Оллария, 8-ой день Весенних Волн, 397 год К.С.

Первым, что увидела Лиза очнувшись, был синий с серебряными цветами и птицами полог. Девушка попыталась понять, каким образом она оказалась под ним, но мысли двигались слишком лениво и медленно, чтобы выдать хоть какой-то вариант. А еще очень ныла левая рука…

Лиза приподняла тяжелую голову и огляделась.

Комната, в которой она проснулась, была довольно просторной и светлой. Слева находились два окна, которые были прикрыты синими с серебром гардинами, между ними стоял туалетный столик с зеркалом в серебряной раме и удобным на вид синим пуфом. Напротив девушки располагался камин с небольшой лежанкой и круглым столиком перед ним. Справа обнаружились дверь и ширма с прихотливой росписью. Сама же девушка возлежала на широкой кровати с витыми столбиками и пологом. Шелковые простыни приятно холодили кожу и Лиза, вновь откинувшись на подушки, повернула голову, чтобы потереться щекой о прохладную ткань.

- Дора, как хорошо, что Вы очнулись! – раздался радостный возглас почти над головой девушки.

Лиза посмотрела на нарушительницу спокойствия. Ей оказалась молодая девушка лет шестнадцати-семнадцати с темными волосами, собранными в тугую косу, и черными глазами.

- Соберано велел доложить ему, как только Вы придете в себя, - продолжила незнакомка и, не дожидаясь хоть какого-нибудь ответа со стороны Лизы, выпорхнула за дверь.

Лиза недоуменно захлопала глазами, пытаясь понять, что сейчас было и кто такой соберано.

Однако долго ломать и без того болевшую голову ей не пришлось. Через несколько минут дверь отворилась, впуская в комнату мужчину. Того самого незнакомца, на которого она наткнулась, спасаясь от преследователей и за которого пыталась спрятаться, когда ее почти настигли. Эти воспоминания о недавних событиях вогнали девушку в некоторый ступор. Она никак не могла соединить их с тем, где она проснулась.

Мужчина тем временем пересек комнату и сел на кровать рядом с Лизой.

- С пробуждением, сударыня, - произнес он, внимательно вглядываясь в лицо девушки. – Как Ваше самочувствие? Рука сильно беспокоит?

Лиза чуть нахмурилась, пытаясь понять, причем тут ее рука, но стоило ей пошевелить пальцами левой руки, как боль стрелой пронзила всю руку и заставила девушку поморщиться.

- Можете не отвечать, вижу, что сильно, - сказал незнакомец. – Пуля, от которой Вы меня столь опрометчиво закрыли, оказалась необычной, так что Ваша рука заживать будет долго.

Лиза уже собралась было поинтересоваться, где она находится, но изо рта вырвались лишь какие-то скрежещущие звуки. В горле было сухо, как в пустыне.

Мужчина, ничего не сказав, взял с прикроватного столика стакан с водой и приподнял голову девушки. Лиза благодарно посмотрела на него и сделала несколько глотков.

- Лучше? – поинтересовался мужчина.

- Да, спасибо, - голос девушки был тихим, но теперь он хотя бы был.

- Итак, сударыня, - продолжил он. – Вы, кажется, хотели что-то спросить.

- Да, - Лиза чуть кивнула. – Кто Вы? И где я?

- О, как я, однако, невежлив. Позвольте представиться, Рокэ, герцог Алва. Вы сейчас в моем доме на улице Мимоз. А как Вас величать, таинственная незнакомка?

- Лиза, - проговорила девушка, чувствуя как вспыхнули скулы, но, довольно быстро взяв себя в руки, поправилась. – Елизавета Лейно.

- Я бесконечно счастлив познакомится с очаровательной эрэа, - мужчина взял правую руку девушки в свою и, глядя в глаза новой знакомой, прильнул к ней поцелуем. – Жаль только, что наше знакомство произошло при столь скверных обстоятельствах. Впрочем, и без Вашего ранения наша встреча была не самой обычной. Насколько я успел заметить, Вы спасались бегством от уличной банды. Я прав?

Лиза на секунду задумалась, вспоминая, и кивнула.

- Так как же Вас угораздило на них наткнуться? – спросил Алва.

- Я не знаю, - ответила девушка после некоторого раздумья. – Я упала в переулке, а когда попыталась оттуда выбраться наткнулась на них. Хотела их обойти, но не получилось.

- А как Вы оказались в переулке? Это не самое лучшее место для прогулок молодых и привлекательных девушек, - герцог сверкнул глазами на смущенную его комплиментом Лизу.

- Это сложно объяснить, - проговорила девушка, прикрыв глаза.

- А Вы попробуйте. Вдруг получится.

Лиза уже понимала, что придется все рассказать, но не была уверена, что на ее рассказ будет адекватная реакция.

- Все началось с того, что я пошла в музей, - начала она после минутного раздумья. – Там были очень красивые двери, и я задержалась около них. Через какое-то время ко мне подошел незнакомый мужчина, сказал, что он – куратор выставки и заставил прикоснуться к этим дверям. Потом он сказал, что его потомку я нужна больше, чем тут, ну в смысле там, двери распахнулись, и он меня туда толкнул. И я оказалась в переулке.

На несколько минут в комнате повисла тишина. Мужчина обдумывал услышанное, а Лиза лежала и думала, не отправят ли ее после такого рассказа в лечебницу для душевно больных.

- Вы запомнили, как выглядел тот мужчина? – спросил, наконец, Рокэ.

- Смутно, - ответила девушка, чуть нахмурившись. – Могу только сказать, что у него были зеленые глаза и светлые волосы.

- Уж не сам ли Леворукий решил обо мне так позаботиться? – пробормотал герцог себе под нос, но Лиза все равно расслышала. – Впрочем, это отдельный и долгий разговор, а Вам не стоит утомляться, и я настоятельно советую вам заснуть, если вы, конечно, не голодны.

Лиза отказалась от еды, но позволила себя еще раз напоить водой. После чего герцог покинул комнату, оставив девушку в объятиях Морфея.

***

Придя в свой кабинет, Рокэ Алва налил себе «Черной крови», заботливо перелитой из бутылки в кувшин Хуаном, и опустился в свое любимое кресло у камина. Сегодня его присутствие во дворце не требовалось, войны никакой не намечалось, и герцог мог провести день дома, размышляя о девушке, спавшей сейчас в нескольких комнатах от него, и об очередном неудачном покушении.

Как ни странно, рассказу Лизы про ее попадание в переулок он поверил сразу. Уж слишком необычно выглядела девушка. Распущенные темно-каштановые волосы, странная одежда, штаны (спаси Анэм), обтягивающие стройные ножки так, что не оставалось места воображению, совершенно не вписывались в реалии Кэртианы.

«Его потомку я нужна больше, чем тут» – вспомнились Алве слова Лизы. Вполне возможно, что Леворукий подслушал мысли одного из своих любимчиков, Лионеля, и решил вот таким образом обеспечить своего потомка женой.

На этой мысли Рокэ завис. А ведь и правда, Лиза действительно оказывалась очень выгодной партией. Не важно, что она не богата и не знатна, зато не имеет кучи родственников, которые постарались бы выжать всевозможные выгоды из этого брака. К тому же она очень хороша собой и, будучи правильно ограненной и оправленной в достойную оправу, эта эрэа затмит собой всех дам Талига. Это маленькое открытие заставило герцога посмотреть на его неожиданную гостью под другим углом. А если она окажется еще и хотя бы неглупой… Мужчина усмехнулся пришедшей ему в голову идее. Похоже, Катарине придется искать другого любовника.

***

Когда Лиза проснулась в следующий раз, за окнами полыхал закат. Проспав весь день, девушка чувствовала себя не такой разбитой, как в первое свое пробуждение, голова болеть перестала, но мысли по-прежнему двигались очень неторопливо. А еще хотелось есть.

Попытавшись подняться, девушка едва сдержала крик, левая рука болела нещадно.

- Осторожнее, дора Элиса, Вам нельзя резко двигаться, - рядом с Лизой оказалась та же черноглазая девушка, что и в прошлый раз. – Соберано будет сердиться, если вам станет хуже. Давайте я помогу вам сесть.

И девушка, ловко приподняв Лизу, подсунула ей под спину пару подушек.

- Спасибо, - Лиза чуть улыбнулась.

- Не за что, дора, - улыбнулась в ответ девушка. – Вам бы поесть, Вы проспали почти сутки.

- Сутки?

- Да, дора. Соберано принес Вас вчера ближе к вечеру. Вы проспали всю ночь, утром проснулись ненадолго и снова уснули, а сейчас уже вечер.

Лиза удивленно смотрела на девушку.

- Кажется поесть действительно неплохая идея, - проговорила она.

- Я сейчас все принесу, - девушка поклонилась и скрылась за дверью.

Лиза прикрыла глаза и вздохнула. Она ненавидела ощущать себя такой беспомощной, но заставить себя хотя бы встать пока не могла. Девушка перевела взгляд на свою левую руку, которая покоилась на небольшой подушечке. Чуть ниже локтя ее стягивали бинты.

И только сейчас Лиза заметила, что она лежит совсем не в той одежде, в которой она себя помнила последний раз. Ни любимых джинсов, ни рубашки не было. Вместо них девушка была одета в ночную сорочку из довольно тонкого мягкого материала с коротким рукавом и кружевными оборками. Удивленная этим открытием, Лиза решила, что непременно узнает, что стало с ее одеждой у девушки, которая ушла за едой для нее.

Девушка вернулась минут через двадцать с подносом, уставленным тарелками.

- Вот, дора, - проговорила она, ставя поднос Лизе на колени. – Кончита не знает еще, что Вы любите, поэтому прислала всего понемногу.

- Спасибо, - Лиза несколько смутилась от такого внимания. – А как Вас зовут?

- Меня зовут Изабо, дора, - улыбнулась девушка.

- Скажите, Изабо, а где моя одежда?

- Какая одежда, дора?

- В которой я была, когда меня принесли.

- О, не сердитесь, дора Элиса, ее пришлось выбросить, - Изабо опустила глаза.

Лиза поперхнулась.

- Выбросить? – девушка была мягко говоря удивлена.

- Она была вся в крови, и ее пришлось с Вас срезать.

- Понятно, - Лиза, тяжело вздохнув, опустила взгляд на поднос и стала медленно есть, хотя после такой новости кусок в горло не лез.

Спустя несколько минут, девушка поняла, что достаточно сыта и попросила Изабо забрать поднос.

- Но дора Элиса, Вы же ничего толком не съели! – возмутилась Изабо, глядя на оставшуюся на подносе еду. – Если будете и дальше есть так мало, но не выздоровеете.

- Спасибо, Изабо, но я не могу съесть больше, - Лизе было неловко перед девушкой, но она чувствовала, что не в состоянии проглотить ни кусочка.

- Выпейте хотя бы вина, - не отставала Изабо. – Оно Вам сейчас полезно.

Лиза взяла у девушки бокал и сделала несколько глотков. Вино было терпким, и когда девушка его допила, голова у нее изрядно кружилась. Лиза прикрыла глаза и почувствовала, как Изабо забирает у нее из пальцев бокал и осторожно вытаскивает у нее из-под спины подушки, помогая лечь.

- Вот так, дора – приговаривала Изабо. – Сейчас Вы отдохнете, а завтра будете совершенно здоровы.

Сквозь сонную пелену Лиза увидела, как Изабо подхватила поднос и покинула комнату.

***

Вечером в особняк Алва приехали братья Савиньяк. Рокэ к этому времени уже успел перебрать накопившиеся бумаги и написать несколько писем.

Мужчины расположились в кабинете. Савиньяки развалились на диване, Рокэ занял свое любимое кресло.

- Как твоя гостья? – полюбопытствовал Лионель, отпивая «слез». – Жива?

- Да, очнулась утром, - отозвался Алва, глядя на язычки пламени в камине. – Пока еще слаба, крови она потеряла довольно много, несмотря на то, что пуля угодила в руку. Думаю, через пару дней уже будет на ногах.

- Она что-нибудь рассказала? – Эмиль бросил на хозяина кабинета любопытный взгляд. – Или ты решил пока ее не трогать?

- Рассказала, но очень сумбурно. Если я ее правильно понял, то здесь она оказалась по воле самого Леворукого.

- И ты ей веришь? – Эмиль удивленно приподнял брови.

- У меня нет оснований ей не верить. К тому же ее вид довольно ясно намекал, что она… не отсюда.

- Да, я помню как она выглядела, - протянул Ли. – Действительно как-то странно. Не могу припомнить, чтобы в каких-либо известных нам землях женщины так одевались.

- Еще скажи, что по воле Леворукого она бросилась тебя закрывать от пули, Росио, - Эмиль пригубил «крови».

- Думаю, что здесь имела место счастливая случайность, Милле, - Ли бросил взгляд на брата. – Вполне возможно, что она испугалась ту шайку, выскочившую из переулка, и попыталась спрятаться за ближайшего мужчину, отличающегося от них.

- Кстати, о пуле, - Рокэ поднялся с кресла и взял с камина маленький сверток. – Вам когда-нибудь такая форма встречалась?

Братья синхронно посмотрели на предмет, лежащий на ладони Алвы.

- Я никогда подобного не видел, - отозвался Эмиль.

- Я тоже, - произнес Лионель. – Но форма удачная, в тело должна входить глубоко.

- Да, она это и делает, - герцог снова опустился в кресло. – Пришлось довольно сильно расширить рану, чтобы достать ее.

- Незадачливый убийца сказал что-нибудь по этому поводу? – Эмиль, участвовавший накануне в поимке стрелка, обернулся к Алве.

- Нет, увы, - Рокэ вздохнул и отпил «Черной крови». – Видимо, когда он понял, что ему не уйти, он принял яд и помер, не доехав до особняка.

- Печально, - Ли серьезно посмотрел на герцога. – У тебя есть предположения, кто на этот раз попытался тебя убить?

- Думаю, что как всегда к этому приложил руку кто-нибудь из Людей Чести, - Рокэ устало провел ладонями от переносицы к вискам. – Ну и кошки с ними, сорвалось и сорвалось. Жаль, правда, что такой ценой.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.