вова, высаживая Лию из такси.

Звонок на кованной железной двери, залился птичьей трелью за высокой кирпичной оградой. Дверь открыла Зоя.

-Ну, как я вам? - Зоя закрутилась, представляя свой наряд - прозрачное короткое белое платье, которое предназначалось, по всей видимости, для того, что бы другим не напрягать своё зрение и воображение, рассматривая черные бюстик и стринги под ним.

Вова и Лия слегка опешили.

-Трудно представить, себе лучший подарок ко дню своего рождения! – вспомнил реплику из какого-то кинофильма Вова.

-Какой вы смешной! – Зоя внимательно посмотрела не него – Значит вы Вова!

-Поздравляем тебя и желаем….- Лия запнулась.

-Счастья в личной жизни! – продолжил Вова и протянул Зое букет белых роз.

-Спасибо дорогие, мне и этого достаточно! – Зоя приняла букет и цветной пакетик с подарком.

Праздничный стол был накрыт на отапливаемой, застеклённой летней веранде. За столом сидели три девушки и импозантный мужчина, лет шестидесяти.

-Это мои лучшие подруги Света, Юля, Диана и лучший друг, Георгий Владленович – мой папа! А это Вова и Лия – Зоя представила друг другу гостей.

Единственный, кто отреагировал из присутствующих за столом, на появление Лии и Вовы, был Зоин отец.

-Ну что, если ты Вова, тогда я Жора! Садись рядом! – протянул широкую ладонь Георгий Владленович – Я уже сегодня потерял надежду на нормально мужское общество и вдруг, о, удача!

Одна из Диан, встала из-за стола и выключила свет. Из глубины дома, в широкие двери веранды, замерцал тусклый свет непонятного происхождения. Через несколько секунд, как морской лайнер в ночи, светясь яркими огнями, в помещение вплыл большой торт с горящими свечами. Зрелище, на самом деле впечатляющее. Все радостно закричали и захлопали в ладоши. Жора басом запел «С днем рожденья тебя», компания дружно подхватила. Торт поставили перед именинницей. Зоя задула свечи. Как только последняя свеча потухла, включили свет…

-Мамочка, какая прелесть!

С блаженной улыбкой на лице, внимая благодарной дочке, в трёх метрах от Вовы, в нарядном кухонном переднике, стояла Елена Ивановна!

Вову «передёрнуло». У управляющей, реакция пошла на зрачки – они на несколько секунд помутнели, потом опять пришли в норму.

-Мама, это Лия, это Вова!...Это моя мама – Елена Ивановна!

-Очень приятно – Вова привстал из-за стола и учтиво кивнул.

-Мне тоже – как ни в чём не бывало, улыбнулась Елена Ивановна.

ЧАСТЬ 38

Спустя час, застолье обрело более-менее дружественный характер. Зоя повела девушек в дом, Вова с Жорой во дворе готовили барбекю. Вова, оруженосцем держал бутылку с водой и по первому зову передавал её Жоре, который собственноручно гасил внезапные очаги огня и обратно передавал её на хранение Вове. К мужчинам подошла Елене Ивановна.

-Жора, не пережарим? – проявил участие Вова.

Управляющая по достоинству оценила панибратскую реплику своего служащего, пригвоздив его взглядом.

-Вы я вижу, уже подружились?

-Конечно! Мы отличные ребята и должны дружить между собой!...Леночка, принеси тарелку, пожалуйста.

-Нет уж, иди сам!

-Вова, смотри! Теперь ты главный – Жора передал Вове большую двузубую вилку и пошёл в дом.

«Буду молчать до упора. Если хочет поговорить, пускай сама первая начинает».

Вова всем своим видом показал, что очень занят жаркой барбекю. Но, услышав первые слова Елены Ивановны, сразу же, пожалел о своём решении.

-Эта ваша жена?...Очень приятная девушка.

-Нет.

-Сестра?

Такого подвоха, Вова от неё не ожидал!

-Нет.

«Хочет посмеяться? Пускай посмеётся!».

