Мысли о Разном.Сборник Поэзии.Часть 7.


Великий Юй

Во времена унылые былые,

Когда повсюду рыкало зверьё,

Скучали люди, праздные и злые,

Одетые в лохмотное тряпьё,

Неистово горланила Природа,

Стихиями играясь, как дитя,

Нагромождая реки и болота,

Напасти изобилием родя,

Жил человечек тихий, неприметный,

Копавшийся с утра до темноты

В земле худой, заброшенной и бедной,

Сажая риса тонкие листы.

Соседи издевались и трунили,

Не веря, сомневаясь и глумясь,

Со смехом его пустошь обходили,

Попутно сквернословием бранясь.

« – Послушай, Юй! ( Ведь был он просто Юем! )

Тебе не надоело быдлом быть?

Как на тебя посмотрим – так тоскуем,

Давай-ка к нам, бездельничать и пить!»

«Всё это – чушь, ты зря снедаешь время,

Жалей горбы, расслабься, похрапи!

Не сыпь в песок замученное семя,

Себя хотя бы чуточку люби!..»

Но Юй глядел с улыбкою простою,

И, кланяясь, смиренно замечал:

« – Я исполняю Долг перед Собою!», –

Народ смотрел, дивился и молчал...

Прошли года. Великие пространства

Покрылись буйством рисовых полей,

Земля приобретала постоянство,

Зовя обильем алчущих гостей,

Летела слава празднично и гулко,

Самодовольно нежился народ, –

И лишь одна далёкая фигурка

Своим трудом вгрызалась в горизонт...

Сказали боги, духи и драконы:

« – Какого чёрта эти червяки

Ломают наши древние Законы

Одним прикосновением руки?!»

«Уже забыли, кто везде Хозяин,

Набрали вес, настроили жилищ,

Размножились до дебревых окраин, –

А пашет тот, кто вечно гол и нищ!»

«Мы Мир смесили, он его возводит,

А посредине – те, кто ловит кайф!

И нас не замечают будто вроде,

Плоды чужие походя собрав.»

«Пора омыть краали Поднебесной,

И навести Порядок чрез Потоп,

Чтоб Жизнь не представлялась им чудесной,

Лупя всегда, развесисто и в лоб!..»

Разверзлись хляби, реки возмутились,

Пруды слились, озера поднялись,

Вонищею болота разразились,

Снега и льды, растаяв, растеклись,

Моря взбурлились, вспеня океаны,

Сговариваясь с небом заодно, –

И затопили дремлющие страны,

Гоня людей осадками на дно.

Оставшиеся в горы убежали,

Бросая всё, повсюду навсегда,

И над Судьбой в смятении дрожали,

Смотря, что понаделала вода...

Но в эти дни на чахлом возвышеньи

Бесплодного далёкого плато,

Не зная ни минуты промедленья,

Копался молчаливый Кое-кто.

Да, угадали! Это был всё тот-же

Как муравей трудолюбивый муж,

На солнце диком бронзовевший кожей,

И принимавший под грозою душ.

Но что он делал в бездне катастрофы?

Каналы рыл и дамбы возводил...

Я не шучу, помилуйте, ну что Вы?!

С утра живой, ни капельки не пил!

Так вот, пока повсюду выли стоны,

Работал Юй, таская на себе

Земли и глины вырытые тонны,

Мозоль растя на шее и горбе.

Шли дни, недели, месяцы и годы, –

А он всё строил, рыл и размечал,

И, омываем праведностью пота,

Безумье вод землёю укрощал.

Да, я забыл! Ему не помогали...

Но не мешали – тоже ничего!

И наконец, с остротами отстали,

Не забирая Времени его.

« – Какое Свинство!» – возрычали звери,

( И дажи свиньи вздули пятачки! ), –

«И после этого – Людями вещи мерят,

Природе натираючи очки!»

«На что годится сонмище Двуногих,

Когда из них – один лишь Человек, –

Среди тупых, ленивых и жестоких,

И завистью зараженных калек?!»

«Хотя бы раз седалище подняли,

И подключили хладные мозги, –

И сей бедлам быстрёхонько убрали,

Озеленив бесплодные пески!..»

Но поелику люди занимались,

Как водится, естественно, Собой,

То «в меньшинстве» животные остались,

Дивясь творящей юевой рукой...

Однажды утром, прямо на рассвете,

Плечо упрямца кто-то встеребил:

« – Что чую я в неясном силуэте?

И кто меня почти что разбудил?»

« – Прости, о Юй, нас тут всего лишь двое, –

Я – Черепаха, рядом, вот, – Дракон,

И волноваться, право же, не стоит,

Ты должен знать, что Труд твой оценён!»

«Ты пристыдил все Силы в этом Мире,

( За исключеньем, разве что, Людей ),

И наш черёд платить по общей вире,

Творя границы бешенной воде.»

«Соединились боги со зверями,

И выслали на помощь нас двоих,

Чтобы служить своими мощностями

Для устраненья Горестей и Лих.»

«Ведь от людей подмоги не дождёшься!

Они умеют только «потреблять»...

Но если ты на Землю обопрёшься, –

То Небо не замедлит помогать!..»

С улыбкой Юй погладил прочный панцырь,

И обнял шею с острой чешуёй,

И им сказал, как старый мудрый Пастырь:

« – Давайте выполним наш Долг перед Собой!»

И засучив всё то, что было можно,

Они разбили дело на троих,

Верша работу слаженно и мощно,

Лепя Вселенной обновлённый Лик.

Дракон копал, таскала Черепаха,

А Юй руководил и размечал, –

И наконец из сжиженного Праха

Необозримый Новый Мир восстал!..

На склоне Гор, далёких и священных,

Сидели Трое, дух переводя,

И взором успокоенно блаженным

За превращеньем дел своих следя.

Промолвил Юй: «Отныне всё в порядке!

Пусть словно Панцырь будет эта твердь,

А Небеса драконящей разрядкой

Вершат Стихий хмельную круговерть!»

И в этот Миг, от края и до края,

Вскричали Все, Повсюду и Везде,

От топок Преисподней и до Рая,

В Пустынях, Облаках и на Воде:

« – Великий Юй! ( Он стал Великим Юем. )

Твой Долг оплачен! Будь Собой теперь!

Мы за Тебя поём и голосуем,

Приотворя Божественности Дверь!..»

С тех пор, превозвеличенный Слогами,

Нектар Бессмертья в Вечности пия,

Он проживает с вышними богами...

А на Земле не видно ни Юя...

27.03.2005

Сказка Надежды

В самом сердце великой Чащи,

В пряном мраке еловых лап,

Там, где хищники жертву тащат, –

Тех, кто кровью и верой слаб, –

Через тысячи скал, омытых

Голубой ледяной водой,

Что кипит средь корней извитых

Под мертвящей седой горой, –

В том Краю, что объят беззвучьем,

Где под тленом и мхом гранит,

На верху неприступной кручи

Чёрный Замок века стоит.

Этот Замок обходят люди,

Окропляя дурной молвой,

Его облик смятенье будит,

И безудержных слухов рой,

Тёмной ночью его легендой

При свечах пугают детей,

И завита пергаментной лентой

Злая повесть дурных вестей.

Там блуждает Голодный Демон,

Седовласый понурый Дух,

Что щемящей Тоской овеян,

Чей бессмысленный взор потух,

Чьи когтистые пальцы ловят

Тайный Образ былой Мечты,

Восковые, лишённые крови,

Ищут губы нектар Красоты.

Он собою скрывает тайну,

И проклятья горящий след,

И Судьбою своей неустанно

Погоняет теченье лет...

Но когда-то сияла Слава

Над прекрасной его страной,

На полях зеленели травы,

Золотились хлеба стеной,

Сотни тысяч людей трудились,

Наслаждаясь плодом трудов,

Шумно стайки детей резвились

Средь цветущих хмельных садов,

Крепла сила, росла торговля,

Гордо флаги вздымались ввысь,

Приносили доход угодья, –

Мех куниц, соболей и лис.

Был он молод, горяч и грозен,

Королевский Венец носил,

И средь Жизни бурлящих вёсен

Мёд Владычества сладко пил.

При дворе его нежно пели,

Восславляя Любви огонь,

Благозвучные министрели,

Воплощавшие дивный сон.

Сотни дам красотою сладкой

Состязались в войне за страсть,

Поцелуи даря украдкой

Тем, кто сердце умел украсть...

Но всего Королю было мало,

Он стремился всё время «вперёд»,

Его мысль дела погоняла,

А рука понукала народ.

Он желал превзойти своих предков,

И потомкам колени склонить,

Повергая соперников редких,

И травя путеводную нить.

« – Я хочу, чтобы прочие Земли

Предо мною поверглись ниц,

Чтобы троны летели как кегли,

Познавая ударов блиц,»

«Чтобы Рыцари мне служили,

Позабыв про свои гербы,

И богатства к ногам сложили,

Словно мысли моей рабы,»

«Чтобы только мои желанья

Стали прочным Законом для всех,

Существующих мне на закланье,

Для меня проживающих век!..»

Но однажды, со сворою гончих,

Сворой слуг и сворой друзей,

До весёлых забав охочих,

На потеху душе своей,

Он отправился в Чащу леса,

Погоняя хлыстом скакуна,

Чтобы, скрывшись от жаркого лета,

Бить оленя, травить кабана.

Зачарованный пылкой погоней,

Ускакал он от свиты шальной, –

И пропали их резвые кони

За туманом сокрытой скалой.

Тишина Короля окружила,

Опустили деревья листву,

И пред взором земля обнажила

Чёрный холм через дёрн и траву.

В этот миг перед ним явилась

Дева сказочно терпкой красы:

Золотая коса развилась,

А в очах – перелив Грозы,

Кожа белым атласом светит,

Бюст играет убранством сосков,

Бёдра манят в сладчайшие сети, –

Чистой Розы зовущий альков.

« – Что ты ищешь, Великий Воин?» –

Сладострастно запел её глас, –

«Может быть, ты Меня достоин,

И сейчас твой Великий Шанс?»

«Говори о своих Желаньях,

И смотри лишь в Мои Глаза,

Позабудь о пирах и данях,

Что как утренняя роса,

«Появляется и исчезает,

Не оставя в сём Мире следа, –

Пусть Меня твоё сердце познает,

Продлевая Мгновенья в Года!»

«Но запомни: твоей Я стану,

Лишь когда ты сойдёшь с коня,

И, склоняя гордыню стана,

На коленях почтишь меня,»

«Поцелуем одаришь Руку,

И найдёшь свою Суть во мне,

В Услуженьи узришь Заслугу,

Постоянство найдя в Весне!..»

Возмутился Король в Гордыне,

Осадив скакуна назад:

« – Пусть Мечтанье твоё остынет

Средь Фантазий резных палат!»

«У меня есть дела повыше,

Чем простои у ног твоих,

Моё Имя История пишет,

Я удачлив, силён, велик!»

«Домогаюсь повсюду злата,

Выю Рыцарей в пыль клоню,

Славословящий шум водопада

В своё русло кнутом гоню,»

«Покоряю иные Царства,

Вековеча за годом год,

Ради Чести ввергая в Рабство

Каждый новый чужой народ!»

«Предо мною – красавиц сотни!

И любая – всегда моя!

Я дышу без тебя свободней,

Под себя этот Мир кроя.»

«Повстречаю других, получше,

Попрекрасней и поумней,

Чем дикарка в еловой гуще,

Среди мрака, коряг и корней!..»

Потемнели красивые очи,

Хмурый ветер погнал листву

Опустились покровы ночи,

Пробудив на ветвях сову,

Стоя в зареве ярко красном,

Дланью вытерев слёз елей,

Дева молвила: «О, Несчастный!

Что ты сделал с Судьбой своей?!..»

И пропала она в тумане,

Короля покинув навек.

Тот вернулся с утренней ранью

В Замок свой не сомкнувши век.

С этих пор он ещё мощнее

Управлял, воевал, кутил,

Бил врагов по упрямой шее,

Многих женщин в альков водил,

Ещё больше копил и строил,

Подчиняя себе Других, –

Но свой Дух этим не успокоил,

Сердцем зря одинокий Лик.

И ни в чём он не ведал Счастья,

Всё травило его Тоску,

Он бежал под покровы Чащи,

В летний жар и ночную пургу.

Видел в Славе кривую усмешку

А в Сокровищах – тяжесть вериг,

Погоняя безумную спешку,

Поседел и плечами поник,

В Землях чуял дыханье Могилы,

В Окруженьи – Чужих и Слепых,

И растратил душевные силы,

Всюду слыша звериный рык...

Пролетели суровые годы,

И зачахла его Страна, –

Эпидемии, недороды

Истощили её до дна.

Опустели деревни и сёла,

Захирели совсем города,

Люди подняли завязь подола,

И ушли из неё кто куда...

С этих пор тяготеет Проклятье

Над заброшенной этой Землёй,

Овладел её каждою пядью

Мрачный Лес, беспросветный и злой.

Замок плесенью чёрной покрылся,

Вечный хлад под собою храня,

И Король его переродился,

Свой Удел одинокий кляня.

Заключённый в своей Цитадели,

Он Свободой терзает Дух,

Одержимый единственной Целью, –

Разорвать заколдованный Круг.

Но вокруг – тишина и безлюдье,

Как беззвучный отчаянья крик,

Как болотистое перепутье

В коем тонет безумный старик.

Он всё ждёт черноглазую Деву,

Чья Мечта ему в грёзах видна.

И как знать, ведь Она – Королева!..

Может, сжалится всё же Она?..

30.03.2005

Посвящение «Детям Розенталя»

Большой Театр ставит «калоеда»!

От возмущенья Небо наголо!

«Разорваны Традиции Заветы»,

Что «общество лелея берегло»,

Что «красотой и трепетностью полны»,

Чьё «высшее наследие» – как бог,

А «лиры благозвучнейшие волны»

Ласкают «эстетический восторг»...

Но что случилось? Будто в одночасье,

«Уродство» из-за «тёмного угла»

Обрушило «фальшивости» ненастье

На зрительские души и тела.

На Совершенстве ставят Экскременты

Скандалом будоража нервоток,

И сквозь былых регалий позументы

Глядят зрачки циничных поволок.

Везде «протесты», «шумы», «кривотолки»,

Листовки, транспаранты, голоса, –

И лижут слюни критики, как волки,

Затягивая жертвам пояса...

Но что кричать, пыхтеть и надрываться?!

Давно ли, обеспечивая Слом,

Вы призывали вволю «отрываться»,

Меняя высь Культуры на Содом?

Давно ли был прилюдно изгнан Мастер,

Что признан от Заката до Зари,

И вслед за ним полезла «примов» каста,

Крича: «Что не упрятано – бери!»?

Давно ли эта свора недоучек,

Что в зависти крушили труд чужой,

Паля по воробьям из мощных пушек,

Похоронили Гений под Собой;

Репертуар кромсали и терзали,

Взамен не создавая ничего,

Бездарность Высотой провозглашали,

Чужое не деля от Своего,

Изъеденною славой упиваясь,

Интригою раздраив коллектив,

Метались от безделия и, маясь,

Гоняли тех, кто был к сему брезглив?

Давно ли всё «скупили» и «продали»,

Как будто забывая о Цене,

Давно ли свои души промотали,

К Кремлёвской притираючись стене,

Давно ли примирились и «сплевались»,

На всё маша весёлою рукой,

Давно ли над Собою издевались,

Лелея наркотический «покой»?!

Нет, полноте! Вы честили клозеты,

Самих Себя смывая в унитаз,

И пели долго Пошлости куплеты,

И ведьмовщину вывели на Пляс!

Вы сами экскрементами залиты,

А «калоеды» плавают поверх,

Не замечаете?! Они ведь Вами сыты,

И воспевают Ваш никчемный Век!

Большой Театр – Ваше Отраженье, –

Уж поздно возмущаться и стенать,

Разыгрывать «святое раздраженье»

И инфантильно в Зеркало плевать!..

01.04.2005

Мир Избитой Правды

Как много заезженных «Истин»,

Что всюду бездумно твердят,

Чей Смысл из Разума вычтен,

А Мысли Чудовищ родят!

Кричали шумливые греки,

Что в «теле здоровом» младом

«Здоровые души», как реки,

В потоке несутся литом.

Но видим мы, как ни печально,

Сегодня строительство тел,

Где мышцы растут идеально, –

А Дух ни на йоту не спел.

От века до века мы слышим,

Той «мудрости» звонкую медь,

Что «двигаться» надобно «тише»,

Чтоб «дальше» при этом «успеть».

И тихо плетутся по кругу

Отары адептов слепых, –

В то время как «быстрые» в руку

Хватают Величащий Миг.

Да, «капля по капле», бесспорно,

Когда-нибудь камень «пробьёт», –

Но киркой махая задорно

Спасёте и Время и Пот;

«Доверье» желает «Проверки», –

Однако, несложно понять,

Что лучше «прощупать» по мерке,

И только потом – «доверять»;

Положено «Время» на «Дело»,

«Потехе», конечно же, – «Час», –

Но часто работа – неспела,

А отдых – Сокровище даст;

И «Краткость» «Таланта Сестрою»

Давно не за дело слывёт, –

Бездарность скрывая порою,

Темнит и бессовестно лжёт...

Нас ловят «Крючками» на «Леску»,

Мы с «Чистого» пляшем «Листа», –

Но верим упрямо и дерзко,

Что «Мир сей спасёт Красота»!..

01.04.2005

Mit Staunen sieht das Wunderwerk

Гляжу с восторгом на Творенье, –

Его послали Небеса, –

Обожествляю Вдохновенье,

Что полыхает, как Гроза,

Питает Душу, Сердце теша,

Пронзая молниями Мрак...

Я в Восхищении опешил,

Постигнув собственный Размах!

Я Интуицией питаюсь, –

И всё мне мало: Я горю,

Великим Пламенем играюсь,

Искрясь Очами в Мир смотрю,

Внимая Звукам через Слово,

Мешаю Басы, Тенора,

Со Сцены прочь гоню Покровы,

И говорю из Тьмы: «Пора!»

И возгораются Светила,

И Мироздание поёт, –

И Слово вновь рождает Силу,

Что устремляется в Полёт.

Я знаю, что во мне от Бога, –

Я Раб Творенья и Идей, –

И позабыв о Власти Рока,

Я верен вновь Мечте Своей!..

01.04.2005

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий