Это были три года вызова, три года переосмысления прожитого, три года познания неочевидных вещей.


Как все ужасно стало тихо

Здесь только смерть – такой вам результат

И тараканы мрут – такое лихо

И все что было, не вернуть назад.

***

Работать я могу – мне хоть сейчас на шахту

Пусть даже бесполезен и убог

И там, и тут рутиной вечной вахты

Звенящий вечный зов я позабыть не смог

***

Когда-нибудь я может быть растаю,

Замерзший в этой вечной мерзлоте,

Я здесь не ради денег – это знаю,

И понимаю – здесь условия не те.

***

Как близко все – и нет вещей неважных,

Как будто с гор спустился и живешь,

Но пусто здесь – и это очень страшно,

То скука заедает, то бросает в дрожь.

***

Меня кручина эта не сломает,

Пусть долог сон – когда-то я проснусь.

И где бы ни был я – я это знаю,

Сюда я обязательно вернусь.

1990


     Здесь с новой силой Игорь взялся за «Параномику». На сей раз под его ударом оказались философы. Сократ...


Ты знал, что ничего не знаешь,

А я не знаю ни хуя,

Горбатых много. А ты знаешь,

Что эта чаша не твоя?

***

Умолкли в зале опустелом

Все разговоры ни о чем,

Идут года, и между делом.

Ты что-то прячешь под плащом

1990


     Гераклит...


Я не вошел в ту реку дважды,

Но видел в жизни много рек.

И где-нибудь всплыву однажды,

Простой, как пробка, человек.

***

Тот опыт хоть и не удался,

Но я и глазом не моргнул.

В одних я сладостно купался,

В других – отчаянно тонул.

1990


     Декарту...


Сказав «Cogito ergo sum»

Ты породил немало дум,

Оценок, споров, тем, суждений

И всевозможных впечатлений.

***

Меня пугает дуб тенистый.

Раз существует – значит мыслит.

Да, братцы, вот достойный шанс

На когнитивный диссонанс

1991


     Канту...


Когда смотрю на вещь-в-себе

На зависть всякой голытьбе,

Я ужасаюсь – Вашу мать!

Умом все это не понять.

***

Но ведь на то они и вещи,

Как ни зови, а словом вещим

Не будет это имя. Многих

Тайн не узнаем мы в итоге.

***

Неутешителен итог

Всех этих очень умных строк.

Но мы пойдем другим путем,

Мы вещь-в-себе – в себе найдем!

1991


     Ницше...


Плачьте люди Земли, умер Бог,

Говорил нам Вильгельм Фридрих Ницше.

Пусть он мертвый, но он нам помог,

Отыскать цель, значение, пищу и нишу,

Неизвестен над пропастью путь,

И забыта дорога обратно,

Где мы? Это вкурил кто-нибудь?

Я живой или нет!?

Непонятно...

1990


     А это было посвящение всем философам мира в целом.


Надеждой ты любви не купишь,

А верой – купишь не у всех,

Так сильно истину ты любишь,

Что совершаешь с ней содомский грех

1991


     Не обошел Игорь стороной и восточных философов. В частности, несколько его стихов посвящены дзэн-буддизму.


Звук хлопка одной ладони -

Большой секрет для посторонних.

Он может понят быть яснее,

Когда ладонью бьют по шее.

1991


Встретишь Будду – убей Будду

Повторяться я не буду.

Всходит рожь, цветут сады,

Им твой Будда – до пизды.

1991


     Шли месяцы и годы... Были полярные ночи, черная пурга и непредсказуемо короткое северное лето.

     А потом наступил август 1991 года. Когда начались всем известные события, Игорь тут же вылетел в Москву. Вылетел, чтобы драться за те крохи свободы, которые у него были. Драться насмерть...

     Победа тогда была нелегкой. Свободы стало больше, неизмеримо больше... Но был подвох – свобода эта оказалась настолько поверхностной, что вполне можно было сказать, что она не настоящая.

     По сути ничего не поменялось. Когда Игорь это понял, в его творчестве начался новый период.

     Но это уже совсем другая история.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.