Лола.


Он проснулся от долгого и настырного звонка…Часы показывали семь тридцать утра.

«Хорошо начинается первый день отпуска» - подумал он, и пошлёпал открывать двери.

Щелкнул замок, дверь распахнулась и… на него уставились четверо глаз, заставив его попятится назад. Одни – были ему хорошо знакомы и принадлежали его приятелю и соседу по улице, других он раньше никогда не видел. Не дай Бог такие глаза встретить среди ночи. Они были большие и круглые, какого-то желтого цвета, а вокруг глаз росла чёрная шерсть. Но, тем не менее, глаза светились умом, дружелюбием и любопытством.

Он отошел в сторону, давая возможность ранним визитёрам проследовать в его комнату. 

Надо сказать, что жил он в большущей квартире, в которой было семь или восемь комнат, огромный длинный коридор и большая кухня. Потолки были на высоте около четырех метров, и это обстоятельство всегда вызывало зависть у его друзей. Комната была тоже большая, светлая и просторная с двумя окнами и балконом, который выходил на людную, веселую и шумную улицу. Пол покрыт дубовым, тёмным паркетом, на котором лежал ковёр. 

Один из пришедших сразу развалился на этом ковре, другой уселся в кресло, закурил и начал свой рассказ…

Толик, так звали его приятеля, как всегда утром шёл на работу, и не далеко от своего дома вдруг встретил это чудо… Оно металось по улице, перебегая с одной стороны на другую, заглядывало встречным людям в глаза, а потом провожало их долгим, непонимающим взглядом, и снова начинало бегать туда сюда… Он, Толик, набравшись смелости, подошел и спросил его: «Кого Оно ищет?» Но Оно не ответило, а только посмотрело на него совсем грустным и упавшим взглядом, но слегка дружелюбно вильнуло хвостом. Толик всё понял… Оно потерялось, или его потеряли. Но как можно было потерять большую, красивую собаку??? Да еще и дога. Как потом выяснилось – догиню…

 Толик решил спасти или помочь бедной заблудившейся собаке, и где-то пристроить её на время. И у него сразу же созрел великолепный план – продать её. Но так как у него дома уже жила маленькая, пушистая и белоснежная болонка, он не решился привести в дом еще и огромную догиню. Она и вправду, на первый взгляд имела довольно устрашающий вид. Вероятно, Собака Баскервилей, была именно такой породы и размеров. Но грустные, светло-желтые её глаза, излучали доброту, спокойствие, и ни капли агрессии. 

Вот такую пред историю поведал ему Толик. А так как он жил по дороге, по которой Толик ходил на работу, то и решил собаку пока пристроить у него, а когда найдет достойного покупателя, а такой уже был у него на примете, заберет её. 

Честно сказать, перспектива остаться один на один с огромной собакой, и хоть и не злой с виду, даже на не очень продолжительное время, его не обрадовала. Тем более, что собак он, не то чтоб недолюбливал, скорее побаивался… Но деваться было некуда и он согласился до обеда, если можно так выразится, постеречь догиню… 

Имя ей Толик дал – Лола. И как не странно, собака реагировала и отзывалась на него…

Перед тем как уйти, по его просьбе, Толик привязал собаку к трубе отопления, благо ошейник у неё был, а верёвка нашлась у него в комнате.

                                  

Часы показывали восемь – утра. Новый день. Первый день отпуска. Можно спокойно еще поспать. Он забрался под одеяло и …но не тут то было. За ним неотступно следила пара любопытных глаз. И что было в голове носившей эти глаза, догадаться было довольно трудно… Сначала он решил не обращать внимание на присутствие собаки, тем более что она была привязана. Но вот незадача. Поводок был не очень короткий, что позволило Лоле дотянутся к краю разложенного дивана и и положив на него голову, не мигая уставится своими желтыми глазищами в его серые испуганные глаза. Так продолжалось довольно долго. И он понял, что в такой нервной обстановке ему больше уснуть не удастся. Он встал, перешел в кресло и закурил, пытаясь успокоится и трезво оценить обстановку, чтоб выработать какой то свой новый алгоритм поведения, ранее ему не свойственный, но явно нужный, в возникшей ситуации…

 Сварив для себя кофе и докуривая энную сигарету он никак не мог сосредоточится. Что то ему явно мешало, и наверное это что то сидело у окна и неотрывно следило за ним своим жёлтым, немигающим взглядом. Он пару раз попытался заговорить с собакой, но должного результата это не принесло, а собственно, на какой результат он мог рассчитывать? Когда он вставал, Лола тоже вставала, он садился и она садилась. Складывалось впечатление, что она или чего-то ждет, или просто издевается над ним, понимая, что он её боится… Так прошел почти час. Он все так же не знал, что ему делать, как вдруг опять раздался звонок у входной двери. «Еще одну собаку привели» - с иронией, подумал он и направился в коридор открывать дверь. 

 На этот раз это был его старый добрый друг и совершенно один. Он был невысокого роста, коренастым, чем иногда напоминал невысокий крепко сбитый шкаф. Нрав у него был лёгкий, живой и веселый. В прошлом цирковой артист-акробат, тренер по футболу, режиссер, постановщик сцен движения… и так далее, легче было перечислить, кем он не был, чем вспомнить и назвать все профессии, которыми он владел или занимался. Он всегда был душой любой компании. Лучшего рассказчика, выдумщика, юмориста было не сыскать. Он всегда и со всеми мог найти общий язык, даже казалось бы совсем с без языкими и не далёкими людьми. Ему всегда и везде были рады. У него была масса приятелей, а просто хороших знакомых было – не счесть. По улице с ним было очень сложно идти, так как постоянные приветствия, и «какдела», существенно влияли на скорость движения. Но это, наверное, было единственное неудобство, которое исходило от него…Так вот,

войдя в комнату, Владимир, а это был именно он, можно сказать, что ничуть не удивился, увидев здоровенную собаку. Мало кто мог у его друга остаться ночевать! 

Усевшись в кресло, и не обращая особого внимания на Лолу, он безмятежно закурил и изъявил желание послушать историю появления здесь, этого великолепного экземпляра, рода друзей человека, но предложил это совместить с чашечкой кофе. Хозяин комнаты ушел на кухню варить кофе, а когда вернулся в комнату!!! То застал душераздирающую картину. На своем веку, хоть и не очень долгом он повидал не мало, но то что предстало перед его испуганным взором, ввергло его сначала в ступор, потом он хотел закричать, бросится на помощь, или бежать… звонить по всем знакомым ему телефонам, начиная с 01… При этом он чуть не выронил чашки с кофе, ударился лбом о косяк, споткнулся, и наконец замер, продолжая с ужасом следить за происходящим….

                             


А перед ним проносились картинки одна страшнее другой. Он это все видел, как будто в замедленной съемке, и только некоторые моменты, как 25 кадр, врезались и оставались в его памяти, а дальше опять всё продолжало мелькать, рычать, падать, вставать, опять падать, кататься по полу, и казалось, что конца этому не будет никогда!

 Но вдруг, всё внезапно остановилось и затихло... Перед ним предстала страннейшая картина.

 Оба, или обе... в общем нечто, скульптурная группа во весь рост из человека и собаки. Собака стояла на задних лапах, причем передние лапы оной лежали на плечах Владимира, голова её была на голову выше его, и они с недоумением, повернув головы в сторону дверей, глядели своими разными, но весёлыми глазами, на стоящего в дверях и пытающегося войти или убежать, хозяина комнаты...

Установилась дикая тишина, казалось, что время остановилось, и только звяканье чашек на подносе, как тиканье часов, говорило о том, что время, все таки, продолжало своё спокойное и размеренное теченье…

………………………………………………………………………………………………….

Они сидели, курили и пили кофе. Лола спокойно лежала на коврике, глядя поочерёдно то на Володю, то на хозяина квартиры. Володя слушал рассказ о появлении собаки, и чем ближе рассказ подходил к концу, тем менее весёлым он становился. В конце рассказа совсем загрустил, вероятно отматывал назад все произошедшее в комнате, живо себе представляя, что могло бы быть, после того как его друг ушел на кухню. А было следующее, он встал, смело подошел к собаке, думая, что это своя, знакомая, нормальная, ручная, домашняя псина, и по своему обыкновению, как он поступал и с людьми, начал шутить с ней, трепать за уши, требовать лапу…потом начал бороться с ней, благо соперник был достойный и так далее. А так как он не встретил возражений со стороны собаки, то в конце была та картина, которая так напугала и удивила хозяина. 

Выслушав молча всё до конца, Володя только и сумел что выжать из себя:-«Предупреждать надо!?»

Вскоре Владимир ушел по своим делам, оставив их дальше играть в гляделки один на 

один!

И тут он почувствовал что , что то в их отношениях, если можно так выразится, в корне изменилось. И первая трезвая и разумная мысль, которая пришла к нему, что собаку надо покормить! Но чем и как? Не долго думая и особо незаморачиваясь, он быстро слетел в низ, благо гастроном был на первом этаже, купил полкило докторской колбасы, хлеба, себе пива и быстро вернулся в квартиру. 

