Да уж, быть вождём тяжело. Но, вроде, я справилась. Всё шло, согласно плану. Каждый из куспидов помогал мне, как мог. Тайна и Драма даже умудрились восстановить мне матку. Раз тело моё функционировало полностью и не сгнило за такой период, появился вопрос, а способна ли я вырастить ребёнка.


- Это всё на благо науки – говорили они мне, ехидно улыбаясь.


Позже выяснилось, что «наука» это Змей, который хотел детей, а мне сказать сам стеснялся, вдруг подобное расстроило бы меня. Ситуация наших с ним выяснений отношений была крайне комичная со стороны. Когда проводились последние тесты, прижился ли мой орган или нет, девочки начали обсуждать, как будет рад Змей, что я согласилась на подобное. Притянутые за шкирки, под угрозой быть укушенными, врачи рассказали правду. Дело в том, что после первых опытов с искусственной кожей, к девушкам в кабинет влетел Змей и умолял придумать способ сохранить матку на долгие года, но мне не говорить об этом. Естественно девушки придумали способ сохранения матки. И вот сейчас, на тебе, эти три горе экспериментатора вспомнили о существовании недостающей детали в моём внутреннем мире.


Я дождалась, пока аппараты девушек пикнут в знак получения результатов. Зря, что ли, я до этого больше пятнадцати часов вне сознания провалялась, а потом ещё больше месяца восстанавливалась. Посмотрела на экран, увидела результат и с лыбой, открывающей все зубы, направилась мылить шею своему возлюбленному.


- Ну что, экспериментатор, допрыгался – заорала я, выбив дверь в нашу комнату ногой.


Змей в панике зашухерился по кровати, как таракан, поэтому дальше я не смогла дальше ругаться, а просто начала ржать.


- Что я опять сделал? Тебе не изменяю, просто девушки по поводу тебя приходили побеседовать, узнать из первых уст, изменилось ли в тебе что-то – оправдывался парень.


- Знаю я, про твоих девушек, только от них ушла. Не стыдно тебе, органы мои скрывать от меня? Продать не получится, знаешь ведь.


- Да я, это, в общем – Змей понял, что я всё знаю.


- Ладно, что уж с тебя взять, скрыл и скрыл. Но чтоб больше ничего от меня не утаивал, мне волноваться вредно.


- А с каких это пор тебе – Змей осмотрел на меня, не договорив фразу. И тут случилось озарение – ты беременна?


- А ты думал, что волноваться мне вредно, по каким-то ещё причинам?


Змей был счастлив. Он буквально взлетел с кровати и подхватил меня на руки.


Да уж, беременный вождь. Такое даже в страшном сне не приснится. Беременность проходила тяжело. Организм несколько раз пытался отторгнуть плод. Но усмирение было быстрым, путём кормления меня неименоверным количеством сырого мяса и стаканами крови. Змей даже пару раз свою пускал, в надежде, что хотя бы это мне поможет. Помогло, кстати. Интересно, у человека и зомби может родиться ребёнок вампир? Потому что так, как сейчас, крови мне не хотелось никогда.


Роды проходили ещё труднее. Ни о какой естественной беременности речи и быть не могло. И родилось у нас прекрасное беловолосое чудо с глазами, цвета топлёного молока. Видимо пигмент у детей зомби не вырабатывается. Но, родилась здоровой, и слава небесам. Увы, девочка унаследовала от меня качества зомби, то есть ела только сырое мясо и не чувствовала боли.


Зато, после, когда она подросла, доктора начали изучать её кровь и выяснили, что не только моя слюна является прекрасным антидотом. Поэтому лекарство от зомби-вируса было найдено окончательное. Поскольку из крови антидот выцепить и приумножить гораздо проще. Конечно, тех, кто уже окончательно стал зомби, не спасти, но только укушенных можно было оставить на стороне живых.


Шло время, зомби начали развиваться. Еды, вновь, хватало всем. Города отстраивались, жизнь налаживалась. Пока в один день зомби не посчитали, что люди обращаются с ними, как с рабами. Каждый человек был убит. Обнаружила я это утром, когда в главном зале нашла тела всех куспидов и Змея. Ярости моей и моих товарищей обратившихся предела не было. Головы полетели с плеч каждого, кто был причастен к истреблению людей. Невиновные зомби не мешали нам. Они прекрасно понимали, что подобное непростительно. И если бы полезли, то могли окончить, как и товарищи.


- Такова история. Теперь ты понимаешь, почему я прихожу сюда каждый год? Конечно, не понимаешь, ты же собака. Не думаю, что за свою слишком долгую собачью жизнь, ты вспомнишь то, как ты стала такой.


Я сидела на земле, гладя собаку по голове. Передо мной, в лучах заката, возвышалось тринадцать могил. А за ними, под холмом, ещё около тысячи.


«Здесь похоронены люди. Они боролись долгих тридцать лет во имя своего счастливого будущего. И только двое из двенадцати куспидов умерли счастливыми. Такова цена власти» - Так гласила табличка, возле могил.


- Мама, пойдём скорее, там что-то случилось – потянула меня за руку подбежавшая девочка.


- Конечно, малышка, дай мне ещё пять минут, хочу сказать твоему отцу, что всё ещё его помню.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.