Оллария, 1-ый день Весенних Молний, 397 год К.С.

Легкие немного щекотные прикосновения вытягивали Лизу из пучин сна. Девушка сонно хихикнула и попыталась перевернуться, однако крепкие объятья не позволили ей этого сделать. Приоткрыв глаза, она увидела улыбающегося Рокэ.

- Доброе утро, дорогая, - тихо проговорил он, продолжая поглаживать ее спину и тут до Лизы дошло, что она по-прежнему обнажена.

Девушка попыталась натянуть на себя одеяло, однако мужчина не дал ей этого сделать.

- Не надо стесняться, радость моя, - промурлыкал он, обдав горячим дыханием девичье ушко. – Я уже все видел и попробовал. И могу тебе сказать, что ты прекрасна.

В следующее мгновение Лиза оказалась лежащей на спине и придавленной сверху крепким мужским телом. Рокэ прильнул к ее припухшим с ночи губам, осторожно погладил их кончиком языка и чуть прикусил, вызывая у девушки тихий стон. От ощущений у Лизы голова пошла кругом, и она сдалась этой нежной атаке, приоткрыла губы и тотчас ловкий язык мужа скользнул в теплую глубину, лаская ее нёбо и язык.

Девушка окунулась в ощущения, чувствуя как руки Рокэ скользят по ее телу, лаская самые чувствительные места. Однако, когда его чуткие пальцы коснулись сути ее женственности, с губ Лизы сорвался болезненный стон.

- Что случилось, милая? – спросил Рокэ, вглядываясь в ее лицо.

- Саднит, - чуть слышно ответила девушка и покраснела.

- Ох, прости меня, - мужчина ласково погладил ее бедро. – Я совсем забыл, что до меня ты не знавала мужчин.

Он легко коснулся губ Лизы поцелуем и встал. Девушка прикрыла глаза, стесняясь смотреть на полностью обнаженного мужчину, которого собственная нагота совершенно не волновала.

- Я распоряжусь принести тебе сюда ванну и завтрак, - сказал он, надевая шелковый халат и выходя из комнаты.

Лиза натянула одеяло до подбородка и поерзала, устраиваясь поудобнее. Прошлая ночь показала, что ей в мужья достался очень страстный мужчина. Тело помнило тот напор, который он на нее обрушил, точно стараясь доказать и ей и себе, что она теперь принадлежит только ему.

Пока девушка предавалась воспоминаниям, слуги принесли ванну и наполнили ее горячей водой. Едва за ними закрылась дверь, Лиза соскользнула с постели и забралась в ванну. К своему удивлению, девушка поняла, что вода пахнет травами, но какими именно она распознать не смогла. Минут через десять в спальню вошла Изабо.

- Доброе утро, до… - начала она, но остановилась на полуслове и исправилась. – Соберана.

***

Рокэ сидел в кабинете и пытался сосредоточиться на работе. Дел было много, одних приграничных отчетов набралась внушительная стопка. И это всего за два дня. Однако, он уже в третий раз перечитывал один и тот же лист, а перед глазами стояло лицо Элисы. В мыслях герцога его жена лежала на черных шелковых простынях в окружении своих роскошных локонов, разомлевшая от его ласк, с влажными губами и прикрытыми глазами. Рокэ улыбнулся и отложил бумагу. Элиса оказалась восхитительно чувственной и со временем она обещала стать прекрасной любовницей. Нужно было только немного стряхнуть с нее врожденную застенчивость.

Мужчина встал и открыл окно. Прохладный ветер растрепал волосы и заставил глубоко вздохнуть. Нужно было взять себя в руки. Сейчас не время предаваться мечтам. Хотя по уму нужно бы взять у короля (и кардинала) отпуск, уехать в Кэналлоа вместе с Элисой, пробыть там, как можно дольше, наслаждаясь морским бризом, теплым ветром, сладким вином, гранатами и друг другом, а потом вернуться в Олларию, оставив жену там, в полной безопасности. Но герцог понимал, что его присутствие в Олларии сейчас важнее его желаний. И придется представить Элису ко двору, чтобы показать всем, что место герцогини Алва уже занято. Правда, в таком случае Элиса попадала под удар, но он точно сможет защитить её, как и обещал.

От этих, приятных и не очень, мыслей Рокэ отвлек стук в дверь. В кабинет вошел Хуан.

- Соберано, Вам записка.

- Из дворца? – герцог чуть заметно поморщился.

- Да, соберано, - домоправитель протянул конверт. – От графа Савиньяка.

Это было странно. Обычно Лионель со всеми делами мог справиться сам. Записка от него означала, что случилось нечто, требующее немедленного внимания Первого Маршала.

Рокэ распечатал конверт. На извлеченном из него листе было всего несколько слов. Прочитав написанное, герцог едва сдержал ругательства.

- Что-то случилось, соберано? – Хуан, как всегда, был невозмутим.

- Её Величество в хандре, король решил перенести маскарад, - Рокэ посмотрел на Хуана. – У нас всего три дня.

- Не беспокойтесь, соберано, все будет готово.

- Хорошо, - маршал вздохнул. – Попроси Элису спуститься в зал приемов, прямо сейчас.

- Слушаюсь, соберано.

Хуан скрылся за дверью.

Рокэ провел ладонями от переносицы к вискам. Три дня. Всего три дня, чтобы подготовить жену к встрече с этими ызаргами. Интересно, почему Её Бледнейшество перенесла бал (в том, что это была именно королева, а не король, Рокэ не сомневался). Почуяла неладное? Очень может быть. Что ж… Раз она хочет поиграть, то он тоже сыграет, но только по своим правилам. Осталось объяснить все Элисе, а Савиньяки ему в помощи точно не откажут.

***

Лиза стояла посреди зала приемов. Сегодня в высокие окна лился солнечный свет, отчего зал казался еще больше, чем он был на самом деле.

Когда домоправитель пришел к ней и объявил, что соберано желает немедленно видеть супругу в зале приемов, девушка обрадовалась. Ведь это означало, что она продолжит учиться танцам.

Поэтому Лиза, едва собрав свои волосы в косу, полетела туда, где ждал ее Рокэ. Однако, когда она вошла в зал, он был пуст. Девушка сделала пару уже выученных ей па и почувствовала, что у нее появились мышцы, о которых она еще накануне не подозревала и эти мышцы отдавали неприятными ощущениями.

Решив, что ничего страшного не произойдет, если она потерпит, Лиза решила не говорить мужу об этом.

- Я рад, что ты уже здесь, - голос Рокэ выдернул девушку из собственных мыслей. – Как твое самочувствие?

- Я в порядке, спасибо, - Лиза робко улыбнулась.

- Точно? – герцог подошел к ней и приподнял ее лицо за подбородок, вглядываясь в ее глаза. – Ничего не болит?

- Нет, - соврала девушка и почувствовала как у нее вспыхивают скулы.

- Дорогая, ты совсем не умеешь лгать, - пожурил ее муж. – Я уверен, что после нашей бурной ночи тебе немного неприятно двигаться. И я бы отложил наше занятие, если бы не обстоятельства.

- Какие обстоятельства?

- Помнишь, я говорил про бал-маскарад? Его перенесли, он состоится через три дня. Мне сегодня прислали об этом записку.

Лиза почувствовала, как волнение по этому поводу накрывает ее с новой силой. И это не осталось незамеченным.

- Милая, мы все успеем, - Рокэ притянул ее к себе, сжав в крепких объятьях. – Пусть сегодня не получится позаниматься полностью, но кое-что ты сможешь выучить. У тебя несомненный талант, так что волноваться причин нет, - мужчина уткнулся носом ей в макушку и тихо добавил: - И мне нравиться, что ты используешь масло белой розы, оно тебе очень подходит.

Лиза улыбнулась и почувствовала, что скулы опять заливает краска.

Через мгновение муж отстранился и урок начался. В этот раз он длился несколько меньше, чем в прошлый. Рокэ явно пожалел Лизу, однако, как он и обещал, девушка выучила несколько новых танцев.

Спустя полтора часа герцог провел ее в свой кабинет. Хуан принес для нее шадди, который Лиза упорно продолжала называть кофе, Рокэ налил себе красного вина.

Девушка с наслаждением отпила горячий сладкий напиток и, подняв глаза от чашки, наткнулась на странно-задумчивый взгляд мужа.

- Что-то случилось? – спросила она после секундного колебания.

- Нет, дорогая, - ответил мужчина, продолжаю пристально смотреть на Лизу. – Я долго думал, стоит ли тебе говорить это, но решил, что будет лучше, если ты об этом узнаешь от меня.

- И что же это? – девушка поставила чашку на столик и сложила руки на коленях.

Рокэ тоже поставил бокал и пересел из своего кресла к Лизе на диван.

- До того, как ты появилась в моей жизни, я в течение нескольких лет был любовником Её Величества королевы, - девушка чувствовала, что говоря это, мужчина не отрывает взгляда от ее лица, следя за реакцией, и постаралась никак не проявить нахлынувших на нее эмоций.

- И Вы останетесь её … - Лиза замолчала, не зная как закончить вопрос, но этого и не требовалось.

Муж коснулся ее щеки и заставил посмотреть на себя.

- Конечно нет, - он погладил большим пальцем скулу девушки. – Это уже в прошлом. С твоим появлением, моя прекрасная, чувственная, нежная супруга, все изменилось. Кардиналу, который в свое время и устроил нашу с ней любовную связь, теперь придется подыскать для нее другого, свободного от брачного браслета, любовника.

Это было слышать одновременно и приятно, и страшно. Приятно потому, что не придется делить супруга с королевой, страшно оттого, что возможно поиски замены для Рокэ на этом фронте могут не увенчаться успехом и тогда… Об этом Лиза думать не хотела, но отчетливо понимала, что не сможет делить своего мужа ни с какой другой женщиной и не важно, королева она или крестьянка.

- Зачем Вы рассказали мне это? – голос ее дрогнул, но она по-прежнему старалась держать себя в руках.

- Потому что когда ты окажешься во дворце и будешь представлена как герцогиня Алва, твоей благосклонности будут добиваться все, и в подтверждении искренности своих намерений наперебой будут тебе рассказывать, что твой благоверный частый посетитель в спальне Её Величества, хотя это уже почти месяц как неправда. Это могут подтвердить и слуги в доме, и Савиньяки.

Девушка закрыла глаза, стараясь успокоиться, и тут же почувствовала, как уже такие знакомые сильные руки прижимают ее к горячему мужскому телу.

- Прости меня за эту неприятную правда, милая, - тихо произнес Рокэ, и Лиза почувствовала, как от его дыхания шевелятся волоски у нее на затылке. – Но я, беря тебя в жены, и даже раньше, поклялся защищать и оберегать тебя. Знание этой истории хоть немного обезопасит тебя от лживых языков придворных притворщиков. Так же как и правда о мятеже Эгмонта Окделла, которую я тебе уже рассказал.

Лиза сидела в объятьях мужа, не двигаясь. Отчего-то хотелось разреветься. То ли от знания правда, то ли от обещания мужчины его верности ей. Девушка осторожно вывернулась из его рук.

- Мне нужно немного подышать, - сказала она в ответ на его непонимающий взгляд и, не дожидаясь ответа, выскользнула из кабинета.

***

Рокэ смотрел на закрывшуюся за супругой дверь. Правильно ли он поступил, рассказав ей про свою связь с королевой? Скорее всего, да. Элиса все равно бы узнала об этом от других рано или поздно и это было бы во много раз неприятнее. Сейчас она все это переварит, может быть выплачется (Рокэ прекрасно видел, что его супруга едва сдерживала слезы), но не сегодня, так завтра примет это, как факт уже прошедший. А сам он сделает все, чтобы она поскорее забыла этот неприятный разговор.

Герцог переместился с дивана за рабочий стол и предпринял еще одну попытку поработать, в этот раз довольно успешную…

Работа затянулась до вечера, и когда Рокэ отложил последний документ, на небе уже горели яркие звезды. Мужчина встал из-за стола, потянулся, разминая спину, и направился в спальню, рассчитывая извиниться перед Элисой за сегодняшний разговор более действенным способом, чем на словах. Однако в их (теперь уже их, а не его) спальне девушки не было. Рокэ хмыкнул и подумал, что возможно его благоверная решила провести сегодняшнюю ночь в своей прежней комнате. Но и в синей спальне ее не было. Следующим местом, где могла быть Элиса и посещенным герцогом, была библиотека, которая так же оказалась пуста.

Мужчина возвел глаза к потолку. Повторялась вчерашняя история. Только если вчера его супруга обнаружилась в их спальне, сегодня она выбрала иное место для уединения.

Столовая, малая гостиная, зал приемов, домовая часовня (Рокэ ни разу не видел девушку молящейся, но подумал, чем Леворукий не шутит)… Элисы не было нигде. Слуги ее тоже не видели. Герцог выругался сквозь зубы. Кажется, эта женщина умеет прятаться в тенях, и найти ее будет сложно.

Уже почти отчаявшись, Рокэ решил прогуляться по гостевым спальням, которые хоть и использовались редко, но всегда содержались в чистоте. Открывая дверь за дверью, мужчина внимательно оглядывал комнаты в поисках своей жены и, наконец, нашел ее.

Элиса лежала, свернувшись в клубок, на сколько это позволял неудобный корсет, на кровати в самой дальней гостевой спальне. Рокэ бегло оглядел супругу. Судя по всему, она уже давно спала, а дорожки от высохших слез говорили о том, что засыпала она в слезах. Мужчина вздохнул и провел рукой по волосам. С такой нежной душевной организацией ей при дворе придется тяжело, особенно в начале. Ну да ничего, он сделает все, чтобы эти ызарги и близко к ней не подходили.

Рокэ взял Элису на руки и, стараясь не разбудить, понес в их спальню. Уложив ее на черные простыни, мужчина осторожно стал освобождать девушку от туфель, чулок, платья, неудобного корсета и вороха нижних юбок. Поколебавшись немного, он решил не снимать с жены нижнюю рубашку, подумав, что при ее стеснительности она вряд ли обрадуется, проснувшись завтра обнаженной. Рокэ на секунду замер, восхищаясь видом Элисы. Тонкий батист мягко облегал ее стройные ножки и подчеркивал изгибы соблазнительной фигуры.

Поборов нахлынувшее на него желание, мужчина скинул с себя одежду и забрался в постель. Спустя несколько минут он почувствовал, как Элиса завозилась, устраиваясь поудобнее, потом перекатилась по кровати и прижалась к его боку. Мужчина улыбнулся, бережно обнял супругу и погрузился в сон.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.