Рина вернулась в лагерь злая. Что там злая, она была в бешенстве. Ходила и орала «Я сожгу их всех, мать вашу! Каждого! Ни одну сволочь не оставлю в живых». Конечно, злоба была быстро ликвидирована посыланием в Рину Змея.


Через некоторое время куспиды собрались в зале совета, для обсуждения возвращения главы. Ранее было принято решение выяснить, что зомби из себя представляют. Чем живут, пока не нападают на нас, как общаются между собой. Фантом, поскольку была зомби, была направлена в тыл врага. Её не было довольно долго, но, наконец, она вернулась. Всем было интересно, что же такого она узнала, что возвратилась к нам в своём худшем расположении духа, да ещё в таком ужасном состоянии. Вся покусанная, почти без одежды. Хвала небесам, что Змей прекрасно знал, как усмирить свою пассию.


Змей и Рина присоединились к нам ещё немного позже. Девушка была более спокойна, чем при нашей последней встрече, но, всем своим видом выражала явное недовольство. Она заняла своё привычное место за столом, на коленях у Змея, и начала рассказывать.



Я что, самая левая, в подобное место отправляться? У нас уже пол-отряда таких вот полу-дохликов ходит. Так нет, надо было послать к врагам именно меня. Суки, я вам ещё припомню. Особенно Революции, который, на прощание, меня посыпал «русской землёй».


- На удачу – поржал он.


Убью, мразоту, когда вернусь. Хорошо, что не все в команде такие законченные имбецилы. Проявление и Возрождение очень помогли мне. Они оценили план города и обнаружили несколько точек, в которых могут скрываться зомби. Две из этих точек оказались неправильными, хотя следы присутствия зомбарей явно прослеживались. То ли мигрировали, то ли первыми к нам пришли, поскольку точки были самыми близкими к ТЦ. Надеюсь, они, всё-таки, мигрировали. А ещё лучше дружно прыгнули с близлежащей высотки, как истинные лемминги, из-за отсутствия пропитания. Всё равно уровень интеллекта зомби и леммингов должен быть наравне.


Ладно, отвлеклась от темы. Хорошо, что воняет гниющая плоть страшнейшим образом. А если такой плоти у более, чем сотни человек, так никакая свалка с этим благовонием не сравнится. Поэтому понять, что точка, которую я нашла, обитаема, не составило труда. Запах на столько дикий, что мыслям в голове не остаётся места.


Для начала понаблюдала со стороны за повадками зомби. Самые неразложившиеся ходят, как люди, только медленнее. Покоцаные, сильнее, косолапят, как медведи. Были и те, кто вовсе лишился конечностей. Тут уже даже передвижением подобное назвать нельзя. Кто полз, кто просто лежал на месте. В этот момент сильно жалеешь, что бессмертен и отсутствие доброй половины тела заставляет тебя просто лежать и ждать.


Время заходить, нечего у порога, как девственница, топтаться. В здание я вошла без особых проблем. Для перестраховки порезала и укусила себя в нескольких местах. Для контраста повернула себе ступню на 360 градусов. Боль я, отныне, всё-равно не ощущаю. Притворяться необходимо до конца. Странно будет, если к зомби придёт идеально чистая и не раненная я. В отсутствии разумности у зомби я не сомневаюсь, но, а вдруг там есть такие, как я, только на стороне своих сородичей.


Я была права, у них тут целая иерархия. Как в муравейнике. Были зомби, которые что-то таскали, были и те, кто делали оружие. Палки и камни, в наше время нельзя назвать достойным оружием, но и человек не всегда обладал огнестрельным оружием. Некоторые зомби были добытчиками еды, они притаскивали в логово крыс, собак, людей. В общем, всё, что было живее их самих, приносилось в дом, со свёрнутой шеей, или полу-живое и свалено в кучку в углу. Кучу эту даже охраняли. А в другой части здания стоял один из зомби и что-то вещал другим. Решаю подойти и послушать.


- Бог, зомби. Сын воскрес. Мы тоже. Мы Боги. Люди – еда. Жертва Богу. Жертва нам.


Тьфу, блять, и тут верующие. Да вы издеваетесь, что ли? Типичное доказательство тому, что вера появилась раньше мозга. Продолжу-ка я изучение местности.

Нахожу лестницу и поднимаюсь на этаж выше. Да, место они себе выбрали красивое. Двухэтажное здание давно заброшено, более того половина стен отпала. Зато вид на город и закат открывался бесподобный. Подхожу к краю и наблюдаю за тем, как внизу копошатся зомби. И тут меня хватают за руку и дёргают назад с такой силой, что я падаю. Открываю глаза и смотрю на виновника. Передо мной женщина. Нога, как у меня, левая рука отсутствует напрочь.


- Это. Стой тут. Высоко. Ноги хрясь. Башка хрясь – говорит мне зомби, изображая оставшейся рукой, что со мной было бы.


Точно, они же шатаются постоянно. И с вестибуляркой у них, наверняка, плохо. Поэтому и падают.


- Ага – только и отвечаю ей.


Она улыбается и уходит. Страшно улыбается. Не искренне. Ощущение, что её попросили показать мне все свои имеющиеся зубы. Женщина вернулась, к моему удивлению, кинула мне половину тушки крысы и села напротив. Бедное животное, у неё ещё дёргается лапка. Господи, как противно.


- Кусай, жри – указывает мне женщина и начинает есть сама.


Ну, надо, значит надо. Представляя в голове что-то приятное, откусываю крысиную лапу. Не помогло. Меня выворачивает наизнанку. Сука, я же зомби, как меня вообще может рвать и как я чувствую вкус?


Спасительница сдирает со своей части шкуру и отдаёт мне, забирая, при этом, мой кусок.


- Шерсть, фу. Мясо еда.


- Ага – опять говорю я и начинаю есть мясо. А в голове прокручиваю любимую при жизни еду. Жульен, апельсины, шоколад, ликёр. Вернусь домой – набухаюсь обязательно.


Вроде, помогает. Доедаю крысу, незаметно изучая новую знакомую. Она вгрызалась в мясо, как в настоящую добычу. Иногда на время останавливалась, будто начинала думать о чём-то. И глаза стеклянные. Только слюна начинала капать. А после её что-то дергало, и она возвращалась к трапезе.


- Кто ты? – решаю спросить, после еды.


- Зомби – отвечает зомби. Неужели? А я и не поняла так сразу.


- Рина – представляюсь первой.


- Рина – повторяет женщина.


- Имя. Моё имя. А твоё? – понимаю, что нужно разговаривать медленно и маленькими предложениями.


- Зомби – повторяет женщина – я зомби. Ты зомби.


Понятно, информации от неё не добыть. Встаю и покидаю комнату, оставив зомби одну.


Несколько часов я ходила, наблюдала, что-то делала. По итогу выяснила, что зомби отличаются от людей полным отсутствием мыслей и мнения. Ими двигают инстинкты. А общаются они друг с другом, видимо, по привычке. И если диалог растягивается, то мысль теряется. Поэтому, если ты и твой друг зомби, и вы хотите что-то выяснить, говорите прямо. «Это лупа. Бери. Тащи». Иначе вы никогда не поймёте, кто, что тащит, что надо тащить и о чём, собственно, вы, вообще, разговаривали. Но таковыми были не все зомби. Некоторые из них, типа главного верующего, обладали небольшим интеллектом. Они могли формулировать более длинный текст, выражать свою мысль понятнее. И был ещё один зомби. Он, как я поняла, был тут главным. Он был самым разумным. И разговаривал ещё более разумно. Не два слова в предложении, а три. Хоть какой-то прогресс.


Думаю, пора возвращаться домой, пока на меня не обратили внимания. Медленно бреду к выходу. И когда выход был так близок, путь мне перегородил священник.


- Ибо нука это – говорит он мне, при этом старается тянуть в какую-то комнату.


- Иди на хуй – отвечаю ему я, одёргивая руку. Священник удивляется.


- Ты мила – говорит он мне. Видимо хотел меня трахнуть, но понял, что интеллект имеется.


Пытаюсь вырваться, но ничего не получается. Хватка у зомби мёртвая.


- Ты мила очень. Я хочу. Станешь моей.


- Не на ту напал – ору я, вырываясь. Хоть он и сильный, но и я не пальцем деланная. Отрываю ему одну руку и тогда умудряюсь оттолкнуть зомби в сторону.


- Мы Боги. Ты умна. Быть вместе.


Но я его уже не слышу. Выбираюсь из комнаты и лечу к выходу. Хрена мне лысого. Дорогу перегораживает предводитель. И опять меня пихают куда-то. Да вы заколебали.


- Видел в толпе. Ты думаешь. Ты выше. Ты Бог Богов. Веди нас.


- Я? Ты дебил? – конечно приятно, когда хвалят, но такое, даже для меня неожиданность.


- Есть разум. Будут дети. Роди армию. Секс правит – с этими словами пошла в окончательный расход моя кофта.


- Я вам не пчеломатка, ублюдки – говорю я и со всей дури пинаю главаря промеж ног. Настолько перестаралась, что ботинок удлиняет главному зомби ноги до солнечного сплетения. Вытаскиваю ногу, оставляя ботинок в паутине органов и со всех ног бегу из здания.



- Нихрена себе – говорят все собравшиеся.


- Тише, моя хорошая, теперь ты дома. Ты со мной и в безопасности.


- А чего главарём не стала? Авось научила бы их жрать цветочки и работать на благо родины. Город же надо отстраивать – ржёт Революция.


- Тебе ноги тоже удлинить? – злюсь я.


- Да я же так, обстановку разбавить.


- Фантом, ты достойно справилась – подаёт голос Колебание - теперь мы уверены в нескольких вещах. Зомби не думают, а живут инстинктами. Среди них есть, относительно, разумные. А это нам вообще не на руку. Да и их подготовки к войне тоже положительного ничего не вносят. Но то, что зомби ещё и верующие – произнося это, Колебание потирает лоб рукой - чтобы их мать за ногу. Где виски? Нам всем пора напиться.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.