Я ввалилась домой. Не верила произошедшему. Всё произошло как-то внезапно. Хотелось бежать. Даже не помню, как попала в квартиру. Прямо в обуви бегу в ванную. Бросила сумку куда-то в комнату. Без разницы. Хватаю лезвие бритвы. Рывок - кровь. Стою и реву. Раковина вся в крови. В таких ситуациях трудно соображать. Сую руку под воду. Холодно - делаю теплее. Что-то нехорошо. Выключаю воду. Иду за телефоном. Потемнело в глазах. Взяв телефон, падаю. Дальше - темно и больно. Будто сплю.
Открыв глаза, я увидела свет. Не обычный свет. Это неспроста. Я вскочила. Удар. В отключке. Через какое-то время снова открыла глаза. Сыро. Холодно. Встать не могу. Кажется, голова весит тонну. Или даже две. Краем глаза вижу телефон, лежащий в этой странной, холодной жидкости. Он звенит уже около минуты. Надо ответить. Вижу кончики пальцев моей руки, понимая, что телефон далековато. Тянусь. Всё равно далеко. Телефон замолчал. Я лежу не шевелясь. Что-то больно. Даже не пойму что. Снова смотрю на телефон. Пытаюсь ползти. Не получается. С каждой минутой, пока я лежу на этом мокром полу, возникает всё больше вопросов. Что произошло? Где я? Почему пол сырой? Я пролежала здесь уже несколько часов. Звонок в дверь. Хочу ответить - как язык проглотила. Просто лежу и молчу. Захотелось спать. Сильно. Закрываю глаза, услышав перед этим звук ключа в замочной скважине. Опять в отключке. Я будто сплю.
Открываю вновь глаза, чувствуя чьё-то дыхание. Никого не вижу. Только свет на потолке. Опять. На этот раз он более тусклый. Я до сих пор не могу пошевелиться. Ничего не помню. Ничего не понимаю. Уже не мокро, не холодно. Уже тепло. Подходят две светлые фигуры с вопросом: «Как ваше имя?». Я молчу. Вопрос повторяется. Молчу. Нет, я помню, как меня зовут. Просто сказать не могу. Рот не открывается. Голоса будто за десять метров от меня. Но эти фигуры рядом. Опять хочу спать. Закрыла глаза. Что-то нехорошо. Кажется, что-то плохое случится. Слышу, будто паника у людей: «Быстрее, быстрее! Мы её теряем!». Думала, что это сон. Что это не про меня. продолжаю лежать с закрытыми глазами. «Кислород, скорее!». Дышать стало как-то легче, но я будто падала в бездну. Ничего не чувствую. «Разряд!». Меня будто прострелило насквозь. Резко открываю глаза. Хочется понять, что происходит. Почему я проснулась? Хочу спать! Зачем меня разбудили?.. На фоне моих мыслей звучит фраза: «Спасли...».
На моём носу что-то лежит. Это что-то закрывает и рот. Маска! Это кислородная маска! Мне уже не хочется спать, но теперь мне очень больно руки. И ноги. Теперь я не чувствую тяжести в голове. Решила встать. Подняла голову - врачи. Положили снова. Привязали руки, сняли маску. Снова звучит вопрос. Вопрос тот же. Как моё имя. На этот раз я опять молчала. Всё забыла. Вопрос повторяется. Я отвечаю. Не помню. Ничего не помню. Что-то записывают. Подходит ещё один врач. Первый, указывая на меня, что-то сказал второму. Я не смогла этого разобрать. Он шептал. Чувствую иглу в руке. В левой. Смотрю - капельница. Что произошло? Почему я в больнице?! Врач обращается ко мне. Спрашивает, не кружится ли голова. Ответ - нет. Мой вопрос: «Почему я здесь?». Отвечает: поправишься - скажем. Почему привязаны руки? Почему? «Чтобы не повредила себе ничего...» - звучал уже уходящий голос. Закрываю глаза. Можно и поспать - делать всё равно нечего. Уснула. Чей-то голос: «Не спать!». Открываю глаза. «Пей!». Это тот самый врач. Пью. Горько. Стало плохо. «Сплёвывай!». Плюю - никак. Прошло уже три дня с того момента, как я уснула. Хочу есть. Сильно. Врач говорит - нельзя. Рано. Даёт ещё воды. Уже обычной. Выпила. Вроде, полегчало.
