Спотыкаясь о воздух и задевая плечами несуществующие стены, я добрался до кухни, где Бен колдовал над очередным кулинарным шедевром. Оглянувшись, мой сосед хмыкнул, но промолчал и вернулся к своему занятию. Я его понимал. Видок у меня был, мягко говоря, неприглядный: темные круги под красными глазами, мокрые волосы, спутанные и торчащие в разные стороны. По телу противными струйками сбегали холодные капли воды, пропитывая штаны цвета мокрого асфальта.

Картина «детектив Кристоф Олридж во всем своем великолепии».

Последнее дело, над которым я работал, по сути, было ерундовым, но в итоге пришлось приложить массу усилий. Я не люблю толпу и большие скопления людей в принципе, но чтобы проследить за женой лорда-судьи-клерка пришлось торчать на забитом футбольном стадионе, да еще и в Англии. Миссис судья оказалась ярой болельщицей Ливерпуля, и скрывала от мужа именно это. Думаю, после такого они разведутся – ее муж всем сердцем предан Манчестер Сити.

Одна из причин, по которым я не люблю места массового скопления людей – эмоции. Слишком много чужих переживаний и чувств лезет в мою голову, не давая шанса абстрагироваться и перестать воспринимать их. Зрение забивает слишком много разных цветов-чувств, от которых начиналась мигрень. В таких местах моя восприимчивость переставала помогать и медленно убивала меня.

Я стараюсь не посещать футбольные матчи, концерты и прочие подобные мероприятия в одиночку, опасаясь, что вся эта какофония цветов и эмоций перегрузит меня. В этот раз мои опасения сбылись, и оставалось только благодарить Бена за то, что он терпеливо дотащил меня домой и запихнул в прохладную ванну. Вода помогала расслабиться и выкинуть из головы «чужое». Но даже так мое восприятие цветов и оттенков невозможно было заглушить полностью. Окружавшие люди и предметы виделись мне ярче чем обычно.

Проковыляв до небольшого диванчика цвета черного янтаря, я завалился на него и уставился в потолок. Мой сосед все еще помалкивал, но я чувствовал его обеспокоенность.

Закинув ногу на ногу, я устроился удобнее. Последнее, на что хватило моих сил.

- Если Дьявол существует, это женщина.

Бен посмотрел на меня с интересом, словно решая, не пора ли позвонить в больницу Гартнавэля Руаяля.

- Продолжай, - попросил он, видимо, решив повременить.

- У нее волосы до лопаток, черные, но у концов с очень темным пурпурно-красным отливом, - размышлял я. – Серые глаза с зелеными вкраплениями. Верхняя губа с округлой ложбинкой…

- Наверняка с красной помадой, - дополнил мой сосед, не отрываясь от плиты.

- Да, - подтвердил я. – И острые скулы. И высокие каблуки.

- Опасно, - с усмешкой протянул Бен.

- Эта женщина носит юбки в пол. Или роскошные брючные костюмы. И эта женщина…

Хлопок входной двери прервал мое размышление.

- Здесь, - закончил за меня Бен, отправляясь встречать нашу гостью.

Я спешно попытался придать своему лицу менее изможденное выражение. Даже выдавил улыбку. Не то чтобы это спасло меня, но шанс облегчить свою участь не стоило упускать.

- Кристоф Олридж!

Видимо, у Бена все же не вышло хоть немного задержать ее, потому что стук каблуков неумолимо приближался, вбиваясь в и без того пульсирующие виски.

Комната заполнилась красными оттенками.

- Герцогиня, - отозвался я, физически ощущая ее желание убить меня.

Загадка, почему большинство моих знакомых периодически испытывают это желание.

- Что за привычка, гробить свое здоровье ради очередного идиота-параноика? – поинтересовалась Эми, присаживаясь рядом со мной и запуская пальцы в мои мокрые волосы. Оттенки перестали плясать на стенах, и я смог сосредоточиться на глубоком красном, которым сейчас светилась герцогиня.

- Я получил от этого идиота хорошие деньги, - миролюбиво проговорил я, наслаждаясь успокаивающим цветом. – Надо было отрабатывать. И со мной был Бен!

- Мне было бы спокойнее, если бы с тобой была Мэри, - показательно проворчала Эми. Бен за ее спиной цокнул, закатил глаза и деланно обижено отвернулся, с преувеличенным рвением принявшись нарезать зелень.

Если Бен мог в буквальном смысле вынести меня из любого места, то Мэри либо не дала бы мне туда сунуться, разнюхав все самостоятельно, либо заболтала бы меня настолько, что я перестал бы воспринимать чьи-либо эмоции, кроме ее.

- Я в порядке, - соврал я.

- У нас с тобой разные представления о порядке, - герцогиня вздохнула, а я сел, облокотившись на спинку дивана, и внимательно рассмотрел ее.

Бен не угадал. Ее губы были бархатно-бежевыми, с легким блеском. А аккуратно подведенные глаза готовы были метать молнии. В том числе и в меня.

- Это Бен меня сдал, да?

- Твой лучший друг заботится о тебе больше, чем ты сам, - Эми стукнула меня по лбу согнутым пальцем. – Тебе нужно поесть. И расслабиться. И надеть рубашку. Живо!

- Только если ты принесешь ее мне, - отозвался я. – Я боюсь напороться вон на ту воздушную преграду.

Я махнул рукой в неопределенность, но Эми поняла, о чем я говорил: перемещаться по квартире после перегрузок для меня было тем еще испытанием. Оставив бархатно-бежевый след у меня на щеке, герцогиня отправилась на поиски одежды.

Изумрудно-зеленый самодовольно сиял на всю кухню.

- Я знаю, что ты чувствуешь, - напомнил я.

- А я знаю, что о тебе сейчас позаботятся гораздо лучше меня, - не остался в долгу Бен. – Претензии предъявишь завтра утром.

Приходилось признавать, что он прав. Умением вернуть меня в нормальную жизнь Эми превосходил только один человек, к чьей помощи я старался не прибегать уже давно.

Избавившаяся от туфель герцогиня едва слышно вернулась к нам, держа в руках футболку и параллельно разговаривая по телефону.

- Сам оденешься? – поинтересовалась она, отрываясь от трубки.

- Сам, - подтвердил я, протягивая руку за одеждой. Стоило сохранить немного гордости и самоуважения, не давая Эми понять, что все не слишком хорошо. Она кивнула и вернулась к разговору.

- Ты и сам знаешь, что делать в таких случаях, Джереми, - продолжала миледи. – Пошли цветы с соболезнованиями. И извинись за то, что я не смогу присутствовать. Что? Нет, сегодня я останусь в Глазго. И прекрати свои намеки! Я не школьница. Обниму тебя завтра, пока.

Герцогиня показательно отключила телефон, улыбнулась, меняясь с глубокого красного на тициановый, и устроилась за столом, по-лисьи втягивая носом воздух.

- Бен?

- Твоя любимая паста. Да, - подтвердил мой сосед, вызывая кричащий восторг Эми и мою улыбку.

Двухметровый великан, гора мышц, ветеран войны в Ираке, он, казалось бы, должен был быть жестким и суровым человеком. Но вот он, торчит на кухне, готовя на ужин пасту конкилье только потому, что знает, как Эми ее обожает.

Судьба свела меня с ним при странных обстоятельствах, в не самый лучший период моей жизни, и я обязан ему многим из того, что у меня есть сейчас.

Не без труда я перебрался за стол, где передо мной тут же возникла тарелка, источавшая восхитительно вкусный аромат. Поблагодарив Бена, я принялся за еду.

- Итак, - произнес мой друг, окинув взглядом меня и Эми, когда с ужином было покончено. – Как дела в Швейцарии?

Герцогиня, в свою очередь, пробуравила глазами меня.