-У меня кризис, Елена Ивановна… по всем фронтам – в состоянии лёгкого подпития, эти слова у Вовы, прозвучали очень правдоподобно.

-Что значит по всем?

-В семье, на работе.

-А на работе, что?...Странно, почему, вы взяли отгулы, в такое время?

-Елена Ивановна, давайте на чистоту! Зачем этот фарс разыгрывать? Кредит не вернут …Я уже не чувствую себя работником вашего банка.

-Если вас послушать, Владимир Владимирович, то у меня, получается непрекращающийся кризис всю мою жизнь… И дочку, кстати вырастила. У вас сын. Сколько ему лет?

-Пять. Елена Ивановна…я, кажется, пережарил барбекю. Жора меня убьёт – Вова снял с углей решётку и собираясь с мыслями, стал внимательно рассматривать шипящие колбаски.

-Не убьёт. Думаю, что он уже спит... Он почти сутки без сна. Они так в министерстве к посевной готовятся.

Нужные для этого момента мысли, не пришли.

Вова шёл впереди, перед собой, на вытянутой руке, неся пережаренную колбасу. Управляющая за ним.

-Что касается кредита….мы всё равно вернём его через концерн. А вашего увольнения… кто вас тянул за язык?...Хотя, признаюсь, мне понравилось. Это, своего рода поступок. Пускай, не до конца мне понятный…Если не секрет, чем вы собираетесь заниматься дальше?

Вова остановился. Развернулся лицом к управляющей. Она, на всякий случай, сделала несколько шагов назад.

-Елена Ивановна… у меня к вам личная просьба.

-Да, Владимир Владимирович!

Взлетев, на свой отдельно стоящий Олимп, Елена Ивановна просветлилась в лице.

Вова медлил.

-Ну, просите же!

-Не говорите, пожалуйста, Жоре, что я пережарил барбекю. Хочу остаться в его памяти отличным парнем.

Из веранды доносился дикий девичий хохот. Появление Елены Ивановны, несколько успокоил девушек. Вова сел за стол рядом с Лией.

-Я только что курила травку – постанывая от недавнего приступа смеха, прошептала Вове Лия.

-Понятно. Торчишь, значит?!

ЧАСТЬ 39

Фонарь у ворот, ещё больше подчёркивал статус дачи Зоиных родителей.

«Лучше бы темень была».

Вова держал удар ниже пояса.

-Почему ты не хочешь остаться? Я так ждала этого дня рождения.

-Лия…я тебе всё расскажу…потом… совсем скоро.

-Ты думаешь, я приехала сюда ради Зои?...Ты знаешь, сколько мне стоило дома, уехать сюда на целую ночь?

-Пожалуйста, не спрашивай меня....

Лия, не дослушав Вовиной триады, резко развернулась, нетвердой походкой, спотыкаясь на каблуках, скрылась в темном дверном проёме ворот, не закрыв за собой двери. Вова посмотрел в сторону такси. Шофёр нервно мотнул головой.

Немного проехав по просёлочной дороге, машина выехала на шоссе и через пятнадцать минут, на горизонте появились огни ночного Минска. Вова курил на заднем сидении, старательно стряхивая пепел в узкую полоску приоткрытого окна.

«И что, обязательно Зоиной мамой, нужно было оказаться Елене Петровне?...Сказать об этом Лии сегодня, было бы не просто глупо, а преступно…Я тоже ждал этого дня, Лия!». На душе, тоска погоняла обиду.

«А вдруг!...»

Тоска на пару с обидой улетели в форточку вместе с очередной порцией пепла.

«… управляющая сама скажет, что я работник её банка!!! И Лия, в подпитии, да ещё после травки и моего свинского поступка, по её конечно мнению… просто так, за бокалом вина…даже намекнёт управляющей. А та, будь уверен, всё просечёт сразу».

У Вовы выступила испарина на лбу. Не от страха. Он окончательно, ощутил причастность к чему-то, по определению Лии, гадкому и совершенно не нужному в его жизни, но так неотвратимо приближающемуся.

