Молодой писатель, Александр Кислый, грустный вернулся из издательства. Редактор разнёс в пух и прах его рассказ и отказался публиковать.

Он лениво снял ботинки, зашел в комнату, улёгся на кровать и занялся тем, в чем он за пять лет бумагомарательства преуспел.

Самобичевание.

- Идиот! Зачем понес этот рассказ в издательство. Знал же, что не выгорит! Какой из меня писатель! Я уже третий год продавец в ларьке, ведь ни на что большее я не способен! - думал он про себя, уперевшись лицом в одеяло.

Когда ругательства закончились, он встал с кровати и посмотрел в зеркало.

Зачем смотрел - непонятно. Видимо, хотел найти в своих глазах дольку надежды, способной вытащить его.

Но не нашел…

Но вдруг Отражение прижалось к стеклу и стало, оскалив зубы, улыбаться.

- Послушай, дружок! - сказало оно шипящим басом.

Саша опешил.

- Не пугайся так. Я свой. Я - это ты, только… Откровенно говоря, сложно сказать, что "только". Но ты можешь меня не бояться.

Чем больше он говорил, тем больше пространство за ним покрывалось черным туманом. Глаза его пожелтели, кожа потемнела, а клыки удлинились.

- Что ты от меня хочешь? - спросил Саша.

- Я хочу просто поговорить.

- Говори.

- Пять минут назад я наблюдал картину, которая меня глубоко расстроила.

- Мое расстройство из-за похода в издательство?

- Совершенно верно!

- И что тебя так расстроило?

- Ты.

- В смысле?

- В своей беде ты обвинил только себя.

- Правильно, потому что я виноват.

- Вот тут ты не прав.

В этот момент у отражения вырос тонкий длинный хвост. Им он подтянул себе непонятно откуда высокий красный стул и сел на него.

- Почему?

- Ответ прост: потому что ты не виноват!

- Это бред! Во всех своих бедах и несчастьях виноват я сам. Это аксиома моей жизни.

- Скорее, теория без внятного доказательства.

- Обоснуй.

- Смотри, почему ты пошел в издательство?

- Ну, я давно хочу серьезно печататься, а тут как-то время и смелость появились.

- Врешь. Не во всем, но все же. Да, ты хотел печататься. Но пошел ты не из-за этого.

- Нет, из-за этого.

Отражение отрицательно помотало головой.

- Ты пошел туда, потому что тебе сказали!

- Кто?

- Твои..кхм... друзья.

- Они мне просто порекомендовали. Пошел я не из-за них.

- Сам бы ты туда ни ногой!

- Это ещё почему?

- Потому что ты предсказывал этот день.

Саша задумчиво опустил голову.

- Хорошо, пусть я пошел туда, потому что мне друзья сказали, но виноват, в любом случае, я.

- С какой стати?

- Это мне на что? - сказал Саша, тыкая пальцем голову.

- Это тебе поломали друзья, когда стали хвалить! Они прекрасно знали, что рассказ ужасен, но, все равно, облизали его, как кот миску с едой. А знаешь почему?

- Может, потому что они хорошие друзья и хотели настроить меня на новые свершения?

- Нет! Потому что они эгоисты. Они просто не хотели смотреть на твою кислую мину.

- Хорошо. - вытирая пот со лба, начал Саша - Но, в любом случае, один их эгоистичный поступок можно простить, ведь, в целом, они хорошие друзья. Они меня ценят.

- Ценят? - отражение удивлённо приподняло побелевшие брови и втянуло нижнюю губу. - Пример. Хотя бы один.

- Вова и дача.

- Попытка неплохая. Но скажи мне, что ты там делаешь?

- Дрова таскаю, воду вожу, готовлю, убираю, стираю…

- А они что делают?

- Пьют.

- Думаю, здесь комментарии излишне.

- Тогда Маша и штаны.

- Ох-хо-хо! - заржало отражение омерзительным фальцетом - Ха-ха-ха-ха! Ха-ха!

- Что в этом смешного? Она мне штаны купила, это было очень мило.

- Тут ещё проще. Что ты с Машей делал по утрам?

- Бегал.

- Что случилось после покупки штанов?

- Ну, мы перестали бегать.

- Что тебя тогда Маша сказала?

- "Подожди-подожди, я себе тоже новые штаны куплю и снова начнем бегать."

- И что ты делаешьь?

- Жду.

- А сколько уже прошло?

- Полгода. - горько прошептал Саша - А как же Ольга Ивановна? Я ей почти, как сын!

- С ней тоже есть загвоздка.

- Уж с ней-то какая загвоздка?

- Все просто: она тебя не любит.

- Но мы же с ней везде вместе ходим. Общаемся постоянно. Она ко мне часто в гости приходит.

- Друг мой, ты слышал про такую вещь, как терпение и милосердие?

- Я знаю, к чему клонишь, но она не такая!

- Такая-такая. И я даже тебе больше скажу, ты об этом знаешь.

Саша молча смотрел в глаза отражению. Он тяжело дышал.

- Ты прав.

- Ещё бы!

- Но почему все так? Почему все такие?

- Все просто: ты отвратителен. - сказало Отражение, точа пилкой свои когти.

- Что?

- Да, ты ужасен! Ты нудный, тебя слушать невозможно. Ты все говоришь о какой-то литературе, о каком-то высоком искусстве, а это никому не интересно. С тобой не выпить - ты не пьешь, с тобой не покурить - ты не куришь, с тобой даже не поговорить - ты умный.

- Но я же стараюсь делать добро и всем угождать.