Он не успел еще выпить и стакан пива, как Лола уже проглотила половину всей колбасы, и уставилась своими непревзойдёнными глазами на него, на стол, на часть колбасы, которую он оставил себе и на которую тоже, кстати, рассчитывал, но делать было нечего. Вторая часть полетела на коврик. Чуть позже в суповую тарелку была налита вода, которая так же быстро исчезла, как и колбаса…

Неумолимо приближалось время выгуливания собаки! Он еще не представлял себе, как 

это будет происходить, но к тому времени уже не так сильно боялся и к тому же, вроде, сытой собаки, но его смущал поводок, на котором предстояло выводить её и отсутствие намордника, все таки собака была не самая маленькая… Поглаживая черную жесткую шерсть, он не так успокаивал Лолу, как самого себя. Собака время от времени смотрела ему прямо в глаза и ободряюще виляла остатком хвостика.

 И так, привязав верёвку к ошейнику, он внутренне …….., покинул квартиру. Без приключений преодолел лестничную клетку и оказался на улице. Собака вела себя вполне пристойно и спокойно. 

Они шли по многолюдной улице и он невольно ловил на себе многозначительные, одобряюще-уважительные взгляды. Он чувствовал, как благодаря присутствию Лолы, осанка его приобрела чуть большую стройность, чем обычно, и он важно шагал с высоко и гордо поднятой головой, совсем не прилагая к этому особых дополнительных усилий, но при этом делал вид, что это было ему обыденным, рутинным, каждодневным делом. И это всё происходило с ним как-то само собой.

 Ему уже начинало нравится быть хозяином столь великолепной и большой собаки. (Маленькая собака, вряд ли смогла бы ему так польстить и поднять его самооценку.) Более того, она была довольно послушна, не рвалась, не гавкала, только иногда время от времени озиралась по сторонам, как будто бы кого-то искала.

И тут у него в голове начали рождаться новые, ранее ему не присущие и неизвестные мысли. А что если эту собаку оставить себе??? И сразу же рой противоречивых мыслей закружил хороводом в его голове. 

-Где она будет жить?

-На коврике.

-Чем кормить?

-Не проблема, не ты первый…

-На какие деньги?

-Бросишь курить…если не хватит, еще что-то бросишь…

-Кто с ней будет гулять?

-Наконец-то будешь ночевать дома.

-А отпуск?

-Придумаешь что-то.

-А…а….а….а? Столько проблем! 

Противоречия рвали его на части. Да он терял свободу, но приобретал нечто большее. Ну не жениться же это! И потом – все таки живая душа. Друг человека. Да еще и какой друг.

Чаши весов всё неуклоннее сдвигались в строну – ОСТАВИТЬ!

-Ладно всё, оставляю, никому её не отдам и продать не дам, если надо – заплачу какую то сумму компенсации Толику за доставку собаки на дом. Всё решено! Оставляю!

Как гора с плеч с него свалился груз нерешительности и принятия решения. Дело сделано.

И сразу стало легко и свободно, весело и приятно, он с нескрываемой радостью теперь смотрел на свою собаку, поглаживал её, что то её говорил, и казалось, что она его понимала и отвечала ему. В общем вокруг расцвели радуги и цветы, дальнейшая жизнь приобретала новы, доселе неведомый смысл, всё вокруг стало голубым и зелёным, как пелось в одной старой песенке. 

«Уф…Как хорошо» - сказал он себе и они направились домой.

                 

…По дороге домой он зашел в магазин, купил еще колбасы и каких-то костей для Лолы. 

Ошейник и намордник (какое грубое слово, он впервые это прочувствовал) можно было купить только на «Птичке» или в специализированном магазине.

«Потом» - решил он и они наперегонки с собакой бросились к подъезду. На третьем этаже он остановился, доставая ключи, чтоб открыть дверь, но Лола с недоумением смотрела на него и всем своим видом показывала, что надо идти дальше, то есть – выше. А так как у него не было большого опыта общения с собаками, ну разве что пару случаев, когда други человека его пару раз нехотя, без злобы покусали, по этому он совсем не понял этот собачий взгляд.

После небольшого перекуса он и собака отдыхали - она на коврике, он в кресле. Но похоже мысли у них были почти об одном и том же, судя по тому как они оба вскочили и навострили уши, когда опять раздался звонок у входной двери!..

 На лестничной клетке стоял здоровенный мужик. Он пришел забрать собаку. Пришлось впустить его в комнату предложить кофе и спокойно объяснить, что увы, собака не продается или уже продана. Но посетитель так просто не хотел сдаваться, тем более увидев это лежащее чудо на коврике, он стал расписывать, какие замечательные условия в деревне, у леса будут созданы для Лолы. 

Хозяин комнаты и уже собаки живо представил себе, как Лола сидит на тяжеленной цепи, в деревянной будке, на земле, в холод и зной, в снегопад и дождь и, категорически отказался вести какие либо дальнейшие переговоры о продаже или передачи собаки. 