- Приемлемо. Пара новых контрактов, куча скучных встреч. Ничего неожиданного.

- Совсем? – расстроился Бен. – Я зря пытал Криса?

- Ну, если тебе уже известна история о том, как Кристоф нырнул в горное озеро, - Эми очаровательно улыбнулась. – То выходит зря.

Она переживала напрасно. О настоящих целях нашей поездки не знал никто, даже такой близкий нам человек, как Бен.

- Он не рассказывал, - усмехнулся мой сосед.

Я застонал.

- Пожалуйста, не надо.

- Поздно, Олридж, я хочу знать подробности!

Откуда я мог знать, что во время прогулки меня выкинет из лодки порывом ветра? И уж тем более о том, что температура воды в этом чертовом озере чуть выше нуля? Ладно, об этом я знал. Но я же не собирался купаться там!

Наблюдая за красно-зеленым весельем, за Эми, с упоением рассказывавшей о том, как я барахтался в воде, за хохочущим Беном, я и сам невольно улыбнулся. Их теплые и родные эмоции накрывали меня, вытесняя жестокий многоцветный гул стадиона.

- Пойдем.

- А?

Подняв голову наверх и увидев лицо Эми, я понял, что отключился. Усталость наконец-то взяла свое.

- Спать, Крис, - мягко пояснила герцогиня. – Пойдем.

- Дотащить его? – добродушно предложил Бен, убиравший в шкаф чистые тарелки.

- Я сам, - пробормотал я, поднимаясь.

- Я помогу, - улыбнувшись, Эми обняла меня и повела в спальню.

Не самые приятные сутки заканчивались в рубиново-красных тонах.

С закрытыми глазами я протянул руку и успел перехватить Эми до того, как она встала. Упав на кровать, герцогиня засмеялась и развернулась в мою сторону, ласково проведя ладонью по моей щеке.

- Думала, ты спишь.

- Выспался, - отозвался я, открывая глаза. – И пришел в себя.

Это действительно было так. Бесконтрольные цвета исчезли, уступив вполне нормальному восприятию вещей, и по стенам больше не плясали оттенки красного. Пусть даже я и люблю этот цвет.

- Но вставать ты не хочешь? – уточнила Эми.

- Абсолютно, - в качестве подтверждения своих слов я крепче прижал ее к себе. – Ни малейшего желания.

Герцогиня замурлыкала и уткнулась носом мне в макушку, зарываясь в волосы.

- Тебя надо срочно подстричь.

- И привести в порядок, - недовольно пробурчал я. – Ты всегда так говоришь.

- И всегда оказываюсь права.

- Ну конечно.

С появлением Эми, в мою жизнь прочно вошли посещения личного парикмахера, мастера по маникюру, солярия, массажиста и прочих милых людей, творивших с моей внешностью всякие ужасы во имя эстетического наслаждения герцогини. Не то чтобы я сопротивлялся, конечно. Скорее, принимал как неизбежную необходимость. Выходы в свет обязывали меня поддерживать определенный образ и выглядеть соответственно.

- Какие новости? – полюбопытствовала Эми, чуть спустившись, чтобы можно было смотреть мне в глаза.

- Никаких, в общем-то, - ответил я. – Вроде бы, я все рассказал по телефону. Отец привез из Лондона рыцарство, так что завтра вечером лучше назови его сэром. Мама будет в восторге.

- Вы опять разругались?

Я сел, тяжело вздохнув. Отношения с отцом всегда были больной темой.

- Мы не мирились, Эми. Просто иногда наш конфликт становится вооруженным. А что у тебя? Кому Джереми должен послать соболезнования?

- МакКелви. Брюс работал с моим отцом и немного со мной, - ответила миледи. – Несчастный случай.

Герцогиня обняла меня со спины, притерлась щекой и снова замурчала не хуже кошки, показывая, что больше не хочет говорить о неприятных вещах.

- Спасибо, что помог Киту, - прошептала она, переводя тему.

- Он твой друг, - пожав плечами, отозвался я. – Почему ты о нем вспомнила?

- Просто. Хочется болтать ни о чем. Он пришелся кстати.

- Когда ты узнаешь результаты?

Эми отстранилась от меня и села, обняв коленки, становясь похожей на маленькую испуганную девочку, а не на грозную герцогиню Темпл. Я знал, что начал больную тему, но она касалась и меня.

- Послезавтра я сдаю анализы, - еле слышно проговорила Эми. – И как только будут результаты, мне сообщат.

- Может, стоило остаться в Швейцарии, пока все не будет известно?

- Перестань, - попросила герцогиня. – Ты знаешь, что я подыхала от скуки. Да и ждать, ничего не делая – та еще пытка. И так больше месяца там торчала.

Мне ничего не оставалось, кроме как прижать ее к себе и обнять покрепче.

- У нас все получится, вот увидишь, - прошептал я. – Потерпи еще чуть-чуть.

Она доверчиво расслабилась в моих руках, ненадолго забывая обо всех своих страхах.

Бизнес, отдых, прогулки в горах – все это было прикрытием и побочными делами. Наши цели в Швейцарии были совсем другими. Эми до безумия хотела ребенка. И я был готов всецело помогать ей в этом.

Из-за стены послышался шум: Бен проснулся и начал заниматься своими привычными домашними делами, определенно делая что-то, что нравилось Эми. Мой друг относился к ней, как к любимой младшей сестре и не упускал возможности позаботиться о ней.

- Как ты тут жил без меня? – тихо спросила герцогиня, поцеловав меня в щеку.

- Не считая вчерашнего инцидента, все было неплохо, - соврал я.

Слишком пристальное внимание полиции раздражало. Возможно, это было одной из причин, по которым я взялся за дело в Ливерпуле. После того, как меня застукали рядом с трупом, инспектор Робертсон получил повод дергать меня в любое время, хотя и было очевидно то, что я непричастен к смерти Фила.

Герцогиня фыркнула и встала, оказавшись ко мне спиной и позволяя любоваться роскошной татуировкой, тянувшейся по левой стороне от бедра до плеча: крылатая лиса взбиралась по ветви дерева. Я любил эту татуировку так же сильно, как и ненавидел причины, по которым она была сделана.

- Любуешься?

- Как и всегда, - не стал отрицать я.

На ее правом плече сидела еще одна лиса, маленькая, смотрящая на переливающуюся луну и звездное небо. Еще одна татуировка украшала шею.

- Уроборос, - пробормотал я, глядя на нее.

- Что?

- У Кристиана на часах тоже был уроборос, - пояснил я. – Только у него две змеи переплетены между собой, а у тебя – одна пожирает свой хвост.

- Когда я была маленькой, - девушка села в пол-оборота. – У папы была трость с таким змеем. Я ее обожала. Она была жутко старой и очень тяжелой.

Как и всегда, когда разговор заходил о ее родителях, Эми отвела глаза и посмотрела в стену, не скрывая грусти. Ей до сих пор было больно.

Потянув на себя, я снова завалил герцогиню в постель, накрыл нас одеялом и крепко обнял, защищая Эми от всего: от сплетен и слухов, надоедавших ей, от назойливых папарацци, на каждое неудачное фото кричавших о ее наркомании; от давно мертвого мужа-садиста, преследовавшего ее в кошмарах. На несколько минут существовала только эта кровать, и мы с Эми, обнаженные, затаившиеся под одеялом в объятиях друг друга.

Впрочем, запахи с кухни пробрались даже под одеяло. Бен, соскучившийся по своей «сестренке», решил избаловать ее окончательно, готовя исключительно то, что она любит. Например, блинчики.

Учуяв вкусное, герцогиня сорвалась с места, наспех одеваясь в домашние штаны и когда-то нагло украденную у меня футболку «Барселоны» с номером 10.

- Поднимайся, - потребовала она. – Твой друг старается для нас.

