Я очнулся.

Под ногами трава, вверху синее, как море на детских рисунках, небо. Одинокие белые облака яичницей на сковородке плыли по небу. Желток за ними светил ярко.

Когда я встал, то увидел вдалеке удивительное создание - девушку.

Она сидела на земле и своими тонкими губами дула на белый одуванчик и своими веселыми голубыми глазами смотрела на белые пушинки, разлетающиеся в разные стороны. Ее белое платье отражало солнечные лучи, придавая ей ангельские очертания. Длинные густые волосы цвета полупрозрачной тени маняще покачивались.

Я понял, что влюбился.

Мне захотелось подойти к ней. Простой подойти. Ничего не говорить, ничего не делать. Лишь приблизиться и наслаждаться ей.

Первые несколько шагов были очень неуверенными. Трава цеплялась за ноги, земля была вязкой, как кисель в детсадовских столовых, а воздух драл кожу.

Спустя десять шагов походка стала решительней. Я почувствовал легкость.

Позже я уже бежал. Бежал быстро, как гепард, втаптывая траву в землю.

Каждый удар сердца придавал мне ускорение, и дистанция между мной и ей сокращалась быстрее, чем огонь успевает превратить спичку в серый пепел.

БУМ!

Врезался я во что-то прочное, холодное и прозрачное. Стекло. Мои губы сползали с его гладкой поверхности, оставляя слюнявый след.

Мне понадобилась секунд двадцать, чтобы полностью слезть со стекла.

Мечта воплоти сдержанно хихикала, пока я стыдливо стирал слюни и сопли со стекла.

Но на долгий стыд у меня не было времени. Нужно было думать, как оказаться по ту сторону.

Я бил своими слабыми руками по преграде, но для нее это было равноценно моему дыханию. Но, заряженный прекрасным чувством, я продолжал колотить стену руками и ногами. Разгонял и бил плечом, но вместо стены страдали лишь мои кости.

Так прошел день или два. Чтобы не умереть от жажды и голода, я пил росу и ел траву. Я ослаб, а эта тварь лишь насмешливо нависала надо мной.

Единственное, что утешало меня, - это ее абсолютная прозрачность, дающее мне возможность наблюдать за ней. За тем, как она радостно бегает по траве, собирая подолом платья утреннюю росу, как она плетет пальчиками венок из ромашки и одуванчиков, как смотрит на меня, как смеется, когда я корчу ей забавные рожицы.

Я долго думал, что делать.

Стену не пробить.

Не перепрыгнуть.

Можно попробовать обойти.

Да! Эта стена не может быть бесконечной. Нужно просто найти ее конец.

Я собрался в путь. Хотя собирать мне было особо нечего. Только себя и свой настрой.

Я прижался к стеклу, чтобы взглянуть на нее последний раз. Она улыбалась мне. Я почувствовал, как на глаза навернулись слезы. Соленые, крупные.

Когда руки уже вспотели от долгого соприкосновения со стеклом, я помахал ими и пошел вдоль стены, покусывая во рту застрявшую в зубах траву. Ее горький сок приятно обволакивал язык, стекая прямо в пересохшее горло.

Месяц.

Два.

Три.

Я не знаю, сколько уже находил. Я заталкивал очередную щепотку травы себе в горло, запивая осточертевшой росой.

А чертова стена не кончалась!

Год.

Два.

Три.

А может и больше. Счет времени был давно потерян. Стена даже не собирается подходить к концу. Ее миллион прозрачных глаз прожигают каждую клетку моего тела, моего существа. Тело исхудало. Душа истерзана.

Что?

Не верю своим глазам!

Я знаю это белое платье. И эти глаза. И эти проклятые одуванчики в ее бархатных руках.

Вернулся в точку отсчета.

Столько времени впустую! Столько сил потрачено напрасно!

Кровь внутри меня кипела. Голова пульсировала. Ноги дрожали не в силах противостоять тяжести разочарования.

Колени воткнулись в землю, словно копья. Руки пали. А затылок будто двухтонной каменной плитой придавили.

Когда я сумел поднять голову, то увидел, как она улыбалась и приветливо махала рукой.

А она подросла. Повзрослела. Взгляд мудрее. Тело более зрелое. Так она еще прекраснее.

Нельзя сдаваться!

Выход должен быть!

Стену не сломать, не обойти…

Я поднял голову.

Да!

Можно попробовать перелететь ее!

Но как? Я пробовал перепрыгнуть ее, она слишком высокая.

Катапульта? Уже вариант. Но я могу не пережить падения с такой высоты.

Крюк? Получше, но если стена слишком большая, то я не смогу его докинуть.

Лестница? Да! То, что нужно! В нескольких километрах отсюда есть лес, где можно найти хорошие крепкие ветки и смолу, которую можно использовать, как клей.

Снова в путь.

Через сорок минут я был на месте. Я устал и прилег подремать.

На следующую утро я начал работать. Ветки хрустели, а смола искрилась на солнце.

Первые десять метров готовы.

Я приложил это чудо деревянного зодчества к стене и полез. Каждые пару ступеней я останавливался и прикладывал ладонь к стене в надежде на то, что рука пройдет дальше.

Нет. Десять метров оказалось мало.

Двадцать. Тоже.

Сто. Не хватает.

Да насколько же ты высокая, дрянь такая?

Я уже полгода добавляю к этой лестнице ступеней, а она не кончается.

Хорошо.

Сделаю сразу километр. Она не может быть настолько высокой!

Работа закипела. Несколько лет я добавлял ступеньку за ступенькой. Руки уже давно покрылись занозами, став похожими на спину ежа. Желудок перестал переваривать траву и ягоды. Кора деревьев уже десять раз сгнила в зубах.

Все! Она готова.

Но этого было мало. Чтобы приложить ее к стене, понадобилось соорудить что-то типа лебедки. На это ушло еще несколько месяцев.

И вот сейчас я встаю на первую ступень этого Левиафана и отправляюсь в этот долгий пеший полет.

Час.

Два.

Три.

Подо мной примерно шестьсот метров. Измотан, обессилен, тянет в сон. Легкий ветерок небрежно потряхивал мое обросшее лицо и сальные волосы.

Дышать становилось тяжело.

А эта тварь не кончалась! Она не может быть такой большой. Я в это не верю! Отказываюсь в это верить! Я, скорее, сдохну, чем сдамся…

Я тебя, скотина такая, перелезу, выкопаю, обойду и сломаю! Ты просто стена, кусок непонятного материала, без души и эмоций. А я человек, может быть глупый, может быть слабый и беспомощный, но из плоти и крови! И с сердцем. Сердцем, которое бьется.

Десять минут.

Двадцать.

Полчаса.

В какой-то момент я начал чувствовать, что пальцы размыкаются, а ноги соскальзывают. Дышать стало совсем невыносимо.

Лечу?

Да, лечу.

Лечу, как мешок с камнями.

Не думал, что разочарование настолько сильно тянет вниз.

Сколько там падать? Минуту? Две? Пять?

Уже не важно. Стена мне не покорилась. Ее дразнящая прозрачность мозолила мне глаза, показывая, что бы меня за ней ждало. Тот прекрасный край. Та прекрасная девушку с одуванчиками в руках. Скоро я сам стану одуванчиком, когда мое бездыханное тело смешается с землей.

А хотя что это там надо мной?

Моя лестница?

Да, она! Вот оно, спасение!

Я из последних сил потянул руки, чтобы ухватить ее.

Кончики пальцев уже коснулись, но в ладонь ложится она не хотела. Кабеничала. А в спину мне уже дышала земля, поэтому у меня не было времени.

Ну, родненькая, дай мне схватить тебя! Дай обнять!

Во-во! Вот так!

Давай…

Да! Ты у меня в руках!

В меня, конечно, впилась заноза, но я так был ей рад в этот момент. Я тут же просунул свое тело в проем между двумя ступеньками, чтобы оказаться наверху.

Лестница была почти горизонтальна, поэтому я встал на ноги и побежал вперед, чтобы оказаться как можно ближе к ее началу. Только так у меня есть шанс выжить.

Внизу знакомое зеленое полотно.

Времени мало, а до середины еще не дошел…

Я ускорил шаг.

Нет, не успею.

Внизу есть деревья.

- Была не была! - проголосил я и прыгнул в проем вниз, надеясь, что деревья смягчат падение.

Я падал. Воздух, рассекаемый мной, приятно обволакивал тело и теребил бороду.

Очень скоро показались деревья, и я, затаив дыхание, сгруппировал тело.

Густая лесная чаща поглотила мое мелкое и ничтожное существо. Ветки разрезали руки и ноги. Иногда доставалось даже торчащему лбу.

Я не смог долго держать себя в позе эмбриона и спустя метр падения разомкнулся. Лицо стало радостно принимать горячие приветствия от деревьев. А тело вертелось в воздухе, как шашлык в руках пьяного человека.

Позже пошли лианы и толстые ветки.

Мне повезло, ведь я сумел не задеть их своим щуплым телом. А вот в заросли лиан я погрузился более, чем полностью.

Я закрыл шею руками, чтобы навсегда не остаться висеть в лесу, но мне снова улыбнулась удача, и лианы смягчили падение. И вот только тогда я перестал падать.

Невысоко. Можно спрыгнуть.

Глаза мои закрылись, а дыхание стало выравниваться.

Я жив...

Я, блин, жив!

Импровизированный гамак стал краснеть. Эх… Хотел поспать, но надо спускаться, ведь тело не слабо потрепало. Только я это заметил, как почувствовал адскую жгучую боль

Меньше, чем через минуту, я уже стоял на земле и намазывал тело раствором, которое я нашел во время своего неудачного кругосветного путешествия. Оно обеззараживает и обладает восстановительными свойствами. Когда я стал похож на жирную улитку, то я стал обматывать себя бинтами, которые сделал в свое время из особой травы. Она прочная и эластичная. Что ж, не знаю, на кого лучше быть похожим: на жирную улитку или дряхлую мумию?

Тело жгло.

Душу жгло ещё больше.

Я проиграл. Проиграл не битву, а войну.

Истекая кровью, я дошел до места, где все это началось.

Девушка уже стала женщиной. Взрослой и в то же время все ещё прекрасной. Она продолжает сдувать с одуванчиков их кудри, маняще улыбаясь.

Я не в силах больше стоять на ногах прильнул к стене. Ее холодная поверхность приятно остужала мое горячее от гнева сердце и облегчала боль от полученных ран.

Я смотрел. Просто смотрел. Сомневаюсь даже в том, что я хоть что-то думал в этот момент.

Так вот оно, смирение. Вот так выглядит человек, который принял свою участь, свою судьбу.

Насколько грустно, настолько же и любопытно, потому что я сейчас и самый счастливый и самый несчастный человек на свете. И эти чувства не борются за лидирующее место внутри меня. Наоборот, они взаимно дополняют друг-друга.

После этого я тяжело выдохнул, словно избавляясь от всего лишнего, и сделал вдох. Самый сладкий вдох в своей жизни. Впервые за долгое время воздух не просто давил на стенки лёгких, а бодрил. Бодрил, как утреннее умывание холодной водой. Дышать было приятно. Так, как я сейчас, дышат только утопленники, которых спасли.

Преодолев страшную боль всего тела, я встал. Удивительное дело, когда душа перестает болеть, то изрезанная от и до кожа перестает казаться таковой.

Я тут подумал, что ни разу не смотрел назад. Интересно, что там?

Я обернулся.

Хмм… Прелестно!

Красивое бесконечное поле. Море цветов, многие виды которых мне даже неизвестны. А в самом далеке есть что-то очень похожее на лес. Густой такой и большой.

Я сделал несколько аккуратных, как откусывание холодного мороженного, шагов.

Ничего не мешает.

Потом я сделал еще где-то десять шагов.

Все ещё не встретил никаких препятствий.

А что будет, если я разбегусь?

Ну, вперёд!

Я побежал что есть силы, не стесняясь даже петлять.

Красота! Ни малейшего сопротивления! Лишь щекочущая пятки трава и опьяняющий своим великолепием воздух.

Почему же я раньше все это пространство не замечал? Где я тогда был?

А если пройти дальше, то этого добра будет ещё больше!

Зачем тыкаться в стену, когда здесь все не так уж плохо?

Валяясь на траве в позе ангела, я фантазировал, как буду путешествовать. Встречать новых людей. Новые влюбленности…

Так я и уснул, укутанный нежнейшей зеленью.

На следующее утро я собрал все свои вещи. Поднялся. Насладился освежающим ветерком. И обернулся напоследок назад.

Она все ещё сидит. Все ещё мучает одуванчики. Все ещё издевательски улыбается.

Мое прошлое. Веселое и грустное. Далекое и близкое. Спасибо ему за то, что оно было.

Я помахал ей. Она помахала в ответ, мило закрыв глаза.

Теперь можно идти.

Надо идти.

Ну, вперед к тому, что меня там ждет…


Группа: https://vk.com/kislayaproza

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.