Приносящий солнце


- Вика?

- Да. Это я…

- Вика Якунина? – уточнил незнакомый мужской голос.

- Послушайте, может быть, вы как-то обозначитесь?..

- А ты угадай, кто тебе может позвонить в семь утра в выходной?

- Пожалуй, я лучше ещё посплю – сказала я и отключила телефон

Но уснуть больше не получилось и , ругая последними словами этого наглеца, которому не спится в такую погоду, пошла готовить завтрак. А погода была жуть! Лето, середина июля, а за окном – холодный мелкий дождик, просто водяная пыль, которая проникает даже в квартиры, и девятнадцать градусов на градуснике. Б-р-р… И июнь был без солнца. Лета, судя по - всему, не будет… Готовить ничего не хотелось, настроение было не очень. Я сделала бутерброд с маслом и сыром и заварила крепкий чай, нужно было просыпаться. Потом подумала и съела яблоко...

Не помогло – настроение стало ещё хуже.

Из-под пледа на диване вылезли и приплелись в кухню две моих кошки – Ириска и Бусинка, тоже сонные и вялые. Правда, позавтракав, настроение у них заметно улучшилось и они, как обычно, начали носиться друг за другом – это привычный ритуал, который случается каждое утро. Степень интенсивности этого урагана бывает разной, но без материального ущерба обходится редко – от пропажи серёжек до разбитой стеклокерамической варочной панели (уронили с полки тяжёлую хрустальную вазу). Вот тут был скандал и предъявление счёта, потери были весьма ощутимые и они на какое-то время успокоились, так как прекрасно понимали, что я настроена серьёзно – я пообещала раздать их другим хозяевам. Но прошло немного времени и они принялись за старое. Что поделать? Они ко мне не просились – я сама их взяла, ещё котятами: серую пушистую красотку Ириску принесла знакомая, она отдала её в дом, где жили два добермана, конечно, несмотря на боевой характер Ириски, они бы её съели. А Бусинку, кошечку черепахового окраса, я подобрала в подъезде. Люблю их…

Я решила позвонить в Н-ск двоюродной сестре и поехать к ней на дачу в гости. У них чудная дача с шикарной верандой и очень красивой зоной отдыха, к, тому-же, дом стоит на склоне огромного оврага и природа вокруг настолько живописна, что дух захватывает.

У меня даже поднялось настроение – помимо окружающих красот явным плюсом был тот факт, что Светланка печёт очень вкусные пироги и уже созрела клубника. Всё, решено, еду на дачу! Тем более, что за окном, впервые за две недели, на небе засияло солнце! Только вот надо бы позвонить предварительно. И я включила телефон…

Он зазвонил так громко и неожиданно, что я чуть не выронила трубку. Опять этот номер неизвестный и незнакомый тип. Что ему надо? Нет, не возьму трубку! Телефон потрещал и замолк. Ну, и хорошо, сейчас наберу сестру и…

Звонок в дверь был такой же неожиданный и громкий. Я никого не ждала в этот выходной – хотела отдохнуть и «почистить пёрышки», поэтому своему приятелю Витальке сказала, что этот выходной – только мой. Он поворчал, но согласился и сказал, что будет скучать. Я это знала. Решил, всё таки, зайти.


- Кто осмелился нарушить мой сон?..- грозно вопросила я и распахнула, смеясь, дверь…


Он, конечно, был неузнаваем. Да и чему удивляться – прошло больше тридцати лет после нашей последней встречи, мы в том году закончили школу. Но таких ярко-голубых глаз не было больше ни у кого! Передо мной стоял мужчина, седой и немного уставший и улыбался во весь рот.


- Привет, Чечевика! Это я, Горох!


Женька Горохов! «Золотой» мальчик их моего далёкого детства! Он был на самом деле «не рыжий, а золотой». Немного веснушек на носу, золотистые волосы, ярко-голубые глаза и очень тонкие, как у красивой девочки, черты лица. Женька! Нас посадили за одну парту в первом классе.

Видимо, я была так растеряна, что и он растерялся:


- Прости, не предупредил… Сам не знал, что прилечу… Да и телефон твой и адрес кое-как узнал. Ночью прилетел и через четырёх человек тебя вот разыскал… - он растерянно замолчал.


- Да входи уже! – я втащила его в прихожую.

- Вик, если что, я могу…

- Как я рада тебя видеть, Жень! Мне словно сон снится! – я и в самом деле была рада, до такой степени, что внутри что-то замирало. Это была странная история…

Мы сидели за одной партой весь первый класс, а когда перешли во второй, меня посадили с другим мальчиком, Сашей Вихоревым. Если Женька был сама доброта и обаяние, то Саша был, пожалуй, негативный персонаж – агрессивен, груб и не любил девочек. Нас посадили вместе, чтобы я его подтянула, как тогда говорили, поскольку была одна из первых учениц в классе. Но эксперимент не удался - в результате пересадки Санька не стал учиться лучше, они с Женькой дрались на каждой перемене, и наша успеваемость тоже упала. Мы очень хорошо дружили с Женей. Он был, как маленькое солнышко. Наша первая учительница, Нина Николаевна, была настоящий педагог, и, понимая, что эксперимент провалился, посадила Женьку назад ко мне, а Сашу с Любой Большаковой. Она, и вправду, была на голову выше него и , как ни странно, но он стал учиться лучше. Может, опасался Любиных санкций – она была девочка грозная и суровая.

Мы уже учились во втором классе и освоились в школе. Естественно, появились прозвища школьные – мы сидели вместе – Чечевика и Горох… Уже перейдя в третий класс, нас стали иногда называть «семейство бобовых» с лёгкой руки старшей сестры нашей первой классной красотки, Тамарки Литвиновой. Она, сестра, училась уже в шестом классе и знала ботанику. Нам было всё равно. И было очень интересно друг с другом. Он показывал мне свою коллекцию спичечных этикеток, а я ему – коллекцию фантиков и новые платья для бумажных кукол, которые рисовала сама. Он давал очень дельные советы. На летние каникулы мы расставались. Жили далековато друг от друга, да и его на всё лето увозили на Камчатку, к тётке. Но, когда встречались после каникул – радости не было предела! Мы делились впечатлениями от путешествий (меня тоже родители брали в отпуск с собой к родственникам – в Одессу, Москву, Краснодар), рассказывали и обсуждали книжки, которые прочитали. Женька был хорошим другом, настоящим. Но… В начале третьего класса меня увезли в санаторий на три месяца (я очень часто простывала, а это был хороший санаторий, в котором по специальным программам закаляли детей и повышали устойчивость к простудным заболеваниям). Когда я сказала Жене об этом, он как-то жалобно посмотрел на меня и, как будто, хотел что-то сказать…

Мы увиделись только после окончания школы. Он не решился мне сказать тогда, что его родители решили переехать на Камчатку. И у меня было почти шоковое состояние, когда я вернулась в школу, а Женьки нет!.. Но время шло… Вот и выпускной, мы вступали во взрослую жизнь, дальше – институты, техникумы и пошло-поехало… Ну, а пока это лето мы ходили на дискотеку в наш парк. И однажды, была середина июля, в самый разгар танцев ко мне подошёл молодой человек и пригласил на медленный танец. Я пошла с ним танцевать и он как-то совсем по свойски меня приобнял. Я не успела ничего сказать, сказал он:

- Прости, Чечевика…


Хорошо, что он меня удержал.

- Горох!? Ну, огорошил – скаламбурила я.

- Я что, так изменился?

- Ну да… немного подрос…

И мы расхохотались.

Надо ли говорить, как мы были рады этой встрече – и он, и я. Но, к сожалению, он приехал только на несколько дней, а у меня полным ходом шла подготовка к вступительным экзаменам…

И вот теперь – встреча на высшем уровне! Я проводила его в кухню и включила чайник.

И вдруг он сказал:

- Вик, а у тебя не сохранилась та юбка, в которой ты на вокзал приходила, когда меня провожала, на тебе была еще розовая блузка в горошек?..


Иногда мужчины меня очень удивляют… Я в молодости встречалась с парнем и даже чуть не вышла за него замуж, но всё-таки не вышла, так вот он, когда мы с ним встречаемся, вспоминает такие эпизоды наших отношений, что я диву даюсь – я уже эти моменты не помню, а он… вот поди ж ты… Вот и сейчас…


- Женечка, даже если бы и юбка, и кофта сохранились – они бы были мне малы, я выросла на два размера… Увы…

- Жаль – сказал Женька и сморщил нос так, как он делал это в школе – все веснушки тогда у него собирались в кучку и это меня очень смешило. Сейчас у него веснушек не было, но я всё равно расхохоталась. А солнце за окном светило так ярко, как будто старалось за те дождливые дни отсветить и птицы звенели до головокружения… А может, голова кружилась по другой причине?..

Он опять приехал на несколько дней. На следующий вечер у нас состоялась встреча одноклассников, я собрала всех, кому дозвонилась – нас было девять человек. Конечно, это был сказочный вечер: мы были детьми, третьеклашками. А осенью, в ноябре, в нашей школе должен был состояться юбилейный вечер встречи – школе было восемьдесят лет.

- Я обязательно приеду – сказал Женька и сморщился.

- Ты что, Жень?

- Да всё нормально…

За это время я заметила, что он пьёт обезболивающие таблетки. Когда я спросила, что болит, он ответил, что пустяки, печень пошаливает.


***


Я опять его провожала, только теперь на самолёт. Он побыл всего три дня, время пролетело незаметно и очень быстро. Поскольку двое одноклассников были из другого города, мне , после нашей встречи пришлось оставить их ночевать, а мы с Женькой просидели в кухне всю ночь и не могли наговориться. У него всё было замечательно: жена, двое сыновей, трое внуков, собака и… такая печаль в глазах!..


- Что, Жень?


- Да, знаешь, Чечевика, как грустно осознавать, что в молодости ты совершил ошибку и прожил чужую жизнь… А исправлять уже поздно, да и не получится. Половина жизни, если не больше, уже прожита, а это очень крепко держит! Вот и получается – «забыть нельзя, вернуться невозможно…» А как я буду теперь без тебя жить?

Я думал, увижу тебя – станет легче. Нет, не стало… Что ты молчишь?


Я молчала, потому что, если бы заговорила… У него была семья, большая, хорошая семья, которой он был очень нужен. И я, в отличие от Женьки, прожила свою жизнь, потому, что была одна… Хотя ошибок было немало. И что я могла ему предложить? Сделать работу над ошибками и всё исправить? Исправить сочинение длиной в жизнь?.. Мне, наверное, было легче, чем Гороху, хотя я и не представляла тоже, как теперь жить…

С первых минут нашей встречи стало понятно, почему все мои попытки создать серьёзные отношения с мужчинами терпели фиаско:

Не тот смех, не тот голос, не тот запах – всё не то, не такое, как у Гороха. За эти три дня стало предельно понятно; мы – половинки, да-да, те самые, которые постоянно ищут друг друга!

Если я начинала говорить фразу Женя заканчивал её теми же словами, какими думала я. Если у меня в голове возникала какая-то идея (сходить посмотреть фильм «Аватар», сходить поиграть в боулинг, сходить в музей, театр) – он её озвучивал раньше меня. Выяснилось, что у нас почти полностью совпадала шкала жизненных ценностей, ну, и просто мы были счастливы, находясь рядом друг с другом. Такого душевного комфорта я не испытывала в жизни никогда…


***


- Ты что, Жень?


_ - Да всё нормально…


Я провожала взглядом самолёт, пока он не исчез за облаками. Это удивительно, но все три дня, пока он был со мной, на безоблачном небе сияло солнце. А сейчас небо затянула сплошная пелена облаков. Интересно, а когда Женька прилетит в ноябре на нашу встречу выпускников, солнце будет так же сиять?

Уже когда он прошёл регистрацию и пошёл в самолёт, я ему сказала, что он вовсе не горох. Он – ПРИНОСЯЩИЙ СОЛНЦЕ…


В восемь часов утра зазвонил телефон.


- Вика, я не могу больше ждать. Мне нужно было услышать твой голос. Доброе утро, родная…

Я заревела от счастья, потому что ждала звонка с шести утра и тоже вся извелась. Столько и таких нежных и ласковых слов я не слышала за всю жизнь. Не могу их повторить, всё ещё больно…

Женя звонил каждый день, приближался ноябрь, и я с замиранием сердца считала дни…


Эту дату я запомнила на всю жизнь – двадцатое октября – Женя не позвонил, и двадцать первого, и двадцать второго…

Звонок раздался двадцать пятого октября.


- Вика, здравствуйте! Я –Лариса Горохова, сестра Жени! Он попросил позвонить вам, сам не может, он в реанимации…

Голос звучал как через вату.


- … четвёртая стадия. Наши врачи не берутся. Только Санкт-Петербург и Новосибирск согласились. Через три дня прилетаем в Новосибирск.

Я не помню, что было в эти три дня. Ещё хуже стало, когда я увидела Женю…

Нет, он почти не изменился, а вот глаза… Они были не синие, совсем не синие и потухли. Я всё поняла сразу. Шансов не было. Сказала Ларисе, но она ответила, что будут пытаться вытащить Женьку из этой беды, жена тоже так считала. Его прооперировали в день, когда школа отмечала свой юбилей. Врачи ничего не смогли уже сделать и через неделю они улетели…

Восьмого декабря в восемь утра зазвонил телефон. Я схватила трубку с мыслью: Женя, а вдруг!? Нет... Чуда не случилось - звонила Лариса.


- Он умер час назад и перед смертью сказал странные слова… наверное, он сказал их тебе: - Я БУДУ ВСЕГДА ПРИНОСИТЬ ТЕБЕ СОЛНЦЕ…


Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.