Оллария, 23-ий день Весенних Волн, 397 год К.С.



Лиза сидела в библиотеке и смотрела на дождь за окном. Перед ней лежала очередная раскрытая книга, но девушка не могла сосредоточиться на чтении.


Уже две с половиной недели прошло с тех пор, как по воле Леворукого Лиза оказалась в Талиге, и две недели, как она стала невестой Рокэ, герцога Алвы, соберано Кэналлоа, Повелителя Ветра, Первого маршала Талига и прочее, прочее… Леворукий оказался прав, говоря, что герцог Алва не будет посягать на ее честь. Рокэ был весьма тактичен, внимателен и не позволял себе ничего лишнего. Только легкие нежные касания к рукам или спине, бережные объятья и ласковые осторожные поцелуи.


Первые дни Лиза очень смущалась, когда герцог обнимал ее и словно случайно целовал в чувствительное место за ушком или осторожно прикусывал ее шею, но потом привыкла и без этих едва заметных прикосновений уже не могла представить свой день. Так же как и без этого мужчины. Девушка боялась признаться самой себе, но с каждым днем Рокэ нравился ей все больше. Он, как и обещал, окружил ее заботой, и она ни в чем не знала нужды. Взять хотя бы ее ныне необъятный гардероб. В тот день, когда лекарь, которого к ней приставил Алва, дозволил своей пациентке встать с постели, в особняк привезли несколько сундуков с восхитительными платьями. Лизе тогда стало очень неловко. Глядя на ее смущение Рокэ только улыбнулся.


- Дорогая, Вы же не думали, что я позволю Вам ходить в таком виде, в котором мы с Вами встретились? – поинтересовался он с некоторой насмешкой, впрочем, совершенно не обидной.


Сундуки отнесли в ее спальню и с того дня Изабо, с которой у Лизы установились очень теплые отношения, каждое утро помогала ей одеваться.


Девушка знала, что, как Первый маршал, Рокэ бывает очень занят, даже когда войны никакой нет, поэтому в том, что она могла оставаться одна на весь день она не видела ничего удивительного. Сама Лиза из дома не выходила, и коротала дни в библиотеке, в основном над книгами по истории, обычаям и укладу Талига. Первый раз попав в этот домашний храм знаний, Лиза так увлеклась очередной книгой, что заснула в библиотеке, сидя за столом. Проснулась она только по пути в свою комнату, куда ее нес Рокэ. На следующее утро герцог взял с нее обещание, что больше такого не повторится.


Девушка встала с кресла и, неловко оправив красивое темно-синее платье с белыми кружевными оборками, подошла к высокому окну. Герцог Алва с утра уехал во дворец, как обычно не сказав когда планирует вернуться. Лиза грустно усмехнулась. Неужели всю жизнь она так и проведет взаперти между библиотекой, столовой и спальней?


Она привстала на носочки и открыла окно. В помещение тут же влетел прохладный ветер, принося за собой запахи влажной земли и свежей листвы. Девушка подставила ему лицо и прикрыла глаза, пытаясь взять себя в руки. «Нельзя плакать из-за того, что у мужчины свои дела, Лиз, - говорила она сама себе. – Он тебе вообще ничего не должен. И так скажи спасибо, что он о тебе заботиться, а не отмахнулся, как от сумасшедшей с Леворуким в голове».


- Не боитесь простудиться, моя милая эрэа? – вкрадчивый голос прозвучал почти над ухом у девушки, заставив ее подпрыгнуть от неожиданности. – Будет весьма досадно, если Вы разболеетесь едва оправившись от ранения.


Лиза обернулась и увидела Рокэ, смотревшего на нее тем взглядом, которым любящие родители смотрят на расшалившегося ребенка.


- Я только что его открыла, - она опустила глаза на шейный платок мужчины. – Мне стало немного душно.


Громкий хлопок возвестил о том, что маршал захлопнул окно.


- В следующий раз когда Вам станет душно, не забудьте набросить на плечи шаль или плащ, прежде чем открывать окна или выходить в сад, - проговорил он менторским тоном. – Впрочем, я вернулся раньше не для того, чтобы рассказывать Вам о вреде холодного воздуха на неокрепший организм, - мужчина осторожно подхватил девушку под руку и повел из библиотеки. – Скажите, Элиса, Вы умеете танцевать?


Вопрос привел Лизу в некоторое замешательство.


- Ну, - девушка замялась. – Когда-то училась танцевать вальс, но очень давно.


Маршал хмыкнул и подвел ее к двойным дверям.


- В таком случае, я предлагаю Вам освежить эти знания, - Рокэ толкнул двери, и они вошли в бальный зал.


Лиза огляделась. Одну стену сплошь занимали высокие окна, еще одну – зеркала с серебряными канделябрами. Потолок и стены, казалось, были оплетены сетью серебристых узоров.


- Это зал приемов, - пояснил Алва, выводя девушку на середину помещения. – Здесь Вы, радость моя, будете устраивать небольшие балы, когда станете герцогиней Алва.


Лиза почувствовала, как у нее вспыхнули скулы. Мужчина же притянул ее к себе в объятья и склонился к ее ушку.


- Не надо краснеть, дорогая, - Рокэ прикоснулся губами к уху и легко обвел языком край ушной раковины, заставив девушку прерывисто вздохнуть. – Я Вам пока еще не предложил ничего непристойного.


В следующий момент герцог немного отстранился и, положив Лизе руку на талию, встал в вальсовую позицию.



***


Рокэ Алва был рад возможности вернуться домой пораньше. Не то, чтобы он в предыдущие две недели не мог этого делать, но возвращаться в дом, в котором живешь с невестой и к которой не можешь лишний раз прикоснуться, чтобы не смущать ее, было настоящей пыткой. Герцогу уже во сне мерещились нежные ручки Элисы, ее сладкие губы и восхитительная копна душистых локонов, которые девушка оставляла распущенными.


Каждое утро мужчины начиналось с мысли, что он пойдет к кардиналу Сильвестру и упросит его обвенчать их с Элисой в домашней церкви особняка Алва сегодня же. Его Высокопреосвященство уже дал согласие соединить Первого Маршала с его избранницей, и дело оставалось за малым: назначить день. Однако каждый раз Рокэ останавливал себя, понимая, что торопиться сейчас, когда он уже так близко к осуществлению своего желания, нельзя, и время еще есть.


Решение научить девушку танцевать выглядело вполне логичным и преследовало сразу две цели. Во-первых, Элису пора было готовить к балу-маскараду, где Рокэ планировал представить свою избранницу Их Величествам. Во-вторых, танцы позволяли быть с Элисой настолько близко, насколько сейчас это было возможно.


Два часа пролетели незаметно. Девушка оказалась способной ученицей и схватывала все на лету. Павана, менуэт, аллеманды… Поклон-приветствие, подача руки кавалеру, поклон-окончание танца. Все это Элиса проделывала с грацией юной нимфы. К окончанию урока девушка, к удовольствию мужчины, уже не стеснялась улыбаться и смотрела на него сияющими глазами.


- Думаю, на сегодня достаточно, - сказал Рокэ с улыбкой. – Вы сегодня освоили основные придворные танцы.

- Уже все? – в глазах Элисы мелькнула печаль.

- Да, - мужчина приобнял девушку за талию. – Не стоит в первый же день пытаться выучить вообще все танцы, которые сейчас в ходу, Ваши ножки вам за такое «спасибо» не скажут.


Элиса опустила глаза и вздохнула.


- Жаль, - выдохнула она.

- Не расстраивайтесь, дорогая, - Рокэ поцеловал девушку в макушку и повел из бального зала. – Если Вы хотите, то следующие две недели я буду учить Вас танцевать ежедневно.


Элиса остановилась, подняла на него распахнутые в надежде серые глаза и маршал едва смог сдержаться, чтобы не прижать ее к стене прямо в коридоре и не зацеловать до беспамятства.


- Такое возможно? – спросила она несколько удивленно.

- А почему нет? – мужчина открыл дверь в свой кабинет и сделал приглашающий жест.


Элиса вошла в помещение и обернулась.


- Я думала, что Вы постоянно заняты, - произнесла она.


Рокэ улыбнулся и, взяв девушку за руки, потянул к дивану.


- На Вас, моя дорогая невеста, - на последнем слове герцог сделал ударение. – Я всегда найду время.


С этими словами он сел на диван и, не дав Элисе опомниться, усадил ее себе на колени.


- К тому же через две недели состоится традиционный бал-маскарад, - Рокэ уткнулся носом в шею девушки и прижал ее к себе. – И я очень хочу, чтобы Вы блистали на нем самой яркой звездой.

- Бал? – растеряно переспросила девушка. – Но я ведь ничего не умею. И плохо танцую. И не знаю о чем там говорить.


Элиса соскочила с колен мужчины и беспокойно заметалась по кабинету. Герцог тоже встал, перехватив девушку у стола, легко посадил ее на столешницу и оперся руками по обе стороны от нее, отрезая пути к бегству.


- Элиса, бал не завтра и поверьте, та толпа ызаргов, которая там соберется, не стоит и секунды Ваших мыслей, - Рокэ поднял руку и провел кончиками пальцев по овалу ее лица. – Моей репутации хватит для того, чтобы они на Вас не скалились.


Девушка чуть откинулась назад и оперлась руками о столешницу позади себя, но тут же ойкнула и одернула правую руку. Опустив взгляд Рокэ увидел, что на ладони Элисы лежит та самая пуля, предназначавшаяся ему, и по нелепому стечению обстоятельств доставшаяся ей.



***


Лиза смотрела на пулю, лежащую на ее ладони. Продолговатая, более острая, чем другие, но при этом обтекаемой формы, она выглядела необычно. Девушка не помнила, чтобы когда-либо видела нечто подобное, хотя и нельзя было сказать, что Лиза была очень хорошо знакома с огнестрельным оружием.


- Это та самая пуля, которая… - девушка задумалась как правильно выразить свою мысль, но Рокэ понял ее.

- Да, - мужчина забрал у нее пулю, и покрутил в пальцах.

- Какая-то она… странная, - заметила Лиза, не отрывая взгляда от кусочка свинца.

- Вы разбираетесь в оружии, дорогая? – в голосе герцога сквозило удивление.

- Нет, просто видела рисунки в книгах, - девушка слезла со столешницы, заставив Рокэ немного отстраниться, прошла к дивану и села, уставившись на огонь.


Всего-то маленький свинцовый конус, а сколько от него проблем. Рокэ мог умереть, она могла умереть.. Да любой, стоявший там человек, мог умереть. Лиза неосознанно положила ладонь на место ранения.


- Рука беспокоит? – герцог опустился на диван рядом с ней и осторожно накрыл ее ладонь своей.


Девушка отрицательно покачала головой. На несколько минут в кабинете воцарилась тишина, нарушаемая только шумом дождя за окном и потрескиванием дров в камине.


- Почему в Вас стреляли? – наконец решилась задать долго мучивший ее вопрос Лиза.

- Как Вам сказать, - Рокэ вздохнул. – Вы уже читали историю о том, как Талигойя стала Талигом? И о том, кто такие Люди Чести?

- Да, это старая знать, если не ошибаюсь.

- Можно и так сказать. Четыре года назад несколько весьма влиятельных Людей Чести объединились, чтобы совершить переворот и скинуть, как они считали, узурпатора, нынешнего короля, Фердинанда Оллара. Меня отправили подавлять мятеж. Многие тогда погибли, но мне сопутствовала удача. Когда основные силы мятежников были разбиты я вызвал их предводителя, Эгмонта Окделла, на дуэль на линию и убил его. Он был до глупости честен и сильно подвержен чужому влиянию, за что и поплатился.

- Почему Вы его вызвали?

- Потому что мне было его жаль. Его ждали суд и бесславная казнь, я дал ему возможность умереть с честью, над которой он так трясся. Однако многие Люди Чести, считают, что я его убил ради потехи.

- Глупость какая…

- Совершенно с вами согласен. Убивать ради потехи способны разве что сами Люди Чести.

- То есть Вы думаете, что стрелял кто-то из них? – Лиза, наконец, посмотрела на Рокэ.

- Стрелял-то наемник, - мужчина усмехнулся. – Но я почти уверен, что заказчиком был Человек Чести.

- И часто такое происходит?


Герцог посмотрел на девушку, притянул ее к себе и коснулся поцелуем ее покрасневшей скулы.


- Не забивайте свою головку этой ерундой, - тихо проговорил он. – Это все сущие пустяки.

- Пустяки? – Лиза распахнула глаза и уставилась на Рокэ в негодовании. – Когда в Вас стреляют средь бела дня, это пустяки?!

- Милая эрэа, во-первых, это случается не так уж и часто, во-вторых, как говорят все те же пресловутые Люди Чести, меня хранит сам Леворукий. Так что это совершенно не повод для Вашего беспокойства.


Девушка опустила глаза, но мужчина коснулся пальцами ее подбородка, заставляя посмотреть на него, и в следующее мгновение ее губы обжег поцелуй, от которого Лиза забыла обо всем.



***


Рокэ лежал на кровати в своей спальне, смотрел в темноту полога и не мог сдержать улыбки. Вечер, проведенный с Элисой, стал для него глотком свежего воздуха в круговороте придворных будней.


Герцог вспоминал ощущение ее пальчиков в его руке, когда они танцевали, ее смех, ее взгляды. Особенно ему запомнился праведный гнев в глазах девушки, когда он сказал, что произошедшее на него покушение – пустяк. По мнению Рокэ оно так и было, но Элиса явно считала иначе. И он с удовольствием успокоил девушку страстным поцелуем. До этого дня мужчина себе такого не позволял, но уж больно удачный был момент. А ее несмелый ответ на него и вовсе едва не лишил маршала рассудка. Захотелось немедленно отнести ее в спальню и там… При мыслях о продолжении Рокэ едва сдержал стон. Возбуждение, которое он испытывал, находясь рядом с Элисой, с каждым днем становилось все более невыносимым. 


Герцог задумался, а не посетить ли ему Марианну, однако отверг эту мысль, как недостойную, и сам же посмеялся над собой. Еще три недели назад он бы даже не задумался над подобным выходом из ситуации, но сейчас, с появлением Элисы, такой чистой и невинной, Алва только и мог, что скрипнуть зубами и стойко терпеть.


Впрочем, вчера он забрал от ювелира брачные браслеты. Оставалось только известить Его Высокопреосвященство и Савиньяков.


Несмотря на то, что по традиции свадьба герцога Алва должна была проходить с размахом, Рокэ решил все сделать по-своему. И нечего всем до времени глазеть на Элису.


С мыслью о том, что он завтра же напишет кардиналу Сильвестру, герцог погрузился в сон.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.