Оллария, 3-ий день Летних Ветров, 397 год К.С.


Особняк на площади Оленя.


Лиза проснулась, когда было за полдень. Открыв глаза, она увидела легкий золотистый полог над кроватью и вздохнула, понимая, что все произошедшее сегодня в ночь и ранним утром не было плодом ее воображения…


После того, как Лиза успокоилась, Изабо принесла ей одежду. Но это оказалось не одно из уже привычных ей платьев, а мужской костюм: чулки, бриджи, довольно свободная рубаха, колет и высокие сапоги.


- Так в дороге будет удобнее, - пояснила служанка.


Лиза лишь безразлично пожала плечами и принялась одеваться. Она была уверена, что не протянет в дороге и пары дней, так к чему все эти церемонии с красивыми платьями.


Однако на этом неожиданности не закончились. Когда Лиза была уже одета, Изабо повела ее вниз не по главной лестнице, а по темной, которой в доме пользовались слуги. Приведя девушку в конюшню, служанка попросила ее присесть в уголке. На вопрос Лизы, что происходит, Изабо хитро улыбнулась.


- Дождитесь дора Лионеля, - сказала она. – Он Вам все объяснит, - и скрылась за дверью.


Лионель появился в конюшне спустя пару минут.


- Хорошо, что Вы уже готовы, эрэа, - произнес он негромко, подходя к удивленной девушке. – Скоро Росио вынесет «Вас» из дома и устроит в карете. Тогда и мы отправимся в путь.

- Что Вы имеете в виду под «вынесет меня из дома»? – Лиза, чуть хмурясь, посмотрела на собеседника. – Я же здесь.

- Верно, - кивнул Савиньяк. – Вот только Росио знать об этом совершенно не обязательно.


Мужчина уже собрался уходить, но Лиза, вскочив с лавочки, на которой она пристроилась, ухватила его за рукав.


- Объясните мне, что происходит! – потребовала она.

- Я пытаюсь спасти Вашу жизнь, - Лионель мягко освободился из ее захвата. – Я вам обязательно все расскажу, но не здесь. Пока просто доверьтесь мне.


Происходившее дальше было похоже на странный, сюрреалистичный, сон. Лиза слышала, как Росио вынес кого-то из дома, как скрипнули рессоры кареты и как супруг наказывал вознице вести соберану как можно аккуратнее. В это же время в конюшню вернулся Лионель. Он сам оседлал своего коня, и повернулся к озадаченной девушке.


- Прошу Вас сейчас все делать как можно тише, - шепотом сказал он, подводя ее к своему коню. – Иначе мне не удастся провести Вашего супруга.


Одним движением мужчина взлетел в седло, откинул свой длинный плащ на одну сторону и протянул Лизе руку.


- Садитесь, эрэа, - сказал он.


Девушка немного опешила, но вложила свою ладонь в его. Подпрыгнуть достаточно высоко ей не удалось, но вдруг ее подхватили сзади и подсадили. Лиза, уже сидя за Савиньяком, обернулась и удивилась еще больше, увидев Изабо. Служанка ей улыбнулась.


- Прижмитесь ко мне, чтобы под плащом Вас не было видно, - Лионель, дождавшись пока Лиза выполнит его указание, набросил на нее плащ, укрыв девушку с головой.

- Наклоните голову, соберана, - послышался приглушенный голос Изабо. – Да, вот так. Совсем не заметно.


Савиньяк тронул коня, и линарец порысил.


Лиза боялась пошевелиться. Сидя прижавшись к широкой спине Лионеля, она пыталась обдумать происходящее, но волнения и усталость брали свое. Мысли двигались неторопливо, и единственное, на что хватало девушку, это стараться не упасть и не выдать себя каким-нибудь неосторожным движением.


Спустя некоторое время конь остановился, и Савиньяк откинул свой плащ, давая Лизе возможность вдохнуть прохладный рассветный воздух.


- Я прошу меня простить за причиненные неудобства, сударыня, - сказал он, помогая девушке спуститься на землю. – Но это был единственный вариант вывезти Вас из особняка, не требующий подготовки.

- Но я не понимаю, зачем надо было меня так вывозить, - Лиза несколько мгновений смотрела в черные глаза мужчины, но потом опустила взгляд. – Я уже вообще ничего не понимаю.

- Пойдемте в дом, эрэа, - Лионель сделал приглашающий жест в сторону неприметной дверки. – Конюшня – не лучшее место для разговоров.


Девушка пошла вместе с Савиньяком, и вскоре они оказались в небольшом темном холле.


- Обычно его используют слуги, - пояснил мужчина, ведя Лизу дальше по коридорам. – Но проникнуть в дом незаметно с улицы можно только так. Прошу Вас, - он открыл дверь одной из комнат и пропустил ее в небольшую гостиную.

- Я знаю, что у Вас множество вопросов, - сказал Лионель, когда они устроились в удобных креслах, обитых алым плюшем. – Но прежде, чем Вы их зададите, позвольте я Вам расскажу то, что обещал.


Лиза кивнула и приготовилась слушать.


- Вы просили объяснить, что происходит, - Савиньяк посмотрел на девушку, и она снова кивнула. – А происходит самая настоящая охота, и цель этой охоты – Вы.

- В смысле? – Лиза вскинула брови.

- У Росио полным-полно врагов, которые жаждут его смерти, это Вы наверняка знаете…

- Люди Чести?

- Не только они. И эти люди понимают, что добраться до Росио у них нет никакой возможности. Тем более всем известно, что своей жизнью он не особо дорожит. А вот Вашей… Ваша смерть просто убьет его. На что эти ызарги и рассчитывают.

- Но я не понимаю, зачем меня надо было увозить из дома таким странным образом. Росио все равно хотел отослать меня.

- Да. Вот только Ваш супруг совершенно не подумал о том, что выехавшая из ворот особняка карета с эскортом, пусть и без гербов, привлечет к себе внимание. Соглядатаи, а то, что они бдят у вашего особняка днем и ночью сомневаться не приходится, сразу же доложат об этом своим хозяевам, и через пару дней на карету будет совершено нападение, вследствие которого герцогиня Алва трагически погибнет. К сожалению, Росио совершенно не подумал о таком развитии событий, сейчас в его голове слишком много других мыслей. Но и оставлять Вас на улице Мимоз было далеко не безопасно. Проникнув в дом дважды, убийцы обязательно предприняли бы еще одну попытку, которая, не приведи Создатель, могла увенчаться успехом.

- И поэтому Вы привезли меня сюда?

- Если быть честным, я сам бы на это никогда не осмелился.


Лиза удивленно посмотрела на него.


- Меня к этому подтолкнула Изабо, - Лионель обезоруживающе улыбнулся.

- Изабо?! – удивлению девушки не было предела.

- Да. Она так горестно причитала в холле, что Вам нельзя оставаться наедине с собой, а соберано ничего и слышать не хочет, чтобы Вы остались на улице Мимоз, что мне ничего не оставалось, как вмешаться и придумать, как сделать так, чтобы Вы не уехали в Кэналлоа, но в то же время и не остались в вашем с Росио особняке. Улучшив минутку я переговорил с Изабо, и она согласилась помочь.

- Но кого тогда Росио положил в карету?

- В карете поехала Пилар.


Перед мысленным взором Лизы тут же предстала молодая девушка, помощница Кончиты, с длинными темно-каштановыми волосами и солнечной улыбкой.


- Но она же может из-за меня погибнуть! – воскликнула Лиза.

- С ней ничего не будет. Даже на самую быструю организацию покушения требуется несколько часов. К тому времени карета уже совершит остановку, чтобы набрать свежей воды, а Пилар незаметно для всех выскользнет из кареты и вернется к Кончите на кухню.

- А если бы Росио понял, что в карете не я?

- Тогда было бы сложновато, но мы что-нибудь придумали бы. Изабо проявила изрядную находчивость, набросив на лицо Пилар плотную вуаль и то и дело повторяя, что соберана только что заснула и не стоит ее будить. Для Росио, который видел Ваше подавленное состояние, этого оказалось достаточно.


Лиза устало прикрыла глаза. Вот так, пока она переживала и готовилась умирать вокруг нее за пару часов вырос небольшой заговор, чтобы ее спасти.


- Однако, я Вас совсем заговорил, - Лионель поднялся со своего кресла. – Вам сейчас нужно отдохнуть. Вы, насколько я знаю, всю ночь не спали.


Девушка кивнула и прикрыла ладошкой зевок.


- Пойдемте, - мужчина подал ей руку.


Савиньяк повел ее на второй этаж, где, как знала Лиза, находились спальни, и остановился у двери в конце коридора.


- Надеюсь, Вам здесь будет удобно, - сказал он, открывая дверь и пропуская девушку в комнату, напоминающую золотистую шкатулку.

- Я пришлю к Вам Анну, - Лионель развернулся и, не дав Лизе ответить, покинул комнату…


…Лиза потянулась и дернула за шнур с кисточкой у кровати, вызывая служанку. Как ни странно, спалось ей очень даже хорошо.


Девушка села и огляделась. Утром ей было не до рассматривания своего временного жилища, она просто позволила себя переодеть в сорочку и зарылась под одеяло. И сейчас осматривалась с некоторым любопытством. Комната была меньше, чем синяя спальня в особняке на улице Мимоз, но по уютному теплу явно ее превосходила. Мебели было немного: достаточно большая кровать с полупрозрачным пологом, удобство которой Лиза уже оценила, два изящных прикроватных столика, справа от кровати у широкого окна стоял стол с небольшим зеркальцем в красивой золотистой раме, слева от него, почти в углу поместилось напольное зеркало, напротив кровати – комод, в углу рядом с дверью обнаружился камин с лежанкой перед ним. Слева оставалось свободное место, явно предназначенное для сундука с одеждой, которого сейчас у Лизы не было. Вся мебель была темно-коричневого дерева, с которым прекрасно сочетались золотисто-белый шелк на стенах, мягкий плюш кушетки и кресла, стоящего около стола, и гладкая переливающаяся ткань портьер.


В общем, комната представляла из себя ту самую норку, о которой девушка мечтала, сидя в одиночестве в одной из гостевых спален особняка Алва. Отсюда совершенно не хотелось выходить, и Лиза поймала себя на том, что с удовольствием бы провалялась в постели весь день, однако нужно было выбираться из-под легкого, но от того не менее уютного одеяла и идти узнавать новости, которые, как чувствовала девушка, за время ее сна появились.



***


Лионель сидел в своем кабинете и потягивал шадди. Сегодня во дворец он решил не ехать, подумав, что там справятся и без него, однако бумажная рутина настигла его и дома. Бессонная ночь сделала свое дело, и мужчина то и дело отрывался от бумаг. За те три часа, что Савиньяк провел в постели ему удалось лишь немного подремать, так как все его мысли кружили вокруг Элисы.


Мог ли когда-нибудь Лионель подумать, что ему придется спасать герцогиню Алва от безрассудства ее супруга… А ведь пришлось. Не подоспей он вовремя и не сговорись с Изабо, Элиса могла уехать в Кэналлоа и кто знает, чем обернулся бы этот путь. Сейчас, когда девушка была в безопасности, надежно укрытая от всего мира в стенах его особняка, Савиньяк мог хоть немного успокоиться, однако предыдущие события мало этому способствовали.


Вообще вся эта ситуация с письмом, нападением и последующим желанием Росио отослать из Олларии супругу ему не нравилась. Было такое ощущение, что Алву к этому подталкивали, вот только кто? Ответа на этот вопрос у Лионеля не было.


В дверь коротко постучали и на пороге кабинета появилась Арлетта.


- Матушка, - Савиньяк встал из-за стола.

- Ли, мне показалось, или сегодня рано утром у нас появилась гостья? – женщина прикрыла за собой дверь и прошла в кабинет.


Мужчина украдкой вздохнул. Ничего от его матери не скроется.