- Неправда, - пробурчал я, не желая высовываться из-под одеяла. – Он старается исключительно для тебя. Мне бы досталась пережаренная яичница с горелыми тостами.

- Которую ты сам бы готовил, - закончила за меня Эми. – Вставай!

В меня полетели домашние штаны. Леди Темпл больше не собиралась терпеть мою лень и попытки остаться в постели.

Расфокусировав зрение, я посмотрел на Эми в цвете сангины.

- Люблю тебя.

Сангина яркой вспышкой превратилась в алый, на мгновение заполнивший комнату. На смену ему пришел глубокий коралловый.

Я моргнул, возвращая себе нормальное зрение, чтобы столкнуться с грозным взглядом герцогини.

- Я уже говорила тебе, - медленно начала она. – Что не стоит.

- Не стоит что?

- Тренировать на мне свои способности. Ты все равно не узнаешь ничего нового.

- Я просто сказал, что люблю тебя.

- Крис, - Эми отвернулась. – Мне это не нужно. И я устала это повторять. Так, как пять лет назад, не будет. Да, я приезжаю к тебе, ты таскаешься за мной по врачам, мы ходим вместе на все мероприятия. Но не больше. У нас нет никаких отношений, что бы ты там себе не надумал.

- Ты говоришь это уже пару лет.

- Мог бы запомнить, - я уловил волну раздражения. – И не вынуждать меня повторять.

Вздохнув, я встал с кровати, чтобы подойти к герцогине и обнять ее со спины. Почувствовать ее усталость, страх и легкое недовольство.

Мы оба знали, что наша ложь зашла слишком далеко. И оба упрямо не желали отказываться от нее, играя в не-отношения, не-любовь и не-определенность.

Нарушать правила этой игры было преступлением, на которое никто из нас все никак не мог решиться.

- Бен ждет нас, - напомнил я, чтобы немного отвлечь Эми.

- Ты невозможный человек, Олридж, - прошептала герцогиня, откидываясь на мое плечо. – Невозможный и невыносимый. И бесишь меня.

Несмотря на то, что прошло почти пять лет, я все еще помнил, как именно ощущается ее фраза «я тебя люблю». Едва уловимое тепло. И алая вспышка, пробирающаяся даже в мое «нормальное» зрение.

- Завтракать? – предложил я, когда эмоции Эми чуть утихли.

- Да, - шепнула она. – Бен не должен стараться зря.

- Дай мне умыться, лиса.

- Можешь умываться сколько хочешь, Олридж, - герцогиня выкрутилась из моих рук и толкнула в сторону ванной. – Но учти, что твои шансы получить хоть что-нибудь на завтрак стремительно тают.

Смеясь, она вскользнула из комнаты. Мне было слышно, как она натолкнулась на Бена, и как он говорит ей что-то веселое и не совсем приличное. И, возможно, даже про меня.

Шум воды вытеснил все остальные звуки, лицо обожгло холодом. День обещал быть насыщенным и тяжелым.

Когда я зашел на кухню, моему взгляду открылась великолепная картина, а именно леди Амелия Роуз Темпл, первая герцогиня Иствуд, с ногами забравшаяся на стул и уплетавшая блинчики, перемазавшись апельсиновым джемом.

- Твоего дворецкого хватил бы инфаркт, если бы он тебя сейчас увидел.

Эми сверкнула глазами в мою сторону и демонстративно зачерпнула еще больше джема, который мгновенно оказался на футболке. Впрочем, такое мелкое недоразумение не помешало ей наслаждаться завтраком.

Я устроился напротив нее, получив свою тарелку и кофе, а также легкий подзатыльник от Бена.

- Не наезжай на Эми.

- Если бы я знал, что вы подружитесь против меня, я бы вас не знакомил.

- Мы познакомились без твоего участия, - прожевав, вставила герцогиня. – И не затягивай с завтраком. У нас много дел.

- Мы не в твоем замке, чтобы ты командовала, - я неспешно потянулся за кофе. – Так что наслаждайтесь завтраком, леди Иствуд.

- Бен! – капризно протянула Амелия. – Он нарывается.

- Определенно, - поддержал ее мой сосед. – Я бы даже сказал, провоцирует.

Усмехаясь, он сел за стол и внимательно посмотрел сначала на меня, а затем на Эми.
- Вердикт? – поинтересовалась герцогиня.

- Стрижка, как минимум. Солярий. И он опять грыз ногти.

- Неправда! – возмутился я. – Ничего я не грыз.

- Застукал его за этим дважды, - продолжал ябедничать Бен. – Правда, он этого даже не заметил. Был слишком занят своими расследованиями.

- И без меня, - Эми обижено надула губы. – Бессовестный!

- Эй!

Эти двое абсолютно не стеснялись обсуждать меня при мне. В основном это заключалось в жалобах герцогини на мое поведение, когда она считала его неподобающим. То есть, почти всегда. Бен же в свою очередь бессовестно закладывал ей каждый мой шаг.

Мои самые близкие люди в этом мире.

- Ты поел? – леди Темпл с прищуром посмотрела на меня.

- Практически, - чашка чуть звякнула, стукнувшись о тарелку. – Еще пять минут, и я буду в полном твоем распоряжении.

Где-то сбоку Бен закашлялся, не сумев совместить усмешку и кофе.

- Что-то не так? – вкрадчиво поинтересовалась Амелия.

Мой сосед только затряс головой, все еще борясь со смехом. В произнесенных мной словах он явно видел какой-то скрытый смысл, впрочем, доступный только ему одному.

Остатки кофе заставили меня зажмуриться, поморщиться и вздрогнуть. В искусстве крепости этого напитка с Беном мог поспорить разве что ПиДжей.

- Я готов, - вздохнул я, не открывая глаз. – Делай со мной что хочешь.

- Опасное заявление, Олридж, - предупредила Эми. – Очень опасное.

- Пожалуй, рискну.

- Отчаянный, - фыркнул Бен.

Отчасти, я был с ним согласен. Но иногда безопаснее поступить так, как нужно Эми.

Вечерний город встретил нас легкой прохладой. Заходящее солнце отражалось в стеклах, ослепляя даже сквозь очки, а легкий ветер баловался с и без того непослушными волосами Амелии, вызывая ее недовольство. Меня это обстоятельство, напротив, весьма забавляло, что не могло не остаться безнаказанным.

Уже пятнадцать минут герцогиня со мной не разговаривала.

Неторопливым шагом мы дошли до Квин-стрит, немного погуляли по улице и остановились возле Aluminium. Было бы неправильным провести один из немногих наших спокойных вечеров не здесь.

В пабе кипела жизнь. Свободных мест практически не было, ни за столиками, ни у барной стойки. К счастью, для нас с Эми у ПиДжея всегда имелась резервная кабинка за ширмой, вдали от общего шума.

Я махнул рукой бармену, получив в ответ кивок и учтивую улыбку, подмигнул Джейн, вовремя успев увернуться от удара. Герцогиня Иствуд обожала играть в ревнивую кошку. И, добравшись до своего столика, я еще раз в этом убедился, когда в мой затылок впились острые коготки.

- Мне больно.

- Если бы я добивалась другого, ты бы это знал.

- Я ничего не сделал!

- Ты нагло смеялся надо мной на улице, - предъявила претензию Эми. – И сейчас флиртуешь.

- Это не флирт, - попытался защититься я. – Я поздоровался.

- Словно я не знаю, что она по тебе сохнет.

- С чего ты взяла?

- В этом пабе по тебе не сох только ПиДжей!

Понимая, что спорить дальше бесполезно, я попытался помириться и поцеловал свою леди, рискуя остаться при этом без волос.

За спиной послышался тактичный кашель.

- Мне уступить вам свой кабинет?

Коготки Амелии скользнули по моей шее, давая понять, что я временно прощен.

- Не в этот раз, Питер.

- Хорошо, - ПиДжей усмехнулся и сел напротив нас. – Тем более, его уже занял Кларк.

- Он здесь? – оживилась Эми.

- Думаю, сейчас эта псина дожевывает мой диван, проворчал хозяин паба. – Я точно уволю Джейка, если он притащит свою собаку еще хоть раз.

- Ты любишь Кларка, - не удержался я. – И Джейк твой лучший бармен.

- Мой лучший бармен изображает из себя Шерлока Холмса и следит за неверными мужьями.

- Он лучший из ныне работающих, - не сдавался я.

- Прости, Питер, но этого бармена я у тебя перекупила, - герцогиня засмеялась и завалилась на меня. – Теперь он делает напитки только для меня.

Разумеется, я делал напитки исключительно для нее. У нас же не отношения.

Наверно, именно этот факт и развеселил моего бывшего работодателя. Смеясь, ПиДжей перегнулся через стол и ласково взъерошил Амелии волосы.

- Закажете что-нибудь? Или раскинуть карты? – он подмигнул герцогине.

- Карты, - опередив Эми, ответил я. – Ты давно обещал.

- Ты же не веришь в эту ерунду, - в очередной раз поддел он.

- Тебе хоть когда-то это мешало?

- Никогда, кроме этого раза, - хозяин паба сложил руки. – Мы с Амелией узнаем твое будущее, а ты подержишь эту чертову слюнявую псину.

- Кларк не слюнявый! – Джейк возник из-за двери. – И ты его любишь.

- Из великой любви к твоему псу я не стану вычитать из твоей зарплаты новый диван, - отозвался Питер. – Принеси Крису джин-тоник.

- А герцогине?

- Колу с лимоном, - попросила Эми. Джейк удивленно вскинул брови.

- Ты заболела?

- Еще одно слово, - понизив голос, проговорила леди Темпл. – И я оторву тебе твои идиотские усы.

- Я буду его держать, - пообещал ПиДжей.

Рассмеявшись, Джейк подмигнул нам и скрылся.

Эми выразительно посмотрела на меня.

- То, о чем я тебе говорила.

- Что? – непонимающе переспросил я.

- То, - повторила герцогиня. – Здесь по тебе все сохнут. Потому что подмигнул он именно тебе, Олридж.

- Глупости!

- О нет! – Эми рассмеялась. – Сотню ставлю на то, что только твое эспертное мнение заставит Джейка сбрить эти ужасные усы.

- Увы, - ПиДжей, как обычно, держал свой козырь в рукаве. – Но теперь Джейк прислушивается к мнению другого человека. Столь же равнодушного, как и Кристоф.

- Вы сговорились?

- Дай угадаю, - внутренняя лиса Эми оживилась. – Этот человек тоже безнадежно воздыхает по Олриджу?

- Амелия!

- Ты как всегда проницательна, - улыбаясь, ответил Питер.

- Джейн?

- Джейн, - протянул хозяин паба, следом рассмеявшись.

И когда мои близкие успели так хорошо спеться между собой?

Оливково-желтый ПиДжея переплетался в тенях с рубиновым Амелии. Герцогиня находилась в самом умиротворенном состоянии, и можно было смело передать ее в руки колдуна.

Впрочем, это означало оставить их наедине, а значит, я рисковал всеми своими секретами, любезно рассказанными Питеру Беном.

Люблю своих друзей.

От размышлений меня оторвало то, что на мои колени наглым образом улеглась черная морда огромного акиты-ину.

- Даже Кларк, Олридж, - расхохоталась Эми. – Даже он любит тебя больше, чем кого-то еще.

Я почти зарычал, но на мое счастье, передо мной возник хайбол с коктейлем. Джейк умел появиться в нужный момент.

- Ваша кола с лимоном, госпожа, - насмешливо произнес бармен, ставя перед Эми ее напиток. И, заодно, вызывая огонь на себя.

- Рискуешь, Джейк.

- Просто успокой меня тем, что это не смертельно, - рассмеялся он, плюхаясь напротив меня. – И я перестану. Возможно.

- Даже не думай, что смог меня задеть, - герцогиня фыркнула. – ПиДжей, мы идем?

Питер, все это время наблюдавший за поединком своего бармена и моей герцогини, кивнул и встал со своего места, приглашая девушку проследовать в его кабинет. Запечатлев на моей щеке поцелуй, она отправилась следом.

- Обещаю не пытаться отбить его у тебя! – крикнул вслед Джейк.

Изобразив очередную притворную вспышку ревности, Амелия удалилась.

- Опасно играть с ней, - предупредил я бармена.

- Когда это меня останавливала опасность? – удивился Джейкоб, устраиваясь удобнее.

Дождавшись, пока хозяин усядется, Кларк запрыгнул рядом и улегся, ожидая ласки. Впрочем, долго ждать ему не пришлось.

Ненадолго я отключился от обычного восприятия и позволил себе рассмотреть светлый лавандовый Джейка. Мягкий цвет успокаивал.

- Я разрешу Кларку жевать твои ботинки, если ты уснешь, - предупредил бармен, вырывая меня из расслабленного состояния.

- Эми меня умотала, - попытался оправдаться я.

- Маникюр, прическа и четыре часа шопинга во имя того, чтобы ты выглядел мальчиком с обложки?

- Я отстоял щетину и отбился от солярия.

- Но проиграл в войне за ногти?

- В следующий раз я уступлю тебе свое место.

- Благодарю, но разбирайся со своей герцогиней сам, - парень рассмеялся. – А кольцо-то хоть покажешь?

- Издеваешься?

- Я не виноват, что Джейн подслушала, как ПиДжей говорил об этом с Мэри!

- Кто еще в курсе?

Джейкоб хмыкнул, и, сдавшись, я вытащил заветный мешочек из кармана. Скрывать его дальше уже не было смысла.

- Тебе очень повезет, - рассматривая кольцо, пробормотал бармен. – Если о твоих намерениях все еще не знает герцогиня.

В его пальцах резной символ бесконечности выгибался полукругом, а в его центре аккуратный камень переливался разными оттенками.

- Доволен?

- Ей понравится, - улыбаясь, бармен вернул мне мою самую главную драгоценность в ближайшие сутки. – Завтра?

- Да. Подходящее место. И время.

- Надеюсь быть в первых рядах, когда это произойдет.

- Лучше пригласи Джейн на свидание, - посоветовал я. – Иначе найдется кто-нибудь более смелый. И менее усатый.

Щеки парня ожидаемо заалели.

Он был таким все то время, что я его знал. Язвительный, колючий и влюбчивый. Но при этом безумно стеснительный. Поверить не могу, что однажды ему хватило смелости позвать выпить меня.

Наверно, не стоило рассказывать об этом Эми. Лиса никогда не упускала возможности поддеть этим нас обоих.

Заметив перемену настроения хозяина, Кларк поднял морду и вопросительно гавкнул, привлекая внимание. Джейк улыбнулся и потрепал пса за ухом.

- Один ты на моей стороне, приятель.

- Я на твоей стороне. Но не на стороне твоих усов.

- Еще одно слово, и я натравлю на тебя Кларка, - предупредил меня бармен.

- Чтобы он убил меня своим умильным взглядом?

Мы рассмеялись, признавая всю нелепость угрозы Джейка.

- Было что-нибудь интересное в последние недели? – поменял тему Джейкоб.

- Женщина, которая просила проследить за кошкой, а потом позвонила в полицию из-за того, что кошка сбегала к соседу, - рассказал я. – Еще одному господину казалось, что у него из дома воруют еду и вещи. Правда, потом оказалось, что он сам это делает, когда немного переборщит с выпивкой. В остальном – неверные мужья и жены, как обычно.

- А Фил?

- Фил не мое дело, - ответил я. – Робертсон сам разберется.

- Он приходил сюда пару раз, - протянул бармен. – Расспрашивал, в основном Мэри и Дэна.

- Тебя?

- О том парне, который был с тобой в тот день. И все. Кстати, кто он?

- Друг Эми. Очень близкий.

- У нее могут быть друзья? – изумился Джейкоб. – Мне казалось, она их всех убила.

Я усмехнулся, но оставил его удивление без ответа. Как и колкость. Они с Эми не умели общаться иначе, не понравившись друг другу с самого первого дня.

Джин-тоник ударил в нос пузырьками.

- И что спрашивал детектив?

- Банальщину, - бармен пожал плечами. – Кто он, появлялся ли здесь до этого, был ли после. А тебя доставали?

- Не слишком активно. Я вовремя спасся бегством.

- Герцогине стало скучно заниматься бизнесом, и она решила заняться тобой?

- Джейкоб, - протянул я, надеясь хоть немного повлиять на него. – Прекращай.

- Даже не начинал.

- И не надо продолжать.

Причины их вялотекущего обмена колкостями так и оставались для меня загадкой. Да и сами они не спешили распространяться.

Допив свой коктейль, я усмехнулся и, под пристальным взглядом Джейка, отправил в рот дольку лайма. Разжевал ее.

- Больной ублюдок, - сморщившись вместо меня, припечатал бармен.

- Съешь десять таких, если Реал в этом сезоне выиграет Лигу Чемпионов, - предложил я.

- Не съем, - оживился бармен. – Потому что чемпионом станет Ювентус. А тебе придется есть Рокфор.

- Идет.

Это уже стало нашей традицией. В каждом сезоне мы выбирали несколько потенциальных победителей, а затем спорили на их победы. В прошлый раз Джейк пил литр томатного сока, необдуманно поставив сперва на Баварию, а потом – на Атлетико Мадрид. До этого я пролетел с Ювентусом и поужинал тыквой. И за год до этого Джейк жевал халапеньо на глазах всего паба, прогадав все с тем же Атлетико.

Хорошее было время. Несмотря ни на что.

Погрузившись в воспоминания, я упустил момент, когда рядом со мной устроилась довольная Эми.

- Так и знал, ПиДжей, что ты приносишь ей в жертву нерадивых официантов, - усмехнулся Джейк. – То-то она такая довольная.

- Я больше предпочитаю нерадивых барменов, - ослепительно улыбаясь, ответила герцогиня. – Так что будь осторожнее.

- Понятно теперь, почему Кристоф всегда с тобой. Пьешь его кровь в полнолуние?

Тяжело вздохнув, я переглянулся с улыбающимся ПиДжеем, который, разумеется, не собирался ничего предпринимать, чтобы угомонить этих двоих.

- Спасибо, что напомнил, - леди Иствуд продолжала улыбаться. – Крис, нам пора в замок. Я хочу пить твою кровь.

- Прощай, Крис. Мне будет тебя не хватать, - трагично проговорил бармен. – Я всегда буду помнить тебя.

Фыркнув, Эми встала и потянула меня за руку. Я попрощался с ПиДжеем, получив от него в ответ загадочную улыбку, кивнул Джейкобу и проследовал за Лисой.

Глазго постепенно погружался в ночь.

Что именно меня разбудило, я так и не понял. Это мог быть как яркий взрыв эмоций, бордовым ураганом пробравшийся в мой сон, так и отчаянный и полный ужаса крик Эми. Думать об этом не было ни сил, ни возможности: перепуганная герцогиня отчаянно пыталась вцепиться в меня, так и не выпав из своего сна.

- Не хочу. Не надо, пожалуйста. Отпусти меня!

- Тише, - шепнул я, обнимая ее и проводя ладонью по спине. – Я рядом. Все хорошо.

- Генри…

- Он умер, - пришлось мягко прервать ее. – Его больше нет. Он давно умер, а ты со мной.

Всхлипывая, Эми прижалась ко мне и попыталась восстановить дыхание. Кошмар напугал ее, вырвал из нормальной жизни и ненадолго вернул в прошлое, в руки садиста-мужа, чей призрак всегда незримо стоял рядом с нами.

- Это плохой знак, - уверенно проговорила герцогиня. – Крис, это плохой знак.

- Перестань, - попросил я. – Он не испортит тебе жизнь из могилы.

- Мне страшно, Крис.

- Это нормально. Ты нервничаешь. И этот ублюдок все никак не выходит у тебя из головы.

- Он однажды уже убил моего ребенка, - напомнила герцогиня.

Я крепче прижал ее к себе, касаясь пальцами едва заметных шрамов на спине, оставленных ее мужем. Теперь их закрывала лиса.

- Что тебе сегодня сказал ПиДжей?

Стоило сменить тему и отвлечь Лису от глупых мыслей.

- Что меня ждет новость, - уткнувшись лицом мне в плечо, пробормотала Эми. – И перемены.

- Как и меня, - я поцеловал ее в макушку. – Это больше похоже на знак, как по мне.

- Ненавижу тебя. И твой чертов дар тоже ненавижу.

- И вообще я весь тебе противен? – усмехнулся я, за что тут же получил по спине.

- Заткнись. И обнимай меня.

Я прижал Лису к себе, давая ей такую необходимую защиту. Через какое-то время это подействовало и бордо сменился на коралловый, а Эми тихо засопела.

Сквозь шторы безуспешно пытался пробиться первый лучик.

Поместье Иствуд расположилось к северу от Глазго в холмистой местности, в окружении пастбищ, ветряков и вековых лесов. В глубокой древности на этом месте располагался пограничный форт, однако Темплы быстро поняли выгодность его положения и твердо обосновались на этой земле, построив надежный массивный замок с крепостной стеной, подъемным мостом, шестью оборонительными башнями и, как рассказывала Эми, глубоким рвом, который засыпал только ее дед. Каменные своды, казалось, должны были навевать тоску и трепет, но почему-то для нас с герцогиней это место казалось самым уютным на свете.

Чуть отодвинув плотную штору я наблюдал за тем, как на лес медленно опускается туман, молочной пеной пробираясь сквозь дремучую синеву деревьев. За моей спиной тихо сопела Лиса.

Стоило бы поспать еще немного, но мероприятия вроде сегодняшнего всегда заставляли меня нервничать и лишали сна. И вовсе не потому, что придется терпеть эмоции большого количества людей. Приемы были рассадником сплетен, а для нас с Амелией сплетни совсем не выгодны.

Впрочем, возможно, я нервничал из-за кольца в своем бумажнике.

- О чем задумался?

Рубиново-красный за моей спиной сладко потянулся.

- О всякой ерунде, - уклончиво отозвался я. – О том, что будет дальше.

- Например? – щека Лисы коснулась моего плеча. Я развернулся и обхватил ее, прижал к себе.

- Как долго в этом замке ты будешь чествовать человека, который мучил тебя?

- Крис, - протянула герцогиня, пряча лицо. – Не надо.

- Почему?

- Нравится тебе это или нет, - ответила она. – Но Генри был моим мужем. И у меня есть обязательства перед ним.

- Хочешь казаться перед ними хорошей?

- Я никогда не буду хорошей для них. Я шлюха. Наркоманка. Истеричка. Я похоронила мужа и завела себе мальчика для развлечений, пьяная вылетела с дороги и чудом никого не задела, переспала с толпой народу, сидела на героине и лечилась от зависимости. Я для них всегда лакомый кусок дерьма, который можно обсудить, если стало скучно.

Ее эмоции остались ровными, без вспышек и боли. Она давно привыкла к тому, что о ней думают, и не собиралась оправдываться.

- Ты моя Лиса, - напомнил я.

