Оллария, 7-ой день Весенних Волн, 397 год К.С.

- Росио, мне все-таки кажется, что тебе пора задуматься о женитьбе и наследниках, - Лионель Савиньяк, сидя в неудобном кресле в одной из верхних комнат неприметного трактира, вытянул свои длинные ноги. – Все мы знаем, что твоя жена – война, но тем не менее.

- Ой, я тебя уверяю, он никогда не женится, - возразил на это Эмиль. – Зачем себя связывать почем зря?

Рокэ, герцог Алва, Первый Маршал Талига и соберано Кэналлоа, с легкой ухмылкой слушал перебранку братьев Савиньяк. Да, кое в чем Ли был прав. Маршал уже находился в таком возрасте, когда надо хотя бы начать задумываться о семейном гнездышке, а еще лучше им обзавестись. Но, как ни присматривался герцог к окружающим эрэа и доритам, никого он не мог представить в качестве своей супруги. Одни были слишком глупыми, других манили его деньги и влияние, третьи обладали весьма неприятными родственниками. Да еще и Катарина, от которой и так много проблем. И куда только смотрит ее муж, король?

Но самое главное в семействе Алва дети всегда рождались и росли в любви. По всеобщему мнению Рокэ любить не умел, однако сам он придерживался мнения, что просто еще не встретил ту, к которой можно было бы испытывать подобные чувства, не боясь получить нож в спину. Впрочем, внутренний голос ему подсказывал, что до этого момента осталось недолго. И, как ни странно, именно по этой причине он сегодня выбрал для небольшой дружеской попойки с Савиньяками неприметный трактир на окраине Олларии, изменив привычке напиваться в своем особняке.

- Однако, господа, предлагаю покинуть это гостеприимное заведение и переместиться в более спокойное место для продолжения, - Рокэ поднялся с кресла у негоревшего камина, в котором сидел, и не спеша направился к выходу. Савиньяки, все так же припираясь, последовали за своим другом.

Выйдя из трактира на улицу, герцог Алва глубоко вздохнул. Горячий воздух подействовал на него умиротворяюще. Он напомнил о родном Кэналлоа, том времени, когда он, совсем мальчишкой, бегал к морю, и на его плечах не лежала ответственность за весь Талиг. Надо признать, что жара для Весенних Волн в Олларии стояла необыкновенная. Даже кардинал Сильвестр как-то оговорился, что не помнил такого за всю свою жизнь в столице, а он был уже немолод.

С этими мыслями, несколько разомлевший от тепла и выпитого вина, Рокэ повернулся в сторону коновязи, чтобы отвязать Моро, и чуть не был сбит толчком в грудь. Машинально вытянув руки и обхватив налетевшую на него девушку, Алва недоуменно приподнял левую бровь. Откуда она тут взялась? И куда смотрит его охрана? Но еще больше удивила его легкая дрожь хрупкой фигурки в его невольных объятьях.

- Сударыня, в Вашу прелестную головку не приходило, что хотя бы иногда стоит смотреть, куда Вы бежите? – руки Рокэ переместились на локти незнакомки и несколько отстранили ее.

Девушка судорожно вздохнула и подняла на него испуганный взгляд серых глаз. Сердце герцога Алвы пропустило удар.

***

Лиза пришла в себя от падения. Открыв глаза, она увидела, что лежит на грунтовой дороге, а поднявшаяся вокруг нее пыль облачком оседала на землю.

Девушка села и огляделась. С двух сторон были невысокие дома, и дорога между ними была достаточно узкой.

«Моему потомку ты нужна гораздо больше, чем в этой Жемчужине Ожерелья» - голос незнакомца все еще звучал в ушах.

«Какой еще потомок? Какая, к чертям, жемчужина ожерелья? Как те двери открылись и в куда?» - вопросы одолевали Лизу все сильнее. Однако, девушка была не из тех, кто впадает в панику при первой же сложности. Для начала она решила выйти на какую-нибудь дорогу, и найти кого-нибудь из людей, чтобы узнать, куда зашвырнул ее этот странный мужчина со светлыми волосами.

Лиза встала, отряхнулась, насколько это было возможно, и медленно пошла по переулку.

Не успела она пройти и двадцати метров, как из проулка навстречу ей вышло несколько мужчин. Девушка решила, что ничего не произойдет, если она пройдет мимо них, прижимаясь к стенке. Но не тут-то было.

