Глава 0. Начало.

I. Ход эллогос. Бег, точнее.

Бежавшее до этого вместе с остальными льюс резко остановилось, делая знак своим обратить внимание на пару силуэтов людей, увиденных вдалеке.

- Смотрите! Эти... видимы! - удивлённо прокомментировало оно своё наблюдение.

Вся группа из нескольких льюс, называемая эллогос, синхронно прекратила свой бег и остановилась, приглядываясь.

Мысль или событие, поразившее одно существо из связанных между собой единой незримой сетью, всегда мгновенно разносилась по всем сразу. Обычно это было похоже на несмолкающий хор сигналов и ощущений

Это происходило практически всегда и без перерыва и льюс привыкли настраиваться только на нужные им.

Льюсы могли находиться на приличном расстоянии друг от друга, но всё равно быть в курсе происходящего со всеми сразу.

- Шум у них внутри такой же, как у предыдущих. - прозвучал в общем разуме голос кого-то из льюс.

- Эво же говорило, что они не все повредились. - заметило другое. - В поселении, где оно сейчас по своим делам, валлы ведут себя абсолютно нормально. Димы - странновато. Что тоже - абсолютно нормально.

Димами или "тусклыми" на их языке, эллогос называли людей, не обладающих ведьмическими способностями и в целом характеризующимися низкой степенью осознанности. Валлы, на элльском "светлые", люди обладающие, даже в неразвитом, латентном состоянии, ведьмическими способностями, виделись эльфам более яркими, чем димы.

Эллогос обычно предпочитали иметь дело именно с ними, как с "вменяемой" частью человеческого конгломерата. Хотя, кое-кто из льюс считал валлов и димов вовсе разными видами, предлагая не классифицировать их как один "человеческий" вид.

Разница в уровне светимости между валлами и димами не была столь сильно заметной, как разница между валлами и самими льюс. По этому принципу можно было бы объединить льюс с другими яркими существами материка - хэллями, сообществом, состоящим из кнапп, "гномами" на человеческом, и теми, кто жил в океане, омывавшем материк - виями, по-человечески - чудовищами. Это были достаточно старые формы жизни.

А вот совсем недавно на материке внезапно появилась новая... И тут же, самим фактом своего существования, добавила проблем всем старым формам жизни.

Это были "невидимые", нэйи. Невидимыми для эллогос нейи были по причине практически полного отсутствия у тех светимости. Вместо света внутри у ней жутковато мерцала... бездна. Появление своего вида на эллогосских землях и знакомство с самими эллогос нейи обставили весьма драматически. Наводнив эллогосские земли и пытаясь познакомиться поближе с каждым населяющим их существом. Ближе, чем хотелось бы льюсам, хоть последние всегда отличались любопытством и дружелюбием. Мало кто хочет оказаться в цепких объятьях, а то и в желудке, незнакомых агрессоров. Но эллогос ловки по природе.

Пришедшие безуспешно пытались приблизиться к отскакивающим от них или откидывающими их ловкими движениями местным. Нейи не могли причинить льюс вреда, но количество их вскоре было таково, что даже могущественным, по материковым меркам, эллогос пришлось уносить ноги, в надежде придумать позже какую-то стратегию избавления от назойливых гостей, ставших, как надеялись эллогос, временно, хозяевами.

- Похоже, в верхней части материка мир ещё не сошёл спятил! - повторил в общем эфире свой вывод оптимистичный голос. - Посмотри на них.

- Ой ли. - возразил скептический. - Подойди к ним поближе и посмотри, как они будут от тебя шарахаться.

- Димы здесь почти всегда шарахаются. - напомнил третий.

- В последнее время больше обычного.

- Ну и свет с ними.

- Это лучше, чем алчущие близости незримые.

- Это уж точно.

- И почему-то по "счастливой" случайности именно незримые посетили нас.

- Случайностей не бывает. - протестующе изрекло эллогосскую истину явно молодое существо.

- О том и речь. - примирительно ответил голос постарше.

- Надо было остаться и заставить шарахаться и ней. - досадливо посетовало другое.

Не все поддержали решение о бегстве. Кое-кто остался, упрямо раскидывая нападавших и пытаясь попутно изобрести способ массово вышвырнуть их вон, не навредив окружающей среде.

Вскоре, голоса этих безумных, оставшихся защищать земли стихли в общем хоре. Они ушли в круг перерождения. Эллогос уже ожидали появления наростов -"семян" у себя за "ушами". Они были практически бессмертными. Ушедшее в круг перерождения льюс тут же появлялось обратно на материке в виде семени, которое взрослой особи надо было лишь извлечь из-за "уха" и посадить в землю. Единственная неприятность для переродившихся состояла в том, что им заново нужно было учиться коммуникации и управлению своим телом. И приложить значительные усилия к тому, чтобы вылезти из-под земли. Но, пока что, все справлялись и никто не жаловался.

- Так откуда эти нейи взялись? - продолжил рассуждать один из голосов. - Они же должны были всё это время находиться где-то? Если у них где-то было поселение, то это было бы довольно-таки большое поселение, которое, с учётом того, что они практически невидимы, можно было и не заметить. Или они вывалились откуда-то из другого мира? Всем поселением сразу и с явно не дружеским визитом. Что-то тут подозрительное...

- Вот да! - поддержал второй. - Если это, конечно, не какая-то обратная эволюция димов, скатившихся к ещё более низкой степени светимости.

- С перепугу? - хмыкнул третий.

- Вероятно, да. Побочный эффект того, что они от всего шарахаются.

- Сдаётся мне, что ключ здесь - в маленьких безднах, пожирающих их изнутри. - предположило ещё одно участвующее в беседе льюс.

- Не иначе. Раньше димы ничего подобного внутри не носили. - согласилось другое.

- Новая мода или эпидемия?

- Кто их разберёт.

- Надо будет выяснить позже.

- Именно позже. Потому к тем, кого мы сейчас наблюдаем, лучше не приближаться. Просто на всякий случай. До выяснения обстоятельств.

- Да. Давайте теперь и мы будем от них шарахаться.

- Вот ещё.

- А ведь до этого у нас с ними были вполне гармоничные отношения. В том плане, что ни мы с ними, ни они с нами особо не рвались общаться.

- Может, эти нейи вовсе и не бывшие димы. Может всё-таки стоит предупредить этих? О нейях? Вдруг незримые захотят напасть и на них?

- Может. Выясним всё и тогда можно будет предупредить, а пока непонятно толком кого, зачем и о чём предупреждать и уж точно не о чём информировать. Мы тут сами теряемся в догадках. - примирительно ответило другое сознание. - Не суетись. Всё шаг за шагом.

- Позже может быть поздно. Постараюсь предупредить их всё же. - не унималось упрямое льюс. - Подойду к этим тусклым.

- Удачи. И догоняй. Если, конечно, не хочешь остаться и присоединиться к разведке. Или к умолкшим.

- Не хочу.

Хор голосов утих и невероятно быстрое перемещение существ через лес возобновилось. Одно льюс мгновенными скачкообразными перемещениями направилось к паре слабо мерцающих в лесу точек, занятой сбором ягод.

II. Ход людей. Герой Кайл.

Кайл смотрел на труп, к которому его привёл староста, тут же удалившись, будучи не в состоянии долго находиться рядом с чем-то подобным.

Агентъ нагнулся и присмотрелся к лежащему перед ним телу внимательнее. Красные глаза. Оскаленные зубы. Пробитая чем-то массивным дыра в груди. Выглядело это существо жутковато. Сложно было поверить в то, что оно когда-то было жителем Кантина.

Присланный по просьбе кантинской управляющей организации из столичного Прайма, агентъ ОСД под кодовым именем Калликс, должен был помочь местным службам порядка разобраться в этом странном деле. Чем он сейчас и был занят.

Похоже, староста Кантина ничуть не преувеличивал жуть происходящего. Хотя, если гордые Кантинцы решили обратиться за помощью к ненавистному Прайму, можно было предположить, что произошло нечто, как минимум, очень серьёзное. Очень.

Кайл изучающе склонил голову на бок, не торопясь приступать к более детальному осмотру. Такого точно не видел никогда. За последнее время количество событий из серии «такого не видел никогда» и «такого никогда раньше не случалось» было раздражающе велико и продолжало увеличиваться. Плюс один. Странный труп, до этого бывший странным человеческим существом.

Надо сказать, что за годы своей службы в ОСД Кайл повидал всякое. Но сейчас… он впал в некоторый ступор и даже предположить сейчас не мог с какой стороны подступиться к расследованию. Всё, всё это, начиная с нераскрытого предыдущего загадочного дела, продолжая исчезновением его напарницы и лучшей подруги агентъки Ингефары, незадолго перед этим заявившей, что она наткнулась на что-то… и заканчивая вот этим. Всё это было уже слишком даже для привычного к сложностям и опасностям Кайла. Но это не повод перестать пытаться докопаться до истины и если он сейчас всё бросит и ударится в панику, это точно не вернёт Ингу. Он тряхнул головой. Соберись. Что мы знаем?

Со слов старосты со стороны северных королевств стали прибегать эти… бешеные. Как он сказал. Они набрасываются на жителей города безо всяких видимых причин. Ну, учитывая древнюю вражду северян и кантинских поселенцев, пришедших в стародавние времена с северных земель, причины-то есть. Но почему северяне, до этого много поколений демонстративно не обращавшие внимания на соседей и давно закрывшие свои границы для них – по крайней мере для тех из них, что не были ведьмами, сейчас вдруг вспомнили про своих соседей и бывших соплеменниц и соплеменников? Почему именно сейчас? Почему так странно?

Нападали северные люди молча. Практически молча. С тихим странным утробным звуком. Без криков, без угроз, но говорят, таким жутким, что на фоне этого угрозы и крики выглядели предпочтительнее. К чему вообще… такая нордическая сдержанность? Зачем тогда нападать открыто? Если тихо, то почему попросту не отлавливать кантинских в лесу или на выходе из пивных? В этом нет никакого смысла. Это не просто странно, но всём этом нет попросту никакого смысла. Для Кайла. Однако, для кого-то очень даже есть…

Самое странное во всём этом – это даже не сами нападения, а то, что происходит после них. Те, на кого напали, начинают вести себя так же агрессивно, как нападавшие, атакуя своих же людей. Что, утащи их всех гнус, здесь происходит?

Кайл вздохнул. Он наконец-то «созрел» для начала осмотра и открыл свою сумку с инструментами, достал перчатку и комплект для извлечения образцов тканей и опустился на колени, стараясь не встать в уже ушедшую в землю лужу крови.

Какой он… синюшный. Агентъ осторожно повернул голову горожанина. Шея покрыта сетью выступивших жилок. И жёсткий. Начало трупного окоченения? Возможно. Всё равно выглядит странно. Похоже, как будто всё тело было напряжено перед смертью. Как в спазме. Довольно-таки тощий. По сравнению с упитанными кантинскими, этот выглядел довольно-таки худым. Он.. болел до этого? Это следствие произошедшего с ним? Или это последствие стресса?

Кайл задумчиво извлёк из сумки длинный нож и дополнительную пробирку, и положил рядом с остальными инструментами. Он осторожно взял пробирку и приложил её к пробитой пахотным инструментом груди кантинца и магическим усилием втянул в неё кровь. Позже надо будет посмотреть, чем он болел. Надо взять ещё и образцы тканей. Чтобы выяснить, чем вызван необычный внешний вид этого мёртвого селянина. На плече следы засохшей крови. Давно засохшей. Под рубашкой – обработанная рана. Перебинтованная. Почему его не переодели? Не успели? Говорят, перед тем, как он начал пытаться сожрать всё, оказавшееся в зоне видимости, у него был сильный жар. Кайл соскрёб немного засохшей корочки лечебной мази вперемешку с гноем. Мазь явно не помогла, даже вытянув всё из раны. Что-то попало в кровь. Наверное. Если гипотеза… так, рано думать об этом и делать преждевременные выводы, надо осмотреть остальных. Что было до?

