Впечатление Жизни.Сборник Поэзии. Часть 4.


Прощание

По Степи бурным океанам

Гремели тысячи копыт,

И криков мощным ураганом

Небесный полог был избит.

В тот день сошлись на курултае

Нойонов страшных тьма родов,

Блистала гвардия литая,

Что столько стран и городов

Мела кроваво с лика света,

Меля, как жерновом, людей...

Но в это сумрачное лето

Опередив полёт вестей,

Войска спешили отовсюду

Веленьем рога и тамги,

Чтобы повергнуть злата груду

Под тень властительной руки.

Великий Хан созвал баскаков,

Что пали ниц к его стопам,

Князья склонили древа стягов,

Шаманы лили кровь богам,

Рабы застыли во смиреньи,

Молчали жёны за спиной,

И треск светильников горенья

Повиснул в воздухе стеной...

«Сегодня еду на охоту,

Желаю снова смерть вкусить,

Готовьте ястребов к полёту,

Коней запрячь и накормить!»

«Вчера вы сердце мне согрели,

Швырнув подлунный мир к ногам,

Из дальних стран ко мне летели,

И потому сегодня вам»

«Я повелю забыть о страхе

И веселиться в меру сил,

Предаться снам, пирам и браге,

Хочу, чтоб каждый ел и пил!»

«Вы были верными рабами,

И жизнь свою дарили мне, –

Ваш господин доволен вами,

И не откажет вам в вине!»

«Я оставляю младших ханов

Великим пиром управлять,

А сам покину роскошь станов,

Чтобы Степи себя отдать.»

«Сопровождать меня в поездке

Я разрешаю лишь Слуге,

Что, как и я, былой замески,

И жизнь отдал моей руке.»

«Вам всем велю отдохновеньем

Себя неделю занимать,

Не бередить умы сомненьем,

Меня не звать и не искать!»

Отдав в безмолвии приказы,

Великий Хан Слугу позвал,

И кровью агнца меч намазав.

Ему торжественно отдал.

Скупой улыбкой озаряясь,

В глаза смотрели старики, –

И в путь неспешно собираясь

Слуга коснулся лбом руки

Что кровь лила рекою страшной,

Преград не зная и границ, –

Руки решительной, отважной,

Пред коей мир склонился ниц...

По всей Степи котлы бурлили,

Рекою явства шли на стол,

Вино, кумыс и брагу пили, –

Великий пир, большой раздол.

Лишь незаметно в пене красок

Ушли из ставки два коня,

Под хохот пьяный, буйство плясок,

Уздечкой мерною звеня.

Они сквозь травы поскакали,

Через пространства напрямик,

И скоро с глаз людских пропали,

За гор грядой укрылись в миг.

Великий Хан неспешно правил

Своей рукою поводья, –

Уж ястреб грудь свою расправил,

Почуяв логова зверья.

Слуга внимал ветрам пустыни,

За господином бег ведя,

И в небесах бездонно синих

За птичьим гомоном следя.

Хан ехал молча, – взгляд орлиный

В глубины сердца погружён,

Его не трогал рык звериный,

Шипенье гадов, жертвы стон.

Он весь состарился как-будто,

Величье где-то позабыв,

И словно годы тяжким пудом,

Его согнули, раны вскрыв.

Склонялся жаркий шар светила

За гряды синие холмов,

И Хан пустил свои удила

В края свободы и ветров.

Он никуда не торопился,

Ни от кого не убегал,

К добыче новой не стремился,

Врага трусливого не гнал.

Назад внезапно обернулся,

Слугу по имени назвал,

Тепло и мудро улыбнулся,

И тихим голосом сказал:

«Ну что, мой друг, теперь мы снова

Как в годы лучшие, одни,

Рабы не гнутся бестолково,

Не видно алчущей родни,»

«Что съесть готова всё и разом,

Тебя заставя разжевать,

Никто не водит хмурым глазом,

Чтоб зависть низкую скрывать,»

«Никто не клянчит и не ноет,

Кинжал не точит за спиной,

Убийц за пологом не кроет,

И яд не сыпет под Луной!»

«Мы словно вновь бежим из рабства,

Как в нашей юности лихой,

Давай же вспомним годы братства,

Пространства радужный покой,»

«Охоту ради насыщенья,

Кипенье силы, блеск клинка,

Страстей безудержных влеченье,

Что словно горная река.»

«Нам есть, что вспомнить друг для друга,

Мы вдалеке от праздных глаз,

И ныне, бег смыкая круга,

Я славлю Жизни буйный пляс!»

