Оллария, 15-ый день Летних Волн, 397 год К.С.


Особняк Алва.


Лиза постучала в кабинет своего супруга и, получив разрешение войти, впорхнула внутрь.


- Душа моя, - Росио поднялся из-за стола, заваленного бумагами. – Ты просто светишься.


Мужчина сделал несколько шагов к девушке и заключил ее в объятия.


…За тот месяц, что прошел с момента, когда в доме Савиньяков Лиза и Росио вновь обрели друг друга, случилось многое.


Августа Штанцлера, Ги и Иорама Ариго казнили, как и приказал Его Величество король, и никакие связи и деньги не смогли им помочь. Что делать с Катариной Ариго решали почти неделю. Сначала хотели ее казнить, но неожиданно за нее попросила сама «воскресшая» герцогиня Алва, и решение о казни было заменено на постриг и ссылку в самый дальний и суровый монастырь. К Иоланте Манрик чета Алва тоже оказалась весьма благосклонна, девицу сослали в одно из дальних родовых имений и запретили появляться в Олларии. Также Манрики были обязаны выплатить виру. Подразумевалось, что кто-нибудь из девочек рыжеволосой семейки войдет в семью Алва в качестве невестки, но Первый маршал был непреклонен и с Манриками родниться не желал. Поэтому потомкам гоганов пришлось крупно раскошелиться. По сравнению с остальными заговорщиками Дженнифер Рокслей отделалась легким испугом, ее просто отлучили от двора.


Освободившееся место кансилльера пустовало около двух недель и в итоге его занял Лионель Савиньяк. Место же капитана королевской охраны пока оставалось свободным.


Известие о том, что герцогиня Алва чудесным образом спаслась, было воспринято двором на «ура» (не без стараний Вальтера и Ангелики Придд и Анны Рафиано, разумеется), и особняк на улице Мимоз несколько дней подряд по утрам превращался в оранжерею. Всем не терпелось выразить эрэа Елизавете свои пожелания здоровья и долголетия. Слуги едва успевали относить все прибывавшие букеты в сад.


Росио на это только посмеивался, говоря, что теперь слуги в его доме несут заслуженное наказание за сокрытие информации о соберане…


… - У меня есть для тебя одна новость, - улыбнулась Лиза, наслаждаясь теплом и силой рук супруга.

- Какая? – герцог сверкнул синими глазами, в которых засветилось любопытство.

- Хорошая, - девушка хитро прищурилась и замолчала.

- Это связано с тем, что сегодня приходил Мануэль, который выставил меня вон из собственной спальни?

- Дааа, - Лиза встала на носочки, чтобы дотянуться губами до уха Росио и прошептала: - Я жду ребенка.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.