Интересно, сколько мне ещё тут лежать и по какой причине? Врач будто читал мои мысли, сказав: «Ещё пару дней под капельницей, и выпустим». На миг, обрадовалась. Хотя, чему радоваться? Я в больнице, под капельницей и хер знает, по какой причине! Расстроилась. Тут подошёл врач. Присел на край койки и сказал, усмехнувшись: «В следующий раз, если соберёшься вскрывать вены, хоть воду не включай. Заражение у тебя сильное, да и крови много потеряла. Могли бы и не спасти...». Тут я стала всё вспоминать. Вспомнила каждый миг, каждую минуту. Мне стало грустно. Подумала - уж лучше бы не спасали. Не надо было.
Сколько времени я здесь нахожусь? Как я сюда попала? Врач (снова как ясновидящий): «Если бы не твой кавалер, то наутро тебя бы уже простынёй накрыли». Какой кавалер? Кто мог вызвать скорую? Стала перебирать всех знакомых. Не вспомнила. Вспомнила только тот удар перед отключкой. Оказалось, об угол стола. И у меня был разбит висок - вот почему я вырубилась.
Угол стола... Как я сразу не догадалась? Теперь мне стало смешно. Как так? Блин, почему я ничего не помнила? Это из-за удара? Скорее всего. Не ожидала как-то.
В больнице очень скучно. Особенно, когда целый день лежишь без дела. Но сегодня меня, наконец, накормили. Кашей овсяной. Терпеть её не могу. Но пришлось поесть - столько времени была голодной! Поела - немного нехорошо стало. Врач говорит, так и будет какое-то время. Это мне и самой понятно. Несколько дней не ела - поэтому и не воспринимает организм пищу. Послезавтра я уже выхожу из больницы. Я рада. Ещё немного - и я дома. Ура!
До сих пор болят руки, ноги. Чуть-чуть голова в районе виска. А чего ещё следовало ожидать? От этого удара меня могло не стать. Да и забыла я многое... Конечно, я могла подумать, что на память повлияли лекарства, но это как-то совсем не то, хотя возможно. Возможно, я потеряла её на время из-за так называемой «кратковременной смерти». Но что ей поспособствовало? Заражение? Не думаю. Может, потеря крови? Кстати, вполне возможно. От большой потери крови можно потерять сознание. Конечно, я не уверена в своих предположениях.
По мере приближения дня выписки, мне становилось всё легче. Висок почти полностью затянулся, да и синяки на ногах-руках почти исчезли. Тело уже не так болит, как сначала. Вернее, получается, что, по сравнению с первоначальной болью, это боль ничего не значит. Можно сказать, что она вообще отсутствует. Её просто нет. Я уже привыкла. Будем считать, что ничего не болит.
В последние два дня, проведённые мной в больнице, я так и ела эту склизкую, противную овсяную кашу. Но врач сказал, что мне так придётся питаться ещё примерно неделю. Это немыслимо! Я не вытерплю больше этой каши! Буду лучше голодать. Всё. Это окончательное решение. Потерплю!
Бегут минуты, часы, дни... День выписки. Я уже готова. Врач сказал, что одну домой не пустит. Меня заберут. Но кто? Врач не отвечал. Думаю, это не так важно. Главное - я буду дома. Наконец-то!
Сижу у окна, смотрю на мокрые улицы. Снег к тому времени почти растаял. Я одна в своей палате. Думаю о жизни. О моей жизни. Понимаю, что всё плохо. Ничего не помню. Не помню, почему родителей не было, кто отвёз меня в больницу... «Палата сто сорок три, на выход!..» - слышалось за дверью. Встаю, беру свой пакет с вещами. Выхожу из палаты (номер моей палаты как раз и был сто сорок третьим). Вижу какого-то парня лет восемнадцати. Он смотрит на меня, улыбаясь. «Как ты?» - спросил. Я молчу. Просто не могу понять, кто это... «Что-то случилось?» - спросил он же. «Нет, ничего. Просто не узнаю Вас...» - ответила. Думала, обозлится, но нет. Он улыбнулся, сказав: «Друг. Я твой друг».
Я что-то немного напугалась. Подхожу к доктору. «Я с ним не пойду!» - говорю ему. Он: «Почему? Почему ты не хочешь идти со своим кавалером? Он же тебя, можно сказать, спас!». Как он? кто он? Как он попал в квартиру? Мда, вопросов много... Но идти придётся. Раз доктор сказал, значит это так. Подхожу к парню: «Как Ваше имя?». Сказал, что Тёмой зовут. «А отчество?» - «Александрович». Задумалась: «Тёма - это Артём?» - он кивает. «Куда вы меня поведёте, Артём Александрович?» - спросила я. Не могла называть на «ты» - он же старше. «Мне велено тебя домой отвезти. Ты готова?». Конечно, я уже готова, но что-то вызывало у меня некое сомнение, недоверие. Всё равно пошли. Молчим. Думаю о том, откуда этот парень взялся. Зачем ему было приходить ко мне домой? Откуда он всё узнал? Ничего не помню. Хочу спросить - не могу. Как-то стрёмно. Не то, чтобы стесняюсь - просто опасаюсь как-то.
Мне не желательно было долго ходить пешком. Так сказал врач. Но у меня немного кружилась голова. Нужен был свежий воздух. Мы вышли на улицу. Прошли с пять метров, и Артём сказал: « Лучше, давай поедем. Я за тебя волнуюсь». Я постояла, подумала... Голова всё ещё кружилась. Согласилась. Он проводил меня обратно, до машины. Садимся: «Сразу домой везти или ещё куда заглянуть хочешь?». Пожимаю плечами: «Домой, наверное, лучше...». Едем.
Ехали, вроде, недолго (я уже плохо помню). Я успела обратить внимание на этот скучный, никчемный город, на его скудные улицы и эти обшарпанные дома... но я его, всё же, любила. Это же мой родной город, моя Родина... я в первый раз заметила его простоту и не очень красивое обличие. Раньше он мне казался более красивым, чем сейчас... его надо любить, мне кажется, не смотря ни на облик, ни на размер. Малая родина - тоже родина и, в какой-то мере, важна в жизни человека...
Доехали до дома. На этаж подниматься долго и тяжело. Седьмой этаж всё-таки... Лифт сломан уже которую неделю. Поднялись на третий этаж - сил больше нет. Артём вдруг схватил меня и побежал вверх по лестнице. Страшно и очень быстро. Даже закружилась голова... «Стой...» - еле выговорила. Спрашивает: «Что такое?». Сказав, что закружилась голова, он отпустил меня. Постояли с минуту, и пошли дальше. Уже на шестом. Ещё чуть-чуть, и мы дома.
Подошли к двери. Ключи! Где ключи?! «Ах, вот они...» - сказал Тёма и отпер дверь. Захожу - он за мной. Родителей до сих пор нет. Тёма сказал, что будет следить за мной, пока они не вернутся...
Прохожу в квартиру - чисто, не сыро. Странно это всё. Тёма говорит: «Я тут прибрался немного: пол намыл, телефон на место поставил... Ничего?». Конечно, я была не против, но... этот Артём не вызывал во мне особого доверия... «Чай будешь?» - спросил. «Нет, не стóит...» - ответила я как-то с опаской. Что-то на душе было неспокойно... Как-то я его немного побаивалась.
Находиться наедине в пустой квартире с человеком, который старше - ужасно. Невозможно передать тех эмоций, которые бурлили во мне в тот момент. Вы, наверное, просто махнёте рукой и скажете: «Да, фигня всё это!», но это не так. Представьте: вы в квартире один с незнакомым вам человеком, который, к тому же, старше вас. Представили? Наверное, теперь вам понятно моё состояние, мои чувства, мои переживания...
Мы пошли на кухню, сели. Я решила узнать, что произошло в тот день, когда я попала в больницу. Артём всё мне рассказал. Я не думала, что всё было настолько серьёзно. Я вспомнила абсолютно всё... до малейшей детали...

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.