Посвящение В.С. Высоцкому

Посвящение ВС Высоцкому - философская лирика

ПАМЯТИ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО


_______________________ ...А мы всё ставим каверзный ответ

_______________________ И не находим нужного вопроса.

_______________________

_______________________ Владимир Высоцкий. Мой Гамлет


Багровая Луна. И волки цепенеют.

Надрывный голос вновь звучит в моем мозгу.

И снова вечный ритм вонзается мне в шею,

Оседлывая пульс, как лошадь на бегу.


Тебе всего за сорок, мне – почти пятнадцать,

Мгновение – и мне уже за пятьдесят.

Игла стрелой вонзилась – в седле не удержаться,

И кони без тебя летят, летят, летят…


Теперь ты рядом с тем, в кого едва ли верил,

Идешь, не торопясь, по лунному пути.

Твой тезка – небоскреб распахивает двери,

Как будто в светлый Храм, он всех зовет войти.


Слепят, как Образа, сияющие окна,

И небеса, что рядом, отразились в них.

Вибрируют, как струны, нервные волокна,

И, как на Алтаре, лежит последний Стих.


И словно ты поешь о синеглазом парне,

Чей самолет, пылая, нам мира пожелал,

Над кем, подобно ивам, склонили ветви пальмы,

Когда под стоны пуль срабатывал запал.


Поешь о том, что веришь – веришь в человека,

В которого теперь едва ли верит Бог,

И просишь нам отмерить еще чуть-чуть от века,

Чтоб этот мир немного измениться смог…


Но быть или не быть – за всех давно решила,

И в каждого из нас прицелилась она,

Навеки на свой лад планету закружила

Холодная, голодная, кровавая война.


Убить иль не убить – такой всегда был выбор,

Бог молвил: «Не убий!», а ненависть: «Убей!»,

И люди превращались из тех, кем быть могли бы, –

В героев, победителей, злодеев, палачей.


И уносились в небо крики да молитвы,

Но им всегда ответом тишина была,

И был, как оправдание пред Богом после битвы,

Обычай возвращать убитые тела.


Так, быть или не быть тому, кто на прицеле?

И дрогнула тогда у Пушкина рука,

И Лермонтов отправил пулю на дуэли,

А вместе с нею душу, к Богу в облака.


И целятся в веках друг в друга поколенья,

И от свинца земной шар тяжелее стал!

Но этот мир от Бога получил прощенье

За то, что был один, который не стрелял.


2018 г.


Аннотация от автора:

Первое действие, которое совершает человек в своей жизни – рождение. Природа, Бог и сам человек тем самым на вопрос "быть или не быть" однозначно отвечают: «Быть». Любое последующее действие по прекращению жизни, своей или чужой, – убийство. По отношению к тому, что человек уже есть, вопрос «быть или не быть» фактически означает «убить или не убить себя». Гениальный Высоцкий, гениально перевоплощаясь в Гамлета, почувствовал то, что должен был чувствовать живой Гамлет. Живой Гамлет – Высоцкий почувствовал, что он (Гамлет) задает не тот вопрос, поэтому произведение Высоцкого "Мой Гамлет" заканчивается словами: «И не находим нужного вопроса». При этом Высоцкий в своем произведении указывает на нужный вопрос: «Но я себя убийством уравнял с тем, с кем я лёг в одну и ту же землю». Убийство, которое совершает Гамлет, разрушает все, поставленный Гамлетом вопрос меркнет после совершенного им убийства. В своем стихотворении я пытаюсь найти «нужный» вопрос и этот вопрос звучит так: «Убить иль не убить – такой всегда был выбор» – «Так, быть или не быть, тому кто на прицеле?» В начале стихотворения я пишу о Высоцком, о его отношении, со слов Марины Влади, к Богу. По словам Марины Влади, Высоцкий не верил в вечную жизнь, "Как и ты, я не верю в жизнь на том свете" (Марина Влади. Владимир или прерванный полёт), и потому «едва ли верил в Бога». При написании стихотворения всегда доминируют чувства. Эта тема на уровне чувственного восприятия очень долго не давала мне покоя. Я почувствовал, что Высоцкий, как и апостолы Павел, который сначала не веровал в Бога, и Петр, который отрекался от Бога, теперь рядом с Ним («Теперь ты рядом с тем, в кого едва ли верил, идешь, не торопясь, по лунному пути»). Я преподнес небоскреб «Высоцкий» в Екатеринбурге, построенный в коммерческих целях, как святое место («Твой тезка – небоскреб распахивает двери, как будто в светлый храм, он всех зовет войти), противопоставляя это коммерческому назначению небоскрёба. Я почувствовал то, о чем сегодня пел бы Высоцкий: о «синеглазом парне» – Романе Филипове, чей самолет, как в песне Высоцкого «Смерть истребителя», «напоследок спел: «М-и-и-р вашему дому»» («И словно ты поешь о синеглазом парне, чей самолет, пылая, нам мира пожелал»); о вере в человека, в которого «теперь едва ли верит Бог», поскольку человек, не взирая на Его заповедь: «Не убий!», погрузил планету в пучину убийств и вечной войны («Поешь о том, что веришь – веришь в человека, в которого теперь едва ли верит Бог»). Далее я отпускаю чувства, мысли, для меня уже не имеет значение, что скажут или подумают другие, со слов «Но быть или не быть – за всех давно решила, и в каждого из нас прицелилась… война» во мне звучит как будто сам Высоцкий, как продолжение Его «Гамлета», «Убить иль не убить – такой всегда был выбор». И нужно уже отвечать на этот вопрос. Пушкин не убивает Дантеса, Лермонтов на дуэли с Мартыновым стреляет в воздух и погибает. Высоцкий пишет стихотворение «Тот, который не стрелял». Бог, я так чувствую, будет прощать этот мир до тех пор, пока есть хотя бы один человек, который не станет стрелять – не станет убивать.


Примечание:

В эпиграф стихотворения включены заключительные строки стихотворения Владимира Высоцкого «Мой Гамлет», которое начинается словами: «Я только малость объясню в стихе…»

Стихотворение написано в год 80-летия Владимира Семеновича Высоцкого.

Стихотворение опубликовано в Альманахе национальной литературной премии «Поэт года 2018», автор награждён учреждённой Российским союзом писателей серебряной медалью «Владимир Маяковский 125 лет».

Стихотворение является продолжением темы философских вопросов, поставленных в стихотворении Владимира Семеновича Высоцкого «Мой Гамлет», которое завершается словами о том, что самые важные вопросы еще не заданы.

В стихотворении Высоцкого «Мой Гамлет», в котором повествование ведется от имени Гамлета, принца Датского, Гамлету, презирающему насилие, не дают покоя мысли о мести, и ему не удаётся избежать убийства. Момент своего торжества перед смертью он расценивает, как провал, понимая, что уравнял себя с моральной точки зрения с теми, кого убил. Принц умирает, не найдя ответов на свои вопросы и сомневаясь, что «нужные вопросы» вообще были заданы.

Автор в своем стихотворении, повествующем, начиная со слов «Но быть или не быть…», от имени Высоцкого – его Гамлета, озвучивает «нужный вопрос»: «Убить иль не убить – такой всегда был выбор», понимая, что Высоцкий в стихотворении «Мой Гамлет», следуя сюжету пьесы Шекспира, не мог изменить судьбу Гамлета, и смерть Гамлета не позволила Высоцкому разрешить сомнения его Гамлета и озвучить устами его Гамлета «нужный вопрос».

 


Участие в конкурсах

Я только малость объясню в ст...
Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий