Я умылся драконовой кровью. С головы до пят. Одну оставил, левую. Теперь имя мне — Ахиллес. Нарисую на ней мишень, прямо под сухожилием, а поверху тапочки надену. Пока что — чёрные, но потом, быть может, предпочту цвет противоположный. Тапочки с титановыми броняжками, на всякий пожарный. А то норовят палить, кому не лень. Жалко. Пригодится мне ещё моя пятка.

А ещё у меня есть стрелы — ма-аленькие-маленькие. Зато ядовитые, хуже кураре с тетрадотоксином. Я одолжил их у Купидона, весь боекомплект с моим именем на древке, и теперь он никогда в меня не стреляет. А ты — хочешь поупражняться в стрельбе?..

Иногда моё сердце уходит в пятку. В левую, Ахиллесову. Смотрит, наверное, сквозь кожу — крестик, кружочек, ещё кружочек и яблочко посерёдке — и думает: кто нарисовал такое и зачем, уж не Бог ли?

А это всего лишь я.

Я готов снять перед тобой свои тапочки, как в мечети. Можешь

тоже посмотреть: ты — снаружи, оно — изнутри. Видишь, под самым яблочком что-то пульсирует? Это оно, моё сердце. А ты думала,

оно в груди? Нету там давно ничего, одни рёбра. Выгорело там всё.

До остова.

Помнится, у тебя был лук, ма-аленький такой. А у меня к нему стрелы есть, я говорил? Возьми, вдруг охота пострелять будет,

вдруг охота?..

*

Да знаю я, что ты не нарочно... Не плачь, зю! Я же не виню тебя, ты просто ещё не научилась как следует... Да ещё ветер подул, как назло, не в ту сторону... Только вот больно всё равно... Очень больно...

Прости...

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.