Известно, что на этого человека напал пришедший с севера злоумышленник. Вероятно, он и ранил его. Чем? Оружием? Каким? Отравленным? Хорошо бы узнать. Да, возможно, отравленным. Это бы многое объясняло. Яд мог замутнить сознание пострадавшего и вызвать подобный спазм, придававший телу столь жуткий вид. Кайл взял нож и разрезал рубашку так, чтобы обеспечить себе доступ к ране. Он разрезал бинт и пригляделся.

Это не порез. Рваная рана. Похожая больше на… укус? Интересно. Укус нападавшего? Или укус, полученный в пьяной драке за обладание эксклюзивным правом на истину в одной из местных пивных? Хорошо бы осмотреть остальных. У них может обнаружится что-то подобное. Если это… вдруг подтвердится, что это распространяется через не просто физический контакт… через укус. Через укус… жидкость, слюна, кровь… интересно, но всё равно настолько дико и необычно, что общая картина не вырисовывается. Пока. Что же получается?

За три света этот вполне заурядный обычный кантинец превратился в... сложно сказать во что. Во что-то очень голодное, как утверждают очевидцы. Его худоба говорит о том же. Он метался по тюремной камере, пытаясь сгрызть прутья и сожрать всё, что под руки и зубы попадалось. Четвёртый случай за последнее время с одним и тем же исходом. Все неприятности начинаются после контакта со странными северянами, чьи ткани уже лежали на столе Кайла в специально отведённом для того помещении погреба.

Стоп. У нас есть кто-то, кому довелось контактировать с этим несчастным. Это не контакт с кем-то из северных людей, но всё же. Лучше изолировать. Если есть опасность, тут лучше пере…бдеть.

Чья-то тень упала на труп. Как невежливо мешать осмотру места происшествия. Вполне в духе…

- Вот так они все и выглядят. – раздался голос сверху.

… местных людей порядка. Говорившая опустилась рядом на корточки.

Он помнит её. И остальных. Забавно. Сейчас эти люди просят его о помощи. Самое время бы припомнить, как много помощи было оказано ему самому при расследовании его последнего очень странного дела об амнезиях. Впрочем, бедолаги уже сами себя наказали. Трое сидят в участке порядка по клеткам, один мёртв. Возможно, этого можно было бы избежать, обратись они в Прайм и к ОСД раньше. Сколько они скрывали факт того, что у них неприятности, в своём обычном "мы в состоянии справиться со всем сами. Безо всяких ведьм и прочих выскочек."? И сколько бы ещё скрывали, если бы не стало уже совсем… страшно?

- Что с теми тремя?

- Сидят, грызут прутья.

- А как этот вырвался?

- Прогрыз, пробил и вылез, болото знает как. В принципе, наши клетки не рассчитаны на то, что их будет кто-то грызть. Да, думаю, и никакие не рассчитаны. Обычно находящиеся в них спят и трезвеют.

- А если остальные вырвутся?

- Не вырвутся. Наши уже принимают меры. – фыркнула кантинка.

Надменны и самоуверенны. Как всегда. Это Кантин, братец Кайл. Агентъ ОСД взял нож и вторую пробирку, принявшись аккуратно отрезать от рваной раны в груди мертвеца образец для изучения. Участковая с интересом уставилась, зачарованно наблюдая за его действиями. В любознательности и отсутствии брезгливости кантинским людям не откажешь. Они знамениты крепким здоровьем и крепкими нервами. И упрямством. Как его ученица Амелия.

Кайл улыбнулся, вспомнив про Ами. Интересно. Как проходит её обучение в праймовском университете при академии ОСД, куда он ей сам помог устроиться? Они давно не встречались и не переписывались. Очевидно, Ами была занята. При её феноменальной жадности – все кантинские были жадноваты и прижимисты, но Ами была жадной до знаний. Жадной безо всякой меры. И сейчас, наверняка, до упаду сидела за книгами и фолиантами в местных библиотеках, пожирая томами информацию, пока её не начнёт тошнить от «переедания». Кайл вновь усмехнулся. Не все кантинские одинаковы. Но сейчас время пообщаться именно с «одинаковыми» .

- Кто успел контактировать с погибшим? – спросил он стражку порядка.

- Никто. Марла проткнула его пожавнем с перепугу. – хмыкнула та - Да уж. Выглядит он действительно… не ахти.

- Он успел дотронуться до неё?

- Не знаю.

- Найдите Марлу и приведите в храмы.

Кайл положил образец в пробирку и убрал пробирки в сумку.

- Зачем? – недоверчиво покосилась на него порядочница.

- На всякий случай. – терпеливо пояснил Кайл. – Она может быть столь же опасна, сколь все, кто имел дело с этими людьми.

- Ааа. Эльфийское проклятье! – зловещим тоном произнесла собеседница.

- Что?

- Эльфийское проклятье! – тем же тоном повторила она. – Наши поговаривают, что во всём виноваты эльфы, которые хотят захватить наши земли!

Что-то подобное Кайл уже слышал недавно в Омилле. Незадолго перед тем, как оставить незакрытым последнее странное дело, над которым они работали с Амелией и другими людьми омилльского Места Правды. Кайл перевёл скептический взгляд на говорившую.

Ободренная произведённым эффектом, кантинка продолжила.

- Эти идиоты вероятно, общались с эльфами и поплатились за это. Те их прокляли. Северные сожрали друг друга, а эльфы получили их земли! А до нас добегают недоеденные.

- Недоеденные?

- Да. Недавно пробегала группка северных. Грязные, голодные, перепуганные. И куда только делась их спесь.

- Здесь были северные?

- Да.

Кайл сел на землю и поднял изумлённый и заинтересованный взгляд.

- И?! Что они сказали? – замер в ожидании, уставившись на потенциальный источник сверхценной для раскрытия дела информации, агентъ ОСД.

- Что-то балакали на своём. Кто ж их слушает. – раздраженно отмахнулась девушка.

- И… где они сейчас? – разочарованно, но всё ещё с надеждой выдавил из себя Кайл.

- Почём я знаю. Мы прогнали их из города. На бороздец они тут нам сдались.

Так. Понятно. И сколько северных проходило через город?

Две… или три группы.

- И всех прогнали?

- Всех.

Кайла прошиб холодный пот. Северные… разнесли это… что бы они с собой не несли… куда-то вглубь материка. Теперь это проблема не только Кантина. Надо быстро известить всех. Сандру. Начальство. Правящих. Всех. Но, чтобы извещать уверенно, не мешало бы сначала подтвердить свои подозрения.

- Три группы… - ошеломлённо повторил он вслух.

- Да. И эти, вечноголодные. Наши уже прозвали их пожираками!

Практически с гордостью за местечковую смекалистость и способность давать всем и всему остроумные клички, произнесла она. Кантинцам в этом и правда не было равных. Способность подмечать детали и природная хитрость были их выдающимися качествами.

- А северные просто поплатились за своё зазнайство! – браво продолжила рассуждать горожанка. - Вот если бы они не отгородились, могли бы попросить о помощи…

Вот уж кто бы говорил.

- …и кантинцы бы помогли! Нас никакие эльфы не захватят. К нам-то они не сунутся. Мы не какие-нибудь там бестолковые хлюпики. – увлеклась ура-патриотической речью кантинка.

Кайл покачал головой. Бестолковые низинники.

- Эльфы сильны и могущественны. Если бы они хотели получить наши земли, то давно их уже получили бы. Безо всяких ухищрений. – резонно заметил Кайл.

- Но так ведь проще. И руки марать не надо.

Разумно. Практичный кантинский ум в действии.

Но проблемы теперь и у нас здесь тоже. – напомнил праймский агентъ.

- Да уж. – помрачнела недавняя ораторша. – Болотные северные. Одни проблемы от них.

- Кстати, о проблемах - следите внимательно за своими сотрудниками. За всеми контактировавшими. - Надо составить список. У меня есть подозрение, что это… состояние передаётся через укусы. Не мешает это проверить. Проверьте по возможности, есть ли укусы у находящихся в клетках.

- Как? – недоумённо почесала затылок кантинка. – Наши уже завалили их шкафами, принесёнными из архивов. Пусть посидят так, пока не угомонятся.

Без комментариев.

- У меня здесь всё. – Кайл встал с земли и отряхнулся.

- Можно убирать? – осведомилась стражка.

- Да. Можно.

В задумчивости агентъ ОСД отправился в отведённое для его полевой лаборатории место в кантинских храмах. Надо позаботиться о собственной безопасности. Потому как, если общую обеспечивают кантинские храмовые служащие – то они все здесь в опасности. Один карантинный вырвался. Нужно было начать вести учёт контактировавших с заражёнными – а в том, что это болезнь и что она так или иначе способна распространяться – у Кайла не оставалось сомнений. Вопрос в том – как именно. Каким способом, с какой скоростью.

Хорошо, если через укус. А если нет? Не надо паниковать с заранее. Если бы это распространялось воздушно-капельным путём, здесь бы уже всё грызло всё. Хотя…

Может, это ещё впереди. Кто знает, какой инкубационный период у этой «если-болезни». Кстати, какой? Надо всё-таки найти эту… Марлу. И составить списки контактировавших с заражёнными. И проверить участковых на наличие укусов. И начать вести наблюдения за уже укушенными. Работы предстоит немало. Одного ассистента здесь явно не хватит. Нужно запросить ещё людей. Дадут или нет – вот в чём вопрос, но спросить не помешает точно. Главное – грамотно обосновать, а для этого надо сесть и спокойно окинуть внутренним взором всё происходящее. Это будет тяжело. Во-первых, это что-то масштабное. Видения Кайла почти наверняка не хватит для того, чтобы даже попытаться понять не то что смысл, хотя бы масштаб происходящего. Что-то большое. Очень большое. Неприятно удивляющие своей новизной и оригинальностью части этого показываются тут и там в течение последнего большого цикла. Вторая сложность в «спокойно окинуть взором» состоит в том, что Кайлу сложно будет сделать это «спокойно». Всё это наводило на него жуть, и он сейчас был очень близок к практически паническому состоянию. И третье – Кайлу совсем не хотелось на это смотреть. Он устал и хотел спать. Чтобы забыть хотя бы на время обо всём этом. Или забыть насовсем как те жертвы загадочной амнезии из предпоследнего его, нераскрытого, кстати, дела. Разбудите меня, когда всё это закончится.

Но прежде чем впасть в летаргию или удариться в панику, нужно написать отчёт в ОСД обо всём происходящем. Это срочно. И Сандре. Пусть разошлют предупреждение по всем городам.

III. Ход людей. Героиня Сандра.

Сандра отправила первый отчёт в Прайм и призадумалась. Тот явно нуждался в дополнении. Нужно было писать ещё один отчёт. Тот первый, составленный в спешке и в ступоре от услышанного, был суховат и не передавал всего масштаба потенциально нарастающей трагедии, который сейчас открылся её взору.

Слова пожилой лиманки-аптекарши, переводившей слова возбуждённых и испуганных северных казались ей нечто средним между бредом и кошмаром. Но сам их измождённый и перепуганный вид исключал всякую возможность розыгрыша. Дело серьёзное. Очень серьёзное.

Какое-то важное правительственное здание… бенефакторат, как они сказали, было разрушено и все, бывшие внутри него, погибли. Судя по их реакции, событие смертельно страшное. Но ещё страшнее было то, что за этим последовало.

Люди начали пожирать друг друга.

Бред какой-то… Сандра подошла к стене и протёрла в ней новое окно, словно пытаясь увидеть надвигающуюся угрозу. Но ничего подобного на горизонте не наблюдалось. Это был обычный тёплый дождливый омилльский день, спокойный и размеренный, как и все остальные. И от всего только что услышанного хотелось просто отмахнуться. Только недавно в городе закончились очень странные дела. Причина их, несмотря на все их с Кайлом усилия, осталась невыясненной, но, несмотря на это, Сандра вздохнула с облегчением. Уж очень всё это было жутковато и запутанно. Ничего подобного в этих местах никогда не происходило. Здесь уважали магию как помогающую силу и часть жизни и никому и в голову не приходило бы злоупотреблять ею таким нелепым образом… Кайл. Кайл. Надо быстро написать отчёт об услышанном и известить ОСД. Как бы ни хотелось откинуть всё это как невероятное и бредовое, нельзя это просто проигнорировать. Даже если это просто невероятный бред, пусть лучше пострадает репутация Сандры как главы омилльских храмов, чем пострадают люди. Как эти. Истощённые, чумазые, уставшие, но готовые бежать дальше, на другой край материка от того, что их так напугало.

Учитывая то, что они говорят, что практически больше никому не удалось бежать и в Омилле не видели больше групп северных... что бы с ними не произошло, как минимум, достойно внимания. И Сандра слушала пожилую переводчицу очень внимательно, периодически переводя взгляд на говорящих. Она первый раз в жизни видела северных. Их никто не видел несколько последних поколений. Они жили закрыто и уединённо на краю материка. По соседству с эльфами. С эльфами…

Кто-то из них говорит, что во всём виноваты эти самые эльфы. Кто-то в ответ на это неодобрительно цокает и спорит. Кстати, об эльфах.

Это живо напомнило ей пересказ разговора одной эльфы и… кого-то из друзей Токалы, который Сандре пересказал Кайл перед уходом в Кантин.

- До вас скоро дойдут незримые.

- Незримые?

- Да. Настолько тусклые, что почти невидимые. Вечноголодные отблески живых, поглощающие всё на своём пути, пытающиеся насытить не насыщаемую ничем внутреннюю бездну.

- Кто они? Бесплотные духи?

- Скорее наоборот, это - бездушные тела. Они придут со стороны северной низины, откуда бежали от них мы.

- Как от них защититься?

- Оттолкнуть. Остановить. Отгородиться. Не дать дотянуться до себя, не дать передать бездну.

Определённо звучало как ерунда. Эльфы – большие мастерицы образно и загадочно изъясняться, но это было уже чересчур загадочно.

Невидимые. Вечноголодные. Сандра включила и это в отчёт. Уж все неясные слухи, так все. Включая недоказанные беспочвенные домыслы о виновности эльфов?

Ну нет. Кто источник этой информации? Завзятые городские сплетники? Северные? ССеверные и сами разошлись во мнениях. Нет. Это писать незачем. В ОСД и сами в курсе этих слухов. По-крайней мере, Кайл точно в курсе.

Что-то мощное могло организовать подобную катастрофу. Как не подумать об эльфах. Но зачем это эльфам?

Ради земель? Зачем им дополнительные земли? Насколько Сандра знала из университетского курса, количество эльф фиксированное и сколько их наблюдают люди – столько времени это количество практически не изменялось. Эльфы не умирают. Точнее, иногда умирают от несчастных случаев, в катаклизмах и по прочим независящим от них причинам, но тут же возрождаются из семян. То есть, практически, они бессмертны. И их число не увеличивается. Так зачем им новые земли? Что-то изменилось? Больше вопросов, чем ответов. Может, спросить самих эльф?

И, кстати, называть этих существ «эльфа» было тоже неправильно. Эльфы не имели пола. Но людям, да и самой Сандре, сложновато было воспринимать этих субтильных существ без привычной привязки к определённому полу, да и говорить про живое антропоморфное существо «оно» было как-то непривычно. Потому на материке эльфы, по причине своего небольшого роста и изящных форм, считались существами женского пола. По поводу отсутствия среди них мужчин ходило много смешных и не очень слухов и домыслов, пересказывать которые было бы долгим и неблагодарным занятием.

И, по сведениям, одна из эльфийского народа всё ещё находилась в городе или около него. Надо попросить кого-то из сельвов поговорить с ней. Местные сельвы и эльфы дружат с незапамятных времён. Вот уж кто точно не поверит в виновность эльфов. Да и она сама не верит. Как не верила и в причастность местных ведьм к последним странным событиям. Не верила и всё. Своему чутью Сандра доверять привыкла.

Она отошла от окна. Жаль, чутьё плохой аргумент при общении с ОСД и правящими Прайма и Омилла, уж не говоря о Кантине. Но что делать. Ничего другого, кроме слухов, рассказов и чувства того, что это всё очень-очень важно у неё нет. Видно, пришло время позориться по полной программе, но альтернатива для неё, как для ответственной за многие жизни, выглядела куда страшнее. Сандра вздохнула, села за письменный стол и достала ещё несколько глиняных табличек. Ей предстоит написать многое. И придётся найти ещё курьера.

Подумав обо всём ещё раз, она решила, что зря опустила подробную информацию про то, что поведали эти северные. Про то, что Киона говорила о поведении их местной храмовой безумицы и оракула Милли. Та в последнее время пребывала в обеспокоенном состоянии, постоянно повторяя, что "они уже здесь", что их не видно и что надо готовиться. Их не видно. И они уже здесь. Надо готовиться.

К какому из наблюдаемых Милли миров относились новости никогда точно определить нельзя было. Один раз она уже переполошила все храмы сообщением о нападении злонамеренных магов на Омилл, о жертвах и разрушениях.

Место Правда было приведено в полную готовность. Все были предупреждены, кое-кто даже ударился в панику, но… ничего подобного не произошло. Посмеялись.

Правда, после того, как почти вся бригада Места Правды в ходе одной из операций из-за злонамеренной магии провалилась в альтернативную реальность и чуть не погибла там, наблюдая и участвуя в описанных Милли событиях, смеяться как-то расхотелось.

Правда, даже сейчас, уже бодро выжигая на табличке строки срочной депеши, начальница храмового комплекса очень надеялась на то, что и сейчас случилась какая-то ошибка. Три ошибки к ряду. Преувеличение, неточность перевода, недопонимание. В конце концов, лиманки хоть и произошли от северян, но их связи с этой частью своего народа были уже давно прерваны и язык мог претерпеть изменения. Есть надежда на то, что всё было не так понято, что всё уладится само собой... Иначе. Иначе что. Ну, хотя бы… Она перестала выжигать отчёт и задумалась.

Что. Придётся предпринимать активные действия. Ограждать город чем-то. Как-то. Объявлять общую тревогу, мобилизовать всех. Готовиться к обороне. Против чего? Чего-то что легко и быстро уничтожило целое развитое и могущественное государство, заставив бежать горстку выживших.

Можно ли как-то сопротивляться такому? Как к этому готовиться? И почему их не видно? Сандра почувствовала подкатывающие спазмики паники. А что если. Что если перехватить это как-то по дороге? Не дать этому дойти до города?

Собирать бригаду и идти перехватывать прибегающих спятивших северян по всей линии какого-то фронтира. Где бы он не находился. Что у нас там за ближайшее узкое место? Если, конечно, всё это уже не разбежалось по лесам и полям… Ближайшее узкое место – у гор на подступах к городу. Кстати, а почему не пришло предупреждения из тех мест? Почему там не объявлена тревога?

Неужели Кантин уже… пал? Нет. Северные говорили, что проходили через него. Пытались предупредить и что их оттуда прогнали, даже толком не выслушав.

Похоже на кантинских. Древняя, как материк, вражда связывает Кантин и низинный север. Вражда, не идущая ни в какое сравнение к относительно недавно появившемуся взаимному презрению живущих в Кантине и в Прайме. Среди кантинских популярна легенда о злонамеренных или неумелых – в зависимости от настроения рассказывающих - ведьмах, сжегших урожай и обрекших северный город на голодную смерть, из-за чего части северных пришлось уйти из низины в поисках лучшей доли и основать Кантин.

Да, точно, Сандра припоминает, что лиманка перевела слова северян по поводу Кантина, хихикнув в середине фразы северянки. Старинное плохое словцо.

Получается, что злонамеренные ведьмы и прочие «голодающие» без аграрных талантов бравых кантинок всё это время благополучно тихо существовали на севере. До сих пор. Очень тихо.

Пока не принялись пожирать всё вокруг и друг друга. Неужели голод… свирепствует у них до сих пор? С незапамятных времён?

Кстати, не мешало спросить об этом нашу вынужденную делегацию северных. Если, конечно, они уже не устремились дальше, гонимые ужасом увиденного.

Ведь столько вопросов. Что происходило у них после исхода нынешних кантинских? Судя по всему, много интересного, учитывая то, как странно выглядят их одежды и вещи, которые они носят с собой в поясных и больших дорожных сумках.

Какова их версия произошедшего? И как они выкрутились, оставшись без крестьянской части населения? Каков вообще их быт сейчас, каково общественное устройство? Столько вопросов.

Но сейчас не время для историй об истории. Вернёмся к нашему не менее загадочному настоящему.

Большие, по утверждению пришельцев, потоки пожирающих рано или поздно дойдут до материка с северной стороны. Что вернуло Сандру к мысли о перехвате странных северных по всей длине фронтира. По всей.

Хорошо хоть прямых путей из пустошей в Омилл и Прайм нет - зато есть обрывы с водопадами и любое живое существо, что сунется в околоматериковый океан, скорее всего, потопят огромные волны или сожрут океанские чудовища.

Стоп. Чтобы достичь Кантина, северным надо пробежать через всю низину и взойти по горным тропкам вверх. Гораздо ближе находятся земли эльф и горы гномов. Они должны были наткнуться на эльф и на гномов.

Они уже наткнулись, если вспомнить о беседе коатлерки с эльфой. Значит, ли это, что голодные северные обогнут побережье с другой стороны материка и выйдут так же и со стороны Лима?

Возможно. Надо отправить депешу и туда. Сказать об этом пожилой лиманке. Ведьмы Лима, хоть и немногочисленны, но могут постоять за себя лучше кантинских, но всё равно их стоит предупредить.

А ещё лучшим выходом будет вот что. Собирать группу в Кантин. Пойти и выяснить в чём дело. Или, хотя бы, выяснить, что там всё в порядке.

Лучше перестраховаться. Это не раз выручало её. Как, впрочем, и не раз ставило в неловкое положение. Сандра была из тех, кто предпочитал возможно выглядеть нелепо, но всё перепроверить лично.

Да и... Не может быть там ничего в порядке. Едва ли можно назвать порядком толпы людей настолько голодных, что они едят всё вокруг и друг друга. Может, если их накормить проблема решится? Не зря же Кантин аграрная столица. Если они дойдут до города, то придут… прямо по адресу.

Вот злая усмешка судьбы получилась бы. Их легендарные бывшие соотечественники, оставшиеся умирать от голода через несколько огромных циклов приходят и сжирают кантинские посевы. Да ещё и вместе с кантинцами. Сандра мрачно усмехнулась.

Надо идти собирать своё маленькое войско и собираться самой. И придумать кого оставить вместо себя. Хотя, чего тут думать. Киону. Если будет упираться, то Финиана. Ко всеобщему ужасу, хаха. Но, не важно. Сандры не будет на месте всего несколько малых светов. Туда и обратно.

IV. Ход эллогос.

Внимание всей толпы льюс единым потоком было устремлено на Священную Гору.

Неплохое место, чтобы остановиться. Гора с чудесными вибрациями и озеро с чистой водой, несмотря на расположенное рядом крупное человеческое поселение.

В общем разуме привычно носились стаи мгновенных мыслей и ощущений. Лин отвлеклось от созерцания горы и прислушалось к этому общему хору голосов.

- Ну вот. Располагаемся. У кого чего полезного завалялось в карманных планах?

- У меня только фляга для воды. И рукоделие.

- Ух ты! Озеро! Бежим смотреть!

- Когда доделаешь?

- Не знаю. Теперь точно не знаю. Половина инструментов теперь в распоряжении незримых.

- Всё наладится.

- Здесь можно устроить чайную. Попытаться сделать её столь же уютной, как была наша.

- Ну, за один эон это ведь не получится.

- Не значит, что не стоит и начинать. Так мы совсем без чайной останемся.

- Не дело.

- Не дело. – подтвердил второй голос.

- Не дело. – передразнил третий.

- Мне вон то дерево нравится. Поселюсь на нём.

- Мне соседнее. Поселюсь на нём.

- Предлагаешь мне наблюдать ежесветно твои безвкусные шторы?

- Тебе не придётся. Они остались на наших землях. А запасных у меня нет.

- Жаль. Эти яркие кусочки запечатлённого в ткани безумия добавили бы здесь позитива.

- Я надеюсь, мы скоро к ним вернёмся.

- И я надеюсь. У меня нет в карманном плане вообще ничего. Нэйи очень хорошо распланировали атаку. Неожиданное появление явно их конёк.

- Если бы они могли бы ещё избавиться от запаха и хорошо заметного вблизи мерцания внутренней бездны – подкрались бы практически вплотную.

- Нет предела совершенству. Надо было бы подсказать им по поводу запаха.

- Надо было бы. Но пришлось уносить ноги.

- Тут подходящее место для собраний. Достаточно просторно.

- Давайте прямо сейчас туда перейдём.

- У нас собрание?

- Нет. Просто хочется простора.

- И что это, всё-таки, у нэй внутри за штучка.

- Кто же знает. Надо бы как-то рассмотреть. С безопасного расстояния. Но как с него рассмотреть, если издалека их не видно – только вблизи. А вблизи они пытаются тебя заграбастать.

- Поймать и зафиксировать одно?

- Да, пожалуй.

- Я ненадолго пригляделось, пока их расшвыривало… - припомнило Тесселинн. - Похоже на лечебную эллограмму вытягивания, только вывернутую на изнанку. И с какими-то примесями… никогда такого не видело.

- И мы! – дружно отозвался весь хор голосов.

- Сегодня ещё один прекрасный день. Посмотрите на этот свет, проходящий сквозь листья.

Комьюнити на минутку затихло и зависло. Слышно было только тех, кто был сейчас в другой части леса.

- Здесь тоже не менее прекрасно.

- Кто-нибудь уже высадил зерно с Хильд?

- Да! Только что.

- Надо же было так разупрямиться, чтобы торчать в осаждённых землях до последнего.

- Все знают, как Хильд было привязано к своему дому.

- Мы вернём наш дом. Пусть Хильд подрастает спокойно.

- Кого ещё растим?

- Лиа уже высажено, Айслинн и Тимо – на подходе.

- У Лиа глупо получилось.

- Вполне в духе Лиа. Эллогос - средоточие мудрости, но к Лиа это не относится.

- Скажи это, когда оно прорастёт и дорастёт.

- Обязательно скажу.

- И огребёшь.

- Как обычно.

- Никто не видел Гаэлль?

- Нет! – пришёл в себя хор голосов.

- И большого дерева для обозначения центра поселения?

- Нет. Здесь вообще нет таких больших деревьев.

- Значит, будем обустраиваться с чем есть. В сущности, что нужно льюс. Солнце, воздух, близость воды и позитивные вибрации.

- Тогда осмелюсь заявить, что я безмерно счастливо оттого, что мой любимый чайный набор остался в моём поспешно покинутом доме.

- Заварим в моём. Теперь понимаешь, почему я всё время ношу его в карманном плане?

- Потому что ты плотно сидишь на чае. Плотнее, чем это прилично для нормальное льюс. Давай чайник.

- Возьми само, я тебе сейчас ощущение передам, где брать.

- Что с Гаэлль?

- Непонятно. Оно нет среди новых ростков.

- Я с нетерпением жду дождя.

- Искупайся пока в озере. Хочешь, я тебе брызги воды организую.

- Никто не видел Гаэлль. В самом деле. Голоса не слышно среди нас. Разведка. Что там у фронтира?

- Гномы запечатали ходы наверх через пещеры. Мы встретили их, когда они уносили ноги оттуда. Та часть, что не бежала при атаке незримых.

- Незримые атаковали и гномов. Интересно.

- Я тоже хочу рукодельничать! У кого есть основы для узоров?

- У меня есть пара основ! Держи!

- Говорят, следом в их пещерах откуда-то внезапно взялось огромное мертвящее облако. Как-будто этих назойливых кусачих паразитов было мало. Некоторые гномы сразу ушли в круг перерождения. Кто-то чуть позже.

- Осталось вспомнить как рисовать. Эоны этого не делало.

- Мертвящее облако? Значит, не только у нас сейчас неприятности. Только я нахожу всё это выглядящим ещё более подозрительным, чем обычно?

- Нет! – раздался хор голосов.

- Нет предела Мудрости Вселенной, но происходит действительно что-то более чем любопытное.

- Гномы запечатали пещеры. Значит, через них незримые не пройдут.

- Вода чудесна!

- Вода всегда чудесна.

- Как не пройдут они и через мертвящее облако. Значит, если они пойдут дальше – у них два пути – через ущелья и горные тропы к поселению тусклых димов и по побережью до плоского места прибрежных гор. Не думаю, что они вскарабкаются наверх раньше.

- Или прогрызут дыру в горе.

- Гномы не одобрят. Это их прерогатива.

- Скучаю по океану.

- Внутри тебя есть небольшая его доля. Как сувенир.

- Это утешает.

- Гномы вообще молодцы, что догадались запечатать пещеры. А то лови потом этих незримых шустриков по всему лесу.

- Или вдыхай газ. Кто знает, на какое расстояние он распространяется.

- Газ. Живое вокруг пострадало. Кому только такое вообще пришло.

- Вот это важно будет узнать. Кому. Потому как ещё нападение кучи незримых можно было воспринимать как что-то стихийное. Но мертвящее облако. Оно меняет мой взгляд на это.

- Я даже не знаю, с какой стороны к этому делу подступиться.

- Не спеши. Жизнь покажет.

- Покажет, конечно. Она всегда что-то показывает

- Будешь чай?

- Да.

- Вот чайное место и обновим.

- Откуда взялись незримые? В таком количестве? Неужели это всё бывшие яркие валлы?

- Если внутренняя бездна жрёт их светимость, то – да.

- Никто не видел среди них наших знакомцев?

- Тех, что приходили за знаниями? Нет. Да и кто ж их, незримых, разглядит. Они теперь все одинаково безлики.

- Да и разглядывать было некогда, надо было бежать.

- Точно.

- Эво, а ты бываешь хоть иногда у горы?

- Конечно. И не только я. Сюда частенько и валлы не ленятся наведываться.

- Получается, самое страшное произошло даже не с нами. А с той группой димов и валлов, что жила по соседству. У нас отняли дом. У них – светимость.

- Всё происходит не просто так.

- Конечно. Но похоже, это дело такое же тёмное, как и бездны внутри них.

- Жуткое зрелище.

- История с мертвящим облаком тоже наводит жуть.

- Разведка. Будьте там предельно осторожны. У нас и так тут, учитывая общую напряженность ситуации, уже вполне достаточно новых беспомощных ростков из круга перерождения. Нам сейчас для обустройства тут нужны все.

- Быть может, на наших землях уже всё наладилось и можно возвращаться. Может толпа незримых уже прошла мимо.

- Я так не чувствую.

- Кстати, о ростках. Появилось два ростка не просто новых. Совсем новых!

- Вот и посмотрим. Поищите там Гаэлль. Вероятно, оно отключилось где-то. Оно нигде не слышно. И в перерождение оно не уходило.

- В основном за тем и пошли.

- Пока не видно.

- Да. Так Даллис и оставило поиски Гаэлль.

- Значит, на это время мы потеряли и Даллис.

- Да, потеряли.

- Я здесь и всё слышу. Старайтесь терять меня лучше.

- Эоны не появлялось новых ростков! Как интересно.

- Ужасно интересно!

- Даллис, не пропадай совсем, мне нужна будет твоя помощь.

- Подождём, когда подрастут и научатся общаться.

- Именно моя помощь?

- Именно твоя.

- Не думай, что так легко улизнуло от обустройства нового обиталища.

- Я собираюсь направиться к тусклым димам после помощи в обустройстве.

- Авантюрное решение.

- Да уж, учитывая то, как димы от меня шарахаются здесь. А димы тех мест абсолютно невменяемы.

- Должен же кто-то держать нас в курсе дела и относительно тех мест. Тем более что, теперь получается, там фронтир. В первую очередь незримые двинутся туда. Или хлынут. Кто знает, как ведёт себя эта загадочная масса.

- Эйлинн пробовало предупредить местных димов в лесу. Но те лишь шарахаются. Бесполезно.

- Они даже от валлов шарахаются. Как ещё от светил не прячутся, непонятно.

- Пугливые.

- Больные на всю свою жидкую светимость.

- Да. И потому я иду к ним. В самое ближайшее.

- Достойный план. Для развлечения.

- Именно. Надо как-то отвлечься от всего этого.

- Разведка, возвращайтесь обратно в телах и без использования перерождений! Не вздумайте таким нелепым образом отлынивать от работ по обустройству временного места нашего жительства. Будьте в потоке!

- Будьте в потоке!

V. Ход людей. Герой Кайл.

Кайл смотрел на список контактировавших с сидящими в клетках, собранный для него кантинскими участковыми порядка. Немаленький. Прямо-таки даже… большой. Такое ощущение, что большие семьи Кантина только и делают, что общаются между собой целый свет без передышки. Эдак половина Кантина сейчас оказалась бы в храмовой тюрьме, если бы здесь было достаточно места, чтобы разместить их. И это не говоря о том, что можно убегаться в усмерть, собирая их всех по всему городу. Тут не хватит сил ни Кайла, ни его помощника Ирвина. Гиблая затея… даже если запросить подмогу.

Что же делать? Изолировать их по домам и посмотреть, в каком доме проявится активность? Было бы неплохо, но разве ж они будут сидеть. Учитывая то, что пока не совсем понятно – сколько им придётся сидеть. Хорошо… ну, не очень хорошо, если честно, но очень помогло бы появление кого-то свежеукушенного, чтобы хотя бы примерно оценить промежуток времени за который из добродушных, склонных к чревоугодию, кантинских получаются агрессивные прожоры, в буйстве своём многократно превосходящие даже сильно расстроенных нетрезвых горожанок и горожан.

Самое время на практике проверять Кайлову теорию о передаче чтобы-это-ни-было через укусы. Это сократит список людей. Ненадёжно, но лучше, чем не делать совсем ничего. И вот ещё что.

Первый составленный людьми порядка список не включал их самих. По естественным причинам. Мало кому хотелось оказаться в клетке. Они привыкли помещать кого-то туда, а не сидеть там самим.

Кайл уже хотел было махнуть рукой на этих упрямых идиотов, не желающих решать проблему, для помощи в решении которой они, собственно, его сюда и позвали. Он даже уже было отправился к старосте города, доложить о своём убытии и о невозможности продолжать вести дело. Просидев, кажется, почти четверть света в ожидании окончания привычных местных бюрократических процедур перед приёмом, он даже сумел немного вздремнуть, успокоиться и обрадоваться такому удачному стечению обстоятельств, которое позволит ему отойти от дел на какое-то время и отдохнуть. Но, к его немалому разочарованию, проблема была решена.

После некоторых препирательств, список был всё же составлен, укушенных из числа служивших в участке порядка оказалось двое, и они уже с недовольным видом сидели в клетках. Однако, Кайлу дорогого стоило это организовать. Чтобы не злопыхать понапрасну, весь свой бессильный гнев он вместил в очередную табличку с отчётом и запросом в ОСД. Или они присылают ему толковую помогающую команду, включающую в себя учёных-исследователей или с него хватит этого болотного театра. Не многовато ли ультиматумов для одного света? Нет. В самый раз.

В это время приободрённые старостой участковые уже носились по городу, собирая прочих прокушенных толстошкурых и твердолобых затем, чтобы распихать их по немногим оставшимся свободным клеткам. Скоро придётся сажать их по двое. А то и, упаси светы, по трое.

Клеток явно не хватало, хотя одна недавно освободилась. Один из укушенных перестал пытаться прогрызть или другим способом уничтожить архивный шкаф – с прутьями он уже давно справился - по той простой причине, что был мёртв. Кайл внимательно осмотрел тело. С виду всё то же, что и в предыдущем случае.

Посмотрим, что видно будет по образцам после изучения. Уверен, что ничего нового. В то же время, новое всё же было подкинуто нашему любознательному агентъу его щедрой на подобные подарки судьбой. Материалов для исследования прибавилось. Некоторые из ранее мирно хмурившихся по клеткам, к ужасу участковых, так же стали проявлять нездоровую активность. Для самого Кайла это не стало неожиданностью. Он уже не сомневался в правильности своего предположения. И никто уже не сомневался. Было предельно ясно, что агентъ был прав если не во всём, то во многом. Теперь активность людей порядка Кантина была обусловлена не только страхом перед нагоняем. Но страхом за свою жизнь. Что было куда как действеннее. Работать праймскому осдшнику стало гораздо проще – препятствий поубавилось и даже немного помощи периодически получить можно было. Смел ли он мечтать о большем в этих недружелюбных к чужакам местах.

И так, теория Кайла подтверждается. Кайл, не спеша торжествовать, механически, устало и меланхолично продолжал фиксировать всё происходящее в своём журнале наблюдений. Это болезнь, передающаяся при близком контакте. Инкубационный период… 3-5 светов. Смертность, пока что, полная. Посмотрим, что будет с теми, кто только впал в безумное состояние. Главное сейчас выловить и изолировать всех заражённых. И как-то укрепить клетки. Можно, конечно, продолжать перетаскивать сюда шкафы из архивов – хоть какая-то от этого мёртвого груза забытых знаний – и прочие массивные и тяжёлые вещи.

Распоряжения были сделаны, Кайл вполне мог пойти отдохнуть, пока они исполнялись. Но на него напал жуткий ступор. Он понимал, что от стресса всё равно не сможет сейчас уснуть. Но и бодрствование для него сейчас было мучительным. Он не мог вспомнить, что ему обычно помогало в таких случаях.

Бессильно опустив табличку с записями на колени, измотанный агентъ тупо уставился куда-то вдаль, сквозь клетку с беснующимся в той существом, ещё недавно бывшим участковой Кантина, уверенно заявлявшей, что она в порядке и что её ни одна хворь не возьмёт и даже гордо успевшей перечислить всем желающим и нежелающим знать её родословную, состоящую из исключительно, судя по её словам, обладающих сопротивляемостью практически ко всему на свете, людей. Сопротивлялась она помещению в клетку действительно со впечатляющей стойкостью и, если бы не помощь старосты, типично кантинская самоуверенность и неспособность определить свои истинные возможности сейчас всем дорого обошлась бы.

Впрочем, эта же самоуверенность часто оказывала кантинским хорошую службу, помогая им преуспеть там, где пасовали недооценивающие себя праймовские. Кайл вспомнил живой и весьма активный пример этого феномена. Амелия. Как она там? В последнее время Кайл вспоминал свою вздорную, но прямую и искреннюю ученицу и сослуживицу всё чаще. Ему бы пригодилась сейчас эта неуёмная активность и часто неуместный энтузиазм. Особенно, в этот момент, когда у него самого практически не осталось сил и желания что-то делать.

Понимая, что сейчас каждый момент он находится в опасности, Кайл всё же не мог выйти из ступора и отвести взгляд от рычащего силуэта, превратившегося для него в расплывшееся пятно.

- А если её покормить?

- Что?!

Табличка выпала из рук Кайла и разбилась, но у него сейчас не было сил даже расстроиться. Ирвин, его ассистент.

Кайл в очень плохом состоянии, если не услышал, как тот подошёл. Навыков бесшумного перемещения у Ирвина точно не было. Да и Кайл, как опытный агентъ ОСД, мог зафиксировать боковым зрением и всеми своими ведьмическими органами чувств даже тех, кто такими навыками обладал. Пора в отгулы. А лучше – в отставку. Взять вот это всё, все эти пугающие события, всё это неестественное и непонятное, жуткое и невообразимое, просто взять и оставить. Пока, ребят, у тут меня накопилось много отгулов и усталости, я ухожу. Грызите клетки. Счастливо. Кайл невольно улыбнулся и с трудом перевёл и сфокусировал взгляд на Ирвине.

- Прости, что ты сказал?

- Покормить. Если её покормить. Она же явно голодна. Прутья клетки – не самая питательная вещь на материке. Может она наестся и угомонится? Хотя бы на какое-то время? А может быть привычная пища будет способствовать выздоровлению? Можно даже попробовать добавить в еду антибиотики.

Какой… умница. Какая интересная мысль.

- Тащи еду.

- Только я не подойду к ней.

- Да и я не подойду. Найдём способ сделать это не приближаясь.

- Пошёл за едой! Благо, мы в аграрном городе и вот уж в чём нет недостатка.

Да уж. Вот так ирония. Смертельно голодные в продовольственном раю. Кайл вновь усмехнулся. Ладно. Рано бежать от этой немилосердной реальности. Если только в сон. Кажется, ситуация под контролем. Всё-таки, вовремя спохватились. Осталось понять, что это за болезнь и возможно ли произвести антидот. Не здесь, конечно, не в походных условиях. В околопраймовской центральной лаборатории. Ну и, покормить, да. Забавно, что никому, кроме человеколюбивого Ирвина такая мысль до этого не приходила.

Завалить людей шкафами с архивными документами, оставив там наедине со своими проблемами. Проткнуть сельхоз орудиями. Всё что угодно, только бы не беспокоили. Своих проблем хватает. Кайл вновь впал в мрачный ступор и не заметил сколько времени прошло. За его спиной вновь оказался Ирвин, уже вооружённый кантинскими съестными припасами.

- Ну что. Начнём эксперимент? – весело произнёс он, привлекая к себе внимание спящего с открытыми глазами коллеги.

- Давай сюда. – сонливость Кайла отошла на задний план, освободив место для любопытства. – Хотя, нет, стой, подержи ещё.

Кайл встал, переступив через свои разбитые таблички, отправился на выход из помещения городской тюрьмы. Он вихрем пролетел мимо активно обсуждающих что-то участковых, притихших при его появлении, и оказался на улице.

Солнце ослепило его. Кайл закрыл глаза от неожиданности и его качнуло. Это он засыпал на ходу. Посреди дня. Ему определённо нужен был отдых. Но до этого ему нужен был подходящий инструмент. У кантинских было что-то похожее на то, что ему нужно. Он мог бы спросить в участке, но не мог сообразить, как описать его.

Агентъ повертел головой в поисках его или чего-то подходящего. На его счастье, искомое обнаружилось довольно быстро около живописно увитой цветущими растениями изгороди сада одного из домов. Кайл быстро двинулся в сторону дома.

Кантинские жилища из сена и глины были довольно-таки неказистыми и простоватыми по сравнению с праймовским разгулом фантазии в архитектуре, но они обладали каким-то своим милым очарованием и были довольно просторными и практичными – в холодный сезон в них было тепло, а в жаркий – приятно прохладно. И самым главным их украшением были садовые цветы и растения, находившиеся не только в саду и увивающие шикарными полотнами стены и изгороди, но и на крышах кантинских домов также были настоящие произведения садо- и цветоводческого искусства, гордость каждого дома.

К сожалению, Кайлу некогда было рассматривать эту красоту, потому он по праймской традиции похлопал в ладоши перед тем, как отворить калитку в сад. И второй раз, перед дверьми в дом. Никто не отозвался. Осдшник вспомнил, что для того, чтобы обозначить своё присутствие, в кантинских домах принято стучать в двери, а не хлопать в ладоши. Он нетерпеливо постучал. Через какое-то время дверь открылась и на Кайла хмуро уставилась пожилая кантинка.

- Простите, могу я ненадолго взять у вас вон тот инструмент с длинной ручкой и широким плоским окончанием?

- Что? – удивилась кантинка, уставившись на Кайла непонимающим взглядом.

Кайл вздохнул, быстрым шагом отправившись к изгороди, взяв нужный инструмент и, вернувшись к двери, предъявил его женщине.

- А! Копало! Тебе нужно копало? Что ты собрался сажать здесь, пришлый?

- Всех, кого надо было, я уже посадил. – нашёл в себе силы пошутить праймовский служивый. – Копало нужно мне для одного важного следственного эксперимента. Я работаю сейчас с вашими участковыми над… проблемой вашего города.

- Да я знаю тебя, вы тут с пожираками возитесь.

Уже прижилось словечко, подумал Кайл. Сам он долго искал слово, чтобы обозначить это новое для материка явление. Из нападавших и безумных, они постепенно трансформировались в его отчётах в инфицированных и вечноголодных.

- Да бери, конечно. – добродушно отмахнулась кантинка. – Вернуть не забудь.

- Обязательно верну! – пообещал Кайл. – Или компенсирую. Спасибо!

Он схватил копало и со всех ног понёсся с ним обратно в участок, мимо уже заинтересовавшегося происходящим коллектива служащих участка порядка. Кайл быстро спустился и увидел Ирвина сидящим на том месте, где незадолго до этого сидел он сам. Корзина с едой, принесённая ассистентом, была полупустой.

- Пока тебя не было, я покидал ей некоторые вещи, которые можно было съесть, не чистя и которым не нужны ёмкости. А потом и некоторые, которые бы нужно было почистить. Это феноменально. Она сожрала несколько садовых плодов, половинным количеством которых я бы уже наелся. Потом… она сожрала несколько клубней! С кожурой и землёй! Невкусно… да и… куда лезет! – восхищённо помотал головой Ирвин. – Перед тем, как ты пришёл, я думал давать ли ей орехи. Кожура этих мягкая, но я не думаю, что она потрудится её снимать. И, наверное, если дать ей похлёбку, то она сожрёт её с тарелкой.