«Скажи мне, был ли ты доволен

Своею службой у меня?» –

«Мой господин, я счастьем полон,» –

Слуга сказал, главу клоня.

«Я рад твоим словам прекрасным,

И рад, что Верность награждал,

Которой ты мне ежечасно

Успокоение давал.»

«Ты был отдушиной моею

Пред сонмом тысячи людей,

Что низко мечутся, потея,

И тонут в мерзости своей.»

«Ты жил всегда со мною рядом,

Мою еду и сон храня,

Навстречу шёл кровавым страдам,

Богов со страху не кляня.»

«Тебе вверял я тайны жизни,

О том ничуть не пожалев,

Ты нёс в себе желанья, мысли,

Ты всё терпел, как мощный лев.»

«И ныне станешь ты свободен,

Осыпан златом и парчой,

Не будешь больше худороден,

Взлетишь до знатности большой,»

«Познаешь власть, вкусишь величье,

И наконец найдёшь покой,

Нойоном сядешь в пограничье,

Под сенью крыши золотой!»

«Надеюсь, этим ты доволен?» –

Великий Хан Слугу спросил.

«Мой господин, я счастьем полон.» –

Промолвил тот, и стан склонил.

В молчаньи Хан взмахнул рукою,

И ястреб взмыл в лазурь небес.

«Пусть поохотится в покое,

И сбросит рабства тяжкий вес!»

«Он создан хищником свободным,

Способен сам себя кормить,

И для других в пылу бесплодном

Не будет больше дань носить!»

Устало Хан с коня спустился,

И лёг на мягкую траву,

«С тобой и с миром я простился, –

Теперь забвение зову!»

«Я – бывший раб, беглец, разбойник,

Всегда к величью правил бег, –

Лихой батыр, отважный конник,

Я был ужасный человек.»

«Всегда всего мне было мало,

Собой весь свет хотел объять,

И предо мной полмира пало,

Но я не мог себя сдержать.»

«Живя в Степи, я грезил Морем,

Себя в честь Моря окрестил,

И сотни стран умылись горем,

Что я мечом моим излил.»

«Моя мечта не воплотилась,

Я не увидел Океан, –

Она звездой в душе искрилась,

Но дух её – самообман.»

«Теперь я вижу – к Морю плыл я

По жизни призрачным морям,

Трудом бралась любая миля,

Когда я бил хребет царям.»

«Я ставил парус ветрам стонов

Плывя путём кровавых рек,

Я приставал к причалам тронов,

Велича мой безумный век.»

«В пылу познал одно лишь Море –

И это было Море Слёз! –

Но, будучи с душою в ссоре,

Я не поставил ей вопрос.»

«И вот, сегодня я отчалил

В моря Степи в последний раз,

Среди больших зелёных далей

Пробьёт и мой последний час!»

«Хочу уйти на дно пустыни

В безвестный шорох волн травы,

Пусть тленный прах навечно сгинет,

Оставив дух в руках молвы.»

«А за спиной – пусть море счастья

Насытит сонм моих рабов,

Родня упьётся морем власти,

В волнах стенаний и гробов...»

«Сокрой от них мою могилу,

Мой старый друг, мой тайный брат,

Скажи, что Небо поглотило

Моих останков смертный хлад...»

«Не будь остаток дней несчастным,

Меня на веки потеряв...

Не тщись стенанием напрасным,

Душой мучение приняв!..»

Так молвил он, бессильем болен,

Глаза усталые закрыв.

«Мой Хан, я буду счастьем полон!»

Слуга сказал, слезу умыв...

Костры сверкали в полуночье,

Кипенье пира осветив,

Вокруг сияли взоры волчьи,

Природу рабскую сокрыв.

В больших котлах кипело мясо,

Рекой вино и кровь текли,

Опорожняли чаши разом,

И страсти оргию вели.

Во тьме из трав вдруг выплыл всадник,

Ведя на привязи коня,

Его приветствовал урядник,

Чело в почтении склоня.

В молчаньи глядя друг на друга,

Кивнули оба головой, –

Коней неслышная прислуга

Укрыла тайно чёрной тьмой.

«Что, Господин, ты мне прикажешь

Веленьем Хана моего?» –

«Сейчас ты спать со всеми ляжешь,

А мне не нужно ничего!»

«Хочу в шатре уединиться,

Себя прощанью посвятить,

И наконец во сне забыться,

Чтоб явь досужую забыть...»

Сомкнулись пологи златые,

Собою Князя поглотив,

Вокруг застыли часовые,

Кольчуг мерцаньем озарив

Подходы к княжескому стану,

Храня хозяина покой,

И было велено охрану

Держать повсюду за стеной...

Рукою бережною свёрток

Достал Слуга из под пола, –

И вот, избавлен от обёрток,

Лёг тяжкий меч посредь стола.

Мерцала ручка пышным златом,

И кровь чернела на клинке,

На страшном лезвии покатом,

На чёрных ножнах и древке.

Взяв в руки меч, Слуга склонился,

Целуя тёмной стали хлад,

В лице уставшем изменился,

Как будто был чему-то рад,

Онгонов идолы намаслив,

Сказал, собрав остаток сил:

«Мой Господин, теперь я счастлив!» –

И в сердце ханский меч вонзил...

03.12.2004

Болото

Всюду подлость, экивоки,

Неспособность и враньё,

Всякий пьёт другого соки,

Теша лишь нутро своё.

Обещания пустые

Не стремятся исполнять,

Оправдания витые

Позволяют снова врать.

Всем удобно и приятно

Сеять зло в чужих сердцах,

Саранчой работать стадно,

Превращая зелень в прах.

Зависть квакает лягушкой

Посреди болот умов,

Досаждает мелкой мушкой,

Проедая плоть мозгов.

Расползается повсюду

Малярия суеты,

Из людей творя запруду, –

Для отстойника скиты.

Запах сероводорода, –

Разложение надежд, –

Поднимается до Свода

И ползёт из дальних мест.

Зеленеют среди кочек

Бородавки мудрецов,

Под защитой оболочек –

Головастики юнцов.

Полужизнь полурождает

Недоношенную тварь,

Под полою тлен съедает

Торф гнилой, пуская гарь.

Всё застыло и заснуло

Копошась в застое лжи,

Ряской скуки затянуло

Горькой правды рубежи...

04.12.2004

Что нам дано

Как часто люди не умеют

Ценить, что Небом им дано,

Самодовольством душу греют,

Лаская разум заодно.

Неблагодарность столь привычна,

Что входит в плоть и движет кровь,

Рассудком правит эластично

И на глаза кладёт покров.

Кичится принято Ответом,

Вопрос стыдливо забывать,

Стращать бессовестным наветом,

На правду уши закрывать.

Себе приписывать заслуги,

Труды чужие позабыв,

Свои тянуть повсюду руки,

О разрешеньи не спросив.

Мы вечно жаждем Обладанья,

Теряя каждый раз себя,

И на песке возводим Зданье,

Гордыню вечную лепя.

Свой эгоизм превыше ставим

Друзей, Семьи, Учителей,

Вперёд несясь, упряжкой правим

Огнём кипящих лошадей.

Нам не привычно судьбы ближних

С собою ладно примерять, –

Не отсекая фактов «лишних»,

Не принижая действий стать.

В чужих успехах видим только

Один конечный результат,

Не видя, как он трудно, долго,

Упорно, потно был пожат.

Чужое бедствие бездушно

Стремимся взглядом обойти, –

Считаем, нам Судьба послушна,

Стеля нам славные пути.

Молох Успеха почитаем,

Не видя почвы под собой, –

Но что дано – того не знаем,

Вступая с Небом в смертный бой...

04.12.2004

Увы

Я не боюсь слепого сглаза,

Не берегу себя ничуть, –

Меня не скрутит злобы лассо,

Не подомнёт тупая Чудь.

Я вижу глупые увёртки,

Попытки скрыть ревнивый ход,

Острот банановые корки

И сплетней слаловый полёт.

Смешно и странно слышать всхлипы

Бесстыжих жалоб клеветы,

И узнавать людские типы,

Чьи души – хищные цветы.

Неужто роли и куплеты,

Что длань Природы создаёт,

Нельзя сыграть получше где-то?!..

Но знатоки – наперечёт!

Порой за тенью лицедейства

Стоит разученная роль,

И под румянами кокетства

Зияет тлеющая голь

Гнилых подспудных намерений,

Что «дружбу» жаждут отряхнуть,

И пастью лживых заверений

Предать и подло обмануть.

В Участье видно смакованье

Чужих несчастий и обид,

В Сочувствии – торжествованье,

Что стан другого перебит.

А в Ободреньи – тень надежды,

Что не иссякнет раны боль,

Что человек застрянет «Между»,

Не превзойдя свою Юдоль.

