Пособие начинающему демиургу


1.

Ли кармически точен, изыскан, прочен,

о другом здесь не может быть даже речи.

Без вот этих всех запятых и точек

он рисует в стихотворениях человечков,

он рисует самых простых, несчастных,

битых жизнью, любовью, надеждой, верой...

Ли умеет не быть никогда последним,

он не должен стать в чьей-то жизни первым.

Ли всё чувствует откровенно и до мурашек,

он всё знает, и всё понимает с ходу,

и он пишет только про то, что важно,

и пока он пишет - проходят годы.

быстро дни и недели проходят мимо,

он изводит блокнот за блокнотом,

Ли не чувствует толком любви, но...

не чувствует он и цейтнотов.

И его всегда и на всех хватает,

у него нет чувств времени, меры, силы...

Ли чудесен, и девушки тают,

за спиною шепчут: "Какой красивый!.."

Ли не слышит. Ли молча строчки стирает.

Он не любит тех, кто его осуждает.

Ли - скала и наскальная живопись, серая власть,

он владеет всем миром, что он создал;

пишет каждому из его жителей масть,

роль, характер, дом, семью, капитал...

Верит Ли: для Демиурга нет проще дела,

чем писать новый мир начинать с нуля.

Рисовать, рискуя попасть в пределы,

В грани тонкого и прозрачного хрусталя.

2.

Это - Маркус. Маркус - обычный смертный.

Близкие дома зовут его просто Марком.

Марк даже летом выходит тепло одетый.

Маркус не просто болен. Он болен раком.

Через полгода Маркуса Ли встречает,

Переиграв реальность, перенаправив боль,

Маркус здоров и счастлив, танцует, поёт, летает,

Маркус становится ветром. Маркус приносит соль.

Маркус приносит запах спелых плодов и хлеба,

солнцем земли согретой - был бы доволен Ли.

"И что бы там ни случилось, Маркус, - смерть не беда, победа.

Ты теперь будешь море,

небо и корабли».

3.

Это Ли и Маркус, два лучших друга и не разлей вода.

Ли придумывает миры, а Маркус твердит: "Ерунда!

Ты бы лучше нашел себе поспокойней, почище - и навсегда."

Ли сидит на покатой крыше и видит море, синее и глубокое, словно его глаза.

в синем небе летают чайки, предвещая Ли, что скоро будет гроза.

Маркус рядом - куртка цветом как бирюза.

Ли создаёт новый мир у себя в голове и прикидывает, как бы его назвать.

Маркус шепчет: "Послушай, друг, Ли, прекращай мечтать!

Ты же можешь остановиться, послушай и дай мне слово своё сказать"

Ли улыбнётся и молча протянет горсть земляники, солнцем нагретой.

Маркус закурит. И молча протянет Ли вишневую сигарету.

Улыбнутся оба. И с крыши исчезнут, оставив лишь вспышки света.

4.

Это художница Анна.

Анна почти слепа.

Анна рисует море,

Синее как туман.

Город у моря солон

В городе тихо утром.

Вокзал по утрам так полон,

В город ведут маршруты,

В город ведут дороги,

В город плывут корабли.

Дома и мостов пороги

Все придумано Ли.

Анне тоскливо ночью,

Где-то под рождество,

Мужу признаться хочет,

Что не чувствует ничего.

В ней ничего не осталось,

Кроме большой любви,

Которая Анне досталась

Из огромного сердца Ли.

Анна сидит, смеется,

Думает: как же так?

Что ей еще остается?

Не убежать никак

Из города этой ночью.

И Ли подает ей знак.

Ли ей нашепчет в ухо:

"Анна, тебе пора

Твой ярко зеленый поезд

Подождет тебя до утра".

И Анна махнет рукою,

Подумает: "Не беда.

Ему тяжело со мною.

Меня он отпустит. Да."

Анна закинет вещи

В огромный пустой рюкзак,

Ждут мою Анну дороги,

и ни одной - назад.

Анна приедет к морю.

Анна расправит плечи.

Анна вдохнет соленый

Воздух. И ей станет легче.

Она нарисует море,

Синее, как туман.

Ли улыбнется: "Маркус,

Начинается твой роман".

5.

Небо серое, словно пыль

Дорог;

словно кто-то послушал быль

И смог

Рассказать мне, Патрику из пустых земель

О том, как зацветает душистый хмель,

И еще рассказать о том,

Кто дарит новую жизнь, взамен на смерть, и потом

Возвращает в чем-то ином.

Я - Патрик, вероятней всего, что меня просто нет,

Я готов на все, черт, даже идти на свет,

Лишь бы остаться живым, но нет,

Нет мне пути назад.

Это личный ад,

О котором я столько слышал и знал,

О котором Я, вероятно, мечтал,

Как о спасении от дорог, от ветра, дождя и снега.

Дай мне крышу над головой, это будет наша маленькая победа,

Наша маленькая беда.

Дай понять, что не навсегда

Мой след будет утерян в пыли.

Я остаюсь в середине между "мы есть" и "мы были".

Моё небо ведет меня золотой тропой

К городу, поднимающемуся из воды морской,

В этом городе я обрету покой,

Если не справлюсь с тоской.

В городе, созданном Ли, я обрету друзей,

Женщину, что скажет мне: "Веселей!

Патрик, ты же столько видел, столько всего узнал -

Не хочу, чтобы ты страдал".

И она обнимет меня, я прижмусь щекой,

И пойму, что с ней я обрел покой,

И из глаз моих прольется бурной рекой

То, что должно называться тоской,

И я останусь.

Останусь навеки с тобой.


6.

Кэтрин смотрит на своё отражение в зеркале, думает: "Как же так,

я ведь рыж, идеален и не дурак,

но такой слабак".

Кэт не верит, что отразится что-то, чего она совершенно не ждет,

Кэт не верит в чудо, сама себе врет,

шепчет: "О, бессмысленный идиот,

как же так, упустила такой потрясающий поворот".

Кэт сидит у стены и тихонько плачет, едва дыша:

"Как же так, у меня ведь была душа,

только вот сейчас за ней ни гроша,

ни шиша,

ни завалящего гашиша -

ничего не утаишь от себя, сколько ни утешай".

Кэтрин молча встает и берет рюкзак, задыхаясь,

и идет с пустотой в рюкзаке, льдом покрытых улиц едва касаясь,

и она уходит туда, где ей будут рады. Всегда казалось,

что есть город у моря с крышами цвета неба- какая малость.

Кэтрин будет счастлива, погоди,

Ли тихонько ее в горсти

покачает, погладит по голове, и отпустит тихонько брести,

И ей будет казаться, что кто-то ее отпустил,

Навсегда отпустил.

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий