·
38 мин
Слушать

Two lives.

[Аннотация]

Люди живут своей обычной жизнью не подозревая, что они живут бок о бок с другими обитателями Земли - рэками. А я, Гера, готова это подтвердить своей неправдоподобной, но истинной историей...

[Последнее мгновение]

По до­роге в тём­ном тон­не­ле ехал лег­ко­вой ав­то­мобиль то по­падая в свет фо­нарей, то сно­ва про­падая во ть­ме. За ру­лём си­дел па­рень с очень блед­ным от­тенком ко­жи. Цвет его глаз был чёр­ным, пе­пель­ные бро­ви сош­лись на пе­рено­сице, во­лосы бы­ли соб­ра­ны в ту­гой кон­ский хвост. Его каф­тан с се­реб­ря­ной на­шив­кой МОР тос­кли­во ле­жал на зад­нем си­дении. Су­дя по цве­ту глаз он был в гне­ве.

― Ис­пио, ― ос­то­рож­но поз­ва­ла я его, но он сде­лал вид, что сос­ре­дото­чен­но ве­дёт ма­шину.

Я тя­жело вздох­ну­ла и от­верну­лась к ок­ну. В ви­де пей­за­жа мож­но бы­ло наб­лю­дать толь­ко бе­тон­ные сте­ны тон­не­ля и ко­лон­ны. Мы про­еха­ли в пол­ном мол­ча­нии чуть боль­ше по­лови­ны пу­ти. Вне­зап­но что-то лоп­ну­ло и ма­шину ста­ло за­носить. Я вце­пилась в бар­да­чок, ад­ре­налин заш­ка­лил, страх зас­трял ко­мом в гор­ле, ста­ло труд­но ды­шать, а сер­дце уча­щен­но за­билось, буд­то птич­ка в клет­ке. Я пос­мотре­ла на дру­га. Его цвет глаз, как в прин­ци­пе и мой, по­менял­ся на свет­ло-се­рый ― цвет стра­ха. Он ста­рал­ся спра­вить­ся с ав­то­моби­лем, но уп­равле­ние не слу­шалось. Ка­ким-то чу­дом в та­кой си­ту­ации я смог­ла за­метить на по­тол­ке тон­не­ля щель раз­ме­ром с мою ла­донь из ко­торой сы­палась зем­ля. Я сно­ва по­вер­ну­лась к Ис­пио, всё его те­ло ста­ло нап­ря­жен­ным, и без то­го блед­ная ко­жа ста­ла поч­ти ме­ловой. Я по­няла, что мысль у нас с ним бы­ла од­на: по­пытать­ся не вре­зать­ся в ко­лон­ну, хо­тя бы под щелью. Воз­можно он то­же её за­метил. Ис­пио ста­рал­ся как мог, а я толь­ко и мог­ла цеп­лять­ся за ма­шину. И как бы мой друг не ста­рал­ся, мы всё рав­но вре­зались в ко­лон­ну, ос­та­вив там вмя­тину с рас­полза­ющей­ся па­ути­ной тре­щин. Мы поч­ти с об­легче­ни­ем вздох­ну­ли. Друг ос­то­рож­но не­дале­ко отъ­ехал и вы­шел из ма­шины, что­бы пос­мотреть при­чину по­лом­ки. Ме­ня всю тряс­ло и я ни­как не мог­ла сов­ла­дать со сво­им те­лом. Я ста­ла ос­матри­вать по­толок тон­не­ля в по­ис­ках ще­ли и она ока­залась над мо­им дру­гом.

― Ис­пио, ос­то­рож­но! ― смог­ла вык­рикнуть я и в ту же се­кун­ду на ме­ня об­ру­шива­ет­ся тя­желый и тол­стый слой бе­тона про­ламы­вая кры­шу ав­то­моби­ля.

Я рез­ко от­кры­ла гла­за. На лбу выс­ту­пал хо­лод­ный пот и сте­кал на по­душ­ку. По те­лу бе­гали му­раш­ки, в гор­ле и во рту пе­ресох­ло, сер­дце уча­щен­но би­лось, страх всё ещё раз­гу­ливал в мо­их жи­лах, но стал мед­ленно спа­дать. Я ста­ла де­лать глу­бокие вдо­хи и вы­дохи. Пер­вые нес­коль­ко вдо­хов бы­ли пре­рывис­ты­ми, и с каж­дым пос­ле­ду­ющим ды­хание ста­нови­лось бо­лее ров­ным. Я сде­лала пос­ледний вдох, от­ки­нула оде­яла и по­топа­ла бо­сиком на кух­ню. Наб­ра­ла во­ду из-под кра­на в ста­кан и вы­пила зал­пом. Этот кош­мар ме­ня му­ча­ет при­мер­но ме­сяц. Один и тот же сон, ни­каких из­ме­нений. Я вновь наб­ра­ла во­ды, ки­нула взгляд на нас­тенные ча­сы и по­дош­ла к ок­ну. За ок­ном ста­ло рас­све­тать.

― Сно­ва тот стран­ный сон? ― ус­лы­шала го­лос сес­тры за спи­ной.

― Угу, ― я сде­лала не­тороп­ли­вый гло­ток.

― И сно­ва в пять ут­ра, ― наб­лю­датель­ная моя сес­трён­ка.

― Ага, ― я по­вер­ну­ла к ней го­лову и об­ло­коти­лась о по­докон­ник.

― Ге­ра, ты прав­да счи­та­ешь, что это нор­маль­но?

― Нет, это не нор­ма, но к пси­холо­гу я не пой­ду, ― ска­зала я своё ре­шитель­ное "нет".

― Я по­пыта­лась, ― по­жала она пле­чами и взя­ла свою бу­тылоч­ку с во­дой из хо­лодиль­ни­ка.

― Кста­ти, Ви, а ты че­го так ра­но? ― толь­ко сей­час за­мети­ла я.

― Тре­ниров­ка по тен­ни­су.

― Яс­но.

― Ага.

Вот и весь наш раз­го­вор с Оли­ви­ей. Мне всег­да ка­залось стран­ным, что жи­вя в Рос­сии у нас с сес­трой инос­тран­ные име­на. Хо­тя ко­му ка­кая раз­ни­ца? Но мой друг, при­чём единс­твен­ный, го­ворит, что это при­коль­но. Хо­тя я, ес­ли чес­тно, в этом не ви­жу ни­чего при­коль­но­го.

― Ты се­год­ня в шко­лу пой­дёшь? ― Ви выг­ля­нула из-за две­ри.

― Со­рэдэ­ат­тэ мо ё­идэс, ― без­различ­но по­жала я пле­чами и пос­та­вила ста­кан на сто­леш­ни­цу тум­бы.

― Опять ты со сво­им япон­ским, ― фыр­кну­ла Оли­вия. ― Что это зна­чит?

― Мо­жет быть. А что?

― Ни­чего.

― Ви, что ты хо­тела? ― я под­ня­ла од­ну бровь.

― Ни­чего, яс­но? ― раз­дра­жён­но бро­сила Ви и ти­хо зак­ры­ла за со­бой дверь.

Что-что, а вот в злос­ти она ни­ког­да не хло­пала дверь­ми. Иной раз я удив­ля­лась её са­мо­об­ла­данию. Ей все­го шес­тнад­цать, а ве­дёт се­бя нам­но­го взрос­лее ме­ня... в не­кото­рых слу­ча­ях. Щел­чок двер­но­го зам­ка яс­но ска­зал мне, что я ос­та­лась до­ма од­на. В шко­лу мне ид­ти не хо­телось. Что я там по­теря­ла? Зна­ния, ко­торые я мо­гу по­лучить и до­ма? Ес­ли на чис­то­ту, то я дав­но уже прош­ту­диро­вала все учеб­ни­ки и до­воль­но быс­тро обог­на­ла сво­их сверс­тни­ков. По­это­му-то мне там ло­вить не­чего. Хо­рошо, что ро­дите­ли вско­ре вер­нуть­ся. Мы с ма­мой до­гово­рились, что, ког­да она вер­нётся, то пой­дём вы­бирать мне платье на вы­пус­кной. Как-ни­как, а уже па­ра ме­сяцев ос­та­лась. И я ещё не ре­шила ку­да бу­ду пос­ту­пать. Воп­рос вре­мени.

Я пос­та­вила та­бурет воз­ле ок­на, взя­ла ста­кан во­ды, се­ла у ба­тареи и ста­ла смот­реть в ок­но. Го­род стал пос­те­пен­но про­сыпать. В не­кото­рых ок­нах со­сед­не­го вы­соко­го до­ма за­жег­ся свет. Лю­ди толь­ко на­чали вы­ходить из сво­их у­ют­ных до­мов или кро­ватей. От раз­гля­дывая про­ходя­щих ми­мо лю­дей ме­ня от­влёк двер­ной зво­нок. Я сжа­ла гу­бы и пош­ла в при­хожую. Че­рез гла­зок я уви­дела пе­реми­на­юще­гося с но­ги на но­гу сво­его дру­га Ми­шу.

― Про­ходи, ― ска­зала я ему, от­кры­вая дверь.

― А ты че­го не го­това?

― Сей­час пять ут­ра.

― Сей­час уже семь, ― па­рень про­тис­нулся ми­мо ме­ня в квар­ти­ру.

― Ка­кая раз­ни­ца, ― я зак­ры­ла дверь за дру­гом. ― Я всё рав­но ни­куда не со­бира­юсь ид­ти.

― Ты уве­рена?

― Бо­лее или ме­нее.

― Яс­но. Тог­да я мо­гу ос­тать­ся у те­бя, ― Ми­ша быс­тро ски­нул ке­ды и сум­ку.

― Ась?

― Ес­ли чес­тно, то я уже ус­тал от Ле­ны. Она ме­ня дос­та­ла.

Ле­на ― это его де­вуш­ка, с ко­торой мы учим­ся в од­ном клас­се. Они встре­ча­ют­ся чуть боль­ше трёх ме­сяцев. Ми­ша очень доб­рый и тер­пе­ливый и нуж­но быть осо­бен­ной стер­вой, что­бы вы­вес­ти его из се­бя.

― И что же твоя кон­фетка мог­ла та­кого сде­лать?

― Она боль­ше не кон­фетка, ― на­дул­ся он и прош­лё­пал в гос­ти­ную, а я сле­дом за ним.

― А кто же тог­да?

― Стер­ва, ― про­цедил он сквозь зу­бы не очень дру­желюб­но. ― Слу­шай, а да­вай я не бу­ду о ней слы­шать хо­тя бы от сво­ей под­ру­ги?

― Ви­димо она те­бя серь­ёз­но за­цепи­ла, ― я ус­тро­илась на крес­ле, све­сив но­ги с под­ло­кот­ни­ка.

― Ге­ра! ― Ми­ша плюх­нулся на ди­ван и вру­бил те­леви­зор. Да­же ка­нал пе­рек­лю­чать не стал.

― Лад­но-лад­но.

― Луч­ше рас­ска­жи, что с тво­ими сна­ми?

― Так ты за этим при­шёл? ― я сде­лала мор­ду ло­патой.

― Не смот­ри на ме­ня так. Сво­ими чувс­тва­ми ты мо­жешь по­делить­ся толь­ко со мной, ― за­явил он, по­бедо­нос­но вы­пятив грудь.

― Это прав­да, ― вы­нуж­де­на бы­ла я сог­ла­сить­ся.

― Ну и? ― по­торап­ли­вал он ме­ня.

― Что ""ну и""? Всё тот же сон. Тон­нель, па­рень и ава­рия.

― И ни­чего боль­ше?

― Его имя Ис­пио, ― тя­жело вздох­ну­ла я.

― Ух ты! Как буд­то из фан­тасти­чес­ко­го филь­ма, ― хи­хик­нул Ми­ша.

― Ду­ма­ешь, я са­ма так не ду­маю?

― А что-ни­будь ещё?

― На­шив­ка на его одеж­де то ли гор, то ли сор. Точ­но не пом­ню.

― Ну, это уже что-то.

― Кста­ти, я вспом­ни­ла, что его пид­жак наз­ва­ла каф­та­ном.

― Те­бе спо­кой­но мож­но кни­гу пи­сать, ― ус­мехнул­ся друг.

― Я по­думаю над этим, ― вя­ло улыб­ну­лась я.

― Ой, да лад­но те­бе, не кис­ни, ― Ми­ша сел на дру­гой под­ло­кот­ник и об­нял ме­ня за пле­чи, а я по­ложи­ла го­лову на его грудь.

― Не­нави­жу, ког­да ты так го­воришь.

― Знаю, ― улыб­нулся он.

Ну, вре­мя про­лете­ло до­воль­но быс­тро, осо­бен­но с дру­гом. Он ре­шил не ид­ти в шко­лу ско­рее все­го из-за ме­ня. Что-то мне ка­жет­ся, что я дос­тавляю мно­го проб­лем ок­ру­жа­ющим, но сей­час я не хо­тела об этом ду­мать. Хоть раз мне хо­телось от­влечь­ся от пов­то­ря­юще­гося кош­ма­ра и Ми­ше уда­валось это ку­да луч­ше ос­таль­ных. Ког­да мы да­вились пиц­цей от сме­ха, приш­ла моя сес­тра.

― При­вет, Плю­шевый, ― поз­до­рова­лась Ви с мо­им дру­гом.

― Угу, ― па­рень то­роп­ли­во прог­ло­тил ку­сок и по­давил­ся.

Я рас­сме­ялась, а Ви ста­ла за­бот­ли­во хло­пать его по спи­не, что­бы тот про­каш­лялся.

― Вот ты жес­то­кая! Нет бы сво­ему дру­гу по­мочь! ― воз­му­щалась Ви.

― За­чем? Ты это уже де­ла­ешь, а мне лиш­ний раз нап­ря­гать­ся не на­до, ― я с до­воль­ной ух­мылкой от­тя­пала ку­сок пиц­цы.

Ми­ша под­нял ру­ку, го­воря тем са­мым, что всё нор­маль­но. Ви ки­нула на ме­ня не­доволь­ный взгляд и выш­ла из гос­ти­ной, ско­рее все­го за во­дой.

― Ты и прав­да жес­то­ка, ― про­гово­рил он сдав­ленным го­лосом, пос­ле то­го как Ви зак­ры­ла за со­бой дверь.

― Прос­то те­бе нра­вит­ся моя сес­тра, ― я ста­ла сли­зывать со­ус пиц­цы с паль­цев.

― С че­го ты взя­ла? ― нах­му­рил­ся мой на­ив­ный друг.

― У те­бя всё на лбу на­писа­но.

― А ты об­ли­зыва­ешь паль­цы.

― Со­ус жал­ко те­рять.

Мы пос­мотре­ли друг дру­гу в гла­за и ве­село рас­сме­ялись. Че­рез па­ру ми­нут заш­ла Оли­вия со ста­каном в ру­ке и про­тяну­ла Ми­ше. Тот при­нял с бла­годар­ностью и вы­пил всё зал­пом. Ви сно­ва ки­нула на ме­ня не­доволь­ный взгляд, взя­ла ста­кан и выш­ла из гос­ти­ной. Всё же хо­рошо, ког­да у те­бя есть та­кой по­нима­ющий друг.

Ми­ша ушёл к се­бе бли­же к ве­черу, Ви за­пер­лась у се­бя в ком­на­те и что-то зуб­ри­ла, а мне приш­лось зак­рыть­ся в сво­ей в гор­дом оди­ночес­тве. Я вздох­ну­ла и усе­лась за компь­ютер. Вкон­такте как всег­да ку­ча со­об­ще­ний от скру­пулёз­ной ста­рос­ты Ка­рины, еще и до­маш­кой за­топи­ла. Ну, де­лать не­чего, дру­гого вы­бора всё рав­но нет.

Я взя­ла тет­ра­ди по не­кото­рым пред­ме­там, дос­та­ла учеб­ни­ки и ста­ла де­лать до­маш­нее за­дание. Зав­тра пят­ни­ца, так что смысл ид­ти в шко­лу не по­явил­ся. Мо­жет Ми­ша смо­жет уго­ворить ме­ня, ес­ли он, ко­неч­но, за­хочет? Нас­коль­ко я по­няла, то мой друг не очень-то жаж­дет встре­чи со сво­ей пас­си­ей. Воз­можно, толь­ко воз­можно, они вско­ре рас­ста­нут­ся. Хо­чу ли я что­бы это про­изош­ло? Оп­ре­делён­но да. Она та ещё ба­рыш­ня и кап­ри­зуля, де­ло, ко­неч­но, не моё, но всё же.

Прош­ло чуть мень­ше ча­са, ког­да я за­кон­чи­ла с уро­ками. Ужа­сы ста­ли для ме­ня скуч­ны­ми, пос­ле мо­его ноч­но­го кош­ма­ра. Что­бы нем­но­го от­влечь­ся я ре­шила пос­мотреть ко­медию. ""Хо­чу как ты"". Лю­бопыт­но, хо­тя не очень. Но я всё рав­но вклю­чила фильм, ус­тро­илась на кро­вати и ста­ла смот­реть. При прос­мотре это­го филь­ма у ме­ня ста­ли пос­те­пен­но зак­ры­вать­ся гла­за и в кон­це-кон­цов я ус­ну­ла.

― Ис­пио, по­дож­ди! ― кри­чала я в спи­ну дру­гу, пы­та­ясь прор­вать­ся сквозь тол­пу. ― Ис­пио!

Но мой друг не об­ра­щал вни­мания на мои кри­ки. Заб­ро­сив по­пыт­ки его дог­нать, я ста­ралась прор­вать­ся. Это по­луча­лось очень пло­хо. Двад­цать ты­сяч се­мей не ма­ло, ес­ли пос­чи­тать, что в каж­дой семье при­мер­но сто рэ­ков. Ме­ня схва­тила твёр­дая уве­рен­ная ру­ка и по­тяну­ла за со­бой без осо­бых уси­лий. Пе­редо мной сто­ял вы­сокий, но уже не ве­сель­чак, ка­ким я его зна­ла, Ис­пио.

― Ис­пио, ― ос­то­рож­но на­чала я, но он ме­ня пе­ребил:

― Ни­чего не го­вори.

Он раз­вернул­ся и по­шёл к сво­ей ма­шине не вы­пус­кая мо­ей ру­ки. Он от­крыл для ме­ня двер­цу ма­шины пе­ред­не­го пас­са­жир­ско­го си­денья. Я кив­нул в бла­годар­ность и рас­по­ложи­лась внут­ри, за­ранее зас­тегнув ре­мень. Тя­жёлый вздох из мо­их уст.

― Твои вздо­хи ме­ня уг­не­та­ют ещё боль­ше, ― неб­режно об­ро­нил Ис­пио. Гла­за ка­рие ― злость.

Хо­рошо, что прос­то злость. Ве­ро­ят­нее все­го он вско­ре ос­ты­нет. По край­ней ме­ре я так на­де­юсь. Все зна­ют, что Ис­пио мед­ленно рас­ка­чива­ет­ся в злос­ти до гне­ва, а ког­да гла­за чёр­ные ― жди бе­ды. Сей­час я боль­ше все­го на­де­юсь, что он злит­ся не на ме­ня. На боль­шее я рас­счи­тывать не мо­гу.

Ис­пио на­конец сел за руль, ки­нул свой каф­тан на зад­нее си­дение, зас­тегнул ре­мень бе­зопас­ности, за­вёл мо­тор и стал вы­ез­жать на до­рогу. Я смот­ре­ла на каф­тан как буд­то это бы­ло важ­но. На лац­ка­не кра­сова­лась се­реб­ря­ная на­шив­ка МОР. При­мер­но пол­ча­са я се­бя тер­за­ла и ду­мала, сто­ит ли на­чинать раз­го­вор. Я пос­мотре­ла на дру­га. Чёр­ные гла­за - это пло­хо. Очень пло­хо.

― Ис­пио, ― ос­то­рож­но поз­ва­ла я его, но он сде­лал вид, что сос­ре­дото­чен на вож­де­нии.

Я тя­жело вздох­ну­ла и от­верну­лась к ок­ну. Из пей­за­жа бы­ли толь­ко бе­тон­ные сте­ны и ко­лон­ны. Мы про­еха­ли в пол­ном мол­ча­нии чуть боль­ше по­лови­ны пу­ти. Вне­зап­но что-то лоп­ну­ло и ма­шина ста­ла ёр­зать по до­роге. Я вце­пилась в бар­да­чок ног­тя­ми, все мыш­цы нап­ряглись, как те­тива лу­ка, страх зас­трял ко­мом в гор­ле, ды­хание спёр­ло, в гру­ди ощу­щалось уча­щён­ное сер­дце­би­ение. Я бро­сила взгляд на дру­га. Его цвет глаз, как в прин­ци­пе и мой, по­менял­ся на свет­ло-се­рый ― цвет стра­ха. Ис­пио бо­ял­ся за ме­ня. Он ста­рал­ся спра­вить­ся с ав­то­моби­лем, но уп­равле­ние не слу­шалось. Ка­ким-то чу­дом в та­кой си­ту­ации я смог­ла за­метить на по­тол­ке тон­не­ля щель раз­ме­ром с мою ла­донь из ко­торой сы­палась зем­ля. Я сно­ва по­вер­ну­лась к Ис­пио, всё его те­ло ста­ло нап­ря­жен­ным, и без то­го блед­ная ко­жа ста­ла поч­ти ме­ловой. Я по­няла, что мы мыс­лим оди­нако­во: по­пытать­ся не вре­зать­ся в ко­лон­ну, хо­тя бы под щелью. Воз­можно он то­же её за­метил. Ис­пио ста­рал­ся как мог, а я толь­ко и мог­ла цеп­лять­ся за ма­шину. И как бы мой друг не ста­рал­ся, мы всё рав­но вре­зались в ко­лон­ну, ос­та­вив там вмя­тину с рас­полза­ющей­ся па­ути­ной тре­щин. Мы поч­ти с об­легче­ни­ем вздох­ну­ли. Друг ос­то­рож­но не­дале­ко отъ­ехал и вы­шел из ма­шины, что­бы ос­мотреть ма­шину. Ме­ня всю тряс­ло и я ни­как не мог­ла сов­ла­дать со сво­им те­лом. Я ста­ла ос­матри­вать по­толок тон­не­ля в по­ис­ках ще­ли и она ока­залась над мо­им дру­гом. Я ста­ла дёр­гать ре­мень, но не мог­ла его рас­стег­нуть.

― Ис­пио, ос­то­рож­но! ― смог­ла вык­рикнуть я и в ту же се­кун­ду на ме­ня об­ру­шива­ет­ся тя­желый и тол­стый слой бе­тона про­ламы­вая кры­шу ав­то­моби­ля.

Я рез­ко от­кры­ла гла­за. Хо­лод­ный пот про­питы­вал по­душ­ку. Тя­жёлое ды­хание, страх, сер­дце­би­ение и дрожь. Уже зна­комые чувс­тва. Рань­ше я от та­ких снов кри­чала и ро­дите­ли бы­ли в ужа­се. Не зна­ли, что де­лать. Пос­те­пен­но я на­учи­лась се­бя сдер­жи­вать.

― Ты во сне зва­ла ка­кого-то Ис­пио, ― про­бор­мо­тала сон­ным го­лосом Ви.

Я по­вер­ну­лась и пос­мотре­ла на сес­тру. Она сто­яла в про­ходе, при­дер­жи­вая дверь од­ной ру­кой, а дру­гой про­тира­ла свои зе­лено­ватые гла­за с ка­рим обод­ком. Ви сто­яла в пи­жаме сос­то­ящей из шор­ти­ков и май­ки с ри­сун­ком го­лубых бан­ти­ков.

― Я те­бя раз­бу­дила?

― Есть та­кое де­ло.

― Прос­ти, ― я от­ки­нула оде­яла и се­ла на краю кро­вати, прик­рыв ли­цо ру­ками и об­ло­котив ру­ки о ко­лени.

― Мо­жет всё та­ки сто­ит...

― Нет, ― рез­ко обор­ва­ла я сес­тру. Она се­ла ря­дом.

― По­чему?

― Ви, я знаю, что ро­дите­ли поп­ро­сили ме­ня от­вести к пси­холо­гу за вре­мя их ко­ман­ди­ров­ки, но я к пси­холо­гу не пой­ду.

― Но по­чему?

― А ты не до­гады­ва­ешь­ся, что бу­дет? Ме­ня ста­нут пич­кать таб­летка­ми, а по­том и вов­се от­пра­вят в пси­хуш­ку.

― Так не бу­дет.

― Ты да­ёшь мне га­ран­тию? ― я по­вер­ну­лась к Оли­вии.

Ви с со­жале­ни­ем по­кача­ла го­ловой. Я вздох­ну­ла и об­ня­ла свою ма­лень­кую сес­трён­ку. Она, как и на­ши ро­дите­ли, пе­режи­ва­ют за ме­ня и я это прек­расно по­нимаю.

― Прос­ти, ― про­шеп­та­ла я.

― Угу, ― ле­гонь­ко кив­ну­ла Ви.

Я не знаю сколь­ко мы так про­сиде­ли и не зна­ла во сколь­ко прос­ну­лась, но нас прер­вал двер­ной зво­нок. Я вста­ла и пош­ла к две­ри. На лес­тнич­ной клет­ке сто­ял Ми­ша. Я от­кры­ла дверь.

― При­вет, ― по­вер­нулся он ко мне. ― Это, ко­неч­но, ми­ло пой­ти в шко­лу в пи­жаме, но не слиш­ком ли это вы­зыва­юще? ― не ос­та­вил без вни­мания мой вид.

― Я не пой­ду.

― Сно­ва?

― Ага, ― за мо­ей спи­ной по­каза­лась Ви. ― При­вет, Плю­шевый.

― При­вет, Оли­вия.

― По­будешь с на­ми? ― спро­сила Ви.

― Мне на­до в шко­лу. Ес­ли хо­тите, я мо­гу прид­ти пос­ле неё.

― Да­вай, ― об­ра­дова­лась моя сес­трён­ка.

― А что ты ска­жешь? ― об­ра­тил­ся Ми­ша ко мне.

― Я ни­ког­да не про­тив при­сутс­твия тво­ей ро­жи в мо­ей квар­ти­ре, ― улыб­ну­лась я.

― Ок, зна­чит бу­ду, ― за­си­ял улыб­кой па­рень. ― У те­бя го­товая до­маш­ка есть?

― Да, сей­час при­несу.

Я раз­верну­лась и пош­ла к се­бе в спаль­ню за тет­ра­дями. Ког­да воз­вра­щалась, то ус­лы­шала об­рывки их раз­го­вора:

― Ты уве­рен? ― встре­воже­но спро­сила Ви.

― Да, ― а вот го­лос дру­га был нес­коль­ко не уве­рен­ным. Не­уже­ли он... ?

― Я по­думаю.

― Хо­рошо. Я бу­ду ждать тво­его звон­ка.

― А что за ка­фе?

Точ­но. Я так и ду­мала. Он приг­ла­сил мю сес­тру на сви­дание.

― Инь-янь.

― Те­бе нра­вит­ся япон­ская кух­ня?

― Она те­бе нра­вит­ся.

― Вот же ко­бель, ― я выш­ла из сво­его ук­ры­тия с ехид­ной улыб­кой.

― Ге­ра, ― нес­коль­ко опе­шил Ми­ша.

― Приг­ла­ша­ешь мою сес­тру на сви­дание? ― про­дол­жа­ла я так же улы­бать­ся и про­тяну­ла тет­ра­ди дру­гу.

― Да, ― про­тяну­ла Ви. А это го­вори­ло о том, что де­ло сов­сем в дру­гом.

― Что-то не так? ― я ста­ла пыт­ли­во смот­реть в гла­за сес­тры.

― Нет, ― сно­ва про­тяну­ла она и до­бави­ла улыб­ку.

― Ты зна­ешь, что сей­час выг­ля­дишь по­доз­ри­тель­ной?

― Серь­ёз­но? ― улыб­ка Ви спол­зла и вы­раже­ние ли­ца ста­ло лю­бопыт­ным.

― Для ме­ня.

― А, ну это нор­маль­но, ― мах­ну­ла она на ме­ня ру­кой.

― Дев­чонки, мне, ко­неч­но, при­ят­но вас слу­шать, но вре­мя ти­ка­ет, ― на­пом­нил о се­бе Ми­ша.

― Дер­жи, ― про­тяну­ла я тет­ра­ди.

― Я по­том поз­во­ню, ― Ви ми­ло улыб­ну­лась, нем­но­го от­тол­кну­ла дру­га от квар­ти­ры и зак­ры­ла дверь. Раз­верну­лась и уш­ла.

― Что это бы­ло? ― за­дала я воп­рос са­мой се­бе.

Вклю­чён­ный те­леви­зор сдал мес­то­нахож­де­ние мо­ей сес­тры. Я нап­ра­вилась в гос­ти­ную.

― Ви, что это сей­час бы­ло? ― я ос­та­нови­лась в про­ёме.

― Что бы­ло?

― Ты зах­лопну­ла дверь пе­ред са­мым его но­сом. Ты ни­ког­да так не де­лала.

― Всег­да бы­ва­ет пер­вый раз, ― не­удач­но и не­уве­рен­но по­шути­ла Оли­вия, не от­ры­ва­ясь от те­леви­зора.

― Не в тво­ём слу­чае.

― Я всё ещё девс­твен­ни­ца, ― Ви пос­мотре­ла на ме­ня с вы­зовом.

― Я на это и не на­мека­ла.

― О, ну, лад­но.

― Ви, ― про­тяну­ла я и се­ла ря­дом с сес­трой на ди­ван.

Она мол­ча­ла, а я жда­ла от­ве­та.

― У ме­ня был секс, ― ви­нова­то про­из­несла Оли­вия и пос­мотре­ла на ме­ня ук­радкой.

― Ког­да?

― На прош­лой не­деле.

― Ты боль­ше ни­кому не го­вори­ла?

― Нет, ― по­кача­ла она го­ловой и под­няв но­ги на ди­ван, об­ня­ла ко­лени.

― И не го­вори. Ро­дите­ли то­же не дол­жны знать.

― Хо­рошо.

― Лад­но.

Я вста­ла и уш­ла к се­бе в спаль­ню. Ме­ня кло­нило в сон и соп­ро­тив­лять­ся это­му не ста­ла. Как толь­ко моя го­лова кос­ну­лась го­ловы, я тут от­ру­билась.

― Ис­пио, по­дож­ди! ― кри­чала я в спи­ну дру­гу, пы­та­ясь прор­вать­ся сквозь тол­пу. ― Ис­пио!

Но мой друг не об­ра­щал вни­мания на мои кри­ки. Заб­ро­сив по­пыт­ки его дог­нать, я ста­ралась прор­вать­ся. Это по­луча­лось очень пло­хо. Двад­цать ты­сяч се­мей не ма­ло, ес­ли пос­чи­тать, что в каж­дой семье при­мер­но сто рэ­ков. Ме­ня схва­тила твёр­дая уве­рен­ная ру­ка и по­тяну­ла за со­бой без осо­бых уси­лий. Пе­редо мной сто­ял вы­сокий, но уже не ве­сель­чак, ка­ким я его зна­ла, Ис­пио.

― Ис­пио, ― ос­то­рож­но на­чала я, но он ме­ня пе­ребил:

― Ни­чего не го­вори.

Он раз­вернул­ся и по­шёл к сво­ей ма­шине не вы­пус­кая мо­ей ру­ки. Он от­крыл для ме­ня двер­цу ма­шины пе­ред­не­го пас­са­жир­ско­го си­денья. Я кив­нул в бла­годар­ность и рас­по­ложи­лась внут­ри, за­ранее зас­тегнув ре­мень. Тя­жёлый вздох из мо­их уст.

― Твои вздо­хи ме­ня уг­не­та­ют ещё боль­ше, ― неб­режно об­ро­нил Ис­пио. Гла­за ка­рие ― злость.

Хо­рошо, что прос­то злость. Ве­ро­ят­нее все­го он вско­ре ос­ты­нет. По край­ней ме­ре я так на­де­юсь. Все зна­ют, что Ис­пио мед­ленно рас­ка­чива­ет­ся в злос­ти до гне­ва, а ког­да гла­за чёр­ные ― жди бе­ды. Сей­час я боль­ше все­го на­де­юсь, что он злит­ся не на ме­ня. На боль­шее я рас­счи­тывать не мо­гу.

Ис­пио на­конец сел за руль, ки­нул свой каф­тан на зад­нее си­дение, зас­тегнул ре­мень бе­зопас­ности, за­вёл мо­тор и стал вы­ез­жать на до­рогу. Я смот­ре­ла на каф­тан как буд­то это бы­ло важ­но. На лац­ка­не кра­сова­лась се­реб­ря­ная на­шив­ка МОР. При­мер­но пол­ча­са я се­бя тер­за­ла и ду­мала, сто­ит ли на­чинать раз­го­вор. Я пос­мотре­ла на дру­га. Чёр­ные гла­за - это пло­хо. Очень пло­хо.

Я прос­ну­лась от то­го, что ме­ня кто-то нас­тырно тряс. Сквозь сон я уз­на­ла го­лос сес­тры:

― Ге­ра! Мы го­рим! Ге­ра!

― Ага, по­нят­но, ― не при­дала зна­чения я сло­вам сес­тры, а ес­ли чес­тно, то не сов­сем по­няла на сон­ную го­лову.

― Ду­ра, у нас по­жар! ― Ви раз­верну­ла ме­ня к се­бе и хлес­та­нула по ли­цу.

― Ты че­го де­рёшь­ся? ― я вско­чила.

― По­жар! ― ли­цо мо­ей сес­тры бы­ло на­пуган­ным.

― Че­го? ― вско­чила я и пош­ла по за­паху ды­ма к ис­точни­ку по­жара.

Это ока­залась печ­ка. Я раз­верну­лась, вор­ва­лась к спаль­ню ро­дите­лей, схва­тила ог­не­туши­тель и ста­ла за­ливать пе­ной огонь и пол­кухни. По­жар пре­дот­вра­тить уда­лось. Ви сра­зу же вык­лю­чила газ и от­кры­ла фор­точку.

― Ты нас спа­лить что ли пы­талась? ― пос­мотре­ла я на сес­тру.

― Нет, я хо­тела есть, ― на­дула она свои губ­ки.

― Ку­лина­рия не для те­бя и мы это дав­но вы­яс­ни­ли. К печ­ке боль­ше не под­хо­ди.

― Угу.

― Пиц­цу хо­чешь?

― Хо­чу су­ши и рол­лы.

― Яс­но, ― я сно­ва уш­ла к се­бе в спаль­ню, по­рылась в сто­ле и вер­ну­лась к сес­тре с бро­шюрой. ― Вы­бирай.

Ви за­си­яла и при­нялась вни­матель­но изу­чать ме­ню ка­фе. Я си­дела ря­дом и по­кор­но жда­ла её за­каза.

― Я хо­чу поп­ро­бовать лап­шу с мо­реп­ро­дук­та­ми.

― Ты всег­да это за­казы­ва­ешь.

― А ещё су­ши с уг­рём.

― Ок. Всё?

― М, ― про­тяну­ла она и ста­ла рас­смат­ри­вать рол­лы. ― Фи­ладель­фия.

― За­каз при­нят.

Ви про­тяну­ла мне бро­шюру, я её взя­ла и уш­ла к се­бе в спаль­ню. Дос­та­ла те­лефон из-под по­душ­ки, наб­ра­ла но­мер и ста­ла ожи­дать от­ве­та.

― Здравс­твуй­те! Ка­фе Во­яж.

Я про­дик­то­вала за­каз. Всё это выш­ло ров­но на семь­сот пять­де­сят руб­лей. Не хи­ло, но к печ­ке мы по­ка под­хо­дить не бу­дем. Бо­яз­но. И тем бо­лее ско­вород­ка сго­рела. Я заш­ла в гос­ти­ную и се­ла на крес­ле ли­цом к те­леви­зору све­сив но­ги с под­ло­кот­ни­ка. Те­лефон ле­жал на мо­ём плос­ком жи­воте в ожи­дании sms или звон­ка. Во­об­ще за­каз бу­дет го­товить­ся при­мер­но со­рок ми­нут, за это вре­мя мож­но шко­лу взор­вать. А, что, идея не так уж пло­хая.

― Ты че­го так улы­ба­ешь­ся? ― Ви смот­ре­ла на ме­ня с по­доз­ре­ни­ем.

― По­дума­ла, что бы­ло бы не пло­хо взор­вать шко­лу.

― А да­вай вмес­те, ― под­хва­тила Оли­вия, рас­плы­ва­ясь в улыб­ке.

― Ты мань­яч­ка, ― рас­сме­ялась я.

― Кто бы го­ворил.

Мы про­дол­жи­ли смот­реть муль­тфиль­мы для де­тей.

― Ви, а по те­леку есть что-ни­будь дру­гое?

― Ты не лю­бишь но­вос­ти.

― Тог­да луч­ше вклю­чи DVD.

― Лень, ― про­тяну­ла она и на­дула губ­ки.

Я вздох­ну­ла и со­бира­лась сесть у DVD, но ме­ня ос­та­новил двер­ной зво­нок. Что-то они быс­тро. Я пош­ла в при­хожую. Ох, это ока­зал­ся Ми­ша.

― Че­го-то хо­тели, мис­тер Плю­шевый? ― иг­ри­во улыб­ну­лась я, от­крыв дверь.

― С ка­ких пор ты на­зыва­ешь ме­ня плю­шевым? ― скри­вил­ся мой друг.

― Для при­кола, ― и сно­ва моя мор­да ло­патой.

― Хах, ― Ми­ша ши­роко улыб­нулся, ― по­нят­но.

Он про­тис­нулся ми­мо ме­ня, ра­зул­ся, ски­нул сум­ку и про­шёл в гос­ти­ную. Я зак­ры­ла дверь и пош­ла сле­дом за ним.

[Странное отражение]

Че­рез не­кото­рое вре­мя к нам при­ехал за­каз. Ви об­ра­дова­лась и сра­зу ста­ла заг­ла­тывать су­ши с уг­рём, Ми­ша зах­ва­тил ко­робоч­ку с лап­шой Оли­вии, а я ти­хо си­дела на крес­ле по-ту­рец­ки и уми­нала чип­сы. Мне по­дума­лось, что сто­ит ещё что-ни­будь за­казать, но вспом­нив, что нам с сес­трой ос­та­лись гро­ши на ос­тавший­ся день, от­ка­залась от этой идеи. Ми­ша нап­ро­сил­ся на но­чёв­ку, ска­зал, что Ле­на и до­ма его уже дос­та­ёт. Я уже до­воль­но дол­го не бы­ла в шко­ле, так что не знаю всех под­робнос­тей по­чему друг так взъ­ел­ся на свою де­вуш­ку. Ро­дите­ли поз­во­нили и ска­зали, что за­дер­жатся ещё на не­дель­ку и пе­речис­лят день­ги на кар­ту. Ос­тавший­ся день про­шёл в дет­ской иг­ри­вос­ти: дра­ка на по­душ­ках, бро­сание тор­та с кре­мовой на­чин­кой, под­ка­лыва­ния друг над дру­гом и стра­шил­ки на ночь. Со сво­ей фир­менной фиш­кой пос­ледним ис­то­рию рас­ска­зал Ми­ша. Фиш­ка бы­ла в том, что в кон­це он всег­да го­ворил ""ка­рам­ба"" пор­ча весь рас­сказ.

Вре­мя по­дош­ло ко сну. Зав­тра, а точ­нее уже се­год­ня, суб­бо­та, что ме­ня по­радо­вало. Ми­ше ус­ту­пила свою ком­на­ту Ви и лег­ла со мной. Кро­вать у ме­ня бы­ла ши­рокой, что ме­ня нес­ка­зан­но ра­дова­ло.

― Ге­ра, ― поз­ва­ла ме­ня Ви.

― М? ― я еле раз­ле­пила уже отя­желев­шие ве­ки.

― Я кра­сивая?

― К че­му та­кой стран­ный воп­рос? ― я под­ня­лась на лок­тях и по­вер­ну­лась к сес­тре.

― Нет, за­будь, ― Ви на­тяну­ла оде­яло на пле­чи и по­вер­ну­лась ко мне спи­ной.

― Не­нави­жу твою эту при­выч­ку! ― раз­дра­жён­но про­цеди­ла я сквозь зу­бы. ― Ска­зала ""А"", ска­жи ""Б""!

― Я же ска­зала ""за­будь"", ― ки­нула Ви и ук­ры­лась с го­ловой.

Я пси­хану­ла, раз­верну­лась спи­ной и ста­ла за­сыпать.

Я выш­ла из со­веща­тель­ной за­лы сле­дом за дру­гом. Н-да уж,соб­ра­ние прош­ло не луч­шим об­ра­зом. Юб­ка в пол пос­то­ян­но но­рови­ла за­путать­ся в но­гах при бе­ге, по­это­му я схва­тила её в охап­ку и при­под­ня­ла. Ку­да он нап­ра­вил­ся бы­ло не слож­но до­гадать­ся. Его гла­за ста­ли ка­рими ещё при со­веща­нии. Мо­жет до гне­ва он рас­ка­чива­ет­ся и дол­го, но по­том дол­го при­поми­на­ет это, осо­бен­но, ес­ли он ока­зал­ся прав. Да и я всё под хвост ко­ту пус­ти­ла. Ма­ло то­го, что слу­чай­но уни­зила его при его же на­чаль­стве (моё от­сутс­тво­вало в ко­ман­ди­ров­ке на дру­гом кон­ти­нен­те), так ещё и от­но­шения под­порти­ла меж­ду МОР и ВМГ. Ме­ня ожи­да­ет стро­гий вы­говор.

Я выс­ко­чила на ули­цу, ища гла­зами дру­га, но ниг­де не мог­ла за­метить до бо­ли уз­на­ва­емой спи­ны. И, на­конец, я за­мети­ла его в тол­пе и сра­зу же ри­нулась ту­да.

― Ис­пио! ― кри­чала я ему вслед пы­та­ясь проб­рать­ся сквозь тол­пу, но это по­луча­лось из рук вон пло­хо. ― Ис­пио!

Вздох­нув и бро­сив по­пыт­ку его дог­нать, я ста­ралась про­бить­ся сквозь тол­пу. Ме­ня тол­ка­ли, пи­нали и би­ли. Боль­но би­ли. Я скри­вилась от глу­пой за­теи прой­ти сквозь тол­пу, но ме­ня схва­тила силь­ная, уве­рен­ная ру­ка и с лёг­костью вы­тащи­ла из этой су­мато­хи. Пе­редо мной сто­ял гроз­ный Ис­пио, жел­ва­ки его дёр­га­лись, на лбу вы­пира­ли ве­ны, гла­за по­ка бы­ли ка­рими, что ме­ня очень об­ра­дова­ло.

― Ис­пио, ― ос­то­рож­но на­чала я. Мне так хо­телось пе­ред ним из­ви­нить­ся, чувс­твуя пе­ред ним свою ви­ну.

― Ни­чего не го­вори, ― пе­ребил он ме­ня, взял за ру­ку, раз­вернул­ся и нап­ра­вил­ся к сво­ему ав­то­моби­лю, та­ща ме­ня за со­бой.

Я прос­ну­лась, но от­кры­вать гла­за не хо­тела. Ста­ла прис­лу­шивать­ся к сво­им за­быв­шим и уже неп­ри­выч­ным ощу­щени­ям. Ров­ное ды­хание, спо­кой­ное сер­дце­би­ение, те­ло не бь­ёт дрожь. А, что, мне нра­вит­ся так се­бя чувс­тво­вать. Что мне сни­лось, со­вер­шенно не пом­ню. Спи­ной я по­чувс­тво­вала, что в спаль­не од­на. Мед­ленно и не­хотя раз­ле­пила гла­за, под­ня­лась и от­пра­вилась на шум в гос­ти­ную, шар­кая но­гами.

― О,прос­ну­лась! ― вос­клик­нул Ми­ша, уви­дев ме­ня в две­рях.

― Ты доб­ро прос­па­ла, ― улыб­ну­лась Ви.

― А сколь­ко сей­час вре­мени? ― я се­ла на своё лю­бимое крес­ло в из­люблен­ной по­зе.

― Уже час, ― сес­тра улыб­ну­лась ещё ши­ре и выш­ла из ком­на­ты.

― Серь­ёз­но?? ― не по­верив сво­им ушам, я по­вер­ну­лась к улы­ба­юще­муся дру­гу. Тот сог­ласно кив­нул.

― Ешь, ― Оли­вия по­ложи­ла мне на жи­вот мой лю­бимый шо­колад. ― Ду­маю, те­бе по­может это со­ри­ен­ти­ровать­ся.

― Ду­маю, да, ― кив­ну­ла я, взяв шо­колад и уй­дя к се­бе в ком­на­ту.

Сколь­ко бы я не прос­па­ла, а пе­ре­одеть­ся сто­ит и это точ­но не из-за при­сутс­твия Ми­ши, не люб­лю дол­го на­ходить­ся в пи­жаме. Хо­тя сво­бод­ную фут­болку с япон­ски­ми и­ерог­ли­фами не ле­вой клю­чице и не зак­ры­ва­ющую жи­вот с тру­сика­ми в го­рошек слож­но наз­вать пи­жамой. Од­нажды мне друг ска­зал, что это слиш­ком сек­су­аль­но для сна. Я заш­ла в свою ком­на­ту, зак­ры­ла за со­бой дверь и сде­лав па­ру ша­гов, ос­та­нови­лась. Мед­ленно по­вер­ну­ла го­лову к ту­алет­но­му сто­лику с трой­ным зер­ка­лом и ста­ла рас­смат­ри­вать се­бя с ног до го­ловы. Впер­вые смот­ря на се­бя, мне по­каза­лось, что что-то не так. Но это чувс­тво бы­ло ми­нут­но. Я бро­сила шо­колад на кро­вать и отод­ви­нула двер­цу шка­фа-ку­пе. Ме­ня как всег­да встре­тил по­рядок. Мне нра­вилось, ког­да ве­щи, и не толь­ко одеж­да, на­ходи­лись на сво­ём мес­те. Для одеж­ды, ко­торую я но­шу на дан­ный мо­мент от­дель­ная пол­ка. Я дос­та­ла от­ту­да фут­болку, шор­ты и бюс­тгаль­тер, быс­тро пе­ре­оде­лась, сло­жила ноч­ную фут­болку в шкаф и пош­ла в гос­ти­ную.

― Ты уже съ­ела шо­колад? ― уди­вил­ся Ми­ша.

Я по­кача­ла го­ловой и сно­ва вер­ну­лась к се­бе. На кро­вати сла­дос­ти не ока­залось. Я ос­мотре­ла все по­вер­хнос­ти и за­мети­ла его на ту­алет­ном сто­лике, где фак­ти­чес­ки не бы­ло кос­ме­тики. Я слег­ка нах­му­рилась, от­лично пом­ня, что шо­колад ле­жал на кро­вати. Я по­жала пле­чом, схва­тила его и сно­ва по­яви­лась пе­ред дру­гом и сес­трой.

Весь ос­тавший­ся день про­шёл, как в ту­мане. Я со­вер­шенно не по­нима­ла, что тво­рю, за­дава­ла один и тот же воп­рос по два три ра­за, го­вори­ла вся­кую чушь, ко­торую не по­нима­ла не толь­ко я, но и Ви с Ми­шей. Не пом­ню, ког­да ушёл мой друг, не пом­ню, что де­лала даль­ше и как ус­ну­ла.

На­конец-то вы­пус­кной и я знаю, что по­лучу бе­лый дип­лом вмес­те с мо­ими друзь­ями. Ру­гаф был всег­да серь­ёзен, по­это­му у не­го без воп­ро­сов по всем пред­ме­там двад­цать бал­лов, Ис­пио лю­бил по­дура­чить­ся, но ка­ким-то об­ра­зом то­же вы­вел­ся в от­лични­ки, а я от­но­силась сред­не. На мне был обыч­ный кос­тюм вы­пус­кни­ка: тём­но-си­няя юб­ка в пол с раз­ре­зом у ле­вой но­ги от се­реди­ны бё­дер и с бе­лой кай­мой, мо­лоч­ная блуз­ка и каф­тан по ко­лено под стать юб­ке с тесь­ма­ми на гру­ди под цвет кай­ме. Пе­пель­ные во­лосы бы­ли соб­ра­ны в вы­сокий пыш­ный пу­чок, а гла­за свер­ка­ли зо­лотис­тым. Зо­лотой цвет глаз оз­на­ча­ет ра­дость. Ка­кой кос­тюм ку­пить нам го­вори­ли за три не­дели до окон­ча­ния, так что сра­зу по­нят­но, кем мы выш­ли. Не смот­ря на то, что ин­сти­тут на­ходит­ся в Гир­рэт, нам при­дёт­ся ехать в Ра­га­ул. В том го­роде со­бира­ют­ся все ос­новные ра­боты: жи­вот­но­водс­тво, вы­ращи­вание фрук­тов и ово­щей, пе­рера­бот­ка еды, дос­тавка и мно­гие дру­гие. Элек­три­чес­тво пос­ту­пало от ге­нера­тор, а к не­му не­пере­рабо­тан­ное теп­ло яд­ра. Так что све­та бы­ло бо­лее, чем дос­та­точ­но, что­бы вы­ращи­вать рас­ти­тель­ность.

Я вздох­ну­ла, одёр­ну­ла каф­тан и выш­ла из об­ще­жития. Воз­ле вхо­да ме­ня уже жда­ли мои друзья на ав­то Ру­гафа. Я им улыб­ну­лась и се­ла на зад­нее си­дение.

― Вот, Арея, ска­жи, ― ко мне по­вер­нулся Ис­пио, ― что Меж­конти­нен­таль­ные от­но­шения рэ­ков нам­но­го кру­че ми­ровоз­зре­ния и куль­ту­ры.

― А я го­ворю, что МИК луч­ше МОР, ― от­ста­ивал свою точ­ку зре­ния Ру­гаф. ― В МИК мож­но са­мораз­ви­вать­ся, ― он за­вёл мо­тор и стал вы­ез­жать на глав­ную до­рогу.

― А в МОР нет? ― ус­мехнул­ся Ис­пио.

― Пос­лу­шай­те, ― ре­шила вме­шать­ся я, ― каж­дое ми­нис­терс­тво уни­каль­но, ― ста­ралась я за­кон­чить их бес­смыс­ленный спор.

― Я не спо­рю, ― по­жал пле­чами друг на пас­са­жир­ском си­дении, ― но...

― Ты хо­чешь ра­ботать в МОР? ― не­ожи­дан­но по­няла я.

― Да, ― весь азарт спо­ра спал и гла­за Ис­пио ста­ли зо­лотис­ты­ми.

― Ну, а в чём проб­ле­ма?

― Он не уве­рен, что его возь­мут, ― от­ве­тил Ру­гаф, не от­вле­ка­ясь от вож­де­ния.

В до­роге мы про­вели со­рок ми­нут и вот уже сто­яли у па­рад­но­го вхо­да в ИМОР (ин­сти­тут меж­конти­нен­таль­ных от­но­шений Ра­за­ула). Мы пе­рег­ля­нулись и заш­ли внутрь. Там бы­ло мно­го вы­пус­ка­ющих­ся рэ­ков. Око­ло де­сяти вмес­те с на­ми от­лични­ков, чуть боль­ше по­лови­ны хо­рошис­тов и ос­таль­ные пя­тибал­лки. Их так наз­ва­ли, по­тому что поч­ти каж­дый пред­мет или за­вали­ли, или по­лучи­ли пять бал­лов, что рав­но­силь­но про­валу. И вот на­чалась це­ремо­ния наг­ражде­ния.

Я прос­ну­лась с тя­жестью в гру­ди. Что-то мне не да­вало по­коя. Я вста­ла, заж­гла свет и вста­ла у ту­алет­но­го сто­лика и строй­ным зер­ка­лом. Не знаю сколь­ко я так прос­то­яла, всмат­ри­ва­ясь в своё от­ра­жение, по­ка не вспом­ни­ла, что во сне я бы­ла очень блед­ной с пе­пель­ны­ми во­лоса­ми, хо­тя на са­мом де­ле у ме­ня нор­маль­ный от­те­нок ко­жи и тём­но-мед­ные во­лосы.

― Эй! ― ме­ня ле­гонь­ко тол­кну­ли в пле­чо.

― Че­го? ― я всё ещё смот­ре­ла на се­бя в зер­ка­ло, не удо­сужив сес­тру взгля­да.

― С то­бой всё в по­ряд­ке?

― Нет.

― По­чему? ― Ви нах­му­рилась. ― Сно­ва тот кош­мар?

― Нет, он ме­ня боль­ше не му­ча­ет.

― Тог­да в чём де­ло?

― За­бей, ― я ки­нулась к шка­фу, на­пяли­ла, что пер­вое по­палось под ру­ку, ки­нула ноч­ную фут­болку на кро­вать и ре­тиро­валась на ули­цу.

Слиш­ком дав­но я не вы­ходи­ла на ули­цу, что мне ста­ли снить­ся та­кие стран­ные сны. По­хоже, я сов­сем зак­ры­лась от ре­аль­нос­ти с эти­ми кош­ма­рами. На­до бы нем­но­го ос­ве­жить­ся. В гру­ди ле­гонь­ко коль­ну­ла тре­вога, но я пос­та­ралась отог­нать её. Чувс­тво прос­то при­тупи­лось. Ре­шив от­влечь­ся, я на­пол­ни­ла лёг­кие све­жим воз­ду­хом, за­суну­ла ру­ки в кар­ма­ны лё­гонь­кой кур­точки и ста­ла бро­дить по зна­комым ули­цам и улоч­кам сво­его го­рода.

Вер­ну­лась до­мой бли­же к ве­черу. Ви до­ма не об­на­ружи­ла, как впро­чем и сво­его дру­га. В квар­ти­ре ца­рила ти­шина и мрак, ко­торый я на­руши­ла сво­им при­сутс­тви­ем и вклю­чён­ным све­том в при­хожей. Клю­чи си­рот­ли­во ле­жали на тум­бе, ке­ды раз­бро­саны, кур­тка по­лете­ла на ве­шал­ку, за­няв своё за­кон­ное мес­то. Я пос­мотре­ла на своё от­ра­жение, как и ожи­далось во­лосы бы­ли рас­трё­пан­ны, а на ще­ках лёг­кий ру­мянец. Я вздох­ну­ла и от­пра­вилась в гос­ти­ную, вклю­чила те­леви­зор и плюх­ну­лась на ди­ван.

Я осо­бо не всмат­ри­валась, что там шло. Мои мыс­ли бы­ли за­няты вспом­нившим­ся фраг­ментом сна: пе­пель­ные во­лосы, блед­ная, как смерть, ес­ли не ху­же, ко­жа и изум­рудные гла­за. У ме­ня зе­лёные гла­за, но не нас­толь­ко яр­кие. А ка­кой был кос­тюм? Блин, сов­сем ни­чего не пом­ню. Нем­но­го по­раз­мыслив, я при­няла ре­шение, быс­тро оде­лась и вы­бежа­ла из квар­ти­ры. Спус­тя ми­нут пять я вновь вер­ну­лась до­мой с об­щей тет­радью в ру­ке и твёр­дым ша­гом нап­ра­вилась к се­бе, да­же не за­метив, что Ви уже ус­тро­илась у те­леви­зора.

Ес­ли не за­поми­наю сны, то бу­ду за­писы­вать то, что пом­ню. Взяв руч­ку в ру­ку и от­крыв тет­радь ста­ла за­писы­вать ту ава­рию, по край­ней ме­ре то, что из неё пом­ни­ла, и своё от­ра­жение во сне. До­писав и пе­речи­тав ещё нес­коль­ко раз, я по­няла, что сны как-то свя­заны, но как? До кон­ца сфор­ми­ровать мысль мне не дал нас­той­чи­вый стук в дверь.

― Ге­ра, к те­бе под­ру­га приш­ла, ― ус­лы­шала я из-за две­ри встре­вожен­ный го­лос Оли­вии.

Я вско­чила и ки­нулась к две­ри. На ме­ня ус­та­вились ка­рие рас­ко­сые гла­за ко­ре­ян­ки. Они пы­лали гне­вом пра­вед­ным, прос­верлив в мо­ей баш­не дыр­ку. Сде­лав без­различ­ный вид, об­ло­коти­лась о ко­сяк две­ри, пе­рек­рести­ла ру­ки под грудью и мои гу­бы неп­ро­из­воль­но рас­пол­злись в улыб­ке. Ле­ну моя ух­мылка яв­но не об­ра­дова­ла, да­же на­обо­рот ра­зоз­ли­ла ещё боль­ше, а я ста­ла улы­бать­ся ши­ре. Ну, нра­вилось мне её из се­бя вы­водить. Ска­жем, хоб­би та­кое.

― Че­го-то из­во­лите, гос­по­жа? ― сло­ва ста­ли рас­ка­тис­ты­ми, а го­лос ле­нивым. Не зна­ла, что я так умею.

― Где Ми­ша? ― ярость из её го­лоса мож­но чер­пать вёд­ра­ми.

― А мне по чём знать? ― я нак­ло­нила го­лову на бок, по­ложив её на пле­чо.

― Он твой друг! ― проз­ву­чало, как об­ви­нение. А мо­жет это и бы­ло об­ви­нени­ем?

― Дет­ка, он твой па­рень, а не мой, ― я сде­лала ак­цент пред­ло­жения на ""твой"". Как-ни­как, а это прав­да.

― И что?

― А то! Я не дол­жна его при­вязы­вать по­вод­ком к сво­ей но­ге, ― толь­ко сей­час за­мети­ла, что Ви уже дав­но бла­гопо­луч­но скры­лась в гос­ти­ной.

― А про­пус­тить в свою ком­на­ту не хо­чешь? ― она ста­ла заг­ля­дывать в мою ком­на­ту, но я пе­рек­ры­ла ей взор. Всё-та­ки я её вы­ше, пусть на нез­на­читель­ных три че­тыре сан­ти­мет­ра.

― Ещё че­го. Те­бе и ко­ридо­ра впол­не дос­та­точ­но.

― Ты его пря­чешь!

― Ага, под кро­ватью, ― а меж­ду кро­ватью и по­лом у ме­ня ма­лень­кая щё­лоч­ка, в ко­торую не про­лез бы да­же ко­тёнок.

― Я спра­шиваю ещё раз, где он?! ― ста­ла она по­вышать го­лос.

― А мне по­чём знать, ду­ра на­битая?! ― не ос­та­лась я в дол­гу.

Я взя­лась за руч­ку две­ри не от­ры­вая глаз от Ле­ны, сде­лала шаг впе­рёд чуть ли при­жима­ясь к её пыш­ной гру­ди и зак­ры­ла за со­бой дверь. Она сто­яла на мес­те пя­лясь на ме­ня рас­ши­рен­ны­ми гла­зами. Ле­на сде­лала пре­рывис­тый вздох и от­сту­пила от ме­ня на нес­коль­ко ша­гов стук­нувшись спи­ной о сте­ну.

― Ты лес­би­ян­ка, ― про­из­несла она с при­дыха­ни­ем.

― С че­го ты взя­ла? ― я под­ня­ла од­ну бровь от удив­ле­ния. Мне ста­ло ин­те­рес­но с че­го это она та­кое взя­ла.

― Ты по­дош­ла ко мне очень близ­ко, ― она пы­талась вжать­ся в сте­ну, но у неё ой как пло­хо по­луча­лось. Ес­ли бы не та­кой по­ворот раз­го­вора, я бы над ней пос­ме­ялась.

― Я го­вори­ла, что ты ду­ра на­битая? ― ска­зала я, тя­жело вздох­нув, а она не­уве­рен­но кив­ну­ла. ― Ме­няю выс­ка­зыва­ние: ты без­моз­глая иди­от­ка.

Я вздох­ну­ла ещё раз, за­катив гла­за и поп­ле­лась в кух­ню. Там на удив­ле­ние ока­залось чис­то: ни раз­бро­сан­но­го тор­та, ни воз­душно­го кре­ма. Пос­та­вив чай­ник на огонь и дос­тав про­дук­ты с по­судой, ста­ла тво­рить что-то вро­де пе­реку­са. Де­вуш­ка мо­его дру­га сто­яла в две­рях кух­ни и сле­дила за мо­ими дви­жени­ями. Чай­ник вско­ре стал свис­теть и вы­пус­кать плот­ный клу­бящий­ся пар. Я на­лила две чаш­ки чая, пос­та­вила на стол плос­кую та­рел­ку с бу­тер­бро­дами из со­сисок с сы­ром на лом­ти­ках хле­ба и приг­ла­сила мнув­шу­юся в ко­ридо­ре де­вуш­ку жес­том ру­ки за стол.

― Я гу­лять! ― ус­лы­шала я крик Ви с при­хожей, ког­да я при­зем­ли­лась на та­бурет бли­же к ок­ну.

― За­дер­жишь­ся, зво­ни! ― пос­ле­довал мой от­вет.

― Хо­рошо, на­сед­ка! ― пос­ле это­го проз­ве­нели клю­чи и зах­лопну­лась дверь, пог­ру­зив нас в не­лов­кое мол­ча­ние. Мы ти­хо си­дели за сто­лом и пи­ли чай с бу­тер­бро­дами. Ког­да ча­епи­тие по­дош­ло к кон­цу, а не­лов­кое мол­ча­ние так и ос­та­лось, поз­во­нили в дверь. Я не­тороп­ли­вым ша­гом пош­ла к де­ри. На лес­тнич­ной клет­ке я уви­дела Ми­шу. Как бы я хо­тела, что­бы это был не он. Я пос­мотре­ла за спи­ну и Ле­ны там не за­мети­ла, тог­да я рас­пахну­ла дверь, зат­кну­ла его рот ла­донью и выш­ла в подъ­езд, зак­рыв за со­бой дверь. Про­тащив его на два эта­жа ни­же, про­шеп­та­ла:

― Твоя де­вуш­ка у ме­ня до­ма.

― За­чем шеп­тать, ес­ли мы на два эта­жа ни­же?

― Ле­на в мо­ей квар­ти­ре, ― ска­зала я уже нор­маль­но.

― Что?! Она и ту­да уже доб­ра­лась?! ― взре­вел мой друг и ри­нул­ся на­верх. Я его ос­та­нав­ли­вать не ста­ла. Не хо­чу по­пасть под го­рячую ру­ку.

― Ты что тут за­была?! ― кри­чал Ми­ша из кух­ни, да­же не зак­рыв дверь в квар­ти­ру. Я зак­ры­ла её и пош­ла наб­лю­дать дра­му.

― А что мне ещё де­лать, ес­ли ты от ме­ня пос­то­ян­но скры­ва­ешь­ся?! Де­вуш­ка я те­бе или нет в кон­це-кон­цов?! ― не ус­ту­пала ему Ле­на.

― Нет!

― И с ка­ких пор?!

― Да уже как не­делю на­зад!

― Ты мне ни­чего не го­ворил!

― А до­гадать­ся слож­но, иди­от­ка ту­пого­ловая?!

― Вы и прав­да друзья, ― не­ожи­дан­но спо­кой­но ска­зала Ле­на.

― А? ― Ми­ша не по­нял к че­му она кло­нит, да и я, ес­ли чес­тно, то­же не по­няла. ― Ты это к че­му?

― Я те­бя бро­саю, ― не­ожи­дан­но за­яви­ла она.

― Я те­бя уже не­делю на­зад бро­сил, а ты толь­ко осоз­на­ла.

― А я те­бя две не­дели на­зад, ― Ле­на вски­нула го­лову и че­рез па­ру ми­нут хлоп­ну­ла вход­ная дверь.

― Ну, не стран­ные вы, де­вуш­ки, а? ― по­вер­нулся ко мне друг. Я прос­то по­жала пле­чами вос­се­дая на сто­леш­ни­це тум­бы.

Ос­тавший­ся день мы про­веди вмес­те, как и в ста­рые доб­рые. В гос­ти­ной у те­леви­зора с иг­ро­выми джой­сти­ками в ру­ках ру­бились в PlayStation, пе­ред на­ми на по­лу сто­яло боль­шое пи­ала с поп­корном и бу­тыл­ка го­зиров­ки. Ви чуть поз­же поз­во­нила и со­об­щи­ла, что за­ночу­ет у ""под­ру­ги"". Я, ко­неч­но, в это не по­вери­ла и ста­ла от­го­вари­вать, но она за­уп­ря­милась и вы­руби­ла те­лефон. Мне ни­чего не ос­та­валось, кро­ме как не соп­ро­тив­лять­ся ей. Ес­тес­твен­но я бо­ялась за неё, но не пой­дёшь же в ми­лицию со сло­вами: ""сес­тра не хо­чет но­чевать до­ма. Вер­ни­те её"".

Бли­же к но­чи сес­тра всё же вер­ну­лась и за­пер­лась у се­бя, Ми­ша от­пра­вил­ся до­мой, а я сра­зу за­вали­лась спать.

― Я зав­тра еду в ко­ман­ди­ров­ку, ― за­явил мне Кэ­рор Ти­таль, моё на­чаль­ство. Он, ко­неч­но, в Со­вете Де­сяти не сос­то­ит, но очень близ­ко к ним рас­по­ложен, ― по очень важ­ным де­лам.

Знаю я его эти ""очень важ­ные де­ла"". Зас­ту­кала од­нажды за та­кими ""де­лами"" слу­чай­ным об­ра­зом в гос­ти­нице. Раз­вле­кал­ся с жен­щи­ной с то­чён­ной фи­гурой, рас­ко­сыми гла­зами и длин­ны­ми гус­ты­ми во­лоса­ми под Тай­ва­нем. Пос­ле та­кого про­маха он ме­ня боль­ше не брал с со­бой заб­рав воз­можность оз­на­комить­ся бли­же с на­лажи­ва­ем меж­конти­нен­таль­ных от­но­шений. Зав­тра я дол­жна бы­ла ра­зоб­рать­ся с МОР, имен­но там, где так хо­тел ра­ботать Ис­пио. Му­синар Ти­таль вкрат­це из­ло­жил всю проб­ле­му, за­од­но и со­бирая ве­щи ма­суни­ры Ти­таль, его до­чери. Зная её ма­неру из­ба­лован­но­го ре­бён­ка и это к сво­им пер­вым трид­ца­ти го­дам, она бы соб­ра­ла не ме­нее де­сяти че­мода­нов.

На сле­ду­ющий день я спе­шила на пе­рего­воры в МОР. Я сде­лаю всё от ме­ня за­вися­щее, что­бы на­ладить от­но­шения меж­ду МОР и ВМГ. Но мо­им на­деж­дам не уда­лось сбыть­ся из-за вспыль­чи­вос­ти мо­его дру­га.

― Это на­рушит от­но­шения меж­ду на­ми и Со­кирэй­ко! ― воз­му­щал­ся он, сдер­жи­вая се­бя не вско­чить с мес­та. Со­кирэй­ко как раз-та­ки и на­ходит­ся под Тай­ва­нем. Го­род-центр рэ­ков-ки­тай­цев или как они са­ми сок­ра­тили джо­рэки, мы сла­рэки от рэ­ков-сла­вян.

― Но это вер­ное ре­шение! ― ста­ралась я сто­ять на сво­ём, хо­тя зна­ла, что пос­ту­паю не пра­виль­но.

― Ес­ли мы так пос­ту­пим, то на­ша эко­номи­ка так­же ка­нет, как и Та­дар! ― гла­за Ис­пио ста­ли на­ливать­ся ка­рим цве­том, ру­ки сжа­лись в ку­лаки, но он всё ещё си­дел за сто­лом ис­пе­пеляя ме­ня взгля­дом.

― За­чем ты вспом­нил про го­род-приз­рак? ― я уди­вилась его выс­ка­зыва­нию и не смог­ла это­го скрыть. Сов­сем за­была, что мы не од­ни.

― По­тому, что так мо­жет слу­чить­ся с лю­бым дру­гим го­родом в лю­бую ми­нуту! А ес­ли это бу­дет Ди­рэк, Тэ­рил или Ми­рэм? Нам же при­дёт­ся всё вос­ста­нав­ли­вать всё сна­чала! Нам не­чего бу­дет пред­ло­жить дру­гим кон­ти­нен­там!

Ме­ня пе­редёр­ну­ло, ког­да я пред­ста­вила та­кое. Это бу­дет во­ис­ти­ну ужас­но, ес­ли об­ру­шит­ся тон­нель в жи­вот­но­водс­тво, фрук­то­вую или овощ­ную фер­му. На од­них ска­тах, аку­лах и во­дорос­лях мы не про­тянем и тем бо­лее их мо­жет лег­ко пой­мать лю­бой ры­бак. Мы единс­твен­ные, кто стал эк­спе­римен­ти­ровать с вы­ращи­вани­ем рас­те­ний и жи­вот­ных.

― Это не по­казы­ва­ет всю не­ком­пе­тен­тность ва­шего ра­бот­ни­ка, ― выс­ка­зал своё мне­ние Рул, при­шед­ший со мной из ВМГ. Он был млад­ше ме­ня по воз­расту, ес­ли так же пос­чи­тать, что это его вто­рое пе­рерож­де­ние, но был мно­го муд­рее ме­ня в та­ких вот пе­рего­ворах. Сво­им ба­сом он вы­вел ме­ня из кра­соч­ных, но тра­гичес­ких раз­мышле­ний.

― Му­синар Та­лия (уда­рение на ""ли""), ― об­ра­тил­ся к не­му Тай­рэг Ли­маль, ― а не го­ворит ли о не­ком­пе­тен­тнос­ти то, что ва­ша слу­жащая до сих пор не ска­зала ни­чего внят­но­го? ― он яв­но был в се­бе уве­рен.

― Му­синар Ли­маль, ― об­ра­тилась я к не­му в са­мой веж­ли­вой и офи­ци­аль­ной фор­ме, ― я по край­ней ме­ре не воз­му­ща­юсь от­кры­тым тек­стом вык­ри­кивая с мес­та без дол­жно­го об­ра­щения, ― прос­ти ме­ня , Ис­пио.

Я прос­ну­лась не по­нят­но от че­го, но со сто­роны кух­ни сно­ва пос­лы­шал­ся гро­хот. Ког­да я рас­пахну­ла дверь сво­ей спаль­ни, то мне в нос уда­рил при­ят­ный зна­комый аро­мат ва­рева. Это при­еха­ли ро­дите­ли. Улыб­нувшись, я на цы­поч­ках ос­то­рож­но по­дош­ла к кух­не и ус­лы­шала шё­пот:

― Ну, будь по­тише! Де­ти спят! ― уко­риз­ненно ши­пел па­па.

― Я хо­чу при­гото­вить им сюр­приз! ― не ус­ту­пала ма­ма.

― А нель­зя бы­ло это сде­лать с ут­ра?

― Но ут­ром нас здесь сно­ва не бу­дет! Я прос­то не ус­пею!

― По­чему вас сно­ва не бу­дет? ― я не вы­дер­жа­ла и вош­ла в кух­ню.

― Ге­ра, ― уко­риз­ненно, но мяг­ко про­из­нёс па­па.

Я улыб­ну­лась, взя­ла кас­трю­лю из рук ма­мы, пос­та­вила его на стол и об­ня­ла так дол­го от­сутс­тво­вав­ших и го­рячо лю­бимых ро­дите­лей.

― Что здесь тво­рит­ся? ― в две­рях вста­ла Ви и тёр­ла свои глаз­ки. Ког­да она от­кры­ла гла­за и уви­дела ро­дите­лей, то за­пища­ла ри­нулась к ним на шею.

Мы про­сиде­ли где-то па­ру ча­сов в кух­не. Ма­ма го­тови­ла, па­па рас­ска­зывал как ему пон­ра­вилось ко­рал­ло­вые гри­бы, а мы с сес­трой вни­матель­но и за­воро­жён­но слу­шали. Я да­же за­была, что воз­на­мери­лась за­писы­вать свои сны. Но ког­да это вре­мя ис­текло, они сно­ва соб­ра­лись и у­еха­ли. Я вспом­ни­ла про за­писи и пош­ла за­писы­вать фраг­менты сна, ко­торый мне не так дав­но снил­ся, а Ви сра­зу усе­лась за те­леви­зор.

0
1
761
Подарок

Другие работы автора

Сегодня читают

Трамплин по жизни
Мотивация временем
Ryfma
Ryfma - это социальная сеть для публикации книг, стихов и прозы, для общения писателей и читателей. Публикуй стихи и прозу бесплатно.