Романтика романтикой, ну а София Неопольская была уже на шестом месяце. Курфюрст ждал сына. Наследника. Кому же ещё он передаст все свои богатства, власть, земли, леса, людей? Вот хотя бы Лотарингский Замок. Тут, если подсчитать со всеми внутренностями и убранством, на целый миллион дукатов, не меньше. Двенадцать этажей, двадцать пять лестниц, триста помещений, и каждое, ну не считая складских и для отдыха прислуги, отделано исключительно дорогими натуральными материалами. Если уж камень, то мрамор или малахит, а если уж дерево, то орех или карельская берёза. Витражи в соборе переливаются цветным чешским стеклом, как византийская мозаика. Ну, а люстры обязательно из чистейшего горного хрусталя. 


В Арсенальном Зале, вот уже лет двести пополняющимся новыми экспонатами, сам Курфюрст и его предки собрали небывалую коллекцию оружия, начиная от финского ножа и заканчивая древнегреческими камнеметательными машинами. Посреди зала, почти как живой, прямо в колеснице, с кнутом сам Античный Полководец Александр Македонский погоняет двойку лошадей. Создавалось такое впечатление, что у животных кипит во рту пена и сама колесница вот-вот врежется во вражеское войско. Ну, а там уж успевай уворачивать головы. Македонский дробил их, как мельница зерно.


У Курфюрста было одно помещение, о котором знали только посвящённые: его саруха-Мать Эльза Лотарингская и Принцесса София, теперь уже будем считать, его законная супруга, наделённая титулом. Курфюрст-Дамы. В покоях хозяина на всю стену по Высоте размещался огромный пятиметровый аллегорический портрет Бога Нептуна с трезубцем. Но это только ширма. Кованая за ней дверь, которая вела в просторную, но без окон, галерею, скрывала несметные богатства, награбленные за длительное время Лотарингской Династией. Вы видали, когда нибудь золотых павлинов? Или трёхметровую, усеянную гранатами амфору? Ну, а полные сундуки серебряных, больших, как оладья, монет? А Курфюрст наблюдал это по мере появляющегося желания и лично раз в месяц делал в хранилище генеральную уборку, полируя, например, шерстяной тряпочкой, своих любимых солнечных павлинов.


Замок окружался искусственным водным каналом с единственным на цепях мостом. И хотя современное оружие оставляло мало шансов для ero неприступности, Бог до сих пор миловал это укрепление, как видно, не желая разрушать такой шедевр средневекового зодчества.


Отец Курфюрста Леонорд Лотарингский погиб, можно сказать, при банальных обстоятельствах, когда сыну было шестнадцать лет. Он вывалился в нетрезвом состоянии с балкона одиннадцатого этажа Замка прямо на каменный козырек, перелома себе всё, что было возможно. Бывает и такое.


Ну, а Курфюрсту пришлось принимать бразды правления пока ещё необъезженным, но уже довольно таки смышлёным и в житейских делах опытным. Правда, в Лотарингском Замке жил ещё его Родной Дядя Феликс, который тоже претендовал на трон, но он в ночь после похорон брата загадочно исчез, ну а искать его, как видно, никому не понадобилось. Эльза Лотарингская, довольно-таки сварливая и властная старуха, после смерти мужа поначалу что-то там пыталась устанавливать в Курфюрсте свои законы, только сын, как и обычно самостоятельные мужчины, к ней вроде бы учтиво прислушивался, но делал своё дело. Если уж воевать - так на смерть, ну а гулять - то до полусмерти.


Но София всё изменила в его поведении. Раньше Курфюрст недооценивал значимости своей жизни. И только после того, как Король Неопольский Старший позорно прогнал его со своего Двора, не оставив шансов для выбора, только тогда Лотарингский понял, что Господь, хоть и соединяет людей будто бы навсегда, но во имя этого нужно сражаться.


© Сергей Шиповник, роман "Экстракт любви", избранное.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.