- Вы правы, матушка, - Лионель сделал приглашающий жест, и Арлетта опустилась в одно из кресел. – Сегодня утром я привез эрэа Елизавету. Она сейчас отдыхает.

- И как же Росио ее с тобой отпустил?

- Он не отпускал. Я пошел на небольшую хитрость. На герцогиню было совершено еще одно покушение, после которого Росио чуть не совершил огромную глупость.

- Создатель милостивый, - женщина вздохнула. – Бедная девочка, сколько неприятностей сыпется на ее головку. И что же этот мальчишка хотел сделать? Уж не отправить ли Элисабету в Кэналлоа?

- Именно это он и собирался сделать, - Савиньяк опустился на свое место. – И в своем решении он был абсолютно не пробиваем. Пришлось сговориться со служанкой Элисы и устроить целое представление, чтобы привезти герцогиню сюда. В Кэналлоа в итоге отправилась одна из кухарок, которая при первой же остановке выскользнет из кареты и вернется в особняк на улице Мимоз.

- То есть Росио считает, что Элиса сейчас на пути в Кэналлоа?

- Не совсем. Я настоял на том, чтобы сначала она отправилась в Савиньяк, где дождется Изабо, которая задержалась, якобы чтобы проследить за сбором вещей. Если все пойдет, как задумано, то через пару дней у нас появится еще и Изабо. Пока же за Элисой присмотрит Анна, если Вы, матушка, не против.

- Конечно, я не против, дорогой, - Арлетта сложила руки на коленях. – И ты правильно сделал, что не дал увезти Элисабету в Кэналлоа. Нечего ей там сидеть в одиночестве.

- И у меня будет к Вам одна просьба…

- Хочешь, чтобы я присмотрела за нашей гостьей?

- Да, - кивнул Лионель. – И не говорите пока Росио, что Элиса здесь.

- Это уже две просьбы, - улыбнулась женщина. – Но ты прав. Росио пока лучше оставить в неведении. И за Элисабету можешь не волноваться.

- Благодарю Вас, матушка, - граф склонил голову.

- Не стоит благодарности, мне будет приятно провести время в обществе герцогини и я уверена, что Арно от пребывания Элисы у нас будет в восторге.

- О, малыш будет счастлив, это точно, - усмехнулся Лионель, уже представляя себе радость младшего брата.



***


Лиза оглядывала себя в зеркале. Пришедшая на ее зов Анна принесла ей изящное темно-бордовое платье, в которое помогла облачиться. Лизе был непривычен такой цвет, хотя он был ей очень к лицу.


Покрутившись еще немного, девушка последовала вслед за служанкой в столовую, где уже накрыли обед. Открыв дверь, Лиза увидела Арлетту, стоявшую возле окна.


- Элисабета, - женщина обернулась и улыбнулась ей. – Я рада, что Вы смогли спуститься к обеду. Надеюсь, Вы хоть немного отдохнули? Ли сказал, что у Вас сегодня была непростая ночь.


Девушка немного растерялась.


- Благодарю Вас, Арлетта, - Лиза почтительно склонила голову. – Я прекрасно выспалась, кажется впервые за последние дни.

- Отрадно это слышать, дорогая, - графиня подошла к ней и ласково сжала ее руки. – Я знаю, что Вам пришлось перенести в последние дни. Чтобы такое пережить нужно обладать изрядным мужеством.

- Думаю, без Росио у меня бы ничего не получилось, - девушка грустно улыбнулась.

- Я слышала, что он предлагал вам поехать в Кэналлоа.

- Он не предлагал, - Лиза вздохнула.

- Он в своей манере поставил Вас в известность, не учтя вашего мнения, - договорила за нее Арлетта. – Ох уж это его самомнение. Вечно он считает, что знает, как лучше, а на деле же оказывается, что это его знание распространяется только на войну. Не переживайте. Росио скоро одумается и пошлет Вам весточку, чтобы Вы возвращались.


Девушка хотела ответить, но в этот момент дверь в столовую распахнулась и вошли Лионель и Арно.


- Эрэа Элисабета, - виконт Сэ подошел к ней и поклонился. – Я рад снова Вас видеть.

- Я тоже рада нашей встрече, виконт Сэ, - Лиза не смогла сдержать улыбки, глядя в открытое лицо юноши.

- Лионель мне не говорил, что Вы приехали, - сказал Арно несколько обиженно и покосился на брата.

- Если бы ты чуть меньше спал, то я непременно сообщил бы тебе об этом, - Лионель казался невозмутимым, но в его глазах мелькали лукавые искорки. – Эрэа, - обратился он к Лизе. – Право, я восхищен Вашей выдержкой. Готов поспорить, что после событий последних двух дней любая бы на Вашем месте сказалась больной.

- Мне было очень интересно, не произошло ли чего пока я отдыхала, - девушка почувствовала как у нее вспыхнули скулы. – Но я не решилась спрашивать у Анны.

- И правильно, - кивнула Арлетта. – Анна хоть и очень исполнительная и хорошая горничная, но ко всему иному она порой невнимательна.

- Впрочем, все новости подождут, - прервал их Лионель. – Как любит повторять Милле когда дома «Война войной, а обед по распорядку».


Лиза улыбнулась и подала руку подошедшему к ней графу, который проводил ее к столу.



***


Обед прошел в молчании. После него Лионель проследовал с дамами в малую гостиную, в которой он сегодня рано утром разговаривал с Элисой, а Арно отправился на очередные уроки с менторами.


Когда все расположились в креслах, мужчина внимательно посмотрел на гостью. Несмотря на сохранившуюся бледность и грустный взгляд, Элиса оставалась прехорошенькой. Платье родовых цветов дома Савиньяк шло ей даже больше, чем сине-черные шелка Алва, и это вызывало в Лионеле странное чувство удовлетворения. Однако едва мужчина собрался заговорить, как в дверь постучали и вошел слуга.


- Господин граф, только что вернулся Теодор, он ждет Вас в кабинете, - доложил он.

Савиньяк поднялся.

- Прошу простить меня, - он поклонился матери и Элисе. – Я ненадолго вас покину.

- Иди-иди, дорогой, - улыбнулась Арлетта. – Можешь не торопиться.


Лионель ничего не ответил и покинул гостиную.


Теодора он отправил вслед за каретой, в которой якобы уехала из Олларии Элиса. Его раннее возвращение не предвещало ничего хорошего.


- Почему ты так рано вернулся? – спросил граф без предисловий, едва переступив порог своего кабинета.


Парень двадцати лет опустил голову.


- У меня дурные новости, господин, - ответил Теодор.

- На карету напали? – Лионель остановился напротив него и оперся о стоящий позади стол.

- Хуже, - парень несмело кинул на него взгляд. – Примерно через час после того, как эскорт выехал из Фрамбуа карета взорвалась.


Савиньяк пару раз моргнул от неожиданности. Он, конечно, подозревал, что будет еще одно покушение, но чтобы так…


- Скажи мне, а во Фрамбуа ничего странного вокруг кареты не происходило? – спросил граф ровным голосом.

- Происходило, господин, - кивнул Теодор. – На постоялом дворе, куда карета заехала, чтобы пополнить запас воды, из кареты выскользнула девушка. Да осторожно так, сомневаюсь, что кроме меня ее кто-то заметил. А потом там возня началась. Что-то грузили на запятки. Видимо тогда и взрывчатку прикрепили.


Лионель мысленно выдохнул. Пилар спаслась.


- Кто-нибудь после этого взрыва выжил? – мужчина чуть прищурился.

- Один точно остался жив, - парень повел плечом. – Но он был довольно сильно ранен. Когда понял, что от кареты одни щепки остались, он развернул коня, который просто чудом остался невредим, и поскакал обратно в Олларию.

- Ясно, - Савиньяк выпрямился. – Можешь отдохнуть, Теодор.


Парень поклонился и покинул кабинет, а Лионель подошел к окну и посмотрел на подъездную дорожку, обдумывая ситуацию.


Росио наверняка уже знает о произошедшем и думает, что Элиса погибла. Савиньяку было жалко друга, но сейчас тому лучше оставаться в неведении относительно его супруги. Иначе он непременно рванет сюда, и все, кому не надо, будут знать, что герцогиня Алва вновь избежала смерти.


Граф с усилием провел ладонью по лицу. Пора было вернуться к дамам и поведать им новость.


В гостиной Элиса и мать о чем-то тихо переговаривались, сидя в соседних креслах, но с появлением Лионеля разговор прервался, и обе эрэа обернулись к нему.


- Матушка, эрэа, - мужчина сел в кресло. – Новости, которые я вам принес, были для меня в какой-то степени ожидаемы, но все же стали полной неожиданностью.

- И что же это за новости? – Арлетта чуть вскинула брови.

- Как я и предполагал, карета герцогини Алва подверглась нападению, - не сводя взгляд с Элисы медленно проговорил граф.


Девушка при этих словах слегка побледнела.


- А… - на губах Элисы застыл вопрос.

- Пилар успела выбраться раньше, - улыбнулся ей Лионель. – Однако, если бы Вы действительно были в карете, сударыня, то, боюсь, шансов на спасение у Вас бы не было. Карету подорвали.


Элиса охнула и побледнела еще сильнее. Арлетта накрыла ее тонкую руку, лежащую сейчас на подлокотнике кресла, своей ладонью и слегка сжала ее, давая необходимую поддержку. Савиньяк едва не улыбнулся, видя такое проявление участия со стороны матери.


- И что же теперь? – спросила девушка, глядя на него взволнованными глазами. – Наверное, надо Росио известить, что я жива…

- Боюсь, эрэа, с этим придется повременить, - мужчина вздохнул. – Если Росио будет знать, что Вы живы, то он непременно выдаст Ваше местоположение, а значит, покушения на Вас продолжатся.


Лионель перевел взгляд с погрустневшей Элисы на мать и увидел, что она что-то обдумывает.


- Да, думаю, Ли прав, - сказала после недолгого молчания Арлетта. – Вам лучше побыть некоторое время «мертвой». Росио, конечно, сейчас не позавидуешь, но он потом все поймет.

- Матушка, Вы что-то задумали? – мужчина приподнял одну бровь.

- Да, - женщина улыбнулась. – Но для этого нам понадобятся холодные головы, небольшой расчет, отсутствие Росио в столице и помощь одного или двух человек. Так что Вам, дорогая, - она повернулась к Элисе. – придется некоторое время побыть взаперти, не покидать дом и не подходить близко к окнам.


Девушка рассеянно кивнула.



***


Рокэ невидящим взглядом смотрел в камин. Вокруг были разбросаны пустые бутылки и осколки стекла, оставшиеся от двух кувшинов и нескольких бокалов.


После того, что рассказал ему Ансельмо, мужчина приказал принести ему в кабинет корзину «Черной крови» и заперся, оставаясь наедине со своим горем.

Элиса погибла… Как же он был глуп и самонадеян, когда решил отправить ее в Кэналлоа. Да еще в карете с охраной. Только слепой бы не заметил такого зрелища, а у тех, кто следил за домом, глаза явно были.


Едва выйдя от Ансельмо, Рокэ отправил на место, которое указал кэналлиец, небольшой отряд в надежде найти хоть что-то, что осталось от его супруги, но в душе понимал, что скорее всего это бесполезно. У Элисы не будет даже могилы, куда он смог бы приходить.


Мужчина сделал глоток «крови» прямо из горлышка бутылки, и его взгляд упал на стоящую рядом с диваном гитару. Память подкинула воспоминание: сидящая на диване супруга, перебирающая струны инструмента и поющая про дорнийскую жену. Это был их последний счастливый день. Элиса тогда была весела и просто порхала по дому и саду. Когда он ловил ее в свои объятия и целовал, она прижималась к нему и отвечала на поцелуи одновременно робко и страстно, а потом ее нежные щечки заливал румянец, она смущенно улыбалась и опускала взгляд.


Рокэ прижал ладони к глазам. Кто бы не лишил его жены, он сурово поплатится за это.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.