Идущие в Свете осилят дорогу —
и ливни, и стужу, и зной.
Мы вышли из северных врат Дун Морога:
пусть ветры поют за спиной
про скорость погони и радость полёта,
про взятый разведчиком след,
охоту на Древних Богов Азерота,
мучителей юных планет.

И жерла вулканов, кипя, разогрелись
до самых глубинных пород.
И призрак в Азшаре, седой Азурегос,
ещё бережёт 

Азерот.

Уже и не вспомнить, что было в начале:
Ониксия, К'Тун, Рагнарос,
и бездны Вай'шира, и выси в Хиджале,
престолы туманов и гроз.
И город в огне, и на пажитях уголь,
забыты покой и уют.
Находят бойцы на пожарищах кукол
и слёзы горючие льют.

Наш мир содрогнулся — разлом Катаклизма,
бушующий Водоворот.
Преследуем зло: за угасшие жизни,
за прошлое. 

За Азерот.

Мы молча скорбим или сыплем проклятья,
родные темнеют лицом.
И всё тяжелее оплакивать братьев,
мужей, сыновей и отцов.
Когда поднимается из преисподней
Саргерас — гробница пуста —
ответим: пусть мы и умрём. Не сегодня!
У нас ещё дел до черта.

Любимых утешить, лелеять и нежить,
отпраздновать Солнцеворот…
Но вновь попытаются демон и нежить
себе подчинить 

Азерот.

Изгнанники мы, беглецы и скитальцы.
Мы мстители. Мы — Авангард.
Мы — Длани А'дала. Мы цепкие пальцы,
что стиснули горло врага.
Мы ценим науки, ремёсла, искусства.
Но главное, в чём мы сильны:
найти Помрачённых, спасти Пеплоустов
из самого пекла войны.

Мы стали одним крепко спаянным целым —
такого ничто не берёт.
В туманах Пандарии громом гремело:
за выживших. 

За Азерот!

Нарушив приказ самого Пантеона,
планету спасал Алгалон.
Клонилась к закату эпоха драконов.
Повержен Пылающий Трон.
Вот сполох полярный, и гибельный сумрак,
и молнии над головой.
Вот лук и колчан, и пищаль и подсумок,
и травника вьюк полевой.

За нами столица, и ферма, и пристань,
привал, гарнизон и оплот:
казалось бы, что ещё нужно для жизни?
Но снова в беде 

Азерот.

Добыли мы с честью трофеи такие,
что можно заполнить музей,
и гербовых семьдесят с лишним накидок
от старых и новых друзей.
Доспехи титанов из кузни Нордскола,
и два легендарных кольца,
и посох киражей, и огненный молот,
клыки Смертокрыла-отца.

И шаг за предел, и чертоги для смелых,
и Магни наш Бронзобород:
оживший кристалл, камертоном гудел он,
и с ним говорил 

Азерот.

Сплетённые ветви, могучие корни —
так будем держаться корней.
Мы гномы и люди, мы дворфы и ворген,
мы эльф, пандарен и дреней.
Здесь каждый отдельной баллады достоин,
в порыве с другими един.
Спиною к спине чернокнижник и воин,
друида прикрыл паладин.

Мы знали отребье бандитской Клоаки,
пиратов и всяческий сброд —
но даже они поднимались в атаки,
поскольку страдал 

Азерот.

В строю мы увидим знакомые лица:
обнимемся, други, скорей.
Охотник на демонов рядом со жрицей.
Шаман. Повелитель зверей.
Когда нас теснят, не уступят, поверьте,
назад не сдадут ни на шаг
монах, исцеляющий рыцаря смерти,
разбойник-проныра и маг.

В броню мы одеты, ветрами отпеты
посланники разных широт,
и с нами земельники и неферсеты,
пока ещё жив 

Азерот.

Закрыли порталы в извечную темень
и дали Аспекту отпор.
Очистили, вспять повернувшие время,
от скверны железный Дренор.
Свой гнев собирая и выплеснув ярость
за сотни погибших планет,
за Веленом вслед мы пробились на Аргус,
рывком устремляясь на свет.

Сойдёмся на суше, в воде, средь эфира.
Сам Один нам воронов шлёт,
и Хелию ждёт копьеносица Хирья,
чтоб выжил титан — 

Азерот.

Создания тени, создания Света —
и солнца, и звёзд, и луны.
Титан пробуждается в недрах планеты,
и мы Азероту нужны.
Грядущее снова темно и неясно,
к нам тянется эфириал.
Но Ронин сказал: мы живём не напрасно! —
и жизнь за любимых отдал.

Листва Тельдрассила уже обгорела,
и северный плавится лёд.
Вперёд, мои братья и сёстры. За дело!
За общее. 

За Азерот!

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.