- Не смеши меня! У меня сейчас живот разорвется!

- Чего смеёшься?

- Ко всей плеяде твоих недостатков можно добавить ещё и патологическое враньё.

- Почему?

- Ты и сам знаешь.

- Знаю. Потому что, делая добро, я просто хочу услышать похвалу. И ничего более...

- Умничка!

- И что же получается? Все - мрази, я - мразь. Нам что, всем дружно повеситься?

- Не так категорично. Да, они - отвратительны, ты - отвратителен тоже. Просто прими это и перестань биться головой об стенку, ведь никто ни в чем никогда не виноват. Все случается, потому что это случается. Поэтому делай, что хочешь!

- Писать рассказы и есть сладкое? Так я это уже делаю.

- Опять по новой! - разводя руками, крякнуло отражение - Нет. Другое.

- Хамить всем. - говорил Саша, ползя на кровати в сторону зеркала.

- Так, хорошо.

- Жестоко мстить обидчикам.

- Прелестно. Молодчага! А хорохорился тут! "Да, я добрый! И вообще славный малый!". Ты такая же ленивая и похотливая тварь, как твои друзья и как все люди. Все люди - эгоисты! Все! Даже, если человек опекает другого человека, то он это делает не потому что он добрый, а потому что ему плохо, когда этому человеку плохо! А это тоже эгоизм! Если человеку не жалко другого человека, то он ничего для него не сделает.

Саша слушал свое отражение, дёргая на голове волосы. Ему сложно было принять, что он хочет… вот это все.

- Иди ко мне! Вместе мы сделаем все, как надо.

Саша смотрел в эти жёлтые глаза и думал. Думал, как ему поступить. Его нос почти касался зеркала.

Бегая глазами, Саша случайно зацепился за фотографию, которая стояла в рамке на столе. На ней были он, Маша и Вова. Вова тогда перепил и Саша с Машей нарисовали ему маркером очки.

- Веселый тогда был день. - думал он.

Потом его взор переместился на медную статуэтку, которая изображала перо и чернила. Ее ему Ольга Ивановна подарила.

- Удобно ее, как пресс-папье использовать. - подметил он про себя.

- Давай, иди ко мне! Первым делом, мы вернёмся в издательство и набьем рыло этому редактору! - торжественно скандировало Отражения, сверкая глазами.

Саша, убрав пот с лица, посмотрел на шкаф, который ему помог Вова затащить в квартиру.

- Потом поедем к Маше и отделаем ее хорошенько!

Саша не слушал его. Он смотрел на обои, которые он клеил вместе с Машей.

- Надо будет на забыть ее напугать, чтобы молчала. Ты не переживай, я подберу нужные угрожающие слова. Возможно, надо будет оплеуху отвесить, но это так, мелочи жизни.

Отражение все говорило и говорило. По краям его глаза стали краснеть. Рот наполнился густыми зелеными слюнями.

А Саша опустил голову, выпрямил спину и выдохнул.

- Потом к маме твоей…

- Нет! - рявкнул Саша

- В смысле "нет"?

- Нет. Я не пойду к тебе. Я не хочу кому-либо вредить!

- Нет, хочешь! Хочешь, я же знаю!

- Не знаешь!

- Знаю-знаю. Ты - сволочь! Все люди сволочи! Сволочи! Сволочи! Сволочи!

- Как ты мне надоел… - уныло протянул Саша, снял зеркало со стены и поднял его над собой.

- Ты чего творишь? Ой! Ай!

Отражение упало на стекло. Его страшное чёрное лицо растеклось по поверхности.

- Какое тяжёлое. - подумал Саша, держа зеркало.

- Отпусти меня, тварь! - завопило отражение.

- Помолчи немного. - прохрипел Саша и разбил зеркало об пол. По полу разлетелись блестящие осколки.

Саша тяжело выдохнул и сел на кровать.

ДЗЫНЬ-ДЗЫНЬ

В кармане завибрировал телефон.

- Алло?

- Привет, Саш.

- Привет, Маш.

- Ты там как?

- Ничего.

- К тебе ехать? Твой рассказ опубликовали?

- Не опубликовали, но праздник не отменяется.

- А чего так?

- Да, так. Есть повод.

Саша, улыбаясь, посмотрел на осколки.

- Хорошо.

- Давай.

- Подожди-подожди! У меня есть хорошие новости.

- Какие?

- Я, наконец-то, нашла себе штаны для бега. Прости, что так долго! Я так соскучилась по нашим утренним пробежкам. Так что готовься!

- Хорошо. Новости и вправду хорошие. Давай.

- Давай! - весело прозвенела Маша и бросила трубку.

- Может быть, мое отражение и было право. Люди, все и я в частности, отвратительны. - думал Саша - Они эгоисты. Они могут делать хорошие поступки, но мотивы этих поступков могут быть мерзкие и пошлые. А мысли их? Ха-ха. Если покопаться в голове любого человека, то его можно будет на пожизненное посадить. Но это не означает, что нужно рвать оковы, которые тебя сдерживают. Наоборот, их нужно затянуть потуже, чтобы надеяться, что перестанешь быть таким, каким ты есть сейчас, и попытаться стать лучше. Честно говоря, на вряд ли удастся это сделать, но труды эти б\удут оценены по достоинству и не исчезнут бесследно. Другие люди, которые хотят стать лучше, позаботиться об этом. Так правильно. Так нужно.

Он поднялся. Под его ногами захрустело стекло.

- Надо бы подмести. Скоро все таки гости приедут.


Группа: https://vk.com/kislayaproza

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.