Оллария, 9-ый день Весенних Волн, 397 год К.С.



Лиза стояла в холодном тумане. Вокруг было темно, как будто девушка оказалась на улице в безлунную ночь. Звенящая тишина пугала.


Лиза медленно обернулась вокруг своей оси, пытаясь рассмотреть хоть что-то, но едва она закончила поворачиваться полный круг, как увидела перед собой высокого зеленоглазого блондина. Того самого странного куратора выставки.


- Здравствуй, маленькая милая девочка, - произнес он, с улыбкой глядя на Лизу.

- Опять Вы, - выдохнула девушка, делая шаг назад.

- Да, - мужчина сделал шаг к ней, сокращая расстояние настолько, что Лизе пришлось смотреть в его лицо, запрокинув голову. – Это опять я. Не ожидала увидеть меня так скоро?


Мужчина протянул левую руку и ласково заправил девушке за ухо прядь волос.


- Кто Вы такой? – Лиза надеялась, что ее голос прозвучал возмущенно, а не был похож на испуганное мяуканье.


Ответом ей был тихий смех.


- У меня много имен, - ответил незнакомец. – Но в этой Жемчужине Ожерелья большинство обитателей называют меня Леворуким. Впрочем, сейчас это не важно.

- Что Вам от меня нужно? – девушка попыталась сделать еще шаг назад, однако Леворукий удержал ее, схватив за руку.

- Тебе не надо меня бояться, – произнес он спокойно. – Я не причиню тебе никакого вреда. И мне ничего не нужно от тебя. А вот моему потомку… Он уже понял, что ты здесь для него, а то, что он считает своим, он не упускает. Поэтому я советую тебе не противиться своей новой судьбе.

- Но мне не нужна никакая новая судьба, - воскликнула Лиза. – Меня вполне устраивала моя прежняя!

- Ай-ай-ай, как нехорошо лгать самой себе. Не ты ли всегда хотела чего-то особенного? Не ты ли считала, что не создана для той Жемчужины Ожерелья, в которой ты появилась? И ты была в этом права. Я отправил тебя туда, где ты должна была появиться с самого начала. Ты сама это скоро поймешь.


Девушка смотрела на Леворукого почти не дыша. Все, что сейчас говорил мужчина, было правдой. Она действительно всегда ощущала себя не на своем месте, но никогда и помыслить не могла, что в один день она окажется там, где, возможно, это самое ее место и было.


- Вижу, ты уже начинаешь понимать, - усмехнулся Леворукий.


Лиза опустила голову и прикрыла глаза. И вдруг на грани слуха она услышала тихий шепот, звавший «Элиса»… Глаза девушки распахнулись, и она закрутила головой, ища того, кто произнес ее имя, да еще в такой непривычной форме.


- Кажется, тебе пора, - сказал мужчина. – Но перед тем как отпустить тебя, я хочу тебе кое-что показать. Это то, куда ты попадешь, если будешь идти против предначертанной тебе здесь судьбы.


С этими словами Леворукий развернул Лизу и толкнул ее в спину. Девушка, вскрикнув, полетела вниз по длинному тоннелю. Казалось, что из стен на нее бросаются чудовища, стараясь схватить ее, укусить, разорвать, но, оставаясь ни с чем, они дико выли. Лиза посмотрела туда, куда она летела и где должна была разбиться. Там сидело нечто ужасное со щупальцами, крыльями и несколькими странными головами, которые скалились острыми зубами и блестели лиловыми глазами. Страх сковал девушку настолько, что она не могла даже кричать и только чувствовала, что на глаза наворачиваются слезы. Она уже приготовилась к неминуемой смерти, как почувствовала, что вокруг нее оборачиваются коконом чьи-то черные крылья, а знакомый бархатный голос зовет:


- Ну же, Элиса, это всего лишь сон. Проснись!


Вздрогнув и глубоко вздохнув, Лиза открыла глаза. Она лежала все в той же комнате, на кровати с синим пологом, а рядом с ней, наклонившись так близко, что чувствовалось его дыхание, сидел герцог Алва.



***


Утро Рокэ Алвы началось как обычно, с купальни и завтрака. Сегодня ему предстоял визит во дворец, и герцог не испытывал по этому поводу никакой радости. Однако, пренебрегать своими обязанностями в отношении государства было не в правилах Первого Маршала.


Рокэ уже допивал шадди, когда в столовую, едва постучав, вбежала перепуганная служанка, которую он отдал в распоряжение своей пока еще гостьи.


- Соберано, с дорой Элисой что-то не то, - воскликнула она срывающимся голосом.

- Что с ней не то? – Алва посмотрел на девушку, застывшую у дверей.

- Дора Элиса не просыпается, - служанка опустила глаза в пол. – Я пыталась разбудить ее, но ничего не вышло.


Мужчина поднялся из-за стола и быстрым шагом направился в синюю спальню. Войдя в комнату и подойдя к кровати, он склонился над девушкой. Ее лицо было бледно, а дыхание едва угадывалось. Рокэ коснулся рукой лба Лизы, опасаясь, что у девушки началась лихорадка, однако лоб был холодный.


- Элиса, – позвал мужчина, но никакой реакции не последовало.


Алва хотел легонько встряхнуть девушку за плечи, но побоялся потревожить ее раненную руку.


Вдруг Лиза вскрикнула и заметалась на кровати, и мужчине ничего не оставалось, как прижать ее к себе, чтобы она не сорвала перевязку и тем самым не вскрыла едва начавшую заживать рану. Девушка билась сильно, словно птица, пойманная в охотничьи силки, но в какой-то момент замерла и в уголках глаз у нее заблестели слезы. Герцог на миг оторопел, но потом уложил девушку на кровать и, погладив ее щечку, в полголоса произнес:


- Ну же, Элиса, это всего лишь сон. Проснись!


Девушка вздрогнула, глубоко вздохнула и открыла глаза, с которых плескался самый настоящий ужас.


- Все хорошо, Элиса, - прошептал Рокэ, глядя в серые глаза девушки. – Вам нечего бояться. Вы в безопасности.


Лиза еще раз глубоко вздохнула и прикрыла глаза, пытаясь успокоиться, но на ее ресницах уже висели готовые вот-вот сорваться слезы.


- Не плачьте, дорогая, - проговорил Алва мягко. – Все уже позади.


Девушка зажмурилась, помотала головой, всхлипнула и, уткнувшись лицом в подушку, тихо заплакала. Мужчина погладил ее по вздрагивающему плечику. Рокэ никогда не любил женские истерики, но сейчас каким-то внутренним чутьем чувствовал, что эти слезы не пустая блажь и не попытка манипуляции, Элисе необходимо выплакаться после увиденного во сне. Самым очевидным решением сейчас было встать, позвать служанку, вручить ей успокоительную тинктуру для Элисы и уехать во дворец, но оставлять девушку в таком состоянии ему не хотелось. Решение пришло внезапно и было просто, как все гениальное. Алва осторожно повернул Лизу к себе лицом, обхватил ее влажное от слез лицо ладонями и коснулся ее губ своими.



***


Лизе было стыдно. Еще бы, разрыдаться, когда тебя пытаются успокоить… Но она ничего не могла с собой поделать. Эмоции после сна требовали кратчайшего выхода. Уйдя в свои переживания, девушка едва заметила, что ее осторожно, но настойчиво повернули и уложили на спину, после чего прохладные ладони обхватили ее лицо и чужие горячие губы прикоснулись к ее дрожащим губам. На мгновение Лиза забыла, как дышать. Поцелуй был нежным и почти невинным. Спустя мгновение ловкий язык Алвы провел по ее губам и осторожно толкнулся в рот. Лиза судорожно вздохнула, позволяя языку проникнуть глубже. Этими неторопливыми осторожными ласками Рокэ, казалось, уговаривал ее забыть приснившийся ей кошмар.


Через несколько секунд Алва прервал поцелуй, и Лиза открыла глаза.


- Успокоилась? – спросил мужчина, внимательно глядя на нее. В этом вопросе не было насмешки, лишь некоторое беспокойство.

- Да, - девушка отвела взгляд от невыносимо синих глаз. – Простите.

- За что? – Алва нежно погладил ее скулу, стирая слезинку. – Ваш без сомнения страшный сон не повод просить прощения, - мужчина одним грациозным движением поднялся с кровати, подошел к столику, уставленному разными склянками, выбрал одну из них, взял бокал с водой, капнул в него несколько капель зеленовато-желтой жидкости и вернулся к постели Лизы. – Выпейте.

