Питер и ты


Сквозь отсыревшие слои

эпох, за маленькую руку,

я вёл тебя через свои

мечты далёкие. Вдоль скуки


февральских, выстывших камней

бескрайней Северной Пальмиры,

и вехи мокрых фонарей

чернели строго, как рапиры,


торчащие эфесом вверх

в асфальтовой груди проспекта.

Ты помнишь, как на голове,

твоей, в кудрях, утратив вектор,


о Розе вовсе позабыв,

вздыхал балтийский, зимний ветер?

Дома, как рыбы, воспарив

в неровном, моросящем свете,


рты подворотен на тебя

поразевали в удивленьи.

Навзрыд клаксонами трубя,

всем стадом на твои колени


косились фарами авто.

И в охристой дуге Генштаба,

как будто в раме золотой,

ну, или в бронзовой хотя бы,


портретом плыл навстречу нам,

изваянный резцом Растрелли,

лик Зимнего дворца и там,

куда-то вверх крестом нацелен,


лишь гравитацией навек

к брусчатке площади прикован,

как страж дождей, ветров и рек

встал монферанов столп. Дворцовый


широкий мост и мощь колонн

Ростральных на застывшей Стрелке.

Негромкий, колокольный звон

Исаакия вдали, да мелким


и чёрным маком воробьи

на льду в гранитных невских кантах.

И пальцы зябкие твои

на венах каменных Атланта.

Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!

Комментарии

Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий
Вверх

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сайтом. Узнать больше.