Один из мужчин встал прямо напротив девушки, упер руки в бока и низким, но очень противным голосом произнес:

- Посмотрите-ка какая чудесная маленькая птичка к нам залетела, парни. Интересно, как громко она поет.

Говоривший протянул руку и хотел коснуться щеки Лизы, но она отпрянула назад и рассержено посмотрела на нахала.

- Позвольте пройти, - девушка говорила негромко, но твердо.

Мужчины рассмеялись. Отвлекшись на их вожака Лиза не заметила, как они взяли ее в «кольцо». Молодой парень, стоявший за ней, схватил ее за локти и, притянув к себе так, что девушка ощутила спиной жар его тела, зарылся носом ей в волосы.

- Пахнет, как Рассветные сады, - прокомментировал он, утыкаясь носом в затылок своей пленницы.

- И формы хороши, - вставил еще один, с бородой и гнилыми зубами. – Наверняка мягкие. – Его сальный взгляд так откровенно заскользил по телу Лизы, что она, не контролируя себя сделала шаг назад, тем самым вжимаясь в парня все еще стоявшего за ней.

- По ходу, красотка предпочитает кого помоложе, - усмехнулся он, а затем наклонился к уху девушки и почти коснулся его губами. – Не бойся, птичка, я буду ласков, тебе понравится.

Его ладони скользнули ей на талию и весьма откровенно погладили бока.

Этого Лиза уже стерпеть не смогла. Толкнув парня локтем, что было сил, она метнулась в сторону, удачно обогнула двоих опешивших мужчин, однако вожак ухватил ее за ремень сумки, висевшей у нее на плече.

- Далеко собралась, птичка? – вопросил он с ехидной усмешкой.

- Чем дальше, тем лучше, - фыркнула девушка, скинула ремень с плеча, чем заставила вожака сделать пару шагов назад, и бросилась бежать по переулку, оставляя мужчин позади.

Она понятия не имела, что будет делать и что скажет встреченным ей людям, сейчас главной ее целью было покинуть переулок. Пробежав несколько десятков метров, Лиза услышала звуки погони, и постаралась бежать еще быстрее, хотя в беге она никогда не преуспевала.

Переулок кончился внезапно и девушка вынырнула на неширокую улицу, мощеную камнем. Обдумывать это открытие было некогда и девушка бросилась к первому людному месту, которое она заметила слева от себя. Уже почти добежав до него, Лиза, не сбавляя хода, оглянулась, надеясь не увидеть преследователей, и спустя мгновение столкнулось с каким-то препятствием, которое еще и обхватило ее удивительно сильными руками.

На секунду девушке подумалось, что это мог быть один из ее преследователей, обогнавший ее какими-нибудь переулками, и она закрыла глаза, стараясь подавить нервную дрожь и не выдать своего страха. И тут над ее головой раздался красивый бархатный мужской голос:

- Сударыня, в Вашу прелестную головку не приходило, что хотя бы иногда стоит смотреть, куда Вы бежите? – руки незнакомца переместились девушке на локти, чуть отстраняя ее.

Лиза судорожно вздохнула, от быстрого и довольно длительного бега воздух колол легкие, и подняла на мужчину глаза. Что и говорить, державший ее сейчас незнакомец был очень хорош собой. Довольно высокий, худощавый, с гордым разворотом плеч и длинными черными волосами, он казался девушке просто ангелом небесным по сравнению с теми представителями рода мужского из переулка.

Лиза не знала, что ответить на его вопрос и молча смотрела в синие глаза мужчины, в которых раздражение сменялось любопытством.

- Позвольте хотя бы узнать, от кого Вы спасаетесь столь стремительным образом, - продолжил незнакомец. – Судя по вашему взгляду, бежите вы не иначе как от тварей Лабиринта.

Девушка уже собралась ответить, как шум за ее спиной заставил ее обернуться.

Там, метрах в десяти от них, стояли ее преследователи с какими-то странными выражениями на лицах, отражающих страх и благоговение. Лиза смогла только охнуть и юркнуть своему, как она надеялась, защитнику за спину. Однако, проделать все это гладко ей помешал камень, покинувший свое место в мостовой и теперь свободно катавшийся по улице. Девушка споткнулась об него и, чтобы удержать равновесие, схватилась рукой за плечо синеглазого брюнета.

Хлопок и боль слились в единую вспышку. Лиза не сразу поняла, что случилось, и несколько мгновений просто тупо смотрела, как из ее левой руки, которой она ухватилась за левое плечо незнакомца, чуть пониже локтя сочится кровь. После чего сознание начало меркнуть и, как ни цеплялась за него девушка, удержать его не получилось. Последнее, что отчетливо запомнила падающая Лиза, это чуть удивленные синие глаза.

***

Рокэ не обернулся на звук выстрела, рассматривая уличную шайку, от которой, по всей видимости, и убегала незнакомка, однако, чуть сжавшиеся на плече тонкие пальцы и соскользнувшая рука заставили его это сделать. И как раз вовремя чтобы увидеть, как побледневшая девушка падает навзничь и ее почти у самой земли успевает подхватить Лионель. Эмиль и кэналлийцы уже устремились к предполагаемому месту нахождения неудавшегося убийцы, но Алву это сейчас не волновало. Все его внимание было приковано к бледному девичьему лицу.

- Что это она? – спросил он старшего Савиньяка, который уже успел взять девушку на руки. – Выстрела испугалась?

- Боюсь, что нет, - ответил тот. – Ее зацепило. В руку кажется. Сам посмотри.

Рокэ бегло осмотрел незнакомку и увидел, как с её левой руки на землю капает кровь.

- Карьярра! – ругнулся маршал и попытался перевязать рану своим шейным платком. – Нужно отвезти ее ко мне, чтобы вытащить пулю. Как она вообще под выстрел попала?

- Если я правильно понял, то, ухватившись за твое плечо, она спасла тебе жизнь, - ответил Лионель, неся свою бесчувственную ношу вслед за Алвой, который решительным шагом направлялся к Моро.

Рокэ одним прыжком оказался в седле.

- Давай ее сюда, - он протянул руки к Лионелю.

- Ты уверен, что она сейчас выдержит поездку верхом? – Ли нехотя протянул ему девушку.

- Нет, - Алва осторожно прижал к себе незнакомку и накинул на нее плащ, чтобы не привлекать внимания. – Но карету ждать слишком долго, а здесь приличные врач и инструменты вряд ли найдутся.

С этими словами Первый Маршал Талига развернул Моро и направил его на улицу Мимоз. Пустить коня быстрее, чем иноходью он не решился, но поехал самой короткой дорогой. Спустя час Алва въехал в ворота своего особняка, чувствуя, что его рукава уже мокрые от крови девушки. Выругавшись еще раз и бросив поводья конюху, он спешился и снял с седла бесчувственную незнакомку. В холле его встретил Хуан.

- Приготовь для эрэа синюю спальню, - распорядился Рокэ, буквально летя по коридору. - Но перед этим принеси в кабинет корпию и бинты, и побыстрее.

Распахнув дверь в свой кабинет пинком, Алва опустил девушку на диван, а её раненную руку – на придвинутый к дивану низкий столик. Сняв импровизированную перевязку и разрезав узкий рукав рубашки, герцог ругнулся. Рана выглядела скверно, к тому же кровь все еще продолжала идти. Вооружившись инструментами, мужчина сноровисто расширил рану и вынул из нее пулю. Она была небольшой, но заостренной, поэтому в руку вошла достаточно глубоко.

Промыв и перевязав руку незнакомки, Алва взял девушку на руки и понес по коридору в комнату, которую для нее подготовили. Хуан, ждавший его у кабинета, едва поспевал за своим соберано.

Войдя в небольшую, но уютную спальню, герцог уложил свою ношу на постель и повернулся к своему домоправителю.

- Позови слуг, эрэа нужно переодеть, и пусть с ней все время кто-то будет, - сказал Рокэ, разглядывая девушку. – Как только она очнется немедленно доложить мне.

- Слушаюсь, соберано, - поклонился Хуан и отправился выполнять распоряжения.

Алва задержался у постели. «Кто ты такая? Кто послал тебя, чтобы бы спасти мою жизнь? Откуда ты взялась? Почему мое сердце при виде тебя вдруг забилось неровно?» - метались вопросы в голове у мужчины. Однако, для получения ответов на них нужно было ждать, когда незнакомка очнется, поэтому Рокэ покинул комнату и тихо прикрыл за собой дверь.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.