Я ждал тебя, как ждут рожденья Бога


«Алый псалтырь» - книга обжигающей любовной лирики, тонкой, изящной, огненной и трепетной, пульсирующей страстью и окутывающей нежностью. Глубокие философские строки о истинной Любви, которая бессмертна. Книга – признание в любви одной единственной женщине: его супруге – его музе – его поэзии. О встрече, которая была предначертана.


Через тысячи лет одиночества,

Задолго до твоего рождения, я знал - есть ты...*


О Встрече, которая должна была состояться, ибо состоялись и не разменяли себя на медяки те двое, что верили в эту встречу. Там, вне времени и пространства, там, где


В подреберье Боль,

В подреберье Поэзия,

В подреберье Любовь.*


где двое стали оберегом друг друга, где им, выстоявшим, выжившим, не переставшим верить,


Любовь вполголоса молитвы дочитала,

Одной рукой перекрестив двоих. *


Там, над гербом из розы и пера полыхает мёд и Любовь звучит самой высокой нотой.


Я колыбельной становлюсь твоей,

И кровь моя цветет, тебя качая...

Как дочь мою, как женщину мою...

Как бесконечность этого признанья.

И я пою тебя от головы до пят...

Всё, что назвали мы, то стало нами...

И длится нота слабостью высот...

Руками смертными тебя я обнимаю...

Руками смертными... и полыхает мёд.*


Рвется нежно и тонко небесная ткань языка... Где вдруг случится, что Любовь - единственное найденное слово. Поэзия и Она - друг друга обнявшие огненные реки.


Так нежно целовать способен только шёлк,

Шёлк трепета безудержно влюбленных.

Прижмись к рукам ты птицей золотой,

В себе самой пронзительно прощенной.

Той птицей, что запела у груди,

Оставив на губах моих себя...

Себя, в свечах бессонницы любви,

Где всюду только ты, где всюду я.

Где с твоих пальцев -трепетных величеств,

Мой демон мёда пьет священный воск.

Кто не утратил утра, не умрёт...

Смерть - это маленький земной обычай

Для тех, кто научил цветенью лёд.*


Двое земных в неземном величии Любви. Двое, умершие и воскресшие в Любви.


Я буду целовать твое дыхание...

Я буду лечить твою тоску, когда она, отвернувшись к стене, тихо плачет.

Сквозь воспаленные глаза всех бессонниц, что я провел без тебя.

Пить тебя от небес до плеч. Сплетённые из пальцев и тел,

Из разных снов друг о друге, впитывая прикосновение

На пике абсолютной глубины... Прикованные так намертво...*


Где близость – обряд посвящения в Вечность, и черный шёлк звучит в сонетах алых губ.


Открой мою книгу и переведи с латыни - я люблю...

Пропуская шёлковый вдох сквозь горло... добавь «вовек».*


Смертные, причастившиеся Вечности, познав Любовь; танец огня в безудержном сердце,

языки пламени, скрещенные в танце, где каждый поцелуй, словно последний в жизни. 

В том небе, где их сочли одним, в этом белом краю трепета строф Любовь что вшита им в души. И каллиграфией страсти вычерчивается вседозволенность…


Где медлительность взгляда дышит, сливаясь с безумством касаний.


Любовь, подарившая им Цветение; страсть, что не знает прошедшего времени.


Ступай по моим строкам босой

Безудержно, бесстрашно, обнаженно.


Смотря в глаза на языке любви,

Когда по имени, когда неприручимо...

Когда нагие полустёртые стихи

Вдруг проступают в выгнувшихся спинах.

Канонами плетений тесноты

Ты - обольстительное credo!

Изгиб касающихся в нимбе красоты

Сквозь ток открытой поцелую вены.

Распяв ладони в алых простынях,

Соблазн мой, я беру тебя с собою.

Соблазн мой, я беру тебя чтоб знать

Всё то, что называется любовью.

Родство, не помнящее тел,

У сердца твоего прибуду рукоятью.

Как судорожен воздух платья,

Упавший у моих колен.

И хрупкий отблеск на воде...

Post scriptum обжигающейся кожи,

Еретики у ног всесилия любви -

В изнеможении умершей в страсти прозы.


Рада, что эта книга в ваших руках. Читайте, и да пребудет в ваших сердцах бессмертные Любовь и Поэзия! 


Жестова Т.Ф. (филолог, искусствовед, преподаватель воскресной православной школы для детей и взрослых)


* © Эдуард Дэлюж



Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.