ГЛАВА 30

  • 7
  • 0
  • 0

Пиксарет сидел на берегу, надвинув соломенную шляпу пониже на глаза, чтоб солнце не ослепляло, и удил рыбу – «А чего, расслабиться нельзя?» - с тех пор как он появился в этой деревне и завалил пожирателя, нормальных квестов не было, а мелочёвка эта ему уже надоела.

- Брр-р – вспомнив про пожирателя, Пиксарета передёрнуло – «И что за маньяк эту хрень выдумал?» - ему реально повезло, когда он оказался внутри твари, и его тело стало растворяться в кислоте на ум почему-то пришли последние услышанные в «Мире дракона» слова, от нуба-упыря, что-то там про дерьмо, которое переваривают и надо вверх смотреть. Вот он и глянул вверх через свой, ещё не успевший растворится, воздушный щит. А так бы сидел сейчас в воскрешающем замке, вместе с другими неудачниками, обложенный со всех сторон пожирателями. Ни квесты сделать, ни мир посмотреть.

Впрочем, мир он и так не смотрел и даже далеко от деревни не отходил, здесь всё ужасно долго заживает, только-только последние мясо на костях наросло. А про квесты лучше вообще молчать, дров нарубить, сено накосить, явно для нубов, да и зачем? Его и так здесь, наверное, в благодарность за убийство монстра, бесплатно кормят и одевают.

Пиксарет насторожился, сзади подходил незнакомый человек. В деревне он уже всё изучил, даже язык частично выучил. Деревенские, по примерным оценкам, информация-то тут не высвечивается, не больше десятого уровня, а этот, судя по его ауре, около тридцатого.

- Здравствуйте – проговорил человек настороженным голосом – я Марон-ойг – представился он, чуть склонив голову.

Пиксарет покосился на него, уже не молодой, хорошо одет, умное выражение глаз. Ещё и свита есть, воины хорошо вооружённые, только они остались метрах в двухстах позади.

- Садитесь – кивнул на траву рядом с собой.

Марон хмыкнул, но немного покряхтев всё же присел рядом, затем, помолчав пару минут, произнёс:

- Знаете, а вы совсем не похожи на деймона. С виду обычный человек.

- Да – Пиксарет знал не все слова и старался говорить по минимуму.

- Местные жители уверяют, что вы убили пожирателя?

- Да.

- Я представитель «великого Шихара», у нас есть к вам предложения.

- «Наконец-то, нормальные квесты» - Пиксарет повернулся к Марону – Да.


Колдырь очнулся на земляном полу, в полутёмном помещении, собранном похоже из глины и соломы. Тут же он услышал суетливый крик, из которого не понял ни слова, и увидел сгорбленную фигуру, выбегающую из помещения.

- Деймон! Аб халя-хам Деймон!

Ощущения были странными, заходя в игры через капсулу, он привык к виртуальной реальности, но всё же понимал, что это игра, в которой присутствует только его разум, сейчас же он чувствовал именно своё тело. Подняв руку к глазам, он повертел ею, разглядывая. В принципе ничего не изменилось, форма вполне человеческая и даже несколько облагородилась, цвет кожи всё такой же бледный и, с некоторых пор, поблёскивающий серебром, словно снег на солнце.

Колдырь приподнялся, тело изменилось незначительно, если конечно не считать, что он совершенно голый. Теперь бросалось в глаза полное отсутствие волос, раньше он на это внимания не обращал, вероятно, из-за шкуры, которая была всегда с ним. На голове волосы были, их, как и брови, он нащупал руками.

Попробовал вызвать меню, но безрезультатно и почти испугался, хорошо вспомнил, что в «Старом мире» меню отсутствует, а для выхода из игры надо просто заснуть. Желательно в надёжном месте, ведь тут тело остаётся совершенно беззащитным – «Здесь место явно ненадёжное!» - сидел Колдырь внутри круга, прочерченного прямо на земле и исписанного какими-то знаками. Продолжая изучать обстановку, он заметил гремлина, шуршащего по углам и, облегчённо вздохнул – «Нак тоже, вроде не изменился» - он встал на ноги и только собрался выйти, как в помещение вбежало с десяток воинов в халатах, и наставили на него копья.

Не имён, не уровней, вообще никакой информации над их головами не высвечивалось, что несколько напрягало – «Как реагировать, когда не знаешь, с кем дело имеешь?» - Колдырь решил реагировать спокойно и стараться выполнять указания, выданные на непонятном языке.

Подталкиваемый копьями, он покинул помещение и оказался на земляной площади небольшой деревни, состоящей из глиняных домов. Среди толпы жителей выделялась сгорбленная фигура дедули в цветастом халате – «То ли жрец, то ли волшебник, а может просто шут».

Воины повели Колдыря мимо толпы, по пыльной улице, к виднеющейся городской стене, на вид построенной тоже из глины, как и всё тут. Люди расступались, провожая его любопытными взглядами и разговорами, в которых чаще всего мелькало слово «деймон». Лица не были угрожающими, скорее в них была надежда, страх и любопытство, от которого Колдырь страдал больше всего. Ощущение, что тебя голым выставили на всеобщее обозрение, было не самым приятным, тем более что толпа в основном состояла из женщин и детей.

Вскоре они добрались до стены и, взобравшись на неё по лестнице, Колдырь смог посмотреть за пределы деревни.

- Пожиратель – слово вырвалось у него само-собой. Этих существ он раньше никогда не видел, но что это ещё могло быть? Больше всего это походило на амёбу, только огромную, гигантскую, примерно, как дракон, виденный недавно. Она обманчиво медленно передвигалась в сторону стены, на ходу выращивая отростки, которые тут же исчезали, как только становились ненужными.

Пока Колдырь разглядывал существо, воины скинули вниз верёвку и недвусмысленно, тычками, дали понять, что ему пора спускаться. Один из воинов метнул вниз копьё и посмотрел на Колдыря, словно сделал одолжение. Колдырь вздохнул, кивнул воину и неловко полез вниз, упираясь босыми ногами в шершавую стену.

Когда добрался до земли, пожиратель был уже рядом и видимо каким-то чутьём определял Колдыря, так как направился прямо на него.

- Блин! Как тут умения применять? – Колдырь несколько запаниковал. Раньше он зрением выбирал функцию и делал движение, словно нажимая кнопку, здесь же надо полагаться на тело. Вытянув руку вперёд, он сжал кулак и почувствовал резь в костяшках, посмотрел и даже удивился, из них реально торчал шип. Направив в кулак всю свою силу воли, он даже зажмурился, шип, как из пращи вылетел с руки и, попав в пожирателя, отскочил от него, а Колдырь схватился за руку, такой отдачи в локоть, он не ожидал. Вот и всё, чем удалось удивить местных жителей, в следующее мгновение из пожирателя метнулся отросток и словно всосал в себя ледянника, почувствовавшего адскую боль.

Тело разъедала кислота, стало невозможно дышать, Колдырь попытался заорать, но кислота тут же проникла внутрь, разъедая всё на своём пути. В отчаянии барахтаясь, он открыл глаза и только почувствовал, как они лопнули. Через долгую минуту, в страшной жидкости остались, медленно разлагаясь, только кости.

Он летел в темноте, стремясь к красной звезде, вокруг сверкали ещё какие-то звёзды, но их свет был тусклым и неинтересным, а красная звезда звала и манила к себе, приближаясь всё ближе и ближе. Да и какой у него выбор?

В тело впились тысячи иголок, как только он попробовал пошевелиться. Холодный пол. Не хватает воздуха. Судорожный вдох, внутри как будто что-то лопнуло, Колдырь закашлялся. Тело понемногу начало отходить. Превозмогая боль, он приподнялся и пошевелил руками, затем ногами, разминая суставы и мышцы, покрутил головой.

- «Ну и возрождение тут» - огляделся по сторонам, разглядывая большой зал с колоннами и огненной сферой, прям над его головой – «а это, видимо и есть Огненный замок».

Из парящей сферы, вдруг ударил луч, и на полу стало появляться тело человека, распечатываемое лучом, словно три-де принтером. Вскоре, в лежащей на боку вытянув одну ногу спиной к Колдырю, девушке, по огненным волосам, золотистой коже и скоплениям веснушек, изображающих пламя, стало можно распознать Аню-ту. Как только луч исчез, Колдырь осторожно подошёл к ней, присев на колени. Мысли путались, было непонятно, как на это всё реагировать, кровь бурлила, а мозг отказывался соображать, охваченный желанием.

Осторожно прикоснулся к девушке, ощущая под пальцами нежную кожу, провёл, повторяя контур рисунка по ягодице, и вдруг сообразил, что она не дышит и, схватив другой рукой за плечо, потряс её. Аню-та закашлялась и зашевелилась, неуклюже махнув рукой, нащупала его колено и опёрлась на него, приподнимаясь. Наконец она обратила внимание на Колдыря, вожделенно смотрящего на её острые, украшенные двумя вишенками груди, потряхивающиеся от покашливаний, и опустила взгляд на его паховую область.

- Ну ты даёшь! – произнесла она, закатывая глаза и покачав головой, отчего её волосы рассыпались по плечам. Затем встала и неуверенно направилась к выходу.

Ледянник, не сразу понявший причину её возмущения, опустил взор и увидел, что причина просто-таки бросается в глаза, сверкая, словно огромная сосулька на солнце.

- Извини! – смущённо пробормотал он, шагая за ней прикрываясь руками, делая глубокий вдох и стараясь не смотреть на обнажённую красавицу, в попытке унять свои чувства.

- Давно тут? – спросила она – Дуглас не появлялся?

- Я недавно. Может он ушёл уже?

- Вряд ли, скорее пытается пожирателя убить – только Аню-та подошла к огромным дверям, как они распахнулись, и перед ней появился остроухая личность с кожей серого оттенка и в простой одежде.

- Так и знал, что ты вернулась – сообщил он, отдышавшись, и посмотрел на Колдыря – привела?

Аню-та резко, без замаха, произвела удар в челюсть, но дроу умудрился отклониться и, схватив её за руки, попытался успокоить:

- Тихо, тихо – он улыбнулся – можешь меня убить, но потом, надо дело доделать.

- Тварь, ты даже не представляешь, как меня подставил! – Аню-та выдернула руки – Я не только тебя, я вас всех убью! Я ведь верила вам!?

- Успокойся – он говорил спокойным, рассудительным голосом – сама подумай? Ты станешь повелительницей, разве плохо? И если захочешь, убьёшь нас, да и вообще кого захочешь. Мир, весь мир будет твой, а мы просто твои слуги! – последние предложения он говорил очень проникновенно, заглядывая ей в глаза – Осталось чуть-чуть, последний шаг и всё! – прервало его сверкание в зале, сфера снова ожила, вырисовывая на полу ещё одно обнажённое тело.

- Вот и Дуглас явился! – произнёс Колдырь, ни к кому конкретно не обращаясь.

Замок оказался не слишком населён, во всяком случае, в огромном подвальном помещении, куда их отвёл Лунатик, через какое-то время собралось не больше двадцати человек. Народ потихоньку располагался вдоль стен, переговариваясь между собой. Как заметил Колдырь, присутствовали разные расы и одеты все были довольно скромно – «Видимо хорошее оружие и одежду, в этом мире достать не так уж и легко» - троим новичкам одежду совсем не предложили, и они так и щеголяли голышом – «хорошо Дугласу, с фигурой Геракла!» - посередине круглого зала находилась круглая плита с бороздками, сквозь которые просвечивал огонь, и надписями на непонятном языке.

Лунатик о чём-то переговорил и с Дугласом, и с Аню-той, затем подошёл к Колдырю:

- Ну, как ты, всё нормально?

- Без одежды как-то не уютно – улыбнулся Колдырь – можно узнать, чего мы ждём?

- Не волнуйся, сейчас небольшое мероприятие, а потом всё будет – ответил на улыбку Лунатик.

К ним подошла Аню-та и, упёршись своим плечиком в плечо Колдыря немного толкнув в сторону, взяла его ладонь своей ладошкой и прижала к своему бедру.

- Не грусти – подмигнув, она тоже улыбнулась и перевела взгляд на Лунатика – начинаем?

Лунатик кивнул, ещё раз улыбнулся Колдырю и неожиданно толкнул его в грудь, отчего Колдырь спиной влетел на плиту и придерживаемый Аню-той за руку упал на спину, прямо в середине. Через секунду, сверху на него свалилась девушка, прижавшись всем телом и заведя его руки вверх, ему за голову.

Сначала Колдырь чувствовал только вес женского тела на себе, её живот, её грудь, прижимающуюся твёрдыми, острыми сосками, её ноги, обхватившие его. Чувствовал своим возбужденным естеством её тело. Потом он почувствовал жар. Языки пламени, сквозь которые теперь с трудом проглядывали лица вставших вокруг игроков, вырывались из борозд жертвенника. Колдырь попробовал приподняться, оторвать себя от раскалённого камня, но не смог пошевелить даже руками. Огненные лепестки словно обнимали его, держа крепче верёвок.

Аню-та встала на колени, опираясь одной рукой ему на грудь, второй рукой взялась за стоящее колом достоинство и, направляя, стала медленно опускаться. Лицо её перекосила гримаса боли, сквозь закушенную губу прорвался короткий стон. Он чувствовал внутри неё обжигающее пламя, горящее едва ли слабее, чем снаружи. Дойдя до конца, она, упираясь в него уже двумя руками, стала приподыматься, стиснув зубы и зажмурив глаза. Колдырь, посмотрел в просвет между их телами, кровь, её кровь стекала, попадая ему на живот и на бёдра.

Сколько это продолжалось, Колдырь не знал, желание, унижение и боль вытеснили всё, в том числе чувство времени. Аню-та пыталась ускорить темп, превозмогая боль, но постоянно вздрагивала, сбивалась и останавливалась. Взглянув на её, залитое слезами и кровью из прокушенной губы лицо, он увидел полные огненной ненависти глаза, её губы шевельнулись.

- Ну, давай уже – прошептала она, в бессилии прижавшись к нему всем телом.

Тут же, назревавший внутри взрыв вырвался, все мышцы свело, заставляя тело выгибаться. Аню-та приподнялась, в её руках горел огненный клинок, каким-то образом вытащенный прямо из камня жертвенника. С перекошенным злостью лицом, словно это Колдырь виноват в причинённой ей боли, и явным желанием всё это закончить поскорее, она воткнула меч прямо ему в сердце, выпуская фонтан крови.