После рождения дочери, я долго ещё пробыла в больнице. Ну, как долго. Месяц, наверное. Или два, уже не помню. Организму нужно было восстановиться. Мне ежедневно ставили капельницу с витаминами — это единственное, что мне тогда помогало. Даня ходил ко мне по нескольку раз в день: то фруктики принесет, то сок, то игрушку какую. Я нуждалась в поддержке, а в его — особенно.

Его поддержка тогда была для меня всем. Но именно тогда я узнала о том, что скоро поддержка будет нужна ему…

В тот день ко мне пришла мама Дани. Она улыалась, но глаза говорили мне правду. Она плакала. Я решила поинтересоваться, что случилось, но она продолжала повторять, что просто сильно устала. Но я же видела, что не всё так просто. Что она плакала и немало. Я взяла её за руку и повторила вопрос.

"Что произошло?"

Тогда она расплакалась, крепко обняла меня и рассказала, почему она не хотела мне ничего говорить.

Она рассказала мне, что у Дани часто болела голова, и они решили пройти обследование, результаты которого их ничуть не порадовали. У Дани обнаружили опухоль и, после биопсии, выявили, что она злокачественная. У Дани был рак.

Я не могла поверить в это. Вдруг слёзы подступили к глазам, но я понимала, что сейчас этого не нужно делать. С трудом собрав всё то, что чувствовала тогда, в кулак, я обняла Данину маму и сказала ей, что всё обязательно будет хорошо. Она улыбнулась и молча ушла. Только после этого я смогла себе позволить расплакаться, ибо раньше было бы гораздо больнее..

Когда меня выписали из больницы, я не знала, как себя вести. То ли страдать и реветь от всего того, что происходило вокруг, то ли просто жить и пытаться радоваться этой самой жизни. Даня определил наш дальнейший путь сам.

"Как бы трудно не было, как бы невыносимо больно — я всегда с тобой. Ты — моё солнце. Ты — моё счастье. Ты — моя жизнь. И я не позволю, чтобы Моя Жизнь была мрачной. Чудо, улыбнись"

С тех пор мы перестали вспоминать о том, что произошло. Даже о том, что Данина жизнь могла оборваться в любой момент. Мы просто были счастливы. Маленькую Настеньку пришлось отдать на воспитание тёте, ибо я тогда сама ещё была ребёнком.

Шло время. Всё налаживалось. Наконец-то наша “черная полоса” сменила оттенок. Я стала замечать, что многого боюсь. Очень многого.

Однажды мы с Даней пошли на крышу. Посмотреть на закат. Но, когда туда вышли, я очень напугалась. Пошла дрожь по ногам, рукам, всему телу.. сердце билось так, будто это последний вечер. Даня подошел ко мне сзади, обнял и сказал:

"Не бойся, чудо. Я с тобой."

И сразу как-то стало легче. Сразу прошла дрожь и стало спокойнее сердцу. Я чувствовала себя в безопасности. Непередаваемое ощущение… Каждый раз, выходя на крышу, я вспоминаю те объятия и те слова. Они действительно помогают успокоиться…

После выписки произошло много прекрасных событий, но посещение врачей и нередкие огорчения никто не отменял. Дане стали делать химиотерапию, и он постепенно шел на поправку. Но надолго ли? Мы часто общались с ним по этому поводу, но потом решили не вспоминать…

Однажды, за подобным разговором, Даня рассказал мне о гименопластике. Почему? Потому что я с ним уже обсуждала вопрос о том, что хотела бы восстановить то, что делало когда-то из меня “девочку”. Потому что не хотела быть такой из-за каких-то ублюдков, которые испортили мне всю жизнь. Потому что хотела понять, каково это, когда по любви.

Этот вопрос Даня поднимал не единожды. На сей раз он сказал, что у меня будет то, что я так давно хотела, ибо есть несложная операция. Сначала я очень боялась, но потом всё же решилась.

Эта операция длилась не более часа и в больнице после неё я тоже задержалась ненадолго. Зато теперь у меня было то, что я хотела. Зато теперь всё будет как надо. Пусть, не сразу, но когда-то будет.

"Жизнь прекрасна!"

Каждое утро я слышала это от Дани и понимала, что жизнь — драгоценность, которую нужно беречь при любых обстоятельствах. Мы стали жить. Именно жить, а не просто существовать. Мы понимали, как прекрасен мир вокруг и только мы вправе менять собственное будущее.

Когда мне исполнилось 15 лет, Даня сделал мне предложение. Он говорил, что будет ждать столько, сколько нужно, лишь бы у меня всё было хорошо и лишь бы я была счастлива.

Весь последующий год всё было слишком прекрасно. Настолько прекрасно, что даже страшно. У Дани прекратились абсолютно все боли. Он стал себя чувствовать так, будто снова родился…

В феврале 2015 года мне было не по себе… мне казалось, что не может быть всё так хорошо. Я чувствовала, что может произойти то, чего я так боялась. И это произошо...

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.