Он снял трубку, набрав Анатолия, объяснил и ему свою новую позицию по отношению к собаке, предложив детали изложить при встрече, вечером, когда Толик по дороге домой зайдет навестить его и Лолу. 

 Посетитель, сожалея и ничего не понимая, но видя что, что-то произошло не так, но не теряя надежды, оставил на всякий случай свой телефон направился к выходу.

Через час после его ухода, к ним заглянул еще и Володя, удостовериться что все живы и никто никого не покусал. На Лолу он уже реагировал не так живо, не приставал и не игрался с ней.

 Лола все это время вела себя спокойно и была со всеми посетителями добра и учтива. И показала себя, как довольно воспитанная и умная собака. 

Вечером пришел Толик, и они быстро нашли общий язык в понимании сложившийся ситуации. По обоюдному решению собака оставалась здесь и становилась полноправной со хозяйкой большой комнаты. 

 Попивая кофе и покуривая, оба удовлетворённые тем, что приняли доброе участие в судьбе собаки, и что не отдали её не понятно куму, строили дальнейшие планы собачьей жизни. Толик, как опытный собачник, давал разного рода советы, как вести себя, учить, кормить, выгуливать Лолу.

В окно из-за листвы каштана пробилось вечернее солнышко, и они решили втроем прогуляться, тем более что Толику уже надо было возвращаться домой, где его тоже ждала собака, жена и ребенок.

                    


 …Был тихий теплый летний вечер. Сумерки, как всегда на ночь, заботливо окутывали своим звездным покрывалом дома и деревья, а в скверах и парках - лавочки заполнялись веселыми парами и группами, молодых и разных людей…. В окнах домов уже зажигались первые огни. И жизнь из контор, магазинов и офисов перемещалась в уютные и не очень квартиры. Где люди, сбросив с себя усталость и груз дневных забот, собравшись на кухнях – спокойно, - разговаривая или молча, пили чай, читали газеты и смотрели телевизор. Улица постепенно сиротела. 

 В такие минуты, когда он оставался один, его голову заполняли разные непотребные мысли о смысле бытия, своей ничтожности и ни кому ненужности. Какое то необъяснимое чувство змеёй вползало в его душу, усиливая ощущение одиночества и без сходности. 

 Но на этот раз, с гордостью поглядывая на свою великолепную спутницу, он впервые за долгое время не ощутил эту щемящую, еле уловимую, тремоллу печали. 

Он теперь точно знал, что уже кому-то действительно нужен, и что дома его, какие бы с ним не случились беды, всегда будет ждать красивая и верная подруга…его Лола.

 Но опять же, возможно из-за того, что он стал в ответе за это существо, которое шло с ним рядом и время от времени бросало на него недоумённые, но полные благодарности взгляды, появилось новое странное раньше неведомое ему, чувство тревоги и беспокойства, и к тому же это чувство, со временем, только нарастало.

 И тут произошло то, что вероятно и должно было произойти. Любая сказка имеет свое начало и конец. Так впоследствии думал он, смиряясь с произошедшим…

 На него, уже почти у подъезда, как будто бы с неба налетела стайка галдящих девчушек. Из их криков и возгласов, радости и злости, он ни как не мог понять что происходит, и что им нужно от них. Но постепенно смысл слов и даже претензий начал доходить до него! 

Он был обвинён и уличён в воровстве собаки! 

Она пропала накануне вечером. Они целый день её искали, а зовут её Лота!!! 

Наконец то , холодный душ смысла, полностью смыл его благодушное настроение. Сумерки сразу показались гуще, в окнах забегали какие-то странные тени. Слов для возражений и оправданий не было! 

Лола, увлекаемая девчушками, бросила на него странный, уже совсем ничего не понимающий взгляд и исчезла со всеми за дверями подъезда. Они жили этажом выше.

 Он так и остался стоять там где его встретили и лишили возможности что то изменить в своей жизни, а так же желания – быть хоть кому то нужным…

 Мимо проходили какие то люди, по дороге проносились безучастные машины. И только высоко в небе зажигались новые звёзды, как бы говоря, что нет ничего вечного, и даже они, когда-то догорят и упадут, хоть и вряд ли это кому-нибудь нужно…

Он вспомнил строчки, которые теперь ему показались очень понятными и близкими…» и какая-то общая звериная тоска плеща вылилась из меня и расплылась в шелесте…»

                                                 Эпилог.

Лола-Лота, когда её хозяева выводили гулять, еще долго вдруг останавливалась у дверей на третьем этаже, к чему-то прислушивалась…как будто бы ждала, что двери должны открыться и…


Участие в конкурсах

Ежегодный всероссийский конку...
Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.