- А ты как думал. Если они тут прутья жрут. – Кайл подошёл к ассистенту. – Ирвин. Зафиксируй, пожалуйста, количество и наименование всего, что ты ей только что скормил. Хорошо?

- Ага. – кивнул лаборант, пытливо разглядывая остатки содержимого своей корзины.

- И перепиши данные с разбитой таблички, если тебя не затруднит.

- Перепишу. Как ты тут сидишь? Тут запах хуже, чем в мертвецкой.

- В ступоре. Я сижу здесь в полном ступоре, потому как мне уже очень пора отдохнуть. – ответил Кайл, забирая у Ирвина корзину. – Давай попробуем скормить ей всё остальное.

- Подожди. – Ирвин потянул корзину на себя и поспешно выхватил оттуда пару фруктов. – Я тут, вообще-то, и на себя еды принёс. Я знал, что кантинские любят поесть, но что настолько… не подозревал.

Он забрал ещё пару плодов и отдал корзину в полное кайлово распоряжение. Кайл выставил глиняную чашу с кашей на копало и приложил сбоку пару клубней, что были на дне корзины и пользуясь длинным древком, подвинул всё это к клетке испытуемой. Тут произошло непредвиденное. Та наклонилась, схватила и резко потянула на себя копало, повалив с того всё, что на нём находилось. Каша шлепком вывалилась из чашки и клубни раскатились по полу, вызвав незначительный всплеск интереса у сидящих в соседних клетках.

Всё это окончательно выбило Кайла из колеи. Агентъ попытался выхватить копало, но бывшая участковая вцепилась в то мёртвой хваткой. Ирвин присоединился к перетягиванию инструмента и вскоре они с Кайлом уже сидели на полу, куда оба осдшника свалились, когда ручка копала выскользнула у них из рук, после того, как вечноголодная с нечеловеческой силой дёрнула инструмент на себя.

- Теперь мне ещё и иметь дело с хозяйкой инвентаря. – удручённо заметил Кайл.

Узница клетки выпустила из рук копало, видимо потеряв к тому интерес в тот момент, когда-то потеряло связь с Кайлом. Глиняный инструмент с грохотом упал на пол. Пожирака принюхалась и села на пол клетки. Похоже, лежавшая в непосредственной близости от её камеры кучка каши её не слишком вдохновляла. В отличие от пары тел, находящихся чуть поодаль.

- Так всё. Для меня на сегодня эксперименты закончились.

Кайл встал и только заметил стоящую чуть в глубине коридора и наблюдающую за происходящим через дверной проём безмолвную кучку зрителей из числа служащих участка. Неизвестно, сколько времени они уже находились здесь, наблюдая за происходящим – они ничем себя не выдали – ни смехом, ни попытками помочь в краткой битве за копало.

Копало. Кайл осторожно, быстрым движением перекатился в сторону клетки и схватил инструмент, взяв реванш. Руки вечноголодной метнулись было в его сторону, но схватили лишь воздух. Кайл мстительно усмехнулся. Даже в смертельно усталом виде он не потерял профессиональной ловкости. Даже не вляпался в кашу и не задел миску, ко всему прочему. Но отдыха никто не отменял. Иначе сейчас агентъ будет попросту неэффективен.

Он поднялся, сжимая в руках свой глиняный трофей. Перед тем, как вернуть, копало необходимо было обработать антисептиком.

- Ирвин. Ты понял, что делать.

- Да.

- Я ухожу.

- Подожди, я иду с тобой.

Ирвин сдвинул в сторону провиант и, отделив его ветошью, в которую была завёрнута миска с похлёбкой, принялся собирать в корзину осколки таблички. После чего аккуратно, стараясь не приближаться к клеткам, подошёл поднять миску.

- Приди проверить её ещё раз через какое-то время. Я не знаю, сколько я просплю. Хотелось бы целую вечность. И проснуться, когда это всё закончится.

Кайл прошёл мимо всё так же стоявших с недоумённым видом участковых, отвесив тем прощальный поклон. Ассистент устремился следом.

- Исследовательский эксперимент! – кратко пояснил Ирвин в ответ на вопрошающие взгляды порядочников. – Результат пока неизвестен.

Они с Кайлом вышли на улицу.

- Ну ты видел! – восхищенно сделал широкий жест рукой, свободной от корзины ассистент. – Она, хотя бы, прутья грызть перестала и угомонилась.

- Но не перестала плотоядно на нас смотреть. И пытаться сожрать тоже не прекратила.

- Потому, что мы пахнем как что-то съестное. Но ей точно полегчало. Значит ли это, что остальные, там, за шкафами, умерли от голода?

- Возможно.

- Жутко, да?

- Да. Вероятно, я и сам проникнусь жутью, когда перестану умирать от усталости. Мне очень нужен отдых. Ирвин, ты не мог бы обработать этот инструмент антисептиком и отдать владелице, вон в тот дом?

- Мог бы.

- Не забудь и руки обработать после этого.

- Никогда не забываю.

- Молодец.

Кайл знал, что глупо напоминать о таких вещах опытному лаборанту, но, на автомате, почему-то всё равно это сделал. Сейчас это всё не важно. Сейчас вообще всё не важно. Важно поспать.

Кайл добрёл до предоставленного ему администрацией жилища. Он чувствовал себя ужасно разбитым, но знал, что не сможет сейчас уснуть. Нервное напряжение давало о себе знать, и его начало чуть знобить.

Агентъ критически осмотрел своё жилище. Горы вещей, книг и одежды. Неплохо бы прибраться. Как-нибудь. Это очень-очень долгое и растянутое во времени как-нибудь. Обычно Кайл был не склонен к неряшливости. Даже наоборот. Порядок для него был превыше всего. В том числе и порядок в вещах, бардак всегда расстраивал педантичного агента и мешал сосредоточиться.

Где тот Кайл? Где тот сосредоточенный профессионал, один из лучших агентъов ОСД, не терявший оптимизма и присутствия духа в любых, даже самых сложных ситуациях? Почему он сейчас не придёт сюда и не разберёт весь этот бардак, не наведёт порядок везде и во всём, как он всегда делал?

Кайл устало опустился на стул около своего импровизированного рабочего места. Письменные столы в Кантине были только в административных конторах, в обычных домах работающим в полях и лесах кантинским они были без надобности. Потому в комнату был притащен верстак из сарая, который теперь и служил Кайлу рабочим столом.

Агентъ взял с кровати плед и плотно закутался. Озноб усиливался. Сна не было. Что ж. Если не получается поспать, надо не терять времени. Кайл решительно взял табличку из стопки и хмуро принялся выжигать отчёт руководству ОСД.

Надо бы к этому ещё и приложить заявление на отпуск. Он очень устал. И отправится в отпуск сразу же по окончанию этого муторного дела. Второго подряд раздражающе противоестественного, выбивающего из колеи и выматывающего невозможностью построить даже примерные предположения о том, что происходит. Надо ли вспоминать, что предыдущее, не смотря на все их с Ингой, Тиби и командой участка правды Омилла усилия, не было раскрыто…

Но это – будет. Взбодрись. Версии есть. Дело движется. Материала для изучения странной болезни сейчас в достатке. Тебе просто нужно поспать.

Что это за шум?! Глаза Кайла резко распахнулись, зрение выхватило что-то, разделяющее мир пополам на светлый и тёмный. Кайл интенсивно поморгал глазами и описал ими круг, помогающий распознать морок. Нет, это был не морок.

Похоже, это была твёрдая поверхность стола у него под щекой. Кайл всё-таки уснул за написанием отчёта. Глаза были уже открыты, но ум всё ещё спал. Второй крик заставил его вздрогнуть и проснуться.

Он быстро поднялся, сбрасывая с себя плед и остатки сна и выбежал на улицу. Прекрасный закат озарял вечноцветущий Кантин, воздух которого был наполнен ароматами множества цветов и фруктов, любовно выращиваемыми горожанами около своих домов и на них. Под этим величественно красивым ароматным небом, на ухоженных дорожках города, между романтически цветущими палисадниками… селянки и селяне, сориентировавшиеся быстрее него, уже умело и бодро орудовали своими нашедшими неожиданное применение сельскохозяйственными инструментами, отбиваясь от нападавших. Что, гнус возьми здесь…

Тут Кайл резко проснулся от впрыска в кровь адреналина под действием поразившей его мысли.

Пожираки… На город напали пожираки!

Осдшник быстро стряхнул остатки оцепенения с романтическими нотками и, схватив из ближайшего палисадника подходящий инструмент с острым концом и длинным древком, бросился на помощь. Спрашивать разрешения владельцев в этот раз было некогда. Если промедлить сейчас, то, возможно, скоро и спрашивать будет некого.

Кайл понёсся к месту стихийно возникшей битвы. В храбрости кантинским не откажешь. Больших конфликтов в этих местах не было очень давно. Изображения боевых инструментов можно было встретить лишь в музеях и на страницах учебников. Тактику боя проходили лишь в гвардейских университетах и академиях при ОСД. И то, половина студенческой когорты их прогуливало за тотальной ненадобностью и бесполезностью. С учётом всего этого то, что горожанки и горожане, не растерявшись, похватали свой садовый инструмент и принялись активно оборонять свой прекрасный цветущий город от непрошенных «гостей», говорило о многом. Что бы про них не говорили и что бы не думал он сам, это исключительно смелый народ.

Несмотря на это, небольшая помощь от агента ОСД им не помешает в любом случае. Повезло, что нападение произошло неподалёку от его места обитания. Впрочем, как повезло. Участки, ближайшие к горному перевалу, были, мягко говоря, не самыми престижными, потому как каменистые их земли не были плодородными. И располагались на этом месте обыкновенно склады, сараи и прочие хозяйственные постройки.

Мимо этой довольно таки унылой части городского пейзажа, ставшей местом, где разворачивались тревожные события, Кайл нёсся, быстро приближаясь к самому его эпицентру. Но немного не добежал, столкнувшись с немного отделившимися от остальных участниками баталии. Пожирак теснил к забору яростно отмахивающегося копалом (теперь агентъ знал, как это называется) молодого кантинца.

Помня о том, что нельзя дать вечноголодным подойти к себе и другим на расстояние захвата и укуса, агентъ рывком подлетел и с размаху вонзил вечноголодному в спину остриё своего не по назначению используемого орудия. Пожирак «задумался» на момент и, даже будучи смертельно раненым, предпринял ещё пару попыток добраться до перепуганного агрария, получил от того добивающий удар копалом и упал.

Горожанин, бледный как летнее облако, явно шокированный происходящим, не нашёл в себе сил поблагодарить своего помощника, а просто осел на землю и отполз подальше от трупа пожирака. Не привыкшего к созерцанию сильно повреждённых тел и фонтанов брыжжзжащей крови, кантинца стошнило.

Между тем, Кайл, не теряя времени, вскинув на плечо своё глиняное боевое орудие, побежал дальше. При тусклом вечернем освещении он не смог бы отличить кантинских от вечноголодных, потому решил действовать аккуратно и атаковать тех, кого атакуют люди с орудиями в руках, потому как он за всё это время ни разу не видел, чтобы вечноголодные пользовались чем-то, кроме своих зубов и рук. Раны на пострадавших говорили о том же.

Основной бой развернулся в нескольких переулках, ведших от горной дороги в низины и к лесу. Кайл рванулся в первый попавшийся, осторожно приглядываясь и взвешено принимая решения о том, кому он будет помогать. Хотя, умом он понимал, что если наблюдает схватку безоружных – то помогать кому-либо нет смысла. Это уже борьба вечноголодного и потенциального вечноголодного. Но слушать вопли пожираемых было невыносимо, потому агентъ ОСД периодически давал волю и своей человечности, помогая кричащим.

Краем глаза он увидел Ирвина, перебегавшего из угла в угол и старавшегося держаться в стороне от центра баталии, периодически пользующимся теми немногими боевыми ведьмическими приёмами, которые он в своё время выучил ради интереса. И, надо сказать, у него отлично получалось! Ирвин оказался шустрым и успешно прятался и уворачивался, избегая атак, нередко обращавших на него внимания вечноголодных.

Лаборант не проходил боевую подготовку, потому в подобном сражении, в отличии от крепких жительниц и жителей этих мест, как полноценная боевая единица был практически бесполезен. И, по счастью, знал об этом и особо не геройствовал. Кайл не представлял, как бы он справлялся здесь со всем без смышлёного и юморного ассистента.

Кайл добрался до места, соединявшего наводнённые пожираками переулки, успев положить шестерых из них и изрядно запыхавшись. Махать тяжёлым инструментом, уворачиваться от атак и успевать следить за окружением, не влезая в эпицентр сражения оказалось нетривиальной задачей, с которой ему помогли справиться все его, полученные за время службы в ОСД знания и весь его опыт.

Прикрыв тыл спиной, агентъ огляделся. Темнело всё сильнее, а количество пожираков в переулках всё ещё было велико. Сам он безуспешно пытался отдышаться и собрать и без того скудные остатки сил. Почему он не решил отдохнуть раньше? Почему не предположил, что если нападения уже были, то они могут повториться? Он так углубился в решение задачи, что забыл о её первопричинах.

Со всего города на подмогу с осветительными склянками сбегались участковые и жители других районов. Это было и хорошо, и плохо. Они помогут справиться быстрее, но увеличат количество укушенных.

Кайла охватило чувство бессилия. Если пожираки будут продолжать прибывать, то, как ни изолируй укушенных, их количество, а соответственно, и количество вечноголодных, будет увеличиваться. Агентъ быстро оглянулся. Второй волны нападающих пока не было и переулок позади него был пуст. Все, кто был жив, относительно здоров, по крайней мере настолько, чтобы продолжать бой, уже переместились в соседний. Взгляд осдшинка выхватил лаборанта, благополучно последовавшего за защищающими Кантин.

Если стоять и ничего не делать, то от этого количество пожираков точно не уменьшится. Но, по крайней мере, стоило попробовать. Кайл ещё раз быстро оглянулся, оторвался от стены и, собрав последние силы, бросился на выручку. Хотя, стоит ли говорить, что в таком состоянии большая часть его сил уходила на то, чтобы банально не оказаться в крепких объятьях кого-то из нападавших.

Была уже поздняя безлунная ночь, когда стало понятно, что им, вроде бы, кое-как удалось отбиться. Хотя, не известно, не гуляла ли всё ещё какая-то часть незваных визитёров по улицам города. Кантин не имел ограждений и проникновение голодных в город было практически неконтролируемым. Да, попасть на вершину они могли лишь с одной стороны – с северной. Вероятно, через узкую горную тропу, едва ли пожираки остались бы живы, связавшись с местными горными гномами. Однако, поднявшись по горной тропе, вечноголодные могли растекаться в любых направлениях – в лес, в город, в город через лес и дальше… надо было как-то ограничить их перемещения. Но как? Голова отказалась сотрудничать с Кайлом окончательно. Она была уже в отпуске.

Обессиленный агентъ поставил окровавленный инструмент и устало сполз вдоль стены на землю и оттёр с лица брызги крови. Интересно, передавалось ли заболевание, попадая на раны и слизистые? Кайл критически осмотрел себя. Пятна крови красовались по всей одежде. Кто знает, может и он сам сейчас заразился. Не мешает изолироваться. Как показал опыт, самоуверенность ни к чему хорошему не приводит. Где взять столько клеток?

Он почувствовал спазм в районе шеи и тошноту. Нет. Не думать. Не думать сейчас. Сейчас нужно, чтобы организовали уличные патрули. И… чтобы кто-то донёс его до его жилища. Ему нужна помощь. Сейчас, как никогда, очень нужна. Кайл бессильно закрыл глаза.

Но быстро открыл их снова потому, что что-то холодное с шелестом коснулось его щеки. Он резко отшатнулся и упал на бок. Что это было? Агентъ быстро оглядел пространство вокруг. Чем бы это ни было, неприятное ощущение от него меркло на фоне того, что он увидел на горизонте. Густая тьма надвигалась на Кантин. Нечто, не похожее на тучи. Нечто противоестественное. Оно медленно и неумолимо ползло в их сторону.

Осдшник невольно пригляделся к этой несущей в себе неясную угрозу туче. Она была живая. Эта большая тьма состояла из мириадов маленьких. Жадных, поглощающих всё на своём пути.

Кайла парализовал ужас. Он хотел бежать, но всё, что он мог, это чуть отползти на не слушающихся ногах. Паника охватила его, дышать стало тяжело, как если бы тьма поглощала воздух.

Он изо всех сил попытался жадно втянуть в себя воздух и… проснулся. За окном светило солнце. Да, за окном. Он опять уснул, где пришлось. Это был сон. Который был, сложно это себе представить, но страшнее, чем их нынешняя реальность.

Тьма. Тьма поглощает город. Где-то он это уже слышал.

- А! Ты не умер. Хорошо! – услышал он голос.

Ирвин. Кайл даже не повернул, а уронил голову в сторону противоположную той, в которую он таращился до этого и таким же пустым взглядом уставился на источник звука. Он чувствовал себя ужасно. В ушах звенело. Кажется, всё тело затекло. Он не чувствовал рук и явно отлежал бок.

- Ты проспал почти три света. Я периодически проверял пульс. – Ирвин оторвался от выжигаемых им записях на табличках и подошёл к лежащему агентъу. – Ты напугал меня. Ты был весь в крови. Но твоей крови там не было. Как и укусов на тебе.

- Кровь могла попасть на слизистую. – Кайл не узнал своего хриплого голоса. В сочетании с тем, что он не чувствовал некоторых частей своего тела, это было жутковато.

- Но пока с тобой ничего не произошло. В отличие от тех, кто пострадал той ночью. Камер уже не хватает, изолированные сидят по двое-по трое. – лаборант вздохнул. – Учитывая полную смертность в результате полученного заболевания, их, наверное, следует убивать при появлении первых же симптомов. Но пока принять такое сложное решение и, главное, взять на себя ответственность за него, никто не решается. Об этом я сейчас и пишу отчёт в ОСД. А так же о твоём состоянии. Кто-то должен заменить или дополнить тебя здесь.

Кайл облегчённо вздохнул. Мир и без него не рухнул. Это приносит облегчение. Пока он был в отключке, дела шли. Осталось узнать, насколько хорошо.

- Это точно. Ирвин, помоги мне сесть.

Ассистент проворно подскочил и вскоре Кайл уже сидел, растирая адски колющие и пылающие конечности и части тела. Он понял, что поспав, всё-таки почувствовал себя лучше. Агентъ повертел головой и улыбнулся.

- Что с испытуемой? Как эксперимент?

- Прожила немногим дольше остальных. – пожал плечами Ирвин. - Результат тот же.

- Не тем кормили.

- Или не теми.

Агентъ усмехнулся чёрному юмору Ирвина.

- В следующий раз решим, кем подправить рацион. – устало улыбнулся Кайл, подставляя лицо слабым, но доходившим от окна до точки, где он сидел, лучам солнца.

- Самыми твердолобыми из местных участковых… - проворчал его коллега, возвращаясь к табличкам. – Посмотреть, разгрызёт ли.

- Мне нужно осмотреть убитых северных. – понуро изрёк агентъ ОСД.

- Я уже осмотрел. – бодро ответил помощник. – И их уже закопали. Жди следующих.

- Фффу. – слабо фыркнул вояка. – Ну уж нет. Мне и предыдущих пока хватило. И что дал тебе осмотр?

- На мой взгляд, ничем не отличаются от тех же убитых кантинских. – пожал плечами Ирвин. - Только чудными одёжками и странными вещичками, разложенными по карманам. Сохранил парочку из интереса, всё равно они им больше не понадобятся. Посмотришь потом. Может, у тебя будут идеи относительно того, зачем всё это.

- Посмотрю. Любопытно. Где я ещё такое увижу. Такие вещи не найти даже в наших музеях. – согласился праймовец.

- Музеям их неоткуда взять. – кивнул собеседник.

- Патрули прошли по улицам после нападения? - поинтересовался Кайл.

- Пробежали! Ты не представляешь, какую бурную деятельность они тут развили, когда до них дошло, что всё уже серьёзно. Они раза четыре тут приходили справиться о твоём самочувствии.

- Как трогательно.

- Да. И спросить моего совета по размещению пожираков и рекомендаций по предотвращению распространения этого… что бы это ни было. Дошло наконец.

- Новых нападений не было?

- Нет, пока нет. На счастье. Но, думаю, будут.

- В принципе, их неплохо тут встречают.

- Да, кантинским в решительности не откажешь.

- Я тоже вчера об этом подумал.

- Два света назад.

- Как быстро летит время.

- Я, когда услышал крики, понёсся было и хотел уже ринуться в бой, под укусы, но, когда увидел, как бодро орудуют тяжёлыми инструментами горожанки и горожане, понял, что в этом нет необходимости. И решил остаться «в тени», оказывая помощь тем, кто оказался в затруднительном положении.

- Мудро. И довольно быстро местные разобрались с толпой. Вот это приём. И гостеприимство.

- А нечего было являться с гастрономическими претензиями в продовольственную столицу материка. Продолжали бы пожирать всё на пустошах.

- Много свежеукушенных?

- Да порядком. Как я и говорил, клетки переполнены, прутья почти прогрызены. Когда догрызут прочие заграждения, наспех организованные порядочниками, всё это хлынет обратно в деревню.

- Ирвин, не отсылай пока таблички. Я дополню. Нужно запросить подмогу. Отовсюду. Дело серьёзное и оно уже не просто проблема Кантина. Вскоре, такими темпами, это будет проблема всего материка. Тут явно уже не обойтись своими силами. Нужно подкрепление. И нужны ещё исследовательские силы.

- А нам – вся наша убедительность. Потому как эти ожившие садовые пугала создали себе на материке такую репутацию, что едва ли кто-то бросится им помогать.

- Знаешь, что меня во всём этом дополнительно озадачивает? Почему они поднимаются с низин сюда? Неужели там совсем нечего сожрать? Если судить по одежде, пришедшие были северянами. Насколько я помню, северное королевство находилось на отдалённом краю материка, близком к океану. Тот край и Кантин разделяет немалое расстояние.

- Случайно?

- Если предположить, что дошедшие до нас пришли случайно, то, либо… их такое количество, что это случайность – часть общей закономерности распределения… и их… ну очень много. Возможно, это огромная часть северян. А может и почти все. Интересно, они предпринимали какие-то меры против распространения этого? Или всё произошло так быстро, что лишь небольшие части, о которых упоминала одна участковая, смогли бежать?

- Кто-то смог бежать?

- Да.

- Так чего мы гадаем?! Вот она, наша ценная информация!

- Пробежала через Кантин, принятая немногим лучше, чем вечноголодные. И побежала дальше в неизвестном направлении.

Ирвин нахмурился.

- Шиииикааарноо. – протянул он. - Они не потрудились поинтересоваться у северных, почему те нападают на них?

- Это было ещё до нападений. – ответил Кайл.

- Почему нордские не попытались предупредить?

- Думаю, они пытались.

- Ах, да.

- Впрочем, мы сами немногим умнее. Я сам слышал предупреждение, переданное эльфами, но, на фоне всего происходящего бардака, не придал этому значения.

- Ну, местные, похоже, тоже. Я потрещал тут немного с бабулькой из того дома, отдавая копало. Милая, кстати, женщина. Простая, дружелюбная, без заскоков. Поинтересовалась, как у меня дела, пригласила поужинать с их семьёй. Возможно, мы до этого общались с не лучшей частью кантинских.

- Возможно.

- Так вот. Она говорит, что рада, возвращению инструмента и вообще рада, что копало всё ещё при ней. У них здесь уже сезона два или три творится что-то… непонятное и возмутительное. Пропадают инструменты, кто-то топчет поля и портит припасы, и порядочники до сих пор не могут выяснить, кто и зачем это делает. Правда, в последнее время неприятности прекратились. То ли злонамеренные личности напуганы, то ли их сожрали пожираки.

- А. И ты подхватил это словечко.

- А что делать? Оно короткое и ёмкое. Да и, к тому же, насколько мне известно, официально пока они никак не называются.

- Да я и сам это слово использую. Над терминологией ещё предстоит поработать. И не только. Работы много. Помимо усиления обороны и продолжения исследований, не помешает организовать новые места изоляции заражённых и… отправить разведку в низины. Пока не дошли наши с тобой вопиющие о помощи отчёты, придётся как-то организовывать оборону и исследования используя местные непрофессиональные ресурсы, обратившись к старосте с просьбой их предоставить... Но я нутром чувствую, насколько низка будет эффективность всех этих действий. На фоне возрастающей угрозы. Это вводит меня в ступор. У меня нет управленческих и организаторских талантов, я привык работать один. И, если честно, я сейчас совершенно растерян и не знаю, что мне делать. Начну с того, что выйду на воздух. И тебе советую.

Кайл вышел из помещения. Светило солнце, из леса раздавалось пение птиц, сады Кантина всё так же буйно цвели. Ничто не говорило о том, что они все обречены. Надо идти к старосте. Что бы там ни было. Даже если агентъ ещё не знает, что он скажет. Придумает на месте. Быстро сходить к старосте, быстро написать отчёты, быстро отправить. Делать, что делается. Действовать быстро и без промедления, сейчас они не могут себе этого позволить.

Тьма поглотила город. Тьма поглотила Кантин. Ами. Точно. Ами полсезона назад рассказывала ему о таком же своём сне. Как и в его случае, сон ученицы Кайла, вероятно, был следствием стресса. Сама Ами, помнится, объяснила это своей ненавистью к родине. «Да поглоти его болото!», любила приговаривать она. Интересно, что сейчас сказала бы эта апатриотичная, всеми силами старавшаяся удержаться в Омилле девица, узнав, что хоть и не болото, но что-то начало поглощать тех, кто живёт в Кантине.

VI. Ход людей. Героиня Сандра.

Сандра со своим мини войском зашла в Кантин. Урождённая омиллька, она была в Кантине по делам всего дважды, но вид городка всегда радовал её глаз. Вся эта буйная растительность и цветение, а, так же, местная простая, но вкусная и сытная пища могли кого угодно настроить на неторопливый и миролюбивый лад. Особенно, если при этом не обращать внимание на спесь части кантинских, не самой умной части, кстати. Если откинуть бестолковые, обусловленные бурной историей Кантина, ура-патриотические всплохи, то, в целом, кантинские были мирными трудолюбивыми людьми, любившими простые радости жизни и красоту природы. Не просто красоту, но и практичность – такое ощущение, что всё в Кантине было про еду – в садах и на полях было полно съедобных растений, а в тавернах – вкусных блюд и напитков. Любившие поесть и хорошо умеющие готовить кантинские знали в этом толк. Знали так хорошо, что Сандре пришлось бы заказывать новый мундир, реши она подзадержаться здесь.

Кантин, на радость Сандре, был всё таким же цветущим и прекрасным, сады и прелестные низенькие домики с палисадниками на крышах были на месте, солнце заливало своим тёплым светом полные съедобных растений поля, всё выглядело прекрасно.

У главы омилльских храмов отлегло от сердца. Есть шанс, что ничего не произошло. И не произойдёт. Они с командой просто придут, арендуют небольшой домик, отдохнут, попьют, поедят и повдыхают ароматы местных цветов и отправятся обратно. Разумеется, Сандра поговорит со старостой и изложит тому все полученные новости и все свои опасения.

Они вошли в город. Сандра залюбовалась развесистыми плодовыми деревьями и ягодными кустами, и, особенно, огромными цветами, переваливающимися через изгороди. Она на момент забыла куда они направляются. К старосте. Точно.

Между всем этим растуще-цветущим великолепием показался знакомый силуэт. Кайл! Какая удача! Вот уж кто ей расскажет о происходящем здесь лучше местной администрации. Лучше всех. Да, «лучше всех» это, определённо про Кайла.

Сандра широко улыбнулась и быстро двинулась в сторону своего хорошего друга. Чем ближе она к нему приближалась, тем быстрее возвращалась к ней её тревога и улыбка понемногу начала покидать её лицо.

Усталый. Осунувшийся. Измотанный. Растерянный. Таким она не видела Кайла ни разу, даже во время последнего их невероятно сложного, пугающе загадочного дела, при расследовании которого агентъ ни раз оказывался в смертельной опасности, но его это как будто бы совершенно не волновало. Ничего не волновало кроме того, что он взял след и с маниакальным упорством преследовал таинственных и очень могущественных ведьм, оставляющих неприятные сюрпризы и ловушки на каждом шагу.

И если сейчас Кайла что-то взволновало. До такой степени. То материк в смертельной опасности. Не меньше.

Она видела, что Кайл узнал её и тоже двинулся к ней, повышая скорость. На его измученном лице начала расползаться всё ярче сияющая улыбка. Увидев это, улыбка на лице Сандры так же принялась набирать прежнюю широту и теплоту. Гнус с ним, с материком, сейчас она просто рада видеть своего дорогого друга! И, было видно, что он рад её видеть тоже.

Они подлетели друг к другу на огромной скорости и крепко обнялись.

- Сандра… ребята… - голосом, в котором практически слышались слёзы, начал Кайл. – Вы не представляете, насколько я рад вас здесь видеть… просто не представляете.

Омилльская храмовница выпустила из объятий агента и увидела, что тот быстро оттёр выступившую слезу. Каковы бы ни были причины столь эмоционального радушного приёма, это было умилительно.

Команда Сандры одобрительно зашумела и те, кто был знаком с Кайлом тоже подошли его поприветствовать.

- И я тебе безумно рада! – звонко констатировала факт глава храмов. - Как всегда, впрочем. Но... Что происходит? Рассказывай!

- Да уж, вид у тебя… «интригующий». – прозвучало из-за её плеча неодобрительное замечание Лейви из команды храмовых людей правды, которых Сандра привела с собой.

Разве эта топь болотная промолчит когда-нибудь?

- Спасибо, Лейви. – улыбнулся в ответ Кайл. – Ты выглядишь немногим лучше! Тяжело бодрствовать днём?

- И не спрашивай! – досадливо отмахнулась Лейви. – Чувствую себя отвратительно.

Это было правдой. Дневной переход дался той очень тяжело, как просто бодрствование в это время суток. Она была ночной дежурной омилльского храмового места правды и увидеть её днём было большой редкостью. Сандра не хотела брать Лейви, но Эльсу, главная её опора и надежда, когда дело доходило до силовых методов решения проблем, заболела, а Кэлвин был занят неотложными делами. Но не только Лейви, все её служивые, должно быть устали и хотят поесть и отдохнуть.

- Я направляюсь к старосте. – проинформировал Кайл.

- Я тоже. – ответила Сандра. – Но всем остальным тащиться с нами вовсе не обязательно. Предлагаю команде пока отправиться поесть, отдохнуть и найти место для ночлега. Сбор… Кайл, а где вы с Ирвином остановились?

- Пойдём покажу. Заодно, там есть спальное место для Лейви. Не место нашей грозной ночной стражке днём на улицах города. – лукаво улыбнулся друг служивых омилльского Участка Правды. За время совместной работы над несколькими делами, они все успели подружиться и многое знали друг о друге. Да и «ночная жизнь» Лейви часто была поводом для шуток.

- Спаситель! – благодарно тряхнула своей смуглой головой с чёрными кудрявым волосами, типичными для населяющих середину и юг материка сэльвов, служивая омилльского Места Правды.

И команда отправилась к временному жилищу, занимаемому агентами ОСД.

Молодой человек с длинными тёмными волосами и в просторном праймском одеянии сидел на земле возле дома, прислонившись спиной к зданию, явно наслаждаясь солнечной погодой и делая какие-то пометки в своих записях. Учитывая бледность его светлой кожи, пребывание вне помещений кабинетов, библиотек и лабораторий, видимо, была для него редкостью.

- Ирвин. Знакомься. – Кайл сделал широкий жест в сторону омилльской храмовой бригады. – Это глава омилльских храмовых комплексов Сандра и её маленькое, но грозное войско.

- Ух ты! – Ирвин вскочил. – Сама глава храмов Омилла! Здесь. Да, дело серьёзное. Ирвин. Лаборант-исследователь ОСД.

- Лаборант? – поинтересовалась Хелаку из лекарской части ведьм омилльских храмов. – ОСД знало, что вы имеете дело с вирусом или какой-то инфекцией, направляя вас сюда?

- ОСД не знало ничего. – пожал плечами Ирвин. – Они знали только со слов направившего к ним просьбу о помощи старосты Кантина, что нападавшие, судя по одежде, явно северяне, но ведут они себя очень «странно». И вот, не зная, как именно трактовать это «странно», чтобы не отправлять экспертную команду, специализирующуюся на психологии, психиатрии, прочих медицинских направлениях, группу силовиков и следователей, что, как сейчас уже понятно, им всё-таки придётся сделать в силу чрезвычайной серьёзности нашего случая, они направили сюда для выяснения подробностей пару универсалов, более-менее сносно говорящих на кантинском и имевших опыт общения с местными. И вот сейчас мы с Кайлом без устали строчим об этих самых подробностях. Не знаю, как Кайл, а я если перестану изливать на таблички отчётов свои панические настроения, то, наверное, ударюсь в настоящую панику.

- Да я тоже близок к тому. – усмехнулся его коллега-агентъ. – Был. Пока не пришли Сандра и команда. Знакомься. Это Лейви, Кими, Дейвин, Иржи с храмового Места Правды. Остальных я и сам не знаю.

Он вопросительно посмотрел на других сопровождавших Сандру.

- Хелаку! – представилась ведьма целительской части храмов, ранее присоединившаяся к беседе.

- Вайоми. – тихо произнесла ведьма соответствующего отдела храмовых комплексов.

- Халиан. – представился ещё один ведьм тех же храмовых служб.

- Очень приятно, что теперь нас так много. Жаль только, что к нам в жилище все не влезут. – широко улыбнулся Ирвин.

- А и не нужно. – отмахнулась Сандра. – Ребята сейчас найдут место, куда нам заселиться, пока мы с Кайлом прогуляемся к старосте. Разместить нужно только Лейви, которая днём не просто не в состоянии корректно функционировать, но может быть ещё и опасна по этой же причине.

По группе омилльских прокатились дружеские смешки.