- Что это? – Лиза покосилась на ставшую мутной воду.

- Успокоительная тинктура. Не спорьте, она Вам сейчас совершенно точно необходима.


Девушка приподнялась на здоровом локте и позволила Рокэ себя напоить. Тинктура пахла мятой и обладала горьковатым вкусом, заставившим Лизу поморщиться.


- Да, она не очень приятная на вкус, – прокомментировал Алва. – Но очень действенная.


Девушка вновь откинулась на подушки.


- Я пришлю к Вам Изабо, - сказал герцог, направляясь к двери. – Если Вам станет скучно в мое отсутствие, моя библиотека в вашем распоряжении. Хуана, моего домоправителя, я предупрежу. Отдыхайте, – и мужчина вышел из комнаты, оставляя Лизу наедине с ее мыслями.


Девушка смотрела на закрывшуюся дверь и в голове вдруг всплыла фраза, которую в ее сне сказал Леворукий «Он уже понял, что ты здесь для него, а то, что он считает своим, он не упускает». Неужели Леворукий говорил о Рокэ? Похоже на то.


Лиза с трудом села на постели, морщась от боли в руке, и посмотрела в открытое сейчас окно. Со своего места она смогла увидеть только ясное синее небо и зеленую листву на деревьях, что росли неподалеку. Подышать сейчас свежим воздухом она была бы очень не прочь.


Осторожно спустив ноги с кровати, девушка, придерживаясь прикроватный столик, встала. Голова немного закружилась, но после пары глубоких вдохов, Лиза почувствовала себя увереннее. Она медленно обошла кровать и, осторожно ступая, подошла к окну.


За окном обнаружился широкий мощеный двор, который окружали невысокие деревья и кустарники. Во дворе молодой парень в черно-синем колете держал под уздцы вороного коня, который показался девушке смутно знакомым. Спустя несколько мгновений во двор вышел Рокэ, великолепный в длинном плаще и шляпе с перьями, которые, как казалось Лизе, носили несколько веков назад, и девушка отступила за портьеру, оставив себе для обозрения маленькую щель между портьерой и стеной. Она увидела, как герцог Алва ловко взлетел в седло и, перехватив узду, поднял взгляд на окна ее комнаты, после чего развернул коня, выехал за ворота и пустил его в галоп.


- Дора Элиса, разве Вам уже можно вставать? – возмущенный голос Изабо заставил девушку вздрогнуть от неожиданности. – Возвращайтесь в постель, а то соберано ругаться будет.

- Рокэ только что уехал, и если Вы ему не расскажете, то он ничего не узнает, - возразила Лиза, повернувшись к Изабо, которая стояла в дверях и держала в руках поднос с едой. – Тем более я уже устала лежать, - вздохнула она.

- Ну хорошо, я ему ничего не скажу, - служанка подошла к столику у камина и поставила на него поднос. – Вам нужно поесть, дора.


Лиза, преодолевая накатившую вдруг слабость, пошла к лежанке у камина и, с облегчением сев на нее, принялась за завтрак. Изабо в это время суетилась у нее за спиной, и девушке показалось, что служанка перестилала постель.


- Изабо, а почему Вы называете герцога Алву соберано? – спросила Лиза, отпивая из чашечки напиток очень похожий на кофе.

- Потому что он – соберано Кэналлоа, - ответила та, поправляя портьеры.

- А что значит соберано?

- Соберано на нашем языке значит «государь» или «властитель».


Лиза на секунду опешила. Кажется, Рокэ, герцог Алва, представился ей явно скромнее, чем он был на самом деле.


- Если дора желает, то я могу принести из библиотеки какую-нибудь книгу, - прервала ее размышления Изабо.

- Было бы прекрасно, если бы там нашлась книга по истории или что-то подобное, - вздохнула девушка.

- Не беспокойтесь, дора Элиса, у соберано одна из лучших библиотек в Талиге, книга по истории Золотых Земель там наверняка найдется, - и с этими словами Изабо выпорхнула за дверь.


Спустя десять минут желаемая книга лежала перед Лизой.



***


Приехав во дворец, Рокэ Алва отправился к начальнику королевской охраны.

Лионель Савиньяк был у себя в кабинете и заканчивал очередное письмо.


- О, Росио! – воскликнул он, увидев Алву в дверях. – А я-то думал, что тебя в ближайшую неделю из особняка не вытащишь.

- Я тоже так думал, но мне нужно уладить одно дело, - ответил герцог, усаживаясь в кресло у стола.

- Неужели пришел за патентом фрейлины для…

- Нет, - перебил Рокэ Савиньяка на полуслове. – Но ты прав, дело у меня к Её Величеству.


Ли внимательно посмотрел на Первого Маршала.


- Ты… - начал он.

- Да, - кивнул Алва. – Думаю, достаточно этого фарса.

- А если Её Величество не согласится?

- Я не собираюсь спрашивать ее согласия, я поставлю ее перед фактом.

- И она опять упадет в обморок.

- Это ее обычное состояние, - Рокэ поднялся. – Заезжай ко мне сегодня вечером, и Милле прихвати.


С этими словами Алва покинул кабинет и направился в будуар Её Величества. Однако, не дойдя до него двух коридоров Первый Маршал передумал, и направился в свой кабинет. «Да, будет намного лучше, если я устрою сюрприз этой святой лгунье» - подумал он, усаживаясь в свое кресло. Бросив взгляд на календарь, Рокэ увидел, что через четыре недели состоится традиционный весенний бал-маскарад. Лучшего времени для осуществления его замысла было не сыскать. За четыре недели, дай Анэм, Элиса оправится от ранения и ее можно будет достойно подготовить к выходу пред королевские очи. Было бы хорошо еще и обручиться с девушкой до бала, но Рокэ понимал, что сделать это будет не так просто. Если только что-нибудь не случиться и Леворукий вновь не встанет на его сторону.


Перед мысленным взором Алвы тут же появилось бледное личико, обрамленное растрепанными локонами, чуть влажные от поцелуя губы, серые глаза, в которых страх сменялся усталостью. Лежа на большой кровати в сорочке немного не по размеру, Элиса выглядела до того нежной и хрупкой, что вызывала в герцоге непривычное желание защищать и оберегать. Конечно, Рокэ знал, что такое впечатление может быть обманчивым. Та же Катарина тоже выглядела бледным и слабым гиацинтом, хотя на самом деле это было не так. Но в Элисе не было и капли наигранности. Она вся была как на ладони. А ее глаза ничего не умели скрывать.

Столь приятные мысли герцога Алвы были прерваны стуком в дверь.


- Господин Первый маршал, вас желает видеть Его Высокопреосвященство, - доложил вошедший теньет.


Рокэ поднялся из-за стола. Пора было заняться делами.



***


Время за книгой пролетело незаметно. Казалось, Лиза только что открыла «Краткую историю и землеописание Золотых земель», а солнце уже клонилось к закату. Уже дважды приходила Изабо, приносила еду и спрашивала не нужно ли чего. Девушка только отмахивалась и вновь погружалась в чтение.


Едва открыв книгу, Лиза возблагодарила Леворукого за умение говорить и читать на талиг. Иначе чтение этого полезного труда было бы невозможно, а почитать было что.


В книге были кратко описаны и старые легенды, и история Талигойи, про то, как Талигойя стала Талигом, и про Великие дома. С удивлением Лиза узнала, что Алва – Повелители ветра. Так же там нашлась весьма недурная карта, в которую девушка заглядывала по мере чтения книги.


Этот новый для Лизы мир так увлек ее, что, казалось, боль в руке утихла. А может она действительно стала слабее от тинктур, которые ей давала выпить Изабо.


Когда в комнате стало темнеть, девушка закрыла книгу и провела здоровой рукой по своим распущенным и несколько спутанным волосам. Лизе очень хотелось искупаться, но ванны или чего-то подобного в комнате не было.


- Ну наконец-то Вы оторвались от книги, дора, - раздался с порога голос Изабо. – Весь день читали, ни минуты не отдыхали.


Ответить на это Лизе было нечего. Не признаваться же в том, что ее Леворукий в этот мир привел и она ничего не знает. То, что Рокэ это понял и воспринял спокойно не значит, что и остальные отнесутся также. Поэтому девушка решила перевести разговор в другое русло и узнать то, что сейчас для нее было наиболее интересно.


- Изабо, а где можно искупаться? – спросила Лиза, откладывая книгу на стол.

- В купальне, дора, - отозвалась Изабо, зажигая свечи на столе. – Это на первом этаже, но Вам туда нельзя.

- Почему?

- Потому что Вы можете намочить перевязку и рана откроется.


Лиза тяжело вздохнула. Изабо была права, но желание окунуться в хотя бы теплую воду заталкивало подальше все увещевания здравого смысла.


- Ну пожалуйста, Изабо, отведите меня туда, - девушка умоляюще посмотрела на служанку. – Я обещаю быть осторожной.


Изабо вздохнула.


- Ну хорошо, дора Элиса, - сказала служанка. – Я Вас туда провожу и помогу искупаться. Но не надолго. Соберано может скоро вернуться, будет нехорошо если он Вас застанет гуляющей по дому, когда Вы еще от ранения толком не оправились.


Лиза радостно улыбнулась и, накинув длинный шелковый халат, который подала ей Изабо, пошла вслед за служанкой.


Купальня оказалась даже не на первом этаже, а на цокольном, но это никак не умаляло ее роскоши. Большая мраморная чаша посередине помещения за несколько минут наполнилась теплой водой.


- Дом стоит на термальных источниках, - пояснила Изабо, помогая Лизе забраться в ванну.


Девушка погрузилась в воду и откинула голову на бортик. Вода приятно ласкала тело и очень хотелось задремать. Однако Изабо не оставила для этого не единого шанса. Лизе было немного неловко оттого, что ей помогают в таком, как она считала, сугубо личном деле, но без служанки она бы сейчас не справилась.


Не прошло и получаса, как Лиза, вымытая и благоухающая едва заметным ароматом розы, сидела в свежей сорочке и халате перед Изабо, которая расчесывала длинные отмытые волосы девушки. Когда все было закончено, служанка, сказав, что ей нужно еще зайти на кухню, исчезла в одном из коридоров, а Лиза не спеша пошла в спальню, которую занимала.


Поднявшись с цокольного этажа на первый, девушка пошла по коридору в сторону лестницы на второй этаж. Когда Лиза проходила мимо очередного ответвления коридора, она едва не столкнулась с высоким светловолосым мужчиной. Первое, о чем подумала девушка, увидев его, что Леворукий снова предстал перед ней во плоти. Однако, стоило ему заговорить, как Лиза выдохнула, переводя дух.


- Сударыня, а не рановато ли Вам разгуливать по дому? – чуть насмешливый тон незнакомца неприятно удивил девушку.

- А Вам-то что? – огрызнулась она.

- Да хотя бы то, что если с Вами что-нибудь случится, то нам всем придется несладко, - ответил на ее вопрос второй мужчина, выходя из-за спины первого.


Лиза переводила взгляд с одного незнакомца на другого, стараясь убедить себя, что у нее не двоится в глазах. Вскоре второй понял затруднение девушки и пришел к ней на выручку.


- К сожалению, я не имел счастья быть Вам представленным, поэтому представлюсь сам, - проговорил он с улыбкой. – Эмиль Савиньяк. А этот чересчур серьезный господин – мой брат, Лионель.

- Очень приятно, - выдавила из себя Лиза и решила, что ей тоже стоит представиться во имя соблюдения приличий, хотя при том, в каком виде она предстала перед этой парочкой о приличиях и речи быть не могло. – Елизавета Лейно.

- Я очень рад наконец-то познакомится с Вами, эрэа, - Эмиль завладел рукой Лизы и прикоснулся к ней легким поцелуем.

- Как и я, - поддержал его Лионель, практически выдергивая девичью ручку из пальцев брата. – Надеюсь, Вы простите мне некоторую резкость, но я беспокоюсь только о Вашем благополучии.

- Благодарю за заботу, - девушка опустила глаза, пытаясь осторожно вытащить свою руку из крепкой хватки мужчины, однако её попытки не увенчались успехом.

- Не смущайтесь, эрэа, - Эмиль подошел чуть ближе, и Лиза заметила, что он не сводит горящего взгляда с ее ключиц, виднеющихся в вороте халата. – Долг любого мужчины заботиться о благополучии женщины.

- Что здесь происходит? – раздался ленивый голос со стороны коридора, откуда вышли братья Савиньяк.


Девушка обернулась и увидела герцога Алву, смотрящего на них странным взглядом.



***


Рокэ возвращался домой в скверном расположении духа. Вместо пары часов во дворце пришлось провести весь день. Сначала кардинал Сильвестр, после него множество насущных вопросов, и под конец королева, недвусмысленно намекнувшая, что желает видеть сегодня Первого маршала у себя в спальне после полуночи. От этого незаманчивого предложения герцог Алва отказался, завернув свой отказ в пышные фразы о необходимости обсудить военные вопросы с генералом Савиньяк. И не дожидаясь ответа спешно покинул дворец.


То, что Рокэ увидел едва перешагнув порог своего дома, его удивило. Недалеко от лестницы, ведущей на второй этаж, стояли братья Савиньяк, приехавшие по его приглашению, а рядом с ними – Элиса. Девушка выглядела так, как будто только что купалась: длинный халат подчеркивал красивую фигурку, оставляя открытыми ключицы, влажные волосы водопадом спадали до поясницы и немного завивались на концах. Ли и Милле разве только не пожирали ее глазами. К тому же Ли держал в своей руке ее тонкие пальчики и, судя по всему, не собирался отпускать, хотя Элиса и предпринимала попытки освободиться.


- Что здесь происходит? – Алва постарался придать своему голосу как можно больше ленивого спокойствия.


Услышав его, Элиса обернулась, и мужчина увидел, как в ее глазах испуг сменяется облегчением, после чего девушка выхватила свою руку из руки слегка растерявшегося Лионеля и поспешила скрыться наверху.


- Что-то ты поздновато, Росио, - казалось, настроение Эмиля не может испортить ничего.

- Как получилось, - отозвался герцог. – А вы, как я вижу, решили времени зря не терять.

- Мы не предполагали, что эрэа Елизавета уже встает с постели, - спокойно произнес Ли. – Я натолкнулся на нее совершенно случайно.


Алва знал, что Савиньяки ему не лгали, но увиденная сцена заставила его испытать странное, прежде неизведанное чувство. Кажется, люди называют его ревностью.


- Что ж, - Рокэ обошел близнецов и направился по лестнице наверх. – Пойдемте в мой кабинет…


… Спустя пару часов Алва выпроводил Савиньяков и направился в спальню Элисы. Ему не терпелось узнать, почему девушка, не успев оправиться от ранения, ходила по дому и, судя по всему, была в купальне. 


Подойдя к двери, мужчина прислушался. В комнате было тихо. Стучать в дверь Рокэ не стал, подумав, что если Элиса заснула, но будить ее будет неправильно, а потому, он осторожно открыл дверь и вошел в комнату. Повернувшись туда, где он рассчитывал найти девушку, Алва слегка опешил. Кровать была пуста и, более того, застелена. Рокэ обвел взглядом комнату. Все было на своих местах и казалось в комнате никто не жил последние два дня.


Вдруг его привлек тихий шорох, раздавшийся со стороны лежанки у камина. Мужчина обошел лежанку и увидел, что его пропажа мирно спит, подложив под щечку ладонь и пристроив голову на раскрытой книге. Губы герцога тронула улыбка. Взгляд скользнул по чуть подрагивающим во сне ресницам и остановился на приоткрытых губах девушки. Тут же всплыл в памяти их утренний поцелуй и невыносимо захотелось снова попробовать эти нежные трепещущие губы. Однако мужчина сдержал неуместный сейчас порыв.


Осторожно взяв Элису на руки, Рокэ отнес ее на кровать. Но едва он положил девушку на ее ложе и накрыл одеялом, как Элиса, не просыпаясь, ухватила его за руку и прижалась щекой к его ладони. Мужчина попытался осторожно высвободиться, но чем сильнее он тянул руку, тем крепче сжимала ее девушка, словно не желая отпускать. И в этот момент Рокэ озарила идея. Кажется, Леворукий услышал его мысли и надеть на Элису обручальный браслет можно будет уже в ближайшие дни. Нужно только дождаться утра.


Алва свободной рукой стянул с себя сапоги и лег рядом с девушкой, радуясь, что колет он оставил в кабинете. Глядя на её умиротворенное лицо, Рокэ сам не заметил как погрузился в глубокий и спокойный сон.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.