Оллария, 5-ый день Летних Скал, 397 год К.С.


Особняк Алва.


Лиза открыла глаза и почувствовала головокружение. Уже второй день подряд она, просыпаясь, видела кружащуюся спальню, только сегодня к этому добавилась еще и тошнота. Хотелось умереть. Девушка дернула за шнур, вызывая Изабо, и попыталась понять, что она ела накануне, что ей сейчас так плохо. В голову ничего не приходило. Лимонад был как обычно сладким с едва уловимой кислинкой, мясо хорошо прожарено, овощи и фрукты свежие. Но симптомы были точь-в-точь как отравление.


- Доброе утро, соберана, - донесся с порога спальни жизнерадостный голос Изабо.


Лиза с трудом приоткрыла глаза и тихо застонала.


- Соберана, что с Вами? – забеспокоилась служанка и бросилась к кровати.

- Тошнит, - только и смогла проговорить Лиза и метнулась к ночной вазе. Стало легче.


Девушка выдохнула и откинулась на подушки.


- Может быть позвать врача, соберана? – Изабо с тревогой смотрела на бледную Лизу.

- Не надо врача, - прошептала девушка. – Наверное, что-то не то съела.

- Точно не надо? Если с Вами что-нибудь случится, соберано будет сердиться.

- Точно не надо. А соберано не будет в городе еще четыре дня. За это время все пройдет. Лучше помоги мне одеться…


Лиза сидела перед зеркалом и ждала когда Изабо закончит ее причесывать. Сегодня ей предстояло вновь предстать перед королевой. Девушка была мягко говоря не в восторге, но делать было нечего. Записка, которую ей доставил вчера гонец из дворца, ясно давала понять, что Её Величество отказа не примет.


В прошлый раз во дворец ее отвез Росио и он же привез ее обратно. В этот раз ей придется проделать этот путь самой, так как Первый Маршал неделю назад отбыл из Олларии на смотр южной армии. Уезжая, он просил Лизу не беспокоиться и беречь себя и сказал, что вернется к десятому числу Летних Скал (к местным месяцам Лиза привыкала с трудом) и никак не позже. Разлуку с мужем девушка переносила неожиданно тяжело. Ей постоянно казалось, что он вот-вот выйдет в сад, или войдет в спальню, сожмет ее в своих объятьях и уткнется носом ей в макушку. Тяжелее всего оказалось спать одной на огромной кровати.

Настроение у Лизы портилось день ото дня. Все чаще она ходила грустная, рассеянная, иногда украдкой плакала.


Но сегодня ей нужно было взять себя в руки и выдать очередную игру на публику. Во дворце никак нельзя показывать, что ей иногда становится дурно и хочется разреветься.


Изабо закрепила последнюю шпильку в высокой прическе Лизы.


- Все-таки решили ехать, соберана? – спросила служанка в очередной раз. – Может, отмените поездку. Напишите, что очень нездоровы. Её Величество должна будет…

- Её Величество еще, чего доброго, пришлет сюда придворных дам, - оборвала Изабо Лиза и вздохнула. – Уж лучше я сама туда поеду.



***

Дворец. Будуар королевы.


Катарина стояла у окна и перебирала в руках четки. Сегодня она встретится с герцогиней Алва еще раз. Но только сейчас у нее за спиной не будет маячить ее супруг. Королева специально подгадала момент, когда Рокэ Алва уедет из Олларии, чтобы поговорить с его женой, не опасаясь последствий. Хотя женой ли?


В прошлую встречу Катарине показалось, что она почти убедила девчонку, что их с Рокэ брак всего лишь фикция, и она может уйти к другому мужчине. А растерянное выражение лица гостьи подтверждало то, что юная герцогиня ни сном ни духом о слухах, вертящихся вокруг Первого Маршала.


Чуть позже королева наблюдала, как к Елизавете, сидящей в саду, подошел капитан королевской охраны, присел рядом с ней, они коротко поговорили (Катарина сожалела, что не слышала о чем), девушка ему улыбнулась, и они вместе покинули сад, при этом герцогиня опиралась на руку Лионеля. «Да пусть бы и к нему ушла от непобедимого Первого Маршала», - подумала женщина. – «Это был бы отличный щелчок по носу Рокэ».


В дверь постучали.


- Ваше Величество, - в будуар заглянула Урсула Колиньяр, - герцогиня Алва прибыла и ожидает.

- Благодарю, герцогиня, я сейчас выйду в малую приемную, - кивнула королева, и фрейлина скрылась за дверью.


Катарина напоследок кинула взгляд в зеркало. Зеленое платье на ней сидело отлично, и в целом женщине понравилось свое отражение.


Королева вышла в приемную.


- Ваше Величество, - герцогиня Алва присела в изящном реверансе.


Сегодня Елизавета выглядела не хуже, чем в прошлый раз. Платье было светло-голубым с белыми оборками, и девушка в нем казалась нежным цветочком, который так и ждет, чтобы его согрели вниманием и заботой.


- Я рада, что Вы смогли посетить меня сегодня, дитя мое, - проговорила Катарина как можно более ласково. – Мне хотелось бы видеть Вас раньше, но я опасалась навлечь на вашу головку гнев герцога Алвы.

- Благодарю Вас, ваше Величество, - юная герцогиня смущенно улыбнулась.

- Присаживайтесь, - Катарина указала на кресла, в которых они сидели в прошлый раз, и настроилась на долгий разговор, по истечении которого, как она надеялась, она избавится от этой девчонки.



***


Лиза шла по галерее второго этажа и обдумывала произошедший разговор с королевой. Было понятно, эта женщина жаждет вернуть себе своего любовника любой ценой и искренне считает, что между ней и Росио стоит только его жена. Сегодняшний разговор скатился к тому, что Её Величество едва ли не приказала ей присмотреться к Лионелю Савиньяку.


- Это очень достойный мужчина, - сказала ей королева. – Из благородной семьи. Он красив, смел, его заслуги перед Талигом и королевской семьей сложно переоценить. К тому же граф Савиньяк неравнодушен к Вам. Да-да, я видела вас вдвоем в саду, дитя мое. Его взгляд говорил, что он в Вас влюблен.


Лизе вдруг стало грустно. Если королева права, и Лионель влюблен в нее, то это плохо. Ведь он – друг Росио и если это откроется все может закончиться очень печально. В лучшем случае они просто разругаются, а в худшем… Лиза даже не хотела думать, что будет в худшем случае.


Может, Изабо была права, и ей вообще не следовало приезжать во дворец пока Росио нет в столице? Но что уж теперь… Приехала, узнала, зачем ее вызывала королева, теперь пора ехать назад, пока никто не заметил ее неестественной бледности и пока у нее не начала снова кружится голова.


Девушка подошла к лестнице, ведущей вниз и на секунду остановилась, собираясь с силами. И только она собралась сделать первый шаг вниз, как отчетливый сильный толчок в спину вышиб из легких Лизы воздух, ее рука соскользнула с перил, и девушка покатилась вниз по твердым гранитным ступеням. Перед глазами все крутилось, как в каком-то нереальном калейдоскопе, и Лизу поглотила такая же кружащаяся темнота.



***


Лионель шел по первому этажу королевского дворца, проверяя посты. Всё было в порядке, и капитан королевской охраны уже собрался вернуться в свой кабинет, но вдруг его привлек какой-то странный звук, доносящийся их парадного холла.


То, что он увидел, вбежав туда, он не смог бы забыть и в Закате. У подножья лестницы лежала эрэа Елизавета, она была бледна и, казалось, бездыханна, а на подоле ее дивного голубого платья расползалось кровавое пятно. Лионель вскинул взгляд на верхнюю площадку. Там ожидаемо никого не было. Элиса споткнулась? Оступилась? Но это сейчас не главное. Главное, спасти ее, если она еще жива.


Мужчина бросился к девушке и попытался нащупать пульс. Пульс был, но слабый. Воздав благодарение Создателю и Леворукому, Лионель подхватил едва дышащую Элису на руки и приказал подать карету герцогини Алва, так как оставлять во дворце девушку было небезопасно. Следующим вопросом, вставшим перед ним, был куда ее везти. По-хорошему, ее нужно было везти домой, в особняк Алва, но все более увеличивающееся пятно давало понять, что это слишком далеко. Поэтому Лионель принял решение отвезти ее в особняк на площади Оленя, который был почти в два раза ближе.


Едва переступив порог своего дом,а граф Савиньяк приказал послать за своим лекарем, а сам понес Элису в гостевую спальню, в которой обычно ночевал Росио, если ему приходилось оставаться у своих друзей.


Мэтр Антуан появился очень быстро, оглядев Элису, попросил принести ему таз воды и чистые тряпки и выставил Лионеля из комнаты.


Мужчина спустился в свой кабинет и написал записку в особняк Алва, извещая домоправителя, что соберана сегодня не вернется домой, и попросил, чтобы к нему прислали служанку Элисы. Писать письмо для Росио он решил после того, как Антуан закончит врачевать герцогиню.


Мэтр спустился в кабинет графа спустя пару часов.


- Герцогиня очень плоха, - начал он без предисловий. – Еще немного и она бы не выжила. Крови она потеряла много, много ссадин и синяков, даже шишка на голове есть.

- Не мудрено, - вздохнул Лионель. – Она ведь с лестницы упала, насколько я знаю.

- В ее состоянии были возможны головокружения и внезапные обмороки.

- Вы хотите сказать… - граф задумался, подбирая верное слово.

- Да, герцогиня была беременна. К несчастью, от падения открылось внутреннее кровотечение и ребенок погиб.


Лионель закрыл глаза. Беременна. Элиса носила ребенка Росио, а он, так замотался со своими обязанностями, что даже не проследил когда она приехала во дворец. Она и сама чуть не погибла, и все из-за него.


- А как давно герцогиня была в положении? – почему-то этот вопрос казался Лионелю сейчас очень важным.

- Недели три, вряд ли больше, - ответил Антуан, поглаживая подбородок. – Так как срок был небольшой детей она иметь сможет, но для начала ей надо оправиться от падения. В ближайшие несколько дней ей лучше поменьше двигаться. О перевозе ее в особняк Алва и речи быть не может, она для этого слишком слаба. Я навещу ее утром.


Лионель кивнул и Антуан вышел из кабинета.


Граф сидел, глядя перед собой, и думал, как сообщить другу, что его жена лежит в особняке Савиньяков и не встретит его со смотра радостной новостью.



***

Лагерь южной армии Талига.


У Рокэ был странный день. Все валилось из рук. Маршал ни на чем не мог сосредоточиться. То и дело его одолевала странная тревога. Мужчина проверил все, что мог: пересмотрел все бумаги, прошел по лагерю, высматривая нарушения, переговорил с Эмилем и другими офицерами. В армии все было в порядке.


Оставался один вариант: что-то случилось дома. Даже не так. Что-то случилось с Элисой. Уезжая на смотр, Рокэ оставил Хуану и Изабо распоряжение следить за собераной в оба, так как супруга у него вызывала определенные подозрения резкими сменами настроения, часто накатывающей усталостью, головокружением. Мужчине казалось, что все это признаки беременности, но Элиса молчала, видимо, не желая его обнадеживать раньше времени. Действительно, мало ли у женщины причин для мигрени? Одно посещение дворца чего стоит.


В течение первых дней Рокэ был совершенно спокоен, работа двигалась быстро и продуктивно. Единственное, что огорчало его, так это отсутствие Элисы рядом. Он уже настолько привык чувствовать, как она прижимается к нему во сне, что заснуть теперь в одиночестве получалось далеко не сразу.


И вот сегодня его внутренний голос неустанно твердил, что произошло что-то нехорошее.


Промаявшись полдня, Рокэ не выдержал, отдал необходимые приказы офицерам, дал задания порученцам, вскочил на Моро и поскакал в Олларию, прося Леворукого и Анэма, чтобы с Элисой все было в порядке и за те два дня, что предстояло ему провести в дороге, с ней ничего не случилось.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.