Деяние.Сборник Поэзии.Часть 2.


Мой Копенгаген

Город Сказочный, Город Уютный, –

Убаюкан Прибоем Морей, –

Словно к Молу приставшее Судно

У Европы открытых Дверей;

Словно Призрак Романтики старой,

Тень Легенд, утонувших в Ночи,

Недосказанность, скрытая в Малом,

Несказанно Великой Души.

Гранью Острова Воду кромсая,

И всплывая Иным Остриём,

Этот Город Загадкой пленяет,

Отбирает и Много Даёт.

Океан здесь ласкает Русалку,

Что доверила Губы Ему, –

Нет и Тени природного Страха

В подчинившей Себя Одному.

Песни Доков и Гаваней Сказы

Пульсом Вод через Сердце текут,

И за каждым танцующим Часом

Гимн Безвременью Стрелки поют...

Опускаются Перья Снежинок

На причудливый Сад Тиволи,

Возвышается Ратуша чинно

Из молчащей навеки Земли;

Тянут Шпили упрямые Kirke,

Крася Медью Перины Небес,

Вьются Улицы сотней Развилок,

Высят Трубы причудливый Лес;

Кристиансборг плывет элегантно

Как беззвучной Поэзии Слог,

И пленяют Изяществом Стана

Розенборг и Амалиенборг.

Путь Туманный уходит на Север, –

В Замок Принца, что выбрал «Не Быть», –

Я к Нему, Позабывший про Время,

Чтоб Оковы Навеки разбить!..

22.01.2006

Паранойя

Кто мыслит Жизнь в Сражении с Врагами,

Тот без Вражды не может обойтись,

И давит Мир предвзятыми Тисками,

Сводя в Кулак мозолистую Кисть.

Предубежденья вписывая в Рамы,

Что породил Тщеславия Азарт,

Не сомневаясь, Он наносит Раны,

Пуская в Кровь Заточенность и Хлад.

Других Он мерит собственною Мыслью:

В Друзьях – «Врагов» читает наперёд,

А во Врагах – «Друзей» порою числит, –

Чтоб «Интерес» расплавить из Пород.

Предохраняясь Страхами от Страхов,

Подозревая Подлость и Подвох, –

Такой Несчастный шлёт Других на Плаху,

Себе примерив Лавровый Венок.

В Нём всюду – Ложь, ушедшая под Кожу,

Взамен Души – Безвременье и Миф,

И лишь Одно больное Сердце гложет:

Удел Тирана жалок и тосклив!..

24.01.2006

Бенинская Бронза

В тропическом Рае, где слышится Море

Из Волн золотых своенравных Песков,

Где Скалы скрывают Змеиные Норы,

Питая под Солнцем Орлиных Птенцов;

Где Львиное Царство Границу находит

Среди драгоценных Слоновых Костей, –

Предания живы о Тайном Народе,

Что Магией древней сокрыты в Воде...

Народ этот славился Странным Искусством, –

Из Бронзы и Воска Живое творить, –

Ценил благовонные Смолы и Мускус,

Умел врачевать и Беду отводить.

Он в Силе и Воинах ничуть не нуждался, –

Поскольку был Всеми от Злобы храним,

Имея Убежище, всюду скитался,

И Добрые Вести летели за Ним.

Священники мудрые правили в Ойо, –

Затерянной в Дебрях Столице Его, –

И Вождь-Алафин под Великой Горою

Судил и рядил по Законам Веков.

Свободу превыше Богатств почитая, –

Поэтому зная Почёт и Успех, –

Народ в Изобилии жил, процветая,

В Одеждах прекрасных и белых, как Снег...

Но вот, из Судана исламские Орды

Восстали, борясь за Кровавую Власть,

Зелёное Знамя возвысили гордо,

Чтоб Жизнь и Свободу у Прочих украсть.

И двинулись вон, через Соль и Пустыню,

Неся за собою Бесплодную Пыль,

Бахвалясь и кичась «Осанкою Львиной», –

Но Стаей Шакалов бросаясь на «Пир».

И бились Народы средь Ада Пожарищ

За Право жить в Мире на Землях Отцов,

И Счастье укрылось от Запаха Гари,

Колебля коварные Чаши Весов.

Когда же Захватчики одолевали,

Теснили и рушили, гнали и жгли, –

Внезапно в Ночи, из неведомой Дали,

Союзные Страны Подмогою шли.

Вели их всегда Лучезарные Люди

В Одеждах, светлее Самой Чистоты, –

Они исцеляли от Страха и Жути,

И гнали Захватчиков в Царство Тщеты.

Так Годы сменяли усталые Годы,

Напасти толпились одна за другой,

Но все Нападения были бесплодны, –

Как будто Судьба Их стирала Рукой!..

Однажды на Море явился Корабль

С невиданным ранее Алым Крестом,

Суровые Воины из Пены восстали, –

И начали всюду Стоять на Своём.

Они узнавали и тихо писали,

Входили в Доверье и Службу несли,

Пленяли Убранством из Меди и Стали,

Торговлю неспешную чем-то вели;

Вступали в Союзы, Врагов избегая,

Дарили Подарки, и брали в Залог,

За Войнами зоркой Душой наблюдая,

При этом боясь заступить за Порог.

Но Слава Народа, творящего в Бронзе,

Внимание Их приковала к Себе, –

И частыми стали заезжие Гости

Средь Марева Скал и в поющей Листве.

Они восхищались Искусством и Знаньем,

Они улыбались, пытаясь Спросить, –

Прельщали Священников Властью и Данью,

Незримую Силу стремясь Оценить.

Народ же молчал, занимаясь Делами, –

Лишь Бронза вещала всегда за Него, –

Пришельцы увидели Тщетность Стараний,

И в Людях Свободных узрели Врагов...

Но как подточить Непонятную Силу

Что в Мире находит Великий Оплот? –

Разрушить Искусство, что Жизнь породила,

Друзей превратить в отоваренный Скот;

Сомненьем разбить Отношения Братства,

Былые Привычки Чужими сменив, –

Возвысить везде Иноземную Касту,

Чей Образ труслив, равнодушен, спесив;

Заставить служить Её тем Интересам,

Что кормят Подачкой Преступную Власть,

Пороками вырыть сокрытую Бездну,

И Средства Спасенья навек отобрать;

Лелеять Забвенье и Горечь Усмешки,

Затмить Уваженье, Преданья разбив, –

И Гости решили не ждать и не мешкать,

Всё Это желая узреть Во Плоти!

Народы друг с другом Наживою ссоря,

Они ослабляли их Души и Мощь,

Так Рабство рождалось в бесцельном Раздоре,

Чей Вид был на Опыт Веков не похож:

Здесь Ближние Ближних в Рабы продавали,

Чтоб Брагу и Блага Земные добыть, –

А сверху Торговцы Людьми процветали, –

Враги-Мусульмане, что сели Копить...

Растаяла Сила, хранившая Мудрость,

Безлюдными стали Поля и Леса, –

Тогда-то явились Пришельцы под Утро,

Чтоб Чашу склонить на Вселенских Весах,

И стали у Стен «Многолюдного Ойо»,

В Ворота о «Сдаче» горласто крича...

Но Город молчал – будто скрыл под Полою

Незримый Клинок Золотого Меча.

Разбив Артиллерией Древо и Камень,

Захватчики, было, ворвались вовнутрь, –

Но в Землю от Страха врастали Ногами:

Их встретили сотни прекрасных Скульптур!

Мужчины и Женщины, Дети и Старцы

Безмолвно смотрели Солдатам в Глаза, –

И Плоть, словно Воск, тихо плавилась в Массу

И Пот оседал на Челах, как Роса,

От Жара палящего Красного Шара,

Дыхания Тиглей Пустынных Ветров...

И вскоре безмолвие Войско объяло,

Одетое в Бронзу во Веки Веков!..

Доныне средь Скал и тропических Дебрей

Легенда о Магии древней живёт, –

Она охраняет забытые Двери

Страны, где Поток лучезарный течёт.

Но бродят по Миру с тех пор Статуэтки,

И Лица с Рельефов Загадки поют, –

Так Вечный Народ торжествует над Летой,

Вещая из Бронзы Победу Свою!..

26.01.2006

Я счастлив тем

Я счастлив тем, что я «Непопулярен»,

И не сгибаю Спину пред Толпой,

И не бегу, разбрасываясь Даром,

Крича фальцетом: «Граждане! Я – Свой!»;

Не дую Пыль с Гранитных Истуканов,

Что подавляют Весом из Могил,

Не изменяю Замыслов и Планов, –

И Полыханью Собственных Светил;

Мне наплевать на Мнение Плебеев,

Высокомерье царственных Невежд,

Я не топчусь, страдая и потея

У тех Дверей, где вывешено «Нет!»;

Иду на Хамство с поднятым Забралом,

Смеюсь над Массой выверенных Стад:

Я – это Я, – в Великом или Малом,

Смотрю Вперёд, – и этому Я рад!

27.01.2006

Зимняя Тишь

Падает Снег Бесшумно, –

Будто само Забвенье, –

Светом ложится лунным,

Льется в земные Тени;

Кружат Снежинки Тихо

Ритмы своим Мерцаньем, –

Так освящают Лики

Мастера чистой Дланью.

Сущность Зимы укрыта

В Силе Молчаний дольних:

Пишется Жизнью Свиток, –

Мудрость всегда Безмолвна!…

02.02.2006

Прислушайся

О чём говорит тебе День,

В котором Стремление к Ночи,

И Бегство слепое за тем,

Что в Сердце Страдания точит;

Борения с тысячью Зол,

Из коих в тебе – Половина, –

Текущая Ранами Соль,

Веленьем Привычки незримой?

О чём повествует Вода

В своём Превращении вечном,

И бренная та Красота,

Что крутит Землёю неспешно;

Огни Городов и Умов,

Сердечная Музыка Страсти,

Судьбы ненавистный Замок,

Скрывающий Скуку с Ненастьем?

Прислушайся к Бегу Времён,

Намёкам Идей и Влечений:

За каждым – Сокрытый Закон,

Пропорции и Отношенья;

Разгадки и Связки Ключей,

Манящие Полуулыбкой,

И Свет Драгоценных Камней,

Играющих Сказочной Скрипкой...

Вселенная – тот Камертон,

Что строит Тональные Числа:

Спроси, что поёт тебе Сон,

В котором кому-то ты снишься!..

03.02.2006

Стравинский и Кокто

Однажды в конфетном Париже

Стравинский обнялся с Кокто.

Тот вымолвил: «Игорь! Что пишешь

На ворохе нотных листов?»

« – По-новому славлю Эдипа,

Бесславного столько Веков!» –

И, сидя под сладкою Липой,

Улыбкой коснулся висков.

« – А кто ж тебе пишет Либретто?»

« – Не знаю... По-моему, Ты!..»

Кокто рассмеялся на это,

Отпив из стакана Воды,

И, вытерев губы салфеткой,

Промолвил: «Я начал писать!..»

Под той же зелёною Веткой

Сойдясь через Время опять,

Друзья заказали по Кофе.

« – Ну, что Ты мне, Братец, принёс?» –

Стравинский играючи отпил,

Задав Компаньону вопрос.

Тот вывалил пачку Бумаги,

Очами творя Торжество,

Услышал от Друга «Однако!»

И Кофе отпил под Листвой.

« – Но это же вроде Романа!» –

Под вечер Стравинский сказал, –

«Ты Вагнеру пишешь Тристана,

А нужно, чтоб Нетеатрал, – »

«Любой, и Простой, и Обычный, –

Всё понял без лишних Проблем!»

« – Bien sur! Я займусь этим лично!..» –

Кокто улыбнулся затем...

Пришла благодатная Осень,

И снова, – в какой уже раз! –

Под Липу златую приносит

Поэт свой исправленный Сказ.

И вновь Композитор смеётся,

Ему возвращая шутя,

Редакцию, что не даётся

«В Концепции» и «по Частям».

« – Мой Друг! Ты уже мне состряпал

Шедевры всех Стилей и Форм, –

То Прозу пуская по Главам,

То Стих выводя из Хором, – »

«Но нету Либретто Простого,

Что я бы хотел увидать!..»

« – Преграды не писаны Слову:

Готов потрудиться опять!..»

Вино пригубив из Бокала,

Смакуя янтарный Букет,

Стравинский смеялся немало,

Услышав весёлый Ответ.

Но, глядя на чудного Друга,

Кокто с Теплотою сказал:

« – Мы Оба – Прекрасному Слуги, –

И кто бы из Нас ни писал,»

«Искусство в Конечном Итоге

Роднит Нашу Мысль сполна:

Ты Музыку чувствуешь в Слоге,

Я – Слово, – где пляшет Струна!»

«Моё Поведение странно:

Либретто – Пустяк написать!

Но, Игорь! Мне просто Приятно

С тобою встречаться Опять!..»

До Вечера Мыслью игривой

Сверкало Сияние Глаз...

Вот так под парижскою Липой

Шедевр пробуждался, Смеясь!

03.02.2006

Монолог Айвазовского

« – Единение Мрака с Лазурью,

Грохот Влаги, что бьёт Тишиною,

В Оболочке застывшая Буря,

Что висит непроглядной Стеною;»

«Обострённые Чувства Оттенков

Проявляющих Силу друг друга,

Представление вечного Бега,

По слепому Вселенскому Кругу;»

«Грани Воздуха, рвущие Песню,

Грани Света хрустально литые, –

Я рисую не Море, а Бездну,

Что Себя осознала Стихией!..»

«Не смотрите на чёрные Тучи,

Стоном Смерти парящие в Выси,

И Стремнину, которая душит

На Безвременье острого Мыса;»

«Отсвет Сумерек красной Багряни

В тех Провалах, что пьют Катастрофу,

Светоч Молний в полосаных Ранах

Прометея, что сбросил Оковы:»

«Облака – это зыбкая Пена,

Но Другое Важнее гораздо, –

Я рисую не Небо, а Бездну,

Её Мудрость, и Мощь, и Богатство!..»

«Бьётся с Гибелью слабое Судно,

Скорлупой уходящее в Пропасть,

А над ним – леденящие Луны

Освящают хмельную Жестокость;»

«Пыль людская Трагедией смыта

В бурный Вихрь последних Страданий, –

Тень Надежды, как Парус, избитой,

Вьётся Отсветом вечных Исканий.»

«Жизнь Земная в Морскую Измену

Проливает своё Назначенье:

Бытие Я рисую как Бездну,

Что сражается с Бездной Забвенья!..

06.02.2006

Ирония Хорти

Было Время, и Венгрией правил

Пожилой и седой Адмирал, –

Он служил, никогда не лукавя,

Никого и Нигде не предал;

Обожал Эполеты и Море

За полуденный Блеск Золотой,

Видел Раны, Страданья и Горе,

Но хранил молчаливый Покой;

Волей Рока возвышенный Властью, –

Для Себя исполняя свой Долг, –

Он стоял у Штурвала, не глядя

На Угрозы кровавый Полог.

И однажды Друзья пошутили:

« – Ваша Светлость! Как может так быть,

Что повсюду, на многие Мили,

Никуда невозможно уплыть?!»

«Мы находимся в Центре Европы,

Где не видано Капли Морской, –

А над Нами – Морская Особа,

Будто Флот воплощает Собой!»

«Адмирал в Сухопутной Державе, –

Не забавный ли это Курьёз:

В Мире нет удивительней Славы,

За Тельняшкой Газетных Полос!..»

Но Улыбкой ответив на Шутку,

Адмирал не спеша возразил:

« – Относясь к этой Истине чутко,

Каламбуров я много испил,»

«Но на Свете бывают Контрасты,

Чья Ирония много сильней, –

И Уроки скрываются часто

За Спиной их ажурных Дверей.»

«Приглядитесь-ка к Миру неспешно, –

И узнаете странную Весть:

Что в России далёкой и снежной

Министерство Культуры есть!..»

07.02.2006

Морские Города

Морские Города – открытые для Мира,

Ворота Измерений, сокрестия Идей, –

Цветут на той Земле, что Пена породила,

И восстают Гордыней в питающей Воде.

Они, подобно Волнам, шумят неумолкая,

Потоками людскими шлифуя Гравий свой, –

И под Луной калёной Свеченьем озаряясь,

Приливы и Отливы всегда ведут в Прибой.

Ветра Теченьем мощным несут сквозь эти Фильтры

Завещанную Свежесть прошедших мимо Бурь,

Поют Хоры по Нотам Вселенского Пюпитра,

Рассветом и Закатом одетые в Пурпур.

Там Чувственность сочится Дыханием суровым

Из пряных Ароматов мерцающих Ночей,

И под Атласом терпким Плывущего Покрова

Ведётся Превращенье Уделов и Вещей.

Они идут в Объятья на Ложе Океана,

Исполнены Страстями безудержных Стихий,

И через них роднятся враждующие Страны,

Как мирятся Любовью вчерашние Враги.

Великая Свобода граничит с Безразличьем

К попавшим в эти Воды велением Судьбы, –

В Коралловых Ущельях повсюду манят Ниши,

Но в них уже сокрыты готовые Гробы.

Покой Великой Бездны кричащими Цветами

Скрывает Поединки за Жизнь и Тишину:

Затерянность – как Тень за шумными Делами,

Что Море Одиноких влечёт собой ко Дну.

И Образом Соблазана вставая в Пене Моря,

Языческой Красою пленяя навсегда,

Стоят на Грани Мира, мешая Счастье с Горем,

Столпы Земных Молохов – Морские Города...

08.02.2006

Вершины Гор

Вершины Гор каратами Брильянтов

Сияют Славой в Солнечном Огне,

И Блеск Восходов с Тлением Закатов

Роднят в своём величественном Сне.

Их Равнодушье Мудростью Покоя

Стихии мирит с Рангом Чистоты:

Они оценят, кто чего Достоин,

Смотря с Уступов мрачных и крутых.

Ведёт к Ним много Троп и Перевалов,

Но Цель одна – Их Саван ледяной,

И часто Жизни трепетной так Мало,

Чтоб Жемчуга узреть за Пеленой!..

Вершины Гор стоят на Землях прочно, –

Из Них растут, черпая Плоть и Суть, –

Потоком Вод, кристальных и проточных,

Благую Весть Цветению несут.

Так Вечный Холод Жару помогает

Плодотворить на Долах золотых, –

Великой Силой в Землю истекая,

И Ей даря Божественности Лик.

И Неприступность Вышних Великанов

Даёт Им Право Жертвовать Собой, –

Они хранят в Заточенности Граней

Возможность жить Чужою Красотой!..

Вершины Гор – границы Континентов, –

Как Острия заточенных Страстей:

Взывают властно к Солнечному Свету,

Стоя Спиною к сумрачной Тщете.

В Них вечный Символ жаждущей Гордыни,

И Поединок Духа и Судьбы, –

Где Небеса с Отчаяньем едины,

Где Путь Назад утерян и забыт...

Величье там, где Творчество На Грани,

И Песня Бурь в Объятиях Светил:

Здесь Бытие шокирует и ранит

Родством с Покоем Царственных Могил!..

10.02.2006

Альпийская Симфония

Снежные Выси и синие Бездны,

Шрамы Ущелий, Морщины Долин,

Сосны выходят подобно Невестам,

Тихо танцуя под Песню Стремнин.

Резкие Контуры, острые Грани

Лезвия точат весенних Лучей,

Солнце творит зачарованной Дланью

Образы Счастья под маской Вещей.

Сень Чистоты золотится Росою, –

Бисером Ласки на юности Трав, –

Ветви Деревьев флиртуют Листвою,

Тихо целуясь Верхушками Глав.

Зелень Лугов и Обрывы Урочищ

Здесь друг для друга навеки Родня;

Млечным Путём по Бездонности Ночи

Шествуют Звёзды, Покой их храня.

Вяжут Дороги по горным Проходам

Нитью стальной Жемчуга Городов, –

Замки, Соборы в лазоревом Своде

Души уставшие будят от Снов.

Грохот Потоков, из Льдов прорываясь,

Рвётся на волю Извечной Весной, –

Воды и Камни пускаются в Танец,

Сердце людское влекут за собой.

Сила Красот Утверждением Жизни

В Небо глядит Изумрудом Озёр, –

Здесь для Святых и Пророков Отчизна,

Грани Безумия – Мир и Раздор!..

12.02.2006

Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий