Лев - молодой ученый, который в свои годы успел открыть двенадцатую планету солнечной системы, изобрести телепорт и найти лекарство от рака.

Он часто был липкой лентой для репортеров. Каждый хотел заиметь фотку главного гения современной науки.

Придя домой с очередной научной конференции, он со скоростью молекулы в газах стянул с худых плеч пальто, оторвал с острой переносицы очки, словно хлипкий пластырь, обнажив длинные и узкие глаза, и небрежно скинул с ног ботинки.

Началась работа.

У Левы в активной работе был некий секретный проект, о котором он никому не рассказывал, кроме своего ассистента.

Когда пробирки крутились в центрифуге, зазвонил телефон.

- Алло?

- Сына! Это отец. - сказал неухоженный и сухой голос.

- Пап… - замялся Лева - Снова пьешь?

- С чыво ты зял? Я тезв!

- Папа…

Горько.

У Левы есть все: деньги, слава, семья, великое дело, но нет того, о чем он мечтал с детства - папы.

Когда-то его отец был уважаемым ученым, но некая злая сила увела его на дорожку хронического алкоголизма и тунеядства. Тогда будущему ученому было всего одиннадцать лет. Ученое сообщество терпело, но потом все же отца выгнали из института.

Потом был развод.

Все это сверху присыплено тягучими и горькими судебными разбирательствами в связи с пьяными выходками некогда великого человека.

- За что? У тебя же все было! Все! - думал Лев, копаясь в волосах на голове - Семья, деньги, здоровье… Почему?

Он заплакал.

Сухо и неподвижно, как принято интеллигенту. Слезы из него выходили туго, как из статуи, обжигая глаза и лицо.

***

Лева плакал два часа.

- Почему ты не умер, когда я был маленький? Тебя бы все запомнили, как великого ученого. Мама рассказывала бы о том, как ты был велик. А я бы мечтал стать тобой и, черт меня дери, стал бы! - прошептал он. Ему в этот же момент стало страшно и мерзко от этой мысли.

Тут он посмотрел на чертеж своего “секретного проекта”.

- Нет! Нельзя.

Но та сила и мощь, которые были зашифрованы в чертежах, манили его сделать то, о чем он сейчас осмелился подумать.

Разрываемый муками выбора, Лева стал рвать свои волосы и истошно кричать. Он весь дрожал. Дрожал подобно горящему костру, чьи красно-желтые ленточки двигаются беспорядочно.

Устав, Лева грохнулся головой на стол. Белый свет от лампы остужал его плавящуюся голову.

- Хуже же не будет? Я ничего не потеряю. - повторял он себе под нос.

Сжимая мыслями мозг, словно скульптор глину, Лева застыл и позже достал из кармана телефон.

Лева выдохнул, набрал номер и приложил телефон к уху.

- Да, Лев Александрович? - прозвенел голос Коли, ассистента Левы.

- Коль, приезжай сейчас в лабораторию. Захвати ключ-карту от “МВ-1”.

- Лев Александрович, а что случилось?

- Все нормально, Коль. Не спиться, вот и хочу поработать.

- Хорошо. Выезжаю.

- Спасибо.

***

- Спасибо, Коль. Можешь идти.

Коля кивнул головой, накинул пальто и сказал:

- Спасибо. Не перетруждайтесь, Лев Александрович.

- Обязательно.

Лев по-доброму улыбнулся и пожал Коле руку.

Коля ушел.

Лева плюхнулся в кресло и начал работать.

Он писал, рассчитывал и измерял.

Лева трудился два дня.

Взъерошенный и безумный, он подошел к столу, где стояло кольцо, обмотанное от и до медными кабелями и проводами.

Тот самый МВ-1.

Трясущейся рукой Лева взял ноутбук, который был подключен к кольцу, и ввел в графах "Время" и "Место” необходимые ему значения.

МВ-1 - это машина времени.

- Я изменю время. У меня будет счастливое детство!

В кольце миллион электрических нитей сплелись в причудливый синий клубок. Позже клубок стал монолитным шаром. Шар стал картинкой. На картинке здание института, в котором когда-то работал отец Левы.

- Тот самый день, когда отец первый раз пошел в кабак. Если я правильно запомнил, через час он закончит работу. Есть время все подготовить.

Лева пошел к складу.

Там его ждали роботы. Лева был гениальным роботехником и все это механизированное добро в будущем на славу послужит городу. Кто пожарным, кто полицейским, кто строителем. Но сейчас одному из них предстояло совершить грех.

Лева не мог самолично убить отца, поэтому он решил воспользоваться роботом.

У робота-полицейского в бедре спрятан пистолет. Он и сделает грязную работу.

После того, как Лева поковырялся в его голове, полицейский механической походкой потопал к кольцу и немного неуклюже залез в него, став ждать. Его программа была простой - увидев цель, уничтожить ее.

Все было продуманно.

МВ-1 оснащен специальным устройством, которое создает вокруг него голографическое поле, скрывая машину от ненужных глаз.

Вместе с ним стал ждать и Лева. Но ждал по-своему, далеко не как бездушная машина.

Он был испуган.

Но его будоражила мысль о предстоящей новой жизнь.

Лева сделал себе кофе и, попивая его, ходил взад-вперед.

- Я делаю все правильно.

- Мои расчеты верны. Я проверил всевозможные стечения обстоятельств.

- Отец, я делаю это ради тебя. Надеюсь, ты бы меня понял.

Бубнил он себе под нос.

***

До убийства пять минут.

Лева лежал на полу лицом вниз.

Неподвижно.

Одно лишнее движение могло вызвать цепную реакцию из битья головой об стену, вырывания волос и шарканьями ногами.

Единственное, что Лева не мог не делать - это не думать.

Мысли липли к черепушке. Он их соскребал и выбрасывал, но череп имеет сферическую форму, из-за чего они прилипали с другой стороны.

***

Осталось две минуты до убийства.

Лева продолжал лежать на полу.

- Фух… Димон, наука это хорошо, но нужно воздухом подышать. - послышалось из МВ-1.

Лева узнал этот голос и подорвался.

- Отец… - прошептал он.

- Сань, закрой окна. Расчеты все сдует. - продолжало доноситься из МВ-1.

Окно захлопнулось.

- Надо услышать его голос в последний раз.

Лева схватил телефон.

- Алло?

- Лев, ты шо ли?

- Да, пап.

- Чего вдруг звонишь?

- Не могу объяснить.

- Почему?

- Это слишком сложно.

- А ты упрости.

- Потому что потом я буду по тебе скучать.

- Понятно. Знаешь? А хорошо, что ты позвонил. Я хочу сказать, что ты прав и…

Он ненадолго замолчал.

- ...прости.

- Что?

- Больше десяти лет я не мог сказать этого слова. Прости, сын. Я был плохим отцом. В прошлом я был пьян, сейчас я пьян и в будущем буду пьян, но ты прости меня.

- Отец...

Лева с трудом сдерживал слезы.

- Да. Сын, я люблю тебя. Я ничего не сделал, чтобы этого доказать и ты имеешь право не верить, но я вправду люблю тебя.

- Пап, я помогу тебе все изменить!

- Не надо, сын. Занимайся своим делом. Сделай то, чего в свое время не сделал я. Будь счастлив.

- Нет, отец. Ты знаешь, что я упрямый. Я сделаю все по-своему.

- Да. Это ты в меня.

В трубке послышался мягкий и добрый смешок.

- Пап, погоди немного. Я тебе через минуту перезвоню.

- Хорошо.

Лева кинул телефон на стол.

До убийства оставалось тридцать секунд.

Лева полез в кольцо.

Двадцать пять…

Он не влезал, поэтому ему пришлось тянуться так.

Двадцать…

Схватив робота за ноги, он тащил его назад.

Пятнадцать…

Робот застрял в дыре.

Десять…

Машина достала пистолет.

Пять…

Последний рывок.

Ноль.

Отец будет жить.

- Прости, пап. Пап? Ауу?

Лева услышал в трубке смачный храп, рассмеялся и положил трубку.

- Надо все оставить так. - думал он, усевшись устало на край стола - Детство было сложным, а сейчас сердце разрывается от осознания того, что отец тратит свою жизнь ни на что. Я его не оправдываю, но я не вправе решать его судьбу. Это излишне эгоистично. Да и вообще, не нужно трогать прошлое, это лишь иллюзия, что, изменив его, мы сделаем жизнь лучше, ведь в мире все взаимосвязано. Сейчас бы я убил своего отца и не получил бы шанс изменить его жизнь, направить на путь истинный. Это пошлое желание было лишь моей слабиной. Нужно менять не прошлое, а думать над будущем.

Тут Лева…

...уснул.

Прямо на столе, закутавшись в лаборантский халат.

Он никогда так сладко не спал...


Группа: https://vk.com/kislayaproza

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.