Мы столько говорим что всё прошло


И любое состояние кроме нашего общего будет для каждого из нас ощущаться как абсолютное одиночество.


Мы столько говорим, что всё прошло, что эти фразы вязнут на зубах, становятся привычными как шорох волн и плеск воды в фонтане, что их значение стирается как галька, становится неправильно-неострым, и в этом шорохе нам душно и смешно, и полный крик тоски уже смешон и никому не нужен. По сотне раз мы вспоминали ценность, по сотне раз её считали нездоровой, но не запутались, а знаем оба варианта, одновременно. Мы выучили будто наизусть, что были правы, были фанатичны, и были лживы вниз, до глубины, что были бесконечны и свободны, что познавали мир и ранили себя, и ранили друг друга и дарили друг другу же защиту Абсолютом, и без любого иноруководства творили мир единства и прямых. Мы выучили, но ведь нету толку в повторах повторяющихся фраз, значений, полумыслей, схем, ведь толку нет как нет воды в фонтане, как нет огня в потерянной душе, как нет причин, и следствий, и путей, а есть лишь игры в добрых и плохих, игра в пути, игра в другие смыслы, и память тяжелеет, и бурчит, и льётся шорохом песка из тонких пальцев, виляет на прощание хвостом, и остаются мятые слова, концепты, смыслы, клятвы и границы, но строим свою жизнь мы пьяной ярмаркой поверх руин церковных, и иногда, в безлунный зимний день, мы горько пьём за груды тех бумаг, язык которых вычеркнут из жизни.


Мы в темноте - навек. Мы в темноте - навек. Не исцелить убитого единства, и шрамы лишь саднят, не кровоточат, и варварски-цветастые наряды мы надеваем вместо серой ткани, в которой были мы двумя тенями, абстракциями света и лишений, и та цветастость рвёт нам наши души, закусывает смыслами и режет больно, очень очень больно, но мы привыкли, нам ли бунтовать, обыденным и больше не бессмертным, и вечность жрётся грязными зубами язычески смеющегося бога, и выучили мы, что так и надо, и равнодушно смотрим как костёр, покрытый плёнкой лжи, теряет градусы последнего тепла, сливается своей температурой с чуть тёплой окружающей средой, и смотрим как вода ушла в песок, и смотрим на себя и друг на друга. Мне не о чем просить тебя, зачем же, ведь ты сама всё знаешь точно так же, и будущего нет, и нас сжирает поток времён, как искру на снегу.


Кусать губу ли, плакать ли навзрыд, мне надоело, просто надоело, из всех разумных и авторитетных книг мне говорят, смотри вперёд и смело, а я хочу поглядывать назад, да что там, развернуться и забыться, и искренне тех книг не понимаю. Ну то есть да, звучит разумно, но, умрите все, кто хочет мне сказать, что здесь "разумно", "клёво" и "полезно". Хочу баюкать мёртвое дитя, саднящее как будто по старинке, и в колыбельных, медленных и странных, сводить с ума свою больную душу. Я знаю, это нужно и тебе, и может, в этом скорбном песнопеньи мы вновь соединим свои ладони, и может быть, забыто улыбнёмся.

Участие в конкурсах

Всемирный День Поэзии
Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий