Назад

Круговорот

Круговорот
Лирика, пейзажная и не толькоОльга Старушко
Поиск

от·
Хоть режь его, хоть ешь его ломтями —
густейший зной стоит и росы тянет
из почвы.
И почти кипит июль.
Плесень и липовый мёд
Читать дальше

от·
На тёмный тис, на куст понтийской иглицы
и можжевельник на семи ветрах
из туч, рождённых морем, снег посыплется.
И те, кто причинял нам боль вчера,
Иглы и шипы
Читать дальше

от·
То рыбья чешуя, то птичье оперенье,
то волокно руна и пряди ковыля —
несомый ветром пар не знает повторений.
Так дышат в небеса и море, и земля.
Дыхание
Читать дальше

от·
Так смутно, ни тьма и ни свет,
разлито сияние,
что чудятся тени карет
в Приятном Свидании,
Туман
Читать дальше

от·
Вздыхает юг, и влажное тепло
пропитывает меркнущие рощи.
С ветвей сползает лиственная плоть:
сопреть, истлеть. Туман идёт на ощупь,
Слово
Читать дальше

от·
На гладь морскую опершись лучами,
плавильня разлила широкий блик.
Из дымных облаков лучи торчали,
рисуя кроны, кровли, корабли.
Монета
Читать дальше

от·
В рыбные месяцы ловят на буквы "эр",
им на крючки наживив отварных креветок.
От сентября до апреля не-лето, и вот теперь
можно уже и вдоль моря брести одетой.
Несезон
Читать дальше

от·
I
Нелепость смерти есть сарказм божеств:
Эсхилу ― черепаха, вши ― Гомеру,
Хрисиппу ― хохот от вина без меры.
Лепта
Читать дальше

от·
Когда уже, кажется, лето сдано и потеряно,
кровавит шиповник, и медью трясёт держи-дерево,
и взмылены волны - их ветер ведёт под уздцы -
в степи, среди сизой полыни, с дождём оживающей,
Стойкость
Читать дальше

от·
Чем, Севастополь, ты зацепишь в этот раз,
когда кусает ветер в треснувшие губы?
Когда, царапая незащищённый глаз,
оскалят зубы парусов твои яхт-клубы?
По живому
Читать дальше

от·
То ли сладость последней малины,
языков облепихи рыжьё,
то ли солнце, пекущее спину
так, что клонит сомлеть в забытьё,
Сладко
Читать дальше

от·
Каштановый, глубокий, влажный глаз:
зелёное пупырчатое веко,
дав трещину, открылось, и сейчас
дракон с мольбой глядит на человека.
Глаз
Читать дальше

от·
Тесно улочкам в порту:
словно руки сжаты.
Я-то Ялту помню ту,
из восьмидесятых.
Комета
Читать дальше

от·
Сгорит пираканта оранжевым, красным и жёлтым.
И ветренней станут закаты, а дни — протяжённей.
У самого моря, среди променада над пляжем
покроются звёздами ветви магнолий Суланжа.
Равноночие
Читать дальше

от·
Камнетёс завидует гончару:
мой резец по мрамору твёрже рук,
слабых рук, которыми месят глину.
Что же нем и холоден мрамор тот,
Глина
Читать дальше

от·
Море под южаком
кажется наждаком.
Лижет шершавым своим языком,
морщится: вдруг чужая?
Южак
Читать дальше
Показать больше