Телефон просигналил о сообщении. От Лии.

-«Предатель и трус».

-Шеф, давай тормознём… возьму пива!

Такси въехало во двор. Подумав взять одну бутылку, Вова взял семь.

В доме, где жил Вова, горело всего три окна. Одно из них, в его квартире.

ЧАСТЬ 40

На веранде Лию ждала одна Зоя.

-Ну, что?

-Уехал…Неужели, они все, такие сволочи? - Лия чуть не плакала.

-Не расстраивайся…Лично мне он не понравился. Сидел, молчал, как истукан. Пошли наверх, нас ждёт весёлое и достойное общество.

-Знаешь,… я почти, начала ему верить.

В уютной комнате с кальяном, завешанной коврами, на диванах и диванчиках расселись Зоины подружки. Елена Ивановна, с бокалом в руке, восседала в большом велюровом кресле.

-Ну что, осталось только дамское общество? – прокомментировала она появление Лии и Зои.

-Да – Лия постаралась и не выглядела расстроенной.

Зоя с девушками начали возиться с кальяном. Елена Петровна, встала с кресла, подошла к столику со спиртным.

-Лия, что вам налить?

-Мартини, если можно.

-Конечно можно!

Елена Петровна поднесла бокал Лии, которая уселась на один из диванчиков.

-Спасибо.

Наклонилась к Лии.

-Он женат?

-Да.

-Я вам скажу,… только не обижайтесь и постарайтесь меня понять – посмотрела в сторону Зои, в полголоса, тихо сказала – как женщина, которая прожила жизнь, и у которой было очень много всего… женатый мужчина, должен ночевать дома.

ЧАСТЬ 41

Увидев свет в своём окне, Вова чуть не забыл рассчитаться с таксистом. Тот ему в недружественной форме напомнил.

Лифт не работал.

«Столько новостей и хоть бы одна приятная!».

Звеня бутылками, Вова плёлся по лестнице.

«Одной новостью больше, одной меньше….Впрочем, лишь бы все были живы».

Войдя в квартиру, Вова с тревожным нетерпением заглянул на кухню. За столом, на котором стояла початая бутылка вполне приличного виски, поджав колени к подбородку, воробышком сидела Жанна.

-Привет! Почему ты не на семинаре?

-Тебе это на самом деле интересно знать? – в голосе Жанны Вова не услышал ожидаемых равнодушных ноток.

-Да.

-Противно смотреть на их счастливые лица…

-Мне казалось, тебе нравиться этим заниматься.

Жанна взяла в руки стакан с виски и посмотрела через него на кухонную люстру.

-Помнишь, как мы с тобой выпили на двоих целую такую бутылку, а потом утром не могли вспомнить, занимались сексом или нет.

-Помню. Весело было. Я говорил, что да, ты говорила - нет.

-Хочешь виски?

-Очень.

Жанна подошла к Вове, посмотрела на него, поцеловала в щёку, взяла из рук пакет с пивом и понесла обратно на кухню. Вова остался стоять в прихожей.

-Жанна, я на самом деле увольняюсь.

-Ну и что?… Хуже всего, то, что ты меня разлюбил.

У Вовы пересохло во рту. Отойдя вглубь прихожей, он опёрся спиной о входную дверь.

-Тебе со мною хорошо?

-Знаешь…я ждала тебя…ты пришёл, и мне стало хорошо.

Вова стоял и не дышал, боясь пропустить хоть одно слово Жанны.

Телефон предательски просигналил о сообщении. Вова не то растерялся, не то испугался.

-Посмотри!

Вова открыл сообщение.

-«Умер муж. Если можешь, приезжай».

По звуку Вова определил, что Жанна начала выкладывать пиво в холодильник.

-Если тебе надо отъехать, езжай. Я буду ждать тебя. Приедешь, будешь пить холодное пиво – бодро прозвучал голос Жанны из кухни.

«Приеду и всё ей расскажу. Обязательно».

