Оллария, 24-ый день Весенних Волн, 397 год К.С.



Лиза пребывала в блаженном дремотном состоянии. Сон сегодня был хорошим, и девушка не хотела его покидать. Ей снились крепкие объятья, горячие губы, синие глаза, смотрящие на нее с затаенной страстью.


Лиза потянулась и перевернулась на спину. И тут же услышала до ужаса бодрый голос Изабо.


- Доброе утро, дора, - служанка раздвинула портьеры и приоткрыла окно. – Сегодня наконец-то солнечно.


Лиза зарылась головой в подушку.


- Ну Изабо, ну еще чуть-чуть, - простонала она, не желая вылезать из теплой уютной постели.

- Дора Элиса, уже одиннадцать утра, - Изабо подошла к кровати. – Вставайте, а то завтрак остынет.

- Как одиннадцать утра, - подскочила Лиза. – Соберано уже уехал? Почему ты меня раньше не разбудила?

- Успокойтесь, дора, - служанка посмотрела на нее с улыбкой. – Соберано никуда не уехал, он попросил отнести Вам завтрак сюда.


Девушка выдохнула от облегчения. Она настолько привыкла к тому, что каждое утро завтракает вместе с Рокэ, что теперь завтракать в одиночестве в своей комнате ей было непривычно. И зачем только он распорядился, чтобы сегодня она завтракала у себя. Лиза сползла с кровати, прошла к столику у камина, на который Изабо поставила поднос, и принялась за еду.


Пока она завтракала, слуги принесли в комнату ванну и стали наполнять ее горячей водой.


Девушка удивленно посмотрела на Изабо.


- Разве в купальне нельзя искупаться? – спросила она.

- Соберано приказал принести Вам ванну сюда, - ответила служанка, всем своим видом показывая, что ничего не знает.


«Что-то с Рокэ сегодня не то, - подумала Лиза. – Надеюсь, он мне хотя бы выбор платья оставил».


Однако ее надежды не оправдались.


- Наденьте это платье, дора Элиса, - Изабо протянула ей чудесное ярко-синее платье с пышной юбкой и богатой серебристо-черной отделкой.

- А чего-нибудь попроще нет? – Лиза посмотрела на служанку умоляющим взглядом.

- Соберано просил передать, что желает видеть Вас в нем сегодня.

- Так. Что еще просил соберано, кроме как позавтракать у себя, искупаться у себя и надеть именно это платье?

- Еще он попросил Вас причесать.


На этом Лиза приземлилась лбом в туалетный столик, за который она пересела после завтрака.


- Дора, Вам плохо? – Изабо бросилась к ней.

- Нет, мне нормально, - девушка подняла голову и посмотрела на служанку через зеркало. – Я просто пытаюсь понять, зачем ему это все нужно.

- Я не знаю, дора Элиса, - Изабо пожала плечами. – Я делаю только то, что приказывают и все.

- Ладно, - Лиза обреченно вздохнула. – Давай платье, а потом придумаем что-нибудь с прической.



***


Рокэ стоял перед большим зеркалом придирчиво оглядывая себя с ног до головы. Сегодня он сделает то, чего, по мнению окружающих, он сделать не мог. Женится.

Встав с первыми лучами солнца, герцог отдал многочисленные распоряжения на счет подготовки часовни и своей невесты, написал письма Савиньякам и Его Высокопреосвященству с приглашением приехать сегодня в его особняк около полудня.


Несколько минут назад слуга доложил, что граф Савиньяк и граф Лэкдеми прибыли и ожидают соберано в малой гостиной. Рокэ бросил взгляд на часы, кардинал Сильвестр задерживался.


Мужчина посмотрел на брачные браслеты, серебряные, украшенные россыпью сапфиров. Когда он делал заказ у ювелира, то задумался, как написать имя своей нареченной. С какой фамилией и каким гербом, хотя герба у нее не было. Потом махнул рукой, черкнул на пергаменте под эскизом «Елизавета Алва», и на обоих браслетах распахнул свои крылья ворон.


Рокэ позвал Хуана, велел ему отнести браслеты в часовню, а сам, взяв бархатный футляр, направился в комнату Элисы. У двери синей спальни он замер на мгновение, и негромко постучал. Дверь ему открыла Изабо. Мужчина вошел в комнату и замер при виде девушки, сидящей у зеркала. Элиса была дивно хороша. Платье подчеркивало фигуру, волосы, наконец-то забранные в прическу, оставляли открытой шею, которая так и манила прикоснуться к ней поцелуем.


- Оставь нас, Изабо, - бросил Рокэ служанке, не отводя глаз от невесты.


Изабо вышла и прикрыла за собой дверь. Герцог сделал несколько шагов и остановился рядом с девушкой. Та, погруженная в свои мысли, теребила в руках жемчужный браслет и не заметила появления в ее комнате жениха.


- Вы сегодня восхитительны, моя эрэа, - произнес он.


Элиса встрепенулась и подняла на него глаза.


- Зачем Вы меня заперли в комнате? – спросила она, пристально глядя на Рокэ.

- Только ради того, чтобы Вы успели подготовиться, - губы герцога тронула улыбка при виде едва сдерживаемого негодования девушки.

- К чему подготовиться?

- К тому, на что Вы согласились две недели назад, - мужчина положил бархатный футляр на туалетный столик. – К нашей свадьбе.

- Свадьбе? – глаза Элисы распахнулись в удивлении.

- Я не хотел торопиться, но так будет лучше.


Девушка положила браслет на стол рядом с футляром.


- Ну что ж, пойдемте, - сказала она, тяжело вздохнув и вставая с пуфа.

- Элиса, с Вами все в порядке? – Рокэ взял девушку за руку и развернул лицом к себе. – Вы расстроены из-за того, что согласились на мое предложение?


Девушка покачала головой и еще раз вздохнула.


- Нет, - она закусила губу в волнении. – Просто… - Элиса окончательно замялась и опустила глаза в пол.

- Ну же, дорогая, скажите, что Вас так беспокоит? – мужчина вглядывался в грустное девичье личико, силясь прочитать в нем ответ на свой вопрос.

- Мне кажется, что Вы не хотите жениться, - девушка говорила тихо и не поднимала глаз. – И делаете это только ради моего благополучия. Я и так перед Вами в долгу и не хочу быть повинной в том, что Вы будете несчастны.


Сказать, что Рокэ был удивлен, ничего не сказать. Однако, он быстро взял себя в руки, обнял Элису за талию, прижал к себе и зарылся носом в ее прическу.


- Девочка моя, меня никто не принуждает на тебе жениться, - мужчина осторожно подбирал слова, стараясь не растревожить девушку еще сильнее. – Это исключительно мое желание и появилось оно ровно тогда, когда я посмотрел в твои глаза. Хотя не буду отрицать, понял я это на несколько дней позже. Если ты станешь моей женой, то я стану самым счастливым человеком во всех Золотых Землях, а возможно и дальше. Но если ты не готова, я могу все отложить. На неделю, на месяц, на сколько понадобится.


- Не надо откладывать, - проговорила Элиса, уткнувшись носом в его грудь.

- Ты уверена? – Рокэ немного отстранился и, приподняв ее лицо, заглянул девушке в глаза. – Ты еще можешь отказаться.

- Я уверена, - голос Элисы чуть дрогнул, но она договорила. – Если Вы действительно этого хотите, то я готова стать вашей женой.


Мужчина несколько секунд смотрел в серые глаза, пытаясь разглядеть подвох, но, не найдя его, наклонился и поцеловал нежные губы.


- Я принес Вам украшения, которые Вас достойны, - сказал Рокэ, отрываясь от Элисы. – Попросите Изабо помочь вам их надеть и спускайтесь в часовню.

- А Вы не поможете? – казалось, девушка была удивлена.

- Пока нет, счастье мое, - герцог лукаво улыбнулся, уже стоя в дверях. – Ведь я еще не Ваш муж.


И с этими словами Рокэ покинул комнату.



***


Лиза сидела за праздничным столом, гоняла по тарелке еду и ругала себя последними словами. Это ж надо было так раскваситься, когда Рокэ зашел к ней перед церемонией. Хорошо хоть не расплакалась, а то вообще позор бы был. А все из-за чего? Из-за того, что ей было страшно. Банально страшно выходить замуж. Однако ее новоиспеченный супруг не оставил от ее, как ей казалось, действенных отмазок камня на камне. И сказал именно то, что Лиза и хотела услышать. Если бы Рокэ начал объясняться ей в любви, то она бы ни на секунду ему не поверила. Но он этого не сказал. Просто признал, что женится он на ней по доброй воле. «А еще по расчету, так как ты ему приглянулась, как мать его будущих детей» - добавил ехидный внутренний голос.


Девушка окинула взглядом сидевших за столом Савиньяков. Кардинал Сильвестр уехал, едва они покинули часовню, предварительно поздравив молодоженов, а эти двое остались на обед. Под их взглядами ей иногда становилось не по себе. Рокэ же, казалось, был совершенно счастлив и всем доволен. Вполне возможно так оно и было. Он много шутил, смеялся над шутками кажется Эмиля и периодически сжимал руку своей молодой жены.


- Эрэа Елизавета, почему Вы грустны в такой день? – вопрос кажется Лионеля заставил Лизу очнуться из своих раздумий.

- Я немного задумалась, - она постаралась непринужденно улыбнуться, но у нее это плохо получилось.

- О чем, если не секрет? – поддержал его брат.


Лиза судорожно постаралась придумать приличный ответ, но ее спас Рокэ.


- Не смущайте мою жену, - мужчина собственнически приобнял Лизу и поцеловал ее в висок. – Она еще не привыкла к вашим шуточкам, и с утра я заставил ее немного поволноваться.

- Это что же ты натворил? – не отставали Савиньяки.

- Не важно – девушка почувствовала как пальцы мужа сжались чуть сильнее.

- Простите, господа, я вас покину ненадолго, - Лиза встала под устремленными на нее взглядами и со всей возможной грацией выплыла из столовой.


Едва за ней закрылась дверь, как девушка прислонилась к стене и вздохнула. Похоже, к друзьям Рокэ она будет привыкать долго.


Возвращаться в столовую не хотелось, и Лиза пошла наверх. Сначала у нее появилась идея спрятаться в своей спальне, но девушка быстро сообразила, что там ее будут искать в первую очередь. Поэтому поднявшись на второй этаж, она открыла первую попавшуюся дверь и вошла в комнату.


Комната оказалась спальней. Справа стояла кровать, если такое определение подходило огромному ложу под черным пологом. Рядом с ней – резной секретер черного дерева. Между двумя окнами с черно-серебристыми тяжелыми бархатными портьерами стоял большой сундук, окованный серебром. Справа в углу у окна примостилось напольное зеркало. Напротив кровати располагался камин с двумя черными креслами, глубокими и очень удобными на вид. Вид комнаты был очень мужским.


Лиза подошла к креслам у камина и опустилась в то из них, которое стояло спинкой к двери, надеясь, что, если в комнату кто-нибудь заглянет, то обнаружат ее не сразу. Кресло действительно оказалось удобным, и девушка откинулась на спинку, досадуя, что ее волосы собраны наверх и не позволяют откинуть голову назад, а платье слишком туго зашнуровано.


Лиза опустила глаза на свою правую руку, которую сейчас украшал серебряный браслет с вороном. Рокэ надел его уверенно, ловко застегнув хитроумный замочек, а когда пришло время ей сделать тоже самое, она браслет чуть не уронила. Да уж… Хороша из нее герцогиня Алва. Чуть что руки трясутся и голос срывается.

Девушка рассеяно теребила колье с черными камнями, которое её просил надеть Рокэ, смотрела в окно, на уже клонящийся к закату день и не заметила, как заснула. 



***


После ухода Элисы Рокэ продолжил сидеть с Савиньяками. Настроение у него было самое радостное, но нервное состояние его милой супруги не давало ему окончательно расслабиться и насладиться этой своей маленькой победой. Как бы девушка ни старалась скрыть волнение, легкое подрагивание рук и временами отсутствующий взгляд выдавали ее с головой. Рокэ готов был себя обругать за поспешность, но вовремя вспомнил, что он это сделал прежде всего ради нее. Пусть сейчас Элиса этого не понимает, слишком сильны эмоции, но когда наступит момент, она еще скажет ему спасибо за это.


Савиньяки уехали через пару часов, предварительно напутствовав друга быть с молодой женой поласковее. Рокэ на это только фыркнул и пошел искать Элису, желая, наконец, остаться с ней наедине.


Однако обойдя те комнаты, где его супруга могла бы находиться, мужчина ее не нашел. Из слуг ее тоже никто не видел, однако Хуан утверждал, что соберана Элиса никуда из дома не выходила. Хмыкнув, Рокэ пошел в свою спальню.


Закрыв дверь, он сбросил осточертевший ему колет на сундук, стоящий у двери, и потянулся, думая, куда же спряталась эта маленькая негодница. Мужчина подошел к окну и оперся руками на подоконник. Небо уже стремительно темнело, во дворе было на удивление тихо, в саду стрекотали сверчки. Вздохнув, Рокэ развернулся и замер в удивлении. Элиса сладко спала, устроившись в кресле у камина.


Герцог готов был рассмеяться в голос. Он искал жену по всему дому, а она была у него под носом. Улыбаясь своим мыслям, Рокэ не слышно подошел к креслу, в котором спала девушка, и присел на подлокотник. Он осторожно погладил ее щечку, наклонился и приник губами к бьющейся жилке на ее нежной шее. Элиса вздохнула и открыла глаза.


- Я заснула? – спросила она, сонно хлопая ресницами.

- Да, - Рокэ улыбнулся и принялся вытаскивать шпильки, удерживающие тяжелые локоны его жены. – Ты спала в нашей спальне, а я едва не перевернул вверх дном весь дом. Это не лезет ни в какие ворота.


Элиса хотела что-то сказать, но мужчина лишил ее такой возможности, смяв желанные губы в страстном поцелуе.


Что было дальше Рокэ помнил смутно. Полетевшая на пол одежда, прохладные шелковые простыни на кровати, изумительное девичье тело, откликающееся на его ласки и поцелуи, несмелые руки, скользящие по его рукам, плечам и спине, толчок в узкое лоно, болезненный всхлип, сорвавшийся с ее губ, первое осторожное движение, ее тихие стоны, его рык и вспышка перед глазами, уносящая обоих к звездам…

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.