Старое танго


Лежа в степи, ты считаешь до десяти.

Шелест травы, не чаявшей прорасти.

Резкое «Кто позволил?» и «Кто таков?»,

Сосны рыжеют свечками.

Долгая литургия выстрелов –

Перебежчику выдать билеты в вечность:

Можно и – в спину.


Дом притворяется, что покинут.

На деле же – просто спит.

Ты убит

В степи в августе двадцать второго.

Особенно строго

Смотрит в углу портрет неродного отца,

Спавший с лица:

«Вечно ты делал так – навылет, навзрыд!

Стол накрыт.

Наливай сам, напевай сам,

Пока за тобой не пришли доставать из земли».


Лежа в степи ты думаешь – добивать не пойдут.

А я тут. Я живу.

Дома свет прорывает листву –

Раскаленное золото в синеву, ослепительно синий.

И застывшее небо пластают стрижи.

Госпиталь пахнет псиной,

А тебе все еще хочется жить.

Сильно. До нелепого сильно.


Может быть, укрываться в чужой бушлат,

Может быть, тонкий крестик сорвать с груди.

Дом терпеливо ждет тебя впереди.

Белая скатерть струится с угла стола.

Белые сколы сахара. Белый флаг.


Горькое танго. Пиано давно потеряло настрой.

Вас трое:

Тот, который не вышел на поле боя,

Тот, который лежит в степи без пути и брода,

Тот, который всех продал.


Дом притворился мертвым, как ты – живым.

Дом отдается скольжением ножевым,

Болью острей картечи по предплечью.


Белому флагу – смирение алых вод.

Горькое танго. Печальный расстрельный взвод.

Колотый сахар. Круженье осенних пчел.

Чашки в рисунках синих цветов сирени.

Старое танго, блуждания до зари.

Лежа в степи, ты считаешь один–два–три

А под глазами уже залегают тени.


А на пруду – стеклянная корка льда.

Дом не дождался. Вернее всего – не ждал.

Участие в конкурсах

Всемирный День Поэзии
Вы можете поставить посту от 1 до 50 лайков!
Комментарии
Вам нужно войти , чтобы оставить комментарий