Вова зашёл на кухню. Жанна стояла около открытого холодильника, с бутылкой пива в безвольно опущенной руке. По щекам её катились слёзы. Вова взял из её руки бутылку, поставил на холодильник.

-Я приеду. И всё тебе расскажу.

ЧАСТЬ 42

Дверь в квартиру Лии, как Вова и предполагал, была не заперта. Зайдя в прихожую, любой бы понял, что случилось, что-то нехорошее. Тенью из комнаты в комнату, прошла женщина. Судя по всему, самые близкие по местонахождению родственники были уже здесь. Отовсюду доносились еле слышные голоса. На встречу к Вове вышла Зоя. Кого-кого, а её он увидеть не ожидал! Зоя с мрачным выражением лица покачала головой. Вова, осторожно ступая, прошёл вглубь квартиры. Проходя мимо одной из комнат, он увидел лежащего на кровати мужчину, со связанными руками на груди. Пройдя дальше, заглянув в другую, самую большую комнату, он увидел Лию, сидящую в кресле рядом с врачом, который, что-то писал на журнальном столике. Рядом на диване, неподвижно сидели, какие-то люди. Лия с белым лицом, равнодушно посмотрела на Вову, отвернулась и о чём-то заговорила с врачом.

-Вова, пошли – услышал голос Зои за спиной.

Зоя взяла его за руку и повела обратно в коридор.

-Послушай, Вова. Не считай меня блядью …не нужен ты ей….Разберись хотя бы со своей жизнью. Ну, послала, она тебе сообщение…так в шоке была. Тебе лучше уехать сейчас.

-Сколько ему было лет?

-Пятьдесят четыре. Сердце.

Вова вышел из Лииного подъезда. Почти утро и небо стало совсем светлым. По старинному двору, засаженному старыми ветвистыми каштанами, бегало неимоверное количество кошек. Водитель скорой помощи спал, прижавшись щекой к боковому стеклу.

Вова сел на скамейку и закурил. Сделав пару затяжек, достал из куртки мобильник. Перед тем, как вызвать такси, набрал номер Жанны…

Без ответа.

«Она обещала меня дождаться…. Я не верю, что она легла спать!».

Вова почувствовал надвигающееся состояние убогого животного страха, от которого забываешь самые простые вещи на свете. Насильно загоняя обратно в подсознания, чудовищные для постороннего человека догадки, Вова вскочил со скамейки и побежал. «Будешь пить холодное пиво… будешь пить холодное пиво… будешь пить холодное пиво».

Пробежав почти весь двор, через серые круги, плывущие по глазам, Вова, ярким пятном, увидел красный новенький Опель который, перегородив дорогу, стоял у самого выезда из двора.

Не сбавляя оборотов, Вова подбежал к «Опелю», резко открыл дверцу водителя. В машине сидела Жанна.

ЧАСТЬ 43

В пятницу, на работу Вова приехал раньше обычного, поспав всего полтора часа. Установленная для всех банков стройная система работы и документооборота, никак не заметит потерю бойца. В принципе он был рад этому. Если в той же сетевой компании, за клиентскую базу, вдруг перепившего в усмерть сетевика, идёт борьба за жизнь после смерти, то в банке, сейчас, Вова сидел и подчищал свой компьютер, стирая ненужные файлы и приводя в порядок то, что необходимо кредитному отделу после его увольнения. Он не сомневался, что его отпустят раньше времени. Или управляющая, или Горбунков.

-Привет, Владимирович! –ВитьВить был в настроении, «дурацкие» отчёты были сделаны в срок.

-Привет! Какие новости?

-Новость одна, вы увольняетесь.

-Нашёлся мне ньюсмейкер!

-Мы все выходные бомбились здесь с Горбунковым. Сегодня собрание учредителей и нас слёзно просили не шуметь.

Зазвонил рабочий телефон. Вова поднял трубку.

-Володя, зайди ко мне, пожалуйста.

Дахоян был не одет, а облачён, в новый кремовый костюм, очень популярный в этом сезоне среди женихов.

-Володя, привет. Заседание начинается в 10-00. Пожалуйста, никуда не отходи, будь на месте.

-Семен Семёнович….я не буду в этом участвовать.

Дахоян, развёл руки.

-Подожди. Ты мне обещал.

-Я не обещал.

Дахоян задумался, помолчал немного.

-Хорошо, иди.

Вова дошел до двери.

-И запомни, я не буду за тебя хлопотать… Сядешь мудак.

Вова открыл дверь и вышел из кабинета.

«Мудаком, меня ещё не называли».

Не заходя в отдел, Вова направился в «Комедию». В утреннее время, кафе было пустынным, лишь за одним из столиков официантки пили кофе.

Вова отхлёбывал минералку и бессмысленно смотрел на лежащий перед ним мобильник. Он понимал, кто-кто, а эта девушка – меньше всего в своей жизни нуждалась в дежурных фразах. Тем более, от него. Он стал частичкой её жизни. Какой - трагической или светлой? Пролетевшая, как одно мгновение, ночь с четверга на пятницу, всплывало в памяти сном, в котором Лия явилась и исчезла, навсегда… оставив после себя туманный, заманчивый образ и не до конца испытанные переживания.

Вова взял в руки телефон и совсем неожиданно для себя набрал два простых слова.

-«Как ты?»

«Она меня поймёт».

Вова проверил, ушло ли сообщение.

«Ушло…В день похорон, мобильник вполне мог бы быть отключен…Хотя, кто всем будет заниматься? Только она…Больше некому. Как тянула всех на себе, так и будет тянуть».

В глубине души, он верил, что она обязательно ответит.

Электронные часы над кабинкой охранников у входа в банк показывали 11-00.

«Представляю, что сейчас твориться на их заседании?! А мне наплевать, и слава богу!…К двенадцати заеду за женой и за сыном рванём. На красном «Опеле». Назло всем – отличная машина!».

По коридору, быстрым шагом, очень эффектно и элегантно одетая, навстречу Вове шла Елена Ивановна.

«Писать ходила».

-Здравствуйте Елена Ивановна!

-Здравствуйте Владимир Владимирович! Вы мне будете нужны! Пожалуйста, никуда не уходите – на ходу бросила управляющая.

-Елена Ивановна, я в двенадцать уезжаю за сыном.

-Хорошо, увидимся до двенадцати – не обратив внимания на его наглость, ответила управляющая.

ЧАСТЬ 44

Вова нервно качался на своём рабочем кресле, уставившись в потухший монитор. Ребята, на пару, очередной сотый раз, рассказывали пришедшим клиентам, до боли знакомый ему, порядок выдачи кредита.

Выйдя сегодня от Дахояна, Вове показалось, что всё очень просто. Настолько, что все переживания по поводу этого заседания стали пустыми и не нужными, в сравнении с приступом малодушием по отношению к Лии, которое он проявил в мыслях ночью в такси. Теперь, совершенно ничего не понимая, Владимир Владимирович опять ощутил примерно такое же мерзкое состояние, думая, что его ждёт в кабинете управляющей.

Из-за двери появилась голова секретарши управляющей.

-Владимир Владимирович, зайдите, пожалуйста, к Елене Ивановне!

В большом, как три кредитных отдела вместе взятых, кабинете управляющей, не было ни Дахояна, ни высоких гостей. Вова даже, слегка разочаровался. Елена Ивановна открывала окна. Было ужасно накурено. Не дожидаясь просьбы о помощи, он принялся помогать ей.

«Странно… Может она хочет поинтересоваться на счёт своей дочки?...Я то, на самом деле, ничего не знаю. Кроме того, что она курит травку. А кто не курил?».

-Я сразу вас вызвала, так как вам за сыном ехать. Если не ошибаюсь?

-Да. Почти двести километров туда и обратно.

-Он у ваших родителей гостит.

-Нет. Жены. Мои минчане.

-Я тоже хочу внука...или внучку…Владимир Владимирович, как вам моя дочка?

«Точно, про дочку! Какой я умный!»

-Я её совсем не знаю! – мгновенно ответил Вова, в надежде сразу закрыть разговор.

-Не хотите говорить?

-Нет, на самом деле! Она дружна с Лией.

-Странно, я в двадцать пять очень хотела ребёнка. Она эту тему, даже не хочет обсуждать…У неё все подружки такие. Дурочки.

Елена Ивановна стояла у открытого окна, глубоко вдыхая свежий воздух.

-Владимир Владимирович… Дахоян попытался, привести в банк, мягко говоря, недружественных нам акционеров. Конечно, он не будет здесь работать…. Я предлагаю вам, занят его должность…. пока временно исполняющим обязанности. Вы хороший специалист и не плохой человек.

-Откуда вы знаете, какой я человек?

Елена Ивановна улыбнулась, сведя на нет, Вовин выпад.

-У женщин свои секреты...Дайте мне ответ вечером – управляющая протянула ему свою визитку – Позвоните.

Вовин мобильник просигналил о сообщении.

-Елена Ивановна, у Лии умер муж.

-Я знаю. Не вините себя.

У него не было сил сдержаться, что бы, не прочитать сообщение при Елене Ивановне.

-«Спасибо. Я справлюсь. Зая, я буду тебя вспоминать».

ЧАСТЬ 45

Вова выехал на оживлённый Проспект. Час пик. Пешеходы сбросили с себя серые зимние одежды, облачившись, в лёгкие цветные и как будто никуда не спешили. На тротуарах начали появляться первые выносные кафе, в которых беззаботно сидели студенты и приезжие.

«Минск – уютный город. Нет да нет, в потоке городском, снова, встретишь лицо абсолютно незнакомого тебе человека. Так и ходим, мимо друг друга…Это всё Лия! Не бывает чудес на свете… Лия, Лия! Как мне хочется, что бы у тебя всё было хорошо!.... Я тоже буду тебя вспоминать.…Когда, ни будь, здесь, на Проспекте, мы встретимся. Неважно когда, через год, два, двадцать лет…Обязательно встретимся!…Иначе, за что любят этот город и возвращаются в него?!».

Зазвонил телефон.

-Володя, привет! Мальчик мой, кажется, я нашла тебе работу! Расслабься, будешь смотреть на банк с большой колокольни. Когда у тебя срок увольнения?

-Я уже свободен.

Приняв решение, Вова пообещал себе, вообще не говорить Жанне о предложении управляющей. Но, услышав, голос жены, в котором столько добра, ему стало не по себе.

«Это не справедливо по отношению к ней. Точно, мудак!».

-Жанна, мне предложили остаться в банке…..на должности Дахояна.

Жена взяла небольшую паузу.

-Как так? И, что? – от неожиданности Жанна заговорила междометиями.

-Ничего.

- Что значит, ничего? Может ты ещё отказался?!... Постой! Ты едешь ко мне?

-Да. Послушай, я принял решение……

- Поговорим, поговорим!- перебила его Жанна- Я уже выбегаю. Боже, как я рада! Целую-целую-целую!

В телефоне пискнул сигнал об обрыве связи.

Якуб Колос, подперев рукой подбородок, задумчивым взглядом проводил Вовину машину. До высотки на проспекте Победителей, осталось 10 минут езды.

«Проеду по кольцу Победы, потом пронесусь по Елисейским полям….потом мимо домов около цирка …чуть под горку и ….там, на «Октябрьской», 8 лет назад, у ГУМа, я впервые встретил Жанну. Она была с подружкой, которая мне поначалу понравилась больше. Но, как оказалось и совсем не с подружкой, а с одной из первых своих сетевых клиенток. Удивительно, как это Жанна, тогда, ничего мне не предложила купить?….. Ехать бы по Проспекту и ехать, никуда не сворачивая…Почему так? Неужели так сильна, иллюзия благополучия и безопасности, которую создают большие города? … И что в этом плохого, собственно? Жить с мыслью – меня не заденет. Кого угодно… вон их сколько. Только не меня… Каждый имеет на это право».

КОНЕЦ

    Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
    Комментарии
    Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

    Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.