- Даже с тобой у меня ничего не выходит как надо, - фыркнула герцогиня. – Ты прекрасно помнишь, что было после смерти Генри. В том числе со мной. Тогда мы придумали образ, из которого мне уже не выбраться, Крис. Как бы сильно я не ненавидела этого ненормального ублюдка, искалечившего мне жизнь, мне придется строить из себя примерную вдову и чтить его память.

- А дальше?

- Что дальше?

- Что будет, когда у нас появится ребенок? – не унимался я.

- Не хочу об этом думать, - шепнула Эми, наваливаясь на меня и вынуждая сесть на подоконник. – Это слишком далеко и невозможно. Сейчас, во всяком случае.

Запустив пальцы в ее волосы, я поцеловал свою леди в висок и улыбнулся.

Что может быть лучше, чем дать этим напыщенным индюкам очередной повод обсудить нас?

- Этот галстук хочет меня задушить!

- Еще минута, Олридж, и это захочу сделать я, - пообещала Эми, скептически разглядывая мой внешний вид. – Стань ровно и позволь Джереми привести тебя в порядок.

- Я почти закончил, госпожа, - с легкой полуулыбкой проговорил дворецкий, колдовавший надо мной. – Еще минута, и мистер Олридж будет идеально сочетаться с вами.

Я закатил глаза. Джереми дозволялось сколько угодно шутить на тему того, что я всего лишь милый аксессуар герцогини, но, пожалуй, он был первым, кто вздохнул спокойно после того, как мы с ней вновь сошлись.

Любому другому за подобные шутки Амелия бы выцарапала глаза.

- На этом приеме будет хоть кто-нибудь, кого я знаю? – проворчал я, послушно вставая так, как требовалось дворецкому.

- Кит, - герцогиня осушила стакан сока. – И твоя семья, разумеется.

- Нервничаешь.

- Не смей оттачивать свой дар на мне!

- И в мыслях не было, - честно ответил я. – Ты всегда хочешь пить, когда нервничаешь.

Эми осмотрела на пустой стакан, затем – на меня, словно оценивая, хочет ли она метнуть его в меня.

- Если я и нервничаю, то явно не из-за твоей мамы!

- Этого я не говорил.

Джереми поправил мой пиджак и отошел в сторону, позволяя герцогине полюбоваться результатом.

В зеркале передо мной отражался солидный молодой человек в строгом костюме и с галстуком-бабочкой. Он мог быть кем угодно, но только не Кристофом Олриджем.

На мое счастье, это осознавала и Эми. Скептически хмыкнув, герцогиня плавно подошла ко мне, словно оценивая, что именно ей не нравится. А затем, запустила пальцы мне в волосы и поцеловала, мазнув своей помадой винного цвета по воротнику рубашки.

- Вот теперь все в порядке, Олридж.

Дворецкий тяжело вздохнул, наблюдая за тем, как эта избалованная девчонка портит результат его трудов. Впрочем, жаловаться было некому. Он сам приложил немало усилий к тому, чтобы Амелия оказалось самой избалованной девочкой во всей Шотландии.

- Ах, госпожа! Когда же вы уже, наконец, выйдете замуж за достойного мужчину и перестанете будоражить общество?

Ее одна любимая песня Джереми – мифический «достойный мужчина», который обязательно сделает из Эми почтенную леди. Разумеется, такие разговоры велись исключительно в моем присутствии.

Этот человек растил герцогиню и был ее верным другом с самого детства. Он – единственный, кого не смог выгнать ее бывший муж (и кого он боялся), тот, кто прошел с ней через все издевательства и мучения. Разумеется, сейчас он недвусмысленно намекал мне на то, что пора бы сделать его подопечную счастливой замужней дамой. Пусть и такими странными намеками.

- В моем окружении все достойные мужчины уже нашли себе других достойных мужчин, - фыркнула Лиса. – Один Олридж еще держится. Но он слишком юн для меня.

- Ты старше всего на три года, - не удержался я.

- Ты-то тут при чем? – искренне изумилась Эми. – Я про твоего брата.

Из всех герцогинь Британии мне досталась самая невыносимая.

Последние приготовления изнуряли сильнее всего. Получив важное задание проверить готовность официантов, я плелся на кухню, смутно надеясь на чудо.

Мои надежды не оправдались. Как и всегда, официантов Эми наняла у ПиДжея.

- Выглядите шикарно, мистер Темпл, - с ходу припечатал меня Джейк.

- Назовешь меня так еще раз, и я расскажу об этом Эми.

- Допустим, я внял предупреждению, - бармен серьезно кивнул и поправил мне галстук. – Где испачкался? Хотя можешь не отвечать.

- Многовато болтаешь, - хмыкнул я. – Где Джейн?

Джейк тут же опасливо обернулся, словно боясь того, что девушка возникнет у него за спиной.

- Можно не орать?

- Нет, - я похлопал его по плечу. – Только после того, как позовешь ее на свидание и перестанешь страдать от безответной любви.

- Да ну тебя.

Он серьезно обиделся. Даже, пожалуй, слишком серьезно.

- Терпеть не могу ждать, пока все начнется, - вздохнул я, пытаясь разрядить обстановку.

- Потому что эти мероприятия не в твоем духе, - понимающе отозвался Джейк. – Зато герцогиня на них как рыба в воде.

- Сегодня особый случай.

- Да, - ухмыльнулся бармен. – Ты собираешься сделать леди Темпл предложение на мероприятии в честь ее дохлого муженька. Верх логичности, Кристоф. А ты точно детектив?

Он с сомнением прищурился и нагло улыбнулся, глядя куда-то за мое плечо. Впрочем, его выражение лица спустя секунду стало восторженно-восхищенным. Даже глуповатым, как у подростка, впервые увидевшего женскую грудь. Пытаясь понять, что там происходит, я обернулся.

Пожалуй, мое лицо в тот момент было в разы глупее, чем у Джейка.

В первые пять секунд показалось, что она полностью обнажена, если не считать подбитый пурпурно-красным атласом плащ, державшийся словно в воздухе. Затем стало возможно рассмотреть тонкие ветви в цвет подбоя, которые поднимались от бедер к бюсту по нежному облегающему платью в пол, на пару тонов темнее кожи Амелии.

Она подошла к нам, легкая и волшебная, разжигавшая воображение и полностью лишившая меня дара речи. Чуть дернув открытыми плечами, леди Темпл сверкнула глазами в сторону Джейка и чуть свысока осмотрела меня.

- Гости начинают прибывать.

Ненавижу нашу с ней разницу в росте. В обычные дни этот несчастный дюйм не бросается в глаза и не создает проблем, однако стоит Эми нацепить каблуки, как она тут же возвышается надо мной, вынуждая постоянно поднимать голову.

Тем забавнее было то, что эта великолепная женщина искала моей поддержки перед рутинным мероприятием.

Приемы в поместье Иствуд всегда отличались особым величием и размахом. Амелия не скупилась на то, чтобы устроить праздник для немногих хороших знакомых и пустить пыль в глаза не самым приятным людям. Насколько я знал, ее отец поступал так же.

Стараясь держаться подальше от шумящих компаний, я медленно продвигался к Эми, лично приветствовавшей самых важных по ее мнению гостей. В данный момент это были высокий мужчина аквамаринового цвета и его амарантовая спутница.

Где-то в толпе то и дело мелькал светлый лавандовый. Пару раз недалеко от меня сверкнул знакомый индиго, но Кристиан исчезал раньше, чем я успевал его окликнуть.

Остановив проходившую мимо меня официантку, я хотел взять бокал.

- Не советую, - доброжелательно прозвучало за моей спиной. – Если, конечно, вы не предпочитаете есть лимоны на завтрак.

Я кивнул девушке и обернулся, чтобы посмотреть на советчика. Им оказался персиковый мужчина с утонченными чертами лица. Он был несколько выше меня, но не настолько, чтобы приходилось постоянно задирать голову. Я видел его и прежде, но не знал имени.

