Ярмарка в Симбирске


Ярмарка! В Симбирске ярмарка.

Почище Гамбурга! Держи карман!

Шарманки шамкают, и шали шаркают,и глотки гаркают:

К нам!

К

В руках приказчиков под сказки-присказкивоздушны соболи, парча тяжка.

А глаз у пристава косится пристально,и на «селедочке» перчаточка.

Но та перчаточка в момент с улыбочкойвзлетает рыбочкой под козырек,когда в пролеточке с какой-то цыпочкой,икая, катит икорный бог.

И богу нравится, как расступаютсяплатки, треухи и картузы,и, намалеваны икрою паюсной,под носом дамочки блестят усы.

А зазывалы рокочут басом,торгуют юфтью, шевром, атласом,пречистым Спасом, прокисшим квасом,протухшим мясом и Салиасом.

И, продав свою картошкуда хвативши первача,баба ходит под гармошку,еле ноги волоча,и поет она, предерзостная,все захмелевая,шаль за кончики придерживая,будто

Я была у Оки,ела я-бо-ло-ки.

С виду золоченые —в слезыньках моченные.

Я почапала на Каму,я в котле сварила кашу.

Каша с Камою горька

Кама слезная река.

Я поехала на Яик,села с миленьким на ялик.

По верхам и по низам —всё мы плыли по слезам.

Я пошла на тихий Дон,я купила себе дом.

Чем для бабы не уют?

А сквозь крышу слезы льют».

Баба крутит головой.

Все в глазах качается.

Хочет быть молодой,а не получается.

И гармошка то зальется,то вопьется, как репей...

Пей,

Россия, ежли пьется,—только душу не пропей!

Ярмарка! В Симбирске ярмарка.

Гуляй, кому гуляется!

А баба пьянаяв грязи валяется.

В тумане плавая,царь похваляется...

А баба пьянаяв грязи валяется.

Корпя над планами,министры маются...

А баба пьянаяв грязи валяется.

Кому-то памятникподготовляется...

А баба пьянаяв грязи валяется.

И мещаночки, ресницы приспустив,мимо, мимо:

Просто ужас!

Просто

И лабазник — стороноюмимо, а из

Вот лежит... А кто виною?

Всё студенты да

И философ-горемыканиже шляпу на лоби, страдая гордо,—

Грязь — твоя судьба, народ».

Значит, жизнь такая подлая —лежи и в грязь встывай?!

Но кто-то бабу под локотьи тихо ей:

Ярмарка! В Симбирске ярмарка.

Качели в сини, и визг, и свист.

И, как гусыни, купчихи

Мальчишка с бабою... Гимназист».

Он ее бережно ведет за локоть.

Он и не думает, что на

Храни Христос тебя, яснолобый.

А я уж как-нибудь сама дойду».

И он уходит. Идет вдоль барокнад вешней Волгой, и, вслед грустя,его тихонечко крестит баба,как бы крестила свое дитя.

Он долго бродит. Вокруг все пасмурней.

Охранка — белкою в колесе.

Но как ей вынюхать, кто опаснейший,когда опасны в России все!

Охранка, бедная, послушай, милая,—всегда опасней, пожалуй, тот,кто остановится, кто просто мимочужой растоптанности не пройдет.

А Волга мечется, хрипя, постанывая.

Березки светятся над ней во мгле,как свечки робкие, землей поставленныеза настрадавшихся на земле.

Ярмарка! В России ярмарка.

Торгуют совестью, стыдом, людьми,суют стекляшки, как будто яхонты,и зазывают на все лады.

Тебя,

Россия, вконец растрачивалии околпачивали в кабаках,но те, кто врали и одурачивали,еще останутся в дураках!

Тебя,

Россия, вконец опутывали,но не для рабства ты родилась

Россию Разина, Россию Пушкина1,

Россию Герцена не втопчут в грязь!

Нет, ты,

Россия, не баба пьяная!

Тебе великая дана судьба,и если даже ты стонешь, падая,то поднимаешь сама себя!

Ярмарка! В России ярмарка.

В России рай, а слез — по край.

Но будет мальчик — он снова явитсяи скажет праведное:

Вставай!»

Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.