Оллария, 24-ый день Летних Скал, 397 год К.С. (вечер)


Особняк Алва.


Рокэ удалось уйти из дворца когда уже начали сгущаться сумерки. После разговора с Сильвестром (действительно очень краткого) возникло еще множество вопросов, которые было необходимо решить до отъезда, разобрать отчеты, подписать необходимые для блага армии и Талига приказы. Но теперь, когда все вопросы решены, можно будет провести два дня в обществе Элисы.


На последней мысли маршал вздохнул. Он понимал, что супруга уехала из дворца очень расстроенной, и сейчас, наплакавшись вдали от чужих глаз, скорей всего спит. Рокэ отчетливо ощущал, что после сегодняшнего лицезрения королевы он отчаянно нуждается в Элисе. В ее нежных прикосновениях, робких поцелуях, в ее тепле и чистоте.


С такими мыслями мужчина подъехал к своему дому и, спрыгнув с Моро, поспешил внутрь. Сбросив на руки подошедшему слуге легкий плащ, шляпу и перевязь со шпагой, Рокэ пошел в их с Элисой спальню. Однако спальня его встретила темнотой и тишиной. Хмыкнув, герцог прикрыл дверь и заглянул в синюю спальню, помня о том, что супруга запросто могла спрятаться там. Но и синяя спальня так же оказалась пуста.


Чувствуя, как по спине ползет неприятный холодок, Рокэ позвал Хуана. Управляющий появился сразу же, но вид у него был несколько неуверенный.


- Где Элиса? – спросил герцог, уже предчувствуя, что ответ ему не понравится.

- Соберано, дора Элиса не возвращалась, - ответил Хуан, старательно разглядывая пол.


Рокэ показалось, что он вернулся на три недели назад. В тот страшный день, когда он узнал, что супруга упала с лестницы.


- Как не возвращалась? – голос маршала сейчас больше напоминал рык. – Где она?!

- Мы не знаем, соберано.

- Найти! – рявкнул Рокэ. – Немедленно!


Хуан бросился исполнять поручение, а герцог провел ладонями по глазам от переносицы к вискам. Где может быть его девочка? Куда она поехала, покинув дворец? Не попытались ли убить её где-то в дороге? Вопросов было много, ответов – ни одного.


Рокэ вздохнул, спустился в конюшню и приказал оседлать только что расседланного Моро. Конь покосился на него, как на полоумного, фыркнул, но позволил нацепить на себя узду и седло.


Снедаемый тревогой, герцог поскакал на площадь Оленя в надежде, что возможно Лионель знает, где его жена.



***


Особняк на площади Оленя.


Лиза сидела в уютной гостиной на площади Оленя и пыталась читать. Арлетта была здесь же. Сидя за небольшим столиком у окна она писала письмо.


Весь день девушка провела в обществе графини. Та развлекала ее рассказами о детстве Лионеля и Эмиля, а так же о юных годах Росио. Лиза старалась отпустить от себя воспоминания о сегодняшнем визите к королеве и поддерживать разговор, но получалось у нее плохо. В итоге Арлетта сдалась и села писать письма.


Арно тоже пытался участвовать в разговоре, но получалось у него пока не очень. За обедом он так возбужденно рассказывал о том, что будет делать в Лаик, что едва не опрокинул на себя тарелку с десертом, очень этим смутился и, краснея, поспешил скрыться в своих комнатах.


- Олененок пока еще очень порывистый, но я очень надеюсь, что с возрастом он угомонится, - вздохнула Арлетта. – Впрочем, это маловероятно.


Лиза тогда только улыбнулась и подумала, что графиня Савиньяк очень любит своих сыновей, хотя и подтрунивает над ними изрядно.


Вздохнув, девушка подняла взгляд от книги и посмотрела в окно. На улице уже сгущались сумерки.


- Не волнуйтесь, дорогая, Росио обязательно за Вами приедет, - улыбнулась ей Арлетта, складывая письмо.

- Но он немного задержится, - раздался от двери веселый голос Лионеля.


Лиза вскинула на него удивленный взгляд.


- Опять проявил резвость не к месту? – спросила графиня.

- Да, и Вы даже не представляете какую, матушка, - мужчина присел в соседнее с Лизой кресло, и девушка почувствовала, как вспыхнули ее скулы от пристального взгляда графа. – Если бы он меня дослушал, то Вы, сударыня, уже были бы на улице Мимоз. Но… - Лионель развел руками.

- Я Вас ненадолго оставлю, - произнесла Арлетта, вставая. – Не люблю, когда письма болтаются по всему дому.


Графиня выплыла из гостиной, оставляя Лизу и Лионеля наедине.


- Вы в порядке, эрэа? – спросил мужчина, скользя взглядом по лицу девушки. – Дневные эмоции улеглись?


Герцогиня закрыла книгу и вздохнула.


- Да, насколько это было возможно, - грустно улыбнулась она.

- Я уверен, что Росио тоже очень переживает, - Лионель помолчал. – Знаете, Елизавета, когда он влетел ко мне в кабинет после Вашего отъезда, его глаза горели таким беспокойством, которое я видел у него лишь однажды, когда он узнал, что Вы упали с лестницы.


Ответить Лиза не успела. В холле раздались шаги, и дверь в гостиную распахнулась. Девушка обернулась. На пороге стоял встревоженный Росио.



***


Особняк на площади Оленя. Особняк Алва.


Рокэ стоял в дверях гостиной дома Савиньяков и чувствовал, как его покидает страх, который овладел им, когда он услышал, что Элиса не дома. Супруга сидела здесь, в кресле у камина с книгой в руках и… в компании Лионеля. Савиньяк при его появлении поднялся со своего места и, усмехнувшись, вышел из гостиной, оставляя герцога наедине с Элисой. Девушка же отвела взгляд и посмотрела на слабое пламя в камине.


Рокэ обогнул ее кресло и опустился перед ней на колени.


- Элиса, - тихо проговорил он, глядя в ее лицо и пытаясь понять, о чем она думает.


Девушка посмотрела на него, вздохнув, мягко скользнула к нему и прильнула к его груди. Герцог обнял супругу и уткнулся носом в ее немного растрепанные волосы.


- Девочка моя, - прошептал мужчина, касаясь легкими поцелуями её ушка и шеи.


Он поднялся с пола, поднял Элису и сел в кресло, которое только что занимала его жена, притянув ту к себе на колени.


- Прости меня за то, что тебе пришлось сегодня увидеть, - Рокэ прижал к себе супругу, лаская ладонями ее спину и плечи. – Я, как дурак, поверил, что королева вызывает меня без скрытого замысла, слишком испугался, что она может причинить тебе вред. Я ведь был уверен, что ты уже у неё.


Девушка потерлась щечкой о его плечо.


- Меня графиня Рокслей хотела отвести к Её Величеству, - проговорила она. – Но нас остановила одна из фрейлин, рыженькая такая. Она начала меня расспрашивать про то, как я упала с лестницы, и почему я так долго не появлялась во дворце. Поэтому я задержалась, - Элиса на секунду замолчала. – И увидела то, что увидела.


Герцог прижался губами к виску жены.


- Больше этого не повторится, - уверенно сказал он. – Никакого дворца больше.

- Неужели ты, Росио, решил запереть свою милую супругу дома и лишить всех ее общества? – раздался голос, который Рокэ ну никак не ожидал услышать.


Мужчина приподнял вдруг смутившуюся супругу, встал, а Элису усадил обратно в кресло.


- Арлетта, - он подошел к улыбающийся женщине и склонился к её руке. - Вот уж не ожидал Вас здесь увидеть.

- Я уже неделю в Олларии, - ответила графиня. – Но ты так и не удосужился об этом узнать.

- Лионель не говорил мне, - начал было оправдываться герцог.

- Просто ты всю неделю сидел в своем особняке и никого не принимал, - перебил его подошедший Лионель.

- Надеюсь, ты на меня не очень сердишься за то, что я пригласила Элисабету к себе? – спросила Арлетта. – Ей нужно было развеяться, а я уже очень давно хотела познакомиться с девушкой, покорившей твое сердце.

- Если бы Вы отправили записку на улицу Мимоз, я сердился бы меньше, - вздохнул Рокэ. – А теперь позвольте нам откланяться, - он подошел к всё еще сидевшей супруге и подал ей руку. – Пойдем, дорогая, нам пора домой.


Элиса вложила свои пальцы в его ладонь и поднялась.


- Уже поздно, Росио, - остановила его графиня. – Оставайтесь. Я прикажу подготовить для вас спальню.

- Благодарю, эрэа, - улыбнулся Рокэ и чуть сильнее сжал руку жены. – Но должен отклонить Ваше предложение. Последние дни перед очередным смотром мне хотелось бы провести дома.


Арлетта улыбнулась.


- Понимаю, - она повернулась к Элисе. – Элисабета, дорогая, я здесь пробуду еще долго и буду рада Вас видеть, когда у Вас появится такая возможность, - на последних словах графиня стрельнула взглядом в сторону Рокэ, чем заставила последнего удивленно вскинуть бровь.

- Спасибо, Арлетта, - улыбнулась ей герцогиня. – Вы приезжайте к нам. И попрощайтесь от меня с Арно, пожалуйста.

- Обязательно, дорогая, - графиня кивнула. – Я ему передам…


… Не более чем через полчаса Рокэ с супругой уже входили в свой особняк.


- Это было быстрее, чем в карете, - заметила Элиса.


Мужчина улыбнулся.


- Да, Моро у меня резвый мальчик, - сказал он. – Но я настоятельно советую тебе к нему не подходить, он довольно своеволен, может и покусать.


Супруга улыбнулась и пошла к лестнице, ведущей наверх, к спальням. Герцог последовал за ней.


Дойдя до их спальни, Элиса совершенно по-детски разбежалась, прыгнула на постель и потянулась. На пол со стуком упали ее туфельки. Рокэ скинул мундир и опустился рядом с супругой.


- Дорогая, надеюсь, ты понимаешь, что мое извинение еще впереди? – спросил он, лаская взглядом фигурку жены, затянутую в синий шелк.


Девушка подняла голову и посмотрела на него чуть вскинув брови.


- Мне казалось, Вы уже извинились, - произнесла она, вызвав его искренний смех.

- Нет, счастье мое, еще нет, но я уже готов это сделать, - прошептал он, притягивая супругу к себе и прижимаясь к ее губам в страстном поцелуе…



***


Особняк на площади Оленя.


- Она тебе нравится, - раздался голос матери за спиной смотревшего в открытое окно Лионеля.


Мужчина обернулся. Арлетта стояла недалеко от него и грустно улыбалась.


- И не говори мне, что это не так, - продолжила она. – Я все вижу.

- Это не имеет значения, - вздохнул граф и вновь отвернулся к окну.

- Зря ты так думаешь.

- Она – жена Росио. Будь она женой кого угодно, я бы решился ей открыться и готов был бы спорить за нее на дуэли. Но только не с Росио.

- Но ты ей тоже не безразличен.

- Матушка, - Лионель вновь повернулся и в упор посмотрел на женщину. – Если бы Вы их видели вместе чуть дольше, то Вы бы поняли, что это не так. Я для нее – всего лишь друг мужа.

- Ты действительно так думаешь? – вскинула брови Арлетта. – Если да, то ты не видишь дальше своего носа.

- Что Вы имеете в виду?

- Ну хотя бы то, что когда она увидела Росио с королевой, то она пришла за утешением и советом к тебе. Она не пошла прятаться в закутках дворца, не пошла искать уединения в саду. Элисабета пришла к тебе в тот момент, когда была наиболее уязвима, когда ей было больно и позволила себе расплакаться при тебе. Эта девочка очень похожа на меня, и поверь, если она показала перед тобой свою слабость, то она бесконечно тебе доверяет. И это дорогого стоит. Впрочем, - улыбнулась мать, - я побеспокоила тебя не за этим.

- Что-то случилось? – забеспокоился Лионель.

- Нет, всё в порядке. Я просто забыла здесь любимый веер, - Арлетта взяла изумительную кружевную вещицу со столика и направилась к выходу, но у самых дверей остановилась.

- И Ли, дорогой, если тебя не затруднит, срежь для меня несколько веток жасмина, - произнесла мать и скрылась за дверью.


Граф вздохнул и направился в сад.



***


Дворец. Будуар королевы.


Катарина огляделась. За несколько часов роскошная спальня превратилась почти что в руины. Шелковый полог кровати был разорван, зеркала разбиты, дивные гобелены с цветами и птицами изрезаны, вазы из тонкого фарфора превратились в груду осколков, также как и бокалы из алатского хрусталя. В мраморном камине догорала сломанная арфа с порванными струнами. По комнате летали обрывки нот и перья из разорванных подушек.


После того, как Рокэ Алва оттолкнул ее и ушел, женщина впала в ступор. Как он мог?! Как посмел назвать её, королеву, шлюхой?! После нескольких часов, проведенных почти без движения на холодной кровати и обдумывания с треском провалившегося плана по совращению собственного теперь уже бывшего любовника, Катарину обуял страшный гнев. Во всем виновата эта девчонка, его жена! Не будь её Первый маршал не посмел бы оставить свою королеву.


Катарина не подумала запереться или хотя бы одеться, когда она начала громить комнаты, поэтому когда в ее малую приемную заглянули фрейлины, чтобы узнать в чем дело, то они увидели всклокоченную королеву в распахнутом пеньюаре, под которым ничего не было. Она швырнула в них парой ваз ,и любопытные с визгом скрылись за дверью.


Катарина надеялась, что весть об этом достигнет ушей Первого маршала, и он придет ее усмирить, но вместо Рокэ к ней пришел ненавистный муж. Он попытался успокоить ее на сколько мог, но Его Величество Фердинанд не очень хорошо владел даром убеждения и тоже чуть не схлопотал вазой.


После этого к королеве заходить уже боялись, но она не остановилась пока не распотрошила все, до чего смогла добраться. Пострадала даже люстра, в которую женщина бросала подушки. Однако и этого ей показалось мало. Катарина, вооружившись фруктовым ножом, прошла в гардеробную и начала безжалостно кромсать свои платья, юбки, тончайшие кружева и меховые мантильи.


Оставив в гардеробной обрезки, Катарина удовлетворенно хмыкнула и, бросив нож, прошла в спальню, где невозмутимо скинула пеньюар и забралась под чудом уцелевшее одеяло. Ничего, она найдет способ избавиться от этой маленькой мерзавки.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.