Но я в иронии спокоен,

Доверясь Богу и Судьбе, –

Я знаю то, чего достоин,

И что ношу в самом себе...

05.12.2004

Не отвергай

Не отвергай Любовь чужую,

Ухмылкой трепет не встречай,

И, равнодушие рисуя,

Цинизмом раны не вскрывай!

Ведь нету Сердца беззащитней

Чем то, что Верою живёт,

Переживая сотни жизней,

Когда Надежды миг цветёт.

И нет Души, что с большей силой

Летит навстречу Небесам,

Когда Влечения светило

Зовёт к вселенским чудесам.

Нет уязвимей человека,

Чем тот, кто Чувства панцырь снял,

Чья кровь несёт в пылу забега

Чей конь Судьбы рассудок смял.

В его очах – обет забвенья

Своих стремлений и сует,

К чужим речам пренебреженье,

Святого таинства Завет.

В них море нежности и ласки,

Готовность верить и прощать,

Отринуть гнёт привычной маски,

Что злобу учит вымещать.

Они пугают и боятся,

Они смущают и влекут,

Пируют буйно и постятся,

Стоят недвижно и текут.

Не ударяй по ним усмешкой,

Учтивой хладностью границ,

Чугунной праведностью веской,

И едкой мудростью зениц.

В чужой Любви себя очисти

В Душе чужой узри свой лик, –

Доверь ей краски, холст и кисти,

Чтоб новый Образ твой возник!..

06.12.2004

Замкнутый Круг

Мы все и всюду жаждем Счастья,

Стремясь Страданья избегать,

Реалий жизненных всевластья

Не научившись замечать.

Свои желанья насыщая,

Страстями новыми горим,

И плоть с душою совмещая,

Не знаем, что с собой творим.

Приобретая раз за разом

Предмет желаний и мечты,

Мы вновь ведём охоту глазом,

Пронзая чащи и кусты.

И видя новые объекты,

Не зная, как себя сдержать,

Мы – Веры пагубной адепты,

В желаньи сразу Рай стяжать.

В себе скрывая представленье

О том, что значит «Идеал»,

Мы тратим Время в достиженьи,

Его пустив на пьедестал

Того златого истукана,

Что нашу кровь неслышно пьёт, –

И мы не чувствуем изъяна,

Который в дебри нас влечёт.

Вперёд протягивая руку,

Мы отдаём её в капкан, –

Но в «обладаньи» зрим заслугу,

Что бьётся «бурею в стакан».

Не ведаем, что счастье с горем –

Родные сёстры-близнецы, –

Мы их с собою часто ссорим,

Стремясь найти в воде концы.

И радость с адом перепутав,

Мы горько плачем под конец:

Пылает, нас собой укутав,

Страданья вечного венец...

07.12.2004

Ваш Поезд

Куда Вы торопитесь, Сударь?

Ваш Поезд от Вас не уйдёт!

Неужто, вихляясь, как угорь,

Вы кровь перегоните в пот?!

Расписаны все маршуруты,

И розданы все паспорта, –

Кому-то страдать от простуды,

Иль колик внизу живота,

От запахов, шума соседей,

Унылого стука колёс,

Шуршанья баулов и снедей,

Ответа на глупый вопрос.

Билет Ваш уже обозначен,

И выписан только на Вас,

Судьбой прозорливой оплачен, –

Известны и место, и класс!

Есть пункт для начальной отправки,

И пункт назначения есть,

Повсюду – киоски и лавки,

Чтоб Вам путешествие снесть

Под шелест досужих изданий

Жевание быстрой еды,

На фоне острот и зеваний,

Глотков минеральной воды.

Есть Время в часах и минутах,

Которое надо «отбыть»,

Вы – птица, что прыгает в путах,

Чтоб крылышки освободить.

Но эти силки беспощадны,

И Вам их не преодолеть, –

И будут другие прохладно

На Ваши страданья смотреть.

Оставьте бесцельную мутарь,

Метанье Сомнений и Вер!

Куда Вы торопитесь, Сударь?

Зачем беспокоитесь, Сэр?..

08.12.2004

Серость

Сегодня встал я спозоранку,

Глаза открыв на тусклый свет,

И, разогнув свою осанку,

Вдруг вспомнил, как мне много лет!

А за окном – повсюду Серость

Вершит над Миром скорый суд,

И засевает в сердце мерзость,

Чтоб кровь студить в плену запруд.

Покрыто Небо серой плёнкой, –

Осадком хилых облаков, –

Дожди и снег идут сторонкой,

Не распуская кулаков

Над той землёй, что серым сором

Накрыла чёрный перегной, –

Ковёр угрюмый, на котором

Узор из луж плывёт стеной.

И в лужах серым водоходом

Лениво движется раствор,

В котором тленным хороводом

Грязнеет лиственный затор.

Сереют спальные районы,

Храня собою серость снов,

Сереют крыши и балконы

Под серым холодом ветров.

Сереет дым из труб машинных,

Печей котельных и костров,

Людских дыханий, лавок винных,

Питая Серости покров.

Пронзает Серость плоть и душу,

Вбирает камень и металл,

Вселяет в жилы мрак и стужу,

Всосав эмоции бокал...

Но я Улыбкой одноцветье

Через колено перегну,

Забуду Жизни многолетье

И распрямлю свою спину!

08.12.2004

Спешка

Мы ненавидим то, чего не знаем,

Не утруждая Знанием себя,

И домыслы на веру принимаем,

Ладан неверья тягостно клубя.

Нам тяжело задуматься, очнуться,

Прочистить полусонные умы, –

Предпочитаем сразу отвернуться,

Сбежав в берлогу чувственной зимы.

Мы слушаем чужие предрассудки,

И мнения чужие бережём,

Слова чужие и свои поступки

Соединяя общим куражом.

Мы жить спешим, и выводы стегая,

Под приговором ставим свой крючок,

И вновь летим, природу погоняя,

Творя вслепую пламенный скачок.

Пархая, словно бабочка по лугу,

Мы скачем по идеям и вещам,

И сводим понимание к досугу,

Судя о силе жизни по мощам.

Нам хочется успеть и насладиться,

Повсюду отщипнуть себе кусок, –

Но успеваем только озлобиться,

Поняв, что невозможен наш бросок.

Тогда повсюду ищем виноватых,

Свою вину на сторону списав,

Прижав к стене, уродуем горбатых,

Забыв могилам дать узду управ.

Равняем понимание с сужденьем,

И логикой играем в биллиард,

Всё новое встречаем небреженьем,

И презираем тишь смиренных парт.

Нам тягостно признать свои ошибки,

Мы всюду правы и везде умны, –

Но забываем, – самомненья зыбки,

И пяты ахиллесовы видны!..

08.12.2004

Вечное Желанье

Как хочется Покоя

От этой кутерьмы,

Слияния с Мечтою,

Согрева от Зимы,

Души отдохновенья,

Пронзительной тиши,

Неспешного теченья

В безвестности глуши.

Закрыть навеки очи,

Чтоб слёзы не текли,

Чтоб в ночь слетелись ночи,

И пыль легла к пыли,

Чтоб горечь не томила,

И память не звала,

И совесть не кутила,

И радость не спала.

Приходит очень часто

Желанье всё забыть,

Сказать навеки «баста»,

И кровь из вен излить,

Принять хмельного яду, –

Свободы сладкий сок, –

Что льёт свою отраду

Для тех, кто одинок.

Что тягость отряхает

Заведомых цепей,

В объятья принимает

Не вешая сетей.

Как хочется все грани

Навеки раскидать,

Летя быстрее лани

Заслоны разбивать,

Не видеть и не слышать,

Не помнить и не знать,

Найти навеки нишу,

Проститься и прощать.

Как хочется желанья

Навеки истребить,

Но в тьме горит сиянье, –

Зовёт надежда жить...

09.12.2004

Бремя Возможностей

Сколь тяжко бремя возможностей, –

Системы координат, –

Что будит движенье мощностей

Сплетением мест и дат.

Возможность даёт рождение

Для наших телесных форм,

Сажает судьбы растение,

Одним дуновеньем спор.

Семья нам даёт возможности

Лететь или быть на дне,

Разрушить любые сложности,

Иль душу топить в вине,

Характера силы разные,

Что губят иль меч дают,

Замашки крутые, властные,

И рабского мха уют.

Друзья нам дают отдушину,

Возможность себя узнать,

И каждый – знакомых дюжину

Зовёт на душе принять.

А встречи чреваты шансами

Найти наконец уста,

Согреть своё сердце стансами,

С пустого начав листа.

Возможности – живородящие,

И носят в себе себя,

Стеченья вещей творящие,

Мелькают, в глазах рябя.

Загадками виснут в воздухе,

От нас ожидая дел,

Что нам приоткроют мостики

В нежданный другой удел.

Но в них – наши путы вечные,

Границы литой сургуч,

Что давит сердца беспечные

Грядой неприступных круч...

09.12.2004

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий