Оллария, 2-ой день Весенних Молний, 397 год К.С.



Просыпаться Лизе не хотелось. Вчерашний разговор с Рокэ у нее оставил неприятный осадок. Настолько неприятный, что покинув кабинет мужа, она, стараясь не попадаться на глаза слугам, пробралась в самую дальнюю комнату, оказавшуюся, видимо, гостевой спальней, забралась на кровать и расплакалась. Она плакала о своей новой судьбе, злилась на Леворукого, запихнувшего ее в этот странный мир и настоятельно советовавшего ей подчиниться, злилась на себя, что так глупо послушалась его совета, на Рокэ, за то, что он не удосужился рассказать ей о своей пикантной должности до свадьбы.


Как же все было просто там, до той двери, в которую толкнул ее Леворукий. Удобная привычная одежда, работа с утра до вечера (скучная, конечно, с бумажками, но и то неплохо для первого места), дома всегда ждали вкусный чай и стопка интересных книг. И никаких корсетов, никаких скитаний по дому в раздумьях чем себя занять, никаких интриг. Теперь же ей ничего не оставалось, как выплакать все, что наболело, подальше от чужих глаз, и жить с тем, что есть, дальше. Кажется, она так и уснула, лежа в гостевой комнате, полностью одетая и в слезах.


Девушка вздохнула и уткнулась лицом в подушку. Голова трещала от вчерашних переживаний, поэтому Лиза едва ли обратила внимание на то, как свободно ей дышится и что платье не сковывает движения. Однако, нежные прикосновения чужих губ к шее и плечам так же легко проигнорировать не получилось. Она перевернулась и оказалась в крепких объятьях Рокэ. Под пристальным взглядом синих глаз ей сделалось неуютно.


- С пробуждением, милая, - проговорил он тихим завораживающим голосом. – Ты вчера опять от меня спряталась, и мне опять пришлось обыскивать ведь дом.

- Мне… - Лиза прикрыла глаза, стесняясь сознаться в своей слабости.

- Хотелось выплакаться? – закончил он за нее.

- Да, - девушка слегка кивнула. – Не хотела чтобы другие видели.

- Это из-за того, что я вчера рассказал тебе? – руки Рокэ медленно заскользили по спине Лизы, словно успокаивая.

- И из-за этого тоже, - не стала отрицать она. – Слишком много всего накопилось.


Муж вздохнул и сильнее прижал ее к себе. Несколько минут прошли в молчании. Лиза уткнулась носом в шею Рокэ, вдыхая его терпкий пьянящий запах, он же продолжал поглаживать ее спину и плечи. Вдруг девушка почувствовала, как губы мужчины скользнули по ее шее вниз и чуть прихватили кожу между шеей и плечом. Это прикосновение заставило ее вздрогнуть и поднять глаза, чтобы натолкнуться на темнеющий взгляд.


- Я знаю отличное средство, как избавить тебя от тревог и дурных мыслей, моя прелесть, - Рокэ посмотрел на губы Элисы и облизнулся, заставив девушку резко вздохнуть.


В следующий момент его горячий рот накрыл ее губы, жадные руки скользнули под ее рубашку, откровенно лаская расслабленное со сна тело и заставляя его отзываться легкой дрожью. Уверенные движения мужа заставляли Лизу терять голову и лететь, лететь вверх к обжигающему удовольствию…



***


Рокэ сидел на мраморной чаше фонтана в своем саду и смотрел на поблескивающую на солнце воду. Настроение было отличное, утреннее извинение перед супругой прошло как нельзя лучше. Сейчас Элиса спала, разомлев от его ласк, и, выходя из спальни, Рокэ запретил слугам тревожить сон собераны. Герцог посмотрел на цветущий рядом с фонтаном розовый куст. Белые цветы раскрылись навстречу теплым солнечным лучам и источали дивный легкий аромат. Элиса пахла точно также. Рокэ уже собирался срезать несколько цветущих веток, но потом передумал. У мужчины мелькнула мысль, что после выздоровления его супруга ни разу не выходила в сад, точно прячась в стенах дома от окружающей реальности. Это нужно было исправлять. Рокэ поднялся и направился в свой кабинет, пообещав себе, что сегодня же выведет Элису на прогулку.


Едва он переступил порог дома, как Хуан доложил, что в кабинете его дожидаются Савиньяки. Герцог не был удивлен их появлением. Скорее он был удивлен, что они приехали сегодня, а не вчера.


- Росио, а мы уж подумали, что ты стал спать до полудня! – воскликнул Эмиль, едва Алва показался на пороге кабинета.

- Я?! Спать до полудня? – Рокэ прошел к секретеру и налил себе и гостям вина. – Ты, часом, не заболел, Милле?

- А почему нет? – поддержал брата Лионель, отпивая из своего бокала. – С такой-то женой немудрено.

- Это какой «такой»? – герцог уселся на подоконник и картинно вскинул левую бровь.

- С такой молодой и очаровательной, - Эмиль весело сверкнул глазами.

- Спать до полудня я не способен, - Рокэ смерил их внимательным взглядом. – И насколько я знаю, моя молодая и очаровательная жена тоже не принадлежит к почтенному племени сов.


И словно в подтверждение его слов в коридоре послышалась какая-то возня. Спустя полминуты раздался громкий шепот «Соберана!», принадлежащий, видимо, Изабо. В ответ раздалось короткое хихиканье и возня переместилась, судя по всему, в сторону лестницы, ведущей в купальню.


- Вот! – Рокэ кивнул на дверь. – Слышали? Элиса тоже уже бодрствует.


Братья переглянулись и рассмеялись.


- Похоже, ты не жалеешь, что женился, - сказал Лионель, отсмеявшись.

- Ни секунды, - выдохнул герцог, и его глаза счастливо сверкнули.



***


Второе пробуждение Лизы было куда приятнее первого. Голова не болела, хотя и спала-то она всего ничего, по телу разливалась приятная истома. Девушка раскинулась на постели и с удовольствием потянулась всем телом, выгибаясь, как довольная кошка. Вздохнув, она села и удивилась.


Комната выглядела не так, как накануне. Полог над кроватью стал синим с черным узором по краю, сундук, стоявший прежде между окнами, переместился, и теперь стоял справа от правого окна, а его место занял туалетный столик, почти такой же, как в ее прежней комнате, но более изящный. Пуф около него тоже присутствовал и был черным с серебристо-синими узорами. Сундуки с ее платьями так же перебрались сюда и стояли вдоль стен.


Лиза еще раз обвела комнату глазами и подумала, что неплохо было бы позвать Изабо. «Если захочешь позвать Изабо, дерни за шнур справа от себя», – вспомнила девушка слова Рокэ перед тем, как она заснула. Шнур справа действительно был, и Лиза осторожно дернула за него. Никакого шума она не услышала, пожала плечами, вылезла из-под теплого одеяла и завернулась в предупредительно оставленный в изножье кровати роскошный пеньюар, похожий на морскую пену. Едва девушка завязала пояс, как в комнату вошла улыбающаяся Изабо с подносом в руках.


- Доброе утро, соберана, - поприветствовала она Лизу и поставила поднос на столик у камина, который появился между креслами. Раньше его там не было, Лиза помнила это совершенно точно.

- Доброе, Изабо, - улыбнулась служанке девушка, усаживаясь в кресло. – Скажи, что случилось с этой комнатой? Она ведь еще вчера была вся черная.

- Это потому, что соберано женился, - ответила Изабо. – У герцогов Алва принято спать с супругой в одной спальне и в одной кровати, так как они женятся только по любви. Поэтому когда соберано холост, комната всегда в черном и серебряном цвете, а когда он женится, то добавляется синий цвет, являющийся цветом герцогини Алва.


В ответ Лиза только кивнула, переваривая услышанное. «Герцоги Алва женятся только по любви» - это случайное откровение Изабо заставило ее зависнуть. Может ли быть, что Рокэ, герцог Алва, соберано Кэналлоа, Первый маршал Талига влюбился в девушку, выскочившую к нему в руки из переулка и совершенно чужую для этого мира? Выходит, может. А это значит, он женился на ней не потому, что она была выгодной партией, им двигала… любовь? Лиза счастливо улыбнулась и почувствовала, как слезы наворачиваются на глаза от радости, ведь, если он любит, то получается, что ее теплое чувство, которое медленно, но верно распускалось в её душе, не безответно. Захотелось петь и танцевать, и делать какие-нибудь смешные глупости.


Первые две прихоти девушка себе не позволила, а вот сделать глупость очень хотелось. Поэтому, быстро допив кофе (точнее шадди), Лиза повернулась к служанке:


- Изабо, я могу сейчас пойти в купальню?


К ее удивлению Изабо замялась.


- Не уверена, соберана. У соберано сейчас генералы Савиньяки, будет нехорошо, если они вас увидят в неподобающем виде.

- А где они сидят?

- В кабинете, как обычно.

- Ну и отлично, я быстро пробегу и никто меня не заметит.

- Соберана, но так ведь нельзя!

- Почему?

- Соберано будет сердиться.

- Ты ему собираешься рассказать, что я пошла в купальню пока он в кабинете был с друзьями?

- Нет, соберана, но вдруг он узнает.

- Не узнает, - Лиза лукаво улыбнулась, встала с кресла, оправила пеньюар, поплотнее сведя его полы, и босая выскользнула в коридор.


До лестницы она добралась без происшествий. Но дальше пришлось затаиться, так как Рокэ прошел в кабинет. Услышав веселые голоса Савиньяков и то, что дверь кабинета закрылась, Лиза спустилась с лестницы и, оглядываясь по сторонам, уже совсем было собралась проскочить к лестнице на цокольный этаж, как сзади ее окликнула громким шепотом Изабо:


- Соберана!


Лиза, обернувшись, хихикнула и вприпрыжку побежала в купальню. Там она, заливаясь смехом, практически упала на небольшую скамеечку. Вслед за ней вошла Изабо, покачивая головой.


- Ох, соберана, - проговорила она, улыбаясь. – Ох, попадет вам от супруга.

- Не попадет, - ответила Лиза, отсмеявшись. – Он ведь не вышел из кабинета, и друзья его не видели меня в неподобающем виде.

- Да, так-то оно так, да только шуму было…

- Ну что уж теперь говорить, - девушка выдохнула и встала. – Ладно, пора купаться. Не просто же так я сюда пришла.


Спустя час (с тех пор как рана Лизы зажила, девушка нежилась в ванне подольше, чем в первый раз) Лиза расчесывала свои влажные волосы и думала, как ей теперь проскочить обратно в спальню. Конечно, можно было бы и пробежать, но Изабо уперлась, что соберане не стоит это проделывать еще раз. Можно было дождаться когда Савиньяки уйдут, но Лиза уже заметила, что они любят сидеть по долгу. Значит, нужно было идти пока они в кабинете. Изабо, поняв, что не справиться со своей госпожой, сказала, что посмотрит все ли спокойно наверху. Девушка осталась ждать ее у подножья лестницы, ведущий на первый этаж. Изабо вернулась через пару минут.


- Там все тихо, соберана, но поторопитесь, - сказала она.


И Лиза, не теряя времени, поспешила в спальню. Когда она уже была на середине лестницы ведущей на второй этаж, дверь кабинета медленно открылась. Девушка автоматически обернулась, а потом бросилась наверх, чувствуя на себе обжигающий взгляд черных глаз.



***


Савиньяки уехали спустя полтора часа. Этого времени хватило и для того, чтобы обсудить последние придворные новости, и для того, чтобы выстроить разрозненные идеи Рокэ по поводу завтрашнего бала в единый стройный план. Как и предполагал герцог с самого начала, Ли и Милле согласились ему помочь без уговоров.


Теперь же ему не терпелось увидеть свою супругу и заключить ее в объятья. В этот раз Элиса нашлась сразу. Она была в их спальне в компании Изабо, которая помогала ей одеваться. Служанка уже зашнуровала на девушке светло-зеленое с серебряной вышивкой платье и собралась причесать свою госпожу.


- Не надо, Изабо. Можешь идти, - Рокэ говорил тихо, но Изабо от неожиданности вздрогнула, но ослушаться не посмела, поклонилась и вышла.


Герцог мягкими шагами приблизился к жене, которая, стоя у зеркала, вдевала в уши сережки. Дождавшись, когда она закончит свои нехитрые действия, Рокэ обнял ее сзади за талию, прижавшись к ее спине, и уткнулся ей носом в макушку.


- Рокэ, - сорвалось с ее губ, и мужчина почувствовал, как Элиса сама прильнула к нему.

- Какое счастье слышать свое имя из твоих уст, дорогая, - герцог развернул девушку и приподнял ее лицо за подбородок. – Но дома и для тебя я – Росио.

- Росио? – казалось, Элиса была немного удивлена. – Почему?

- Потому что так меня звали в Кэналлоа давным-давно, а теперь меня так называют самые близкие люди, - Рокэ увидел нерешительность в глазах жены.

- Росио, - девушка улыбнулась. – Мне нравится.


Секунду мужчина смотрел в засиявшие глаза Элисы и завладел ее губами в ласковом глубоком поцелуе. Она по-прежнему отвечала нерешительно, позволяя ему вести в поцелуе, однако, что-то изменилось. И только прервав поцелуй Рокэ понял что именно. Сейчас Элиса напоминала ему те самые белые розы, что раскрылись навстречу солнцу, только на месте солнца был он сам, и отрывалась она для него.


Герцог взял супругу за руку и потянул к выходу из комнаты.


- Пойдем, радость моя, я хочу тебе кое-что показать, - улыбнулся он, на ее вопросительный взгляд.


Спустившись на первый этаж, Рокэ провел Элису через большую гостиную, и открыл высокие двери.


- Сегодня тепло, так что накидка тебе вряд ли понадобиться, - сказал мужчина, выводя девушку в сад.


В распахнутых глазах Элисы отразились удивление и восторг. Пока он вел ее к фонтану, на котором сам сидел утром, она рассматривала цветущие кусты и останавливалась, чтобы вдохнуть их аромат.


- Здесь так красиво, - произнесла она восхищенно.

- Этот сад был разбит еще при соберано Алонсо, - Рокэ присел на скамью возле фонтана и притянул жену к себе на колени. – Говорят, что он сделал его для своей жены Раймонды Савиньяк.

- Савиньяк… То есть Алва с Савиньяками родственники?

- Да, мы с ними родственники, правда, довольно дальние.


Элиса поерзала на коленях Рокэ, усаживаясь поудобнее.


- Милая, будешь так делать, я до спальни не дотерплю, - промурлыкал мужчина на ушко жены и с удовольствием отметил, как ее щечки заливает румянец.


Девушка смущенно улыбнулась, отвела взгляд в сторону, и герцог увидел, что она смотрит на тот же куст белых роз, на который он сам смотрел несколько часов назад. Рокэ наблюдал, как его супруга, оглядев куст, чуть прикусила губу, точно о чем-то раздумывая. В конце концов она не выдержала и спросила:


- Можно обрезать несколько веток с этого куста? Я бы хотела поставить их в комнате.


Мужчина улыбнулся, пересадил девушку на скамью, встал, собственноручно срезал с десяток самых пышноцветущих веток и протянул ей получившийся букет.


- Спасибо, - девушка улыбнулась и, прикрыв глаза, вдохнула аромат роз.


Рокэ вновь опустился на скамью, обнял жену и в притворном недовольстве пробурчал:


- Спасибо?! Я надеялся на нечто более весомое.


Элиса все так же улыбаясь посмотрела на него, чуть прищурилась и коротко поцеловала его в губы.


- Это мне уже больше нравится, - довольно улыбнулся мужчина и поцеловал жену в висок.


Девушка счастливо вздохнула и опустила голову ему на плечо. Казалось, в этот момент мир замер. Не было ни Талига, ни короля, ни кардинала, ни Людей Чести… Никого и ничего. Только Элиса, он сам и окружающий их цветущий сад, наполненный солнцем.



***


Лиза сидела на скамье, положив голову на плечо Рокэ и слушая журчание воды, и чувствовала себя совершенно счастливой и защищенной. Хотелось сидеть так бесконечно, наслаждаясь его объятиями, теплом солнца и вдыхать дивные ароматы цветов, травы и… яблочного пирога?


От удивления Лиза аж встрепенулась и, не веря, принюхалась еще раз.


- Что случилось, счастье мое? – муж, казалось, был удивлен.

- Мне показалось, что пахнет яблочным пирогом, - сказала девушка чуть смутившись.


Рокэ весело и открыто рассмеялся.


- Похоже, Кончита решила нас сегодня побаловать, - с улыбкой проговорил он. – Яблочные пироги она печет редко, но они у нее потрясающие.


Лиза вдруг хихикнула, представив как она будет выглядеть за обедом, уплетая свое любимое лакомство.


- Открой мне секрет, милая, - голос Рокэ («Нет, Росио», - исправила себя Лиза) заставил ее вынырнуть из мечтаний. - В чем причина твоего сегодняшнего прекрасного настроения? Я тебя никогда прежде такой не видел.


Девушка таинственно улыбнулась.


- Не скажу, - Лиза игриво прищурилась.

- А так? – муж наклонился и провел кончиком языка по чувствительной точке за ее ушком, заставив девушку глубоко вздохнуть.

- Нет, - ее голос дрогнул.

- Хм… - Росио на мгновение задумался. – Тогда может быть вот так? – его губы прильнули к шее Лизы и двинулись вниз легкими дразнящими поцелуями.

- Нет, - девушка запрокинула голову, чувствуя, как по телу от его губ расходятся горячие волны.

- И так нет? – мужчина разглядывал девушку с таким выражением в глазах, что Лизе показалось, будто он обдумывает, с какой стороны ее начать есть.

- Пожалуйста, не надо, - тихо проговорила она, положив ладонь ему на грудь. – Пусть это пока будет моей маленькой тайной.

- У моей жены не должно быть от меня тайн, - Росио ухватил пальцами ее подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. – Говори, живо.


В этот момент Лиза вздрогнула и улыбка сбежала с ее лица. Еще никогда она не видела Росио таким, с полыхающими недобрым огнем глазами, и ей стало немного стыдно за свое поведение.


- Я сегодня спросила у Изабо, почему в спальню перенесли сундуки с платьями и появились синий полог и туалетный столик, - девушка старалась говорить спокойно, но голос ее подрагивал, выдавая ее испуг. – И она сказала, что это потому, что соберано женился, а когда герцоги Алва женятся, то живут со своими женами в одной комнате, так как женятся по любви. Вот я и подумала, что…, - ее голос оборвался и Лиза опустила голову, на глаза навернулись непрошенные слезы.


Плакать перед мужем она не собиралась, поэтому порывисто вскочила и бросилась в дом, совершенно забыв про букет белых роз, который остался лежать на траве у скамьи, упав у нее из рук.


Добежав до своей прежней комнаты, Лиза бросилась на кровать и зарыдала. Это же надо было быть такой глупой, чтобы поверить в россказни Изабо?! Конечно, Росио женился на ней не из-за чувств, а потому что это было ему выгодно. Он даже расписал ей все выгоды из этого брака. Слуги просто сделали то, что принято. Они понятия не имеют, почему их соберано на ней женился.


Перед глазами стояли моменты, когда можно было подумать, что герцог Алва действительно влюбился в нее. Вот он стоит перед ней на одном колене и целует ее так, что голова идет кругом от нежности. А вот они в часовне и Росио клянется любить и защищать ее, быть с ней в болезни и здравии и кажется, что эта клятва вполне искренна. Вот его горячие губы ласкают ее тело, доставляя немыслимое наслаждение, и она уверена, что человек равнодушный вряд ли способен на такие ласки. Вот он кружит ее в танце по залитому солнцем залу приемов, и его глаза лучатся смехом и нежностью. Вот Рокэ обнимает ее со спины, вот срезает для нее ветки белых кустовых роз и собирает из них букет. Разве можно вот так сыграть чувства? Если да, то Рокэ Алва великий актер.


Слезы незаметно высохли. Им на смену пришла горечь обиды на себя за глупые мечты. Лиза перевернулась и посмотрела на серебряных птиц на пологе, не думая ни о чем.



***


Рокэ смотрел в след убегающей Элисе и не мог пошевелиться. Ну зачем, зачем ему понадобилось узнать, что она скрывает? Что может скрывать девушка, которая всего-то месяц как была прислана ему Леворуким и до сегодняшнего дня не выходила из дома, где все время была под присмотром слуг? Все это время она был печальна и лишь танцы стряхивали с нее грусть. И вот сегодня, наконец, он увидел ее другой. Такой сияющей, такой веселой, такой красивой, какой она еще никогда не бывала. И что же? Он сам все испортил своим желанием добиться от нее ответа на вопрос. Со своей службой при лживом дворе он стал настоящим параноиком, желая знать все, что только возможно, порой прибегая к довольно грубым и неприятным методам.


Мужчина вздохнул и провел ладонями от переносицы к вискам. Нужно найти ее, утешить, сказать ей, как много она для него значит, и что рассказанное ей Изабо – правда. Рокэ встал, собрал цветы, которые уронила Элиса, и пошел в дом. На пороге он отдал цветы Хуану и попросил поставить их в спальне. Хуан невозмутимо принял букет и удалился.


Герцог задумался, где сейчас может быть его жена. Вряд ли она в библиотеке, зале приемов или часовне. Так же он отмел свой кабинет и их спальню. Скорее всего, она опять спряталась где-то в гостевых комнатах. Туда Рокэ и направился. Однако, ни в одной гостевой спальне девушки не оказалось.


Мужчина сел в кресло в дальней гостевой комнате, той самой, где нашел Элису накануне, и готов был засмеяться. Уже третий день он искал жену в собственном доме. Первый раз, чтобы, наконец, остаться с ней наедине после их бракосочетания, второй – чтобы попросить прощения. Рокэ поймал себя на том, что с Элисой он становиться совершенно другим. Открытым, терпеливым, искренним. Она вызывала в нем желание заботиться. Уезжая во дворец в то время, когда она оправлялась от ранения, он испытывал чувство тревоги, постоянно думал, все ли у нее в порядке, сильно ли ее беспокоит рука. Таким он не бывал еще ни с кем, даже с Эмильеной, которую, как ему казалось, любил до безумия.


Вдруг Рокэ вспомнил, что обошел своим вниманием одну комнату, пожалуй, единственную комнату, в которой могла сейчас находиться его жена. Синюю спальню. Он вышел из гостевой комнаты и пошел в бывшую спальню Элисы.


Дверь синей спальни был приоткрыта и из-за нее доносился голос Изабо:


- Соберана, вы не обедали сегодня, съешьте хотя бы пирог.

- Я ничего не хочу, Изабо, спасибо, - голос Элисы был до странного безжизненный и у мужчины тревожно сжалось сердце.

- Я все-таки оставлю поднос, вдруг вы проголодаетесь, - не отставала служанка. – Не дело это, себя голодом морить.


Элиса ничего не ответила. Рокэ отошел в нишу, чтобы Изабо, покидая комнату, его не выдала. Едва служанка исчезла из коридора, мужчина проскользнул в синюю спальню.


Его жена сидела на кровати и смотрела в окно. Рокэ тихо подошел к ней. Элиса подняла на него пустой взгляд.


- Ты забыла розы в саду, - тихо проговорил он. – Я попросил Хуана поставить их в нашей спальне.


Девушка безразлично пожала плечами и отвернулась. В комнате повисло молчание. Рокэ всматривался в бледное личико жены, пытаясь понять о чем она думает.


- Оставьте меня, – нарушила тишину Элиса.

- Элиса, милая, выслушай меня, - Рокэ опустился на кровать рядом с ней. – Я хочу извиниться за…

- Не надо, - перебила его девушка. – Вы не должны извиняться ни за что.

- Нет, должен, - апатия Элисы пугала его все больше. Лучше бы она плакала, кричала, бросилась на него с упреками и кулаками, но только бы не сидела с таким взглядом.

- Нет, - в ее голосе послышалась твердость. – За мою глупость прислушаться к разговорам Изабо Вы извиняться не должны.


Повисла пауза. Рокэ осторожно взял жену за плечи и повернул к себе. Девушка повернулась корпусом, но продолжала смотреть в окно.


- Элиса, посмотри на меня, - попросил мужчина.


Она медленно повернула голову и посмотрела совершенно равнодушно. Это больно кольнуло где-то в душе.


- Изабо тебе не соврала, - как можно спокойнее произнес Рокэ, неотрывно глядя в серые глаза. – Герцоги Алва действительно всегда женятся по любви.

- Не надо опускаться до лжи, чтобы успокоить меня, - снова прервала его Элиса.

Девушка опустила глаза и герцог услышал ее тихий судорожный вздох.

- Я не лгу, - мужчину неприятно задели ее слова. – Я никогда не лгал тебе и не собираюсь.


С этими словами он опрокинул девушку на кровать, прижав ее сверху своим телом, и обхватил ладонями ее лицо, заставляя смотреть себе в глаза.


- Герцоги Алва женятся только по любви, это истинная правда, - сказал Рокэ тихо. – Да, когда я делал тебе предложение я описал тебе выгоды этого брака как для тебя, так и для себя. Но я не сказал тебе самого главного, не желая тебя напугать, - мужчина выдержал паузу, вглядываясь в глаза жены, и с облегчением увидел, как они приобретают более осмысленное выражение. – Я влюбился в тебя с первого взгляда. Да, там на улице у трактира, когда ты налетела на меня. Уже тогда я понял, что не отпущу тебя от себя. Когда ты случайно спасла меня от пули, подставившись под нее, я пережил один из самых ужасных дней в моей жизни, пока ты не пришла в себя. Я безумно боялся тебя потерять, едва обретя. Позже, когда ты выздоравливала, я непрерывно наблюдал за тобой, боясь, что тебе станет хуже. И день за днем мое чувство к тебе росло и крепло. И когда я надел на тебя обручальный браслет, я уже мог сказать, что люблю тебя. Слышишь? Я люблю тебя, Элиса. Ты мое счастье, мое сероокое Солнце, освещающее мою темную жизнь, радость моих дней и ночей, моя самая прекрасная и самая желанная женщина.


Рокэ наклонился и прильнул поцелуем к дрожащим губам своей жены. Ее губы чуть приоткрылись и мужчина нежно скользнул языком в теплый ротик. Приласкав ее язычок своим, он чуть отстранился и стал покрывать быстрыми легкими поцелуями ее лицо.


В конце концов Рокэ сел, сжал Элису в своих крепких объятьях и зарылся пальцами в ее распущенные волосы.


Вдруг он скорее почувствовал, чем услышал, что его жена всхлипывает. Заглянув в ее лицо, он увидел катящиеся по еще бледным щечкам слезы и ту самую счастливую улыбку, которая согревала его сердце лучше всяких слов.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.