- Это было довольно старое вино, - хмыкнул я.

- Возраст не добавил ему вкуса, - советчик ловко взял бокал с подноса пробегавшего мимо Джейка. – Рекомендую это. Понятия не имею, сколько ему лет и как оно называется, но на вкус оно чертовски хорошо.

Я взял бокал и чуть отпил.

- Могу сказать вам год, название и страну. Но не думаю, что вам это интересно, мистер…

- Адамс, - он вспомнил, что до сих пор не представился. – Стэнли Адамс.

- Крис Олридж, - я протянул руку.

- Ах, да. Олридж, - мой новый знакомый улыбнулся. – Я поставил на вас круглую сумму. Не подведите.

- Поставили? – удивленно переспросил я.

- В определенных кругах ходят определенные слухи, - расплывчато ответил Адамс. – Я поставил на то, что один из них окажется правдой.

- Любопытно.

- Не надейтесь на то, что я расскажу, - он улыбнулся. – Это будет слишком большим жульничеством с моей стороны.

Я еще раз заинтересованно окинул его взглядом.

- Расскажете еще о ком-нибудь?

- Охотно, - Стэнли кивнул. – Видите того парня рядом с герцогиней?

Я посмотрел на Эми, мило болтавшую с антрацитовым мужчиной.

- Колин Моррисон, если не ошибаюсь.

- Пару лет назад у них был роман. Очень бурный и очень публичный.

- Да, я помню, - я понадеялся, что в моем голосе не прозвучало ревности.

- Некоторые поговаривают, что у него трое детей от разных женщин, - заговорщицки сообщил Адамс. – Другие считают, что он гей.

- А что считаете вы? – полюбопытствовал я.

- Меня устраивают оба варианта, - хмыкнул мой собеседник. – Иначе он окажется слишком заурядным типом. А заурядные нам тут не нужны.

Было сложно с ним не согласиться. Решив разузнать еще что-нибудь, я указал на женщину в темно-зеленом платье.

- Что насчет нее?

- А, Уитни Гордон, - протянул Стэнли. – Ничего примечательного. Дочь Уильяма Гордона, кузина Амелии. Тетушка покойного Артура Темпла ее мать. Возможно, именно поэтому они такая закрытая семья. Тем сильнее про них хотят что-нибудь разузнать.

- А что вы можете сказать про Кристиана МакИвера? – не удержался я.

- Лорд Эбриахан мог бы быть довольно скучной персоной, - ответил мне Адамс. – Если бы не слухи о трех попытках самоубийства, алкоголизме и довольно нестабильные отношения с одной прекрасной дамой. В остальном он истинный рыцарь, благородный и доблестный.

Мысленно я сделал пометку.

- Вы интересный человек, Стэнли.

- О, нет, - он усмехнулся. – Я близок к заурядности. А вот очень интересный человек, кажется, хочет вас видеть, Крис.

Проследив за его взглядом, я увидел, что Эми активно дает мне знаки о том, что стоит подойти. Я обернулся, чтобы попрощаться со Стэнли, но тот уже испарился.

Мой путь к герцогине продолжился.

- Наконец-то! – взбудораженная леди Темпл притянула меня за рукав. – Крис, познакомься – это Колин.

Колин приветливо улыбнулся, чуть сощурив глаза, и протянул мне руку. Машинально я пожал ее.

- Наслышан о тебе, Кристоф.

- Боюсь представить, - пробормотал я, отлично зная, что он мог слышать.

- Слышал, что к тебе идут, когда не доверяют ни своим супругам, ни себе, - не моргнув и глазом, ответил Колин. – Не поверишь, насколько ты популярная личность среди моих друзей.

- Буду считать это комплиментом.

Он рассмеялся и сгреб Эми в объятия. Герцогиня улыбалась, переливаясь коралловым разной степени глубины, и я успокоился.

Один из немногих, кто действительно ей приятен.

- Еще увидимся, Лисья Морда, - усмехнулся Колин, отпуская ее. Эми, шутя, шлепнула его по руке и засмеялась.

Когда он отошел на достаточное расстояние, леди Темпл позволила себе откинуться на мое плечо, довольно улыбаясь.

- Поганец.

- Я?

- Моррисон, - она махнула рукой в сторону удаляющегося Колина. – Всю жизнь такой.

- Давно его знаешь?

- Мне было лет пятнадцать, когда я заехала ему между ног за то, что он пытался полезть целоваться, - рассказала Эми. – Друзья отца вечно таскали с собой сыновей.

- И эти сыновья заканчивали так же, как этот Колин? – ревниво уточнил я.

- Они были нудными, скучными и не умели отрываться. Колину повезло больше них всех.

Я осторожно коснулся губами ее плеча и улыбнулся. Обычно герцогиня не любит рассказывать о своих буйных подростковых годах.

Мы стояли вместе, наблюдая за тем, как знакомые и не очень люди разбиваются на компании, переходят от одной группки к другой или просто пытаются незаметно напиться. Я пробежался взглядом, стараясь отмечать настроения и цвета.

Вот улыбающийся до ушей мистер Томас Герадс идет к кому-то явно хорошо знакомому. Я знал его с раннего детства и еще помнил его роскошную шевелюру и бороду. Сейчас же он был лысым и ограничивался щетиной.

Я перевел взгляд направо. Мой новый знакомый Колин о чем-то оживленно болтал с почтенным мистером Уильямом Гордоном и моим ровесником Фредом Кэмпбеллом. В свое время мы с ним славно отрывались на студенческих вечеринках в университете Глазго. Потом наше общение стало более редким, но мы до сих пор рады встретить друг друга где-нибудь на подобном приеме.

Взгляд влево – и вот мистер МакАлистер, один из партнеров Эми, рьяно спорит с Джоном МакДоналдом и Аланом МакГанном, размахивая во все стороны бокалом.

От одной из компаний отделился молодой человек, на вид чуть старше герцогини. Он подошел к нам и учтиво кивнул Амелии, проигнорировав меня.

- Леди Карлайл.

- Темпл-Карлайл, - поправила Эми чуть нервно. – Я уже говорила об этом, мистер Фитц.

Его цвет королевской фуксии неприятно резанул мое зрение, и я постарался переключиться на Лису. Которая полыхала бордовым от негодования, пусть и не показывала этого внешне.

- Прошу простить меня, - Фитц кивнул, признавая ошибку. – Я лишь хотел поблагодарить вас за приглашение.

- Я всегда рада видеть в своем доме людей, с которыми работаю, - ответила герцогиня, чуть смягчаясь как в тоне, так и в цвете. – Познакомьтесь с моим спутником, мистером Кристофом Олриджем. Кристоф, это мой новый партнер Артур Фитц.

Я протянул ладонь, стараясь соблюсти приличия. Артур окинул меня быстрым взглядом, дружелюбно улыбнулся и пожал мне руку.

- Рад знакомству, мистер Олридж.

- Взаимно.

- Что ж, - продолжил он. – Не буду больше вас отвлекать, Амелия. Еще раз спасибо.

- Приятного вечера, - пожелала Эми.

Мистер Фитц еще раз учтиво поклонился ей и вернулся в свою компанию, в которой, кажется, успело поменяться несколько человек.

- И?

- Королевская фуксия, - ответил я, зная, чего ожидает герцогиня. – Ты знаешь, как я отношусь к таким оттенкам.

Фиолетовые никогда не ассоциировались у меня ни с чем хорошим. И Генри Карлайл был лишним тому подтверждением.

- Знаю, - шепнула Эми.

- Красивое платье, - шепнул я, вспомнив, что так и не сказал этого раньше. – Они с тебя глаз не сводят.

- А ты? – Лиса любопытно сверкнула глазами.

- А я наслаждаюсь их завистью.

- Какой ты зловредный тип, Олридж, - засмеялась Эми. – О, черт!

- Что-то случилось?

- Кит, - я проследил за ее взглядом и увидел знакомую фигуру цвета индиго. – Он опять разошелся с Мелоди. И не сказал мне.

- Это проблема? – на секунду я запнулся, переварив информацию. – Подожди. С той самой Мелоди?

- Да. И твое отношение к ней сейчас не важно.

Пришлось промолчать, хотя я мог бы многое сказать об этой женщине. Как хорошего, так и не очень.

Эми махнула рукой, подзывая своего друга. Тот улыбнулся, замечая ее, и отделился от небольшой оживленной компании вместе с высокой блондинкой в золотистом переливающемся платье. Девушка смеялась и чуть пошатывалась, и МакИверу приходилось поддерживать ее под руку.

- Я вообще-то ожидала, что ты сам подойдешь ко мне, - недовольно произнесла герцогиня, когда Кристиан оказался рядом с нами. – И не будешь заставлять меня размахивать руками.

Еще один «сын папиного друга», который так и не стал ее женихом, примирительно улыбнулся и обнял ее.

- Я тоже соскучился, сестренка.

- Они такие милые, правда? – его спутница, тем временем, обратила внимание на меня.

- Да, - пришлось чуть придержать ее, чтобы она не упала. – Кристоф.

- Клара, - отозвалась блондинка.

Кристиан благоразумно перехватил ее за талию, чуть виновато улыбнулся и протянул руку.

- Тебя я тоже рад видеть, если что.

- Не думай, что смог вызвать у Криса ревность, - Амелия уже высматривала кого-то нового среди гостей, но пока безуспешно. – И я на тебя все еще обижена.

- Чем я могу загладить вину? – вздохнул Кристиан, догадавшись, что Лиса чего-то добивается от него.

- Принеси мне сок, - попросила она.

- Всего-то? – поразился МакИвер. – Подожди нас пару минут.

Они отошли к столу с безалкогольными напитками, и уже хотел спросить у Эми про Клару, но не вышло. Еще один гость решили почтить нас своим вниманием.

- Мистер Олридж.

- Сэр Джейсон Олридж, - не остался в долгу я, впрочем, не замечая изменений.

Мой отец был истинным дипломатом, а потому прекрасно умел прятать свое истинное лицо. Аквамарин не дрогнул и не вспыхнул, хотя я отлично знал, что задел его. Так же как и он знал, что задел меня.

- Приятно, что есть возможность увидеть своего сына хотя бы здесь, - продолжил отец. – Спасибо за это, Амелия.

Он мог сколько угодно скрывать то, что чувствовал в отношении меня, но симпатию к Эми скрыть ему не удавалось. И это, пожалуй, было единственным хорошим моментом в наших с ним сложных отношениях.

- Я всегда рада видеть вас, Джейсон, - Эми тепло улыбнулась.

- Спасибо, милая, - он вернул ей улыбку и снова обратился ко мне. – Появись дома. Мама переживает за тебя.

- Он появится, - не давая мне открыть рта, пообещала герцогиня. – Я прослежу.

- Спасибо.

Отец подмигнул моей леди и удалился, прихватив бокал шампанского с подноса проходившего мимо Джейка.

- Эми!

- Что? – Лиса невинно хлопала глазками. – Я забочусь о тебе и твоих отношениях с семьей.

Мне оставалось только выдохнуть весь тот воздух, что я набрал для долгой и гневной речи.

Она действительно заботилась. И больше меня делала для того, чтобы мы с отцом помирились.

- Скучаете? – смех Клары окончательно отвлек меня от негодования.

- Долго ходите, - с деланной обидой отметила Эми, забирая у Кристиана свой сок.

- А мы спешим? – я решил вступиться за МакИвера.

- Да.

Я проследил за ее взглядом и понял, что она собирается сделать глупость. Прекрасная амарантовая женщина в черном платье с открытой спиной встретилась со мной глазами и недовольно прищурилась. Мне стоило отвлечься всего на мгновение, чтобы придумать себе достойное оправдание, подходящее в любой ситуации, а Эми уже шла к ней, на ходу делая большой глоток сока.

- Дерьмо.

- Что-то не так? – поинтересовался Кристиан, не забывая поддерживать откровенно пьяненькую Клару.

- Да нет, - пожав плечами, ответил я. – Просто Эми сейчас будет пытаться поговорить с моей мамой.

- Оу, - только и смог выдать МакИвер.

Мы заметили неладное слишком поздно.

Эми чуть шатнулась и выронила стакан, непонимающе глядя на свою собеседницу. Та удивленно вскинула брови, вовремя выставила руку, но все равно не смогла удержать падающую герцогиню, потерявшую сознание – только смягчила это падение. Мы с Кристианом бросились к ним одновременно, одновременно понимая, что не успеваем.

Гости вокруг расступились, таращась на нас. По залу пошел шепот.

- Унеси ее отсюда, - распорядилась моя мама, когда я подхватил Эми на руки. – Я вызываю врача.

- Все было в порядке пять минут назад, - недоумевал МакИвер.

- Позже, - я заметил Джереми, прорывавшегося к нам через толпу. – Просто уйдем отсюда.

Дворецкий указал на один из выходов, и мы быстро направились туда. Клара пыталась бежать за нами, но толпа оттеснила ее, не давая пробраться.

Прием был окончен, но шоу продолжалось.

Ее стошнило, стоило ей только очнуться. Я держал ее, не особо доверяя ее разъезжавшимся в разные стороны ногам, а после – усадил к себе на колени, не давая возможности вырываться и падать.

Кристиан сел напротив и сурово посмотрел Эми в глаза.

- Что ты принимала?

- Ничего, - едва слышно прошептала герцогиня. – Я чиста. Чиста.

- Амелия, - проговорил он, уже мягче. – Что это было?

- Она чиста, - ответил я вместо Эми. – И не врет.

- Тогда что это было?

Лиса затравлено посмотрела на меня, перевела взгляд мне за спину и вскрикнула, снова пытаясь вырваться.

- Уйди! Не трогай меня! Уйди!

- Закрой глаза, - приказал я, проверяя свою догадку. Герцогиня резко умолкла и послушно подчинилась. – Сиди и не вырывайся. Так он тебя не найдет.

Кристиан смотрел на все это с подозрением, чуть прищурившись, но не решаясь задать вопрос.

- Сколопамин, - тихо сказал я, избавляя его от этой необходимости. – Не спрашивай, откуда знаю.

- И все же?

Я показал взглядом на Эми, затем перевел его на дверь, за которой Джереми громко шептался о чем-то с миссис Олридж. МакИвер кивнул.

Герцогиня судорожно выдохнула и боязливо прижалась ко мне. Ей было плохо. Слишком плохо, даже с учетом того, что ее накачали наркотиком.

Мама и Джереми вернулись в кабинет.

- Скорая в пути. Нужно немного потерпеть.

Присев рядом, дворецкий крепко сжал ладонью ее руку, не зная, как еще поддержать свою девочку.

- Скажи мне что-нибудь, Лиса, - тихо попросил я, надеясь удерживать ее в сознании разговорами.

- Я тебя люблю, - слабо выговорила герцогиня. – Крис, не бросай меня.

- Все хорошо, - отозвался я, прижимаясь губами к ее лбу. – Все хорошо. И я люблю тебя.

Казалось, что скорая ехала вечность. Я вздрагивал от каждого резкого выдоха Эми, прислушивался к ее затихавшему дыханию и держал изо всех сил, когда ее посещала очередная галлюцинация. Передать ее врачам, которые точно знают, как помочь, было облегчением.

Не так я планировал завершить этот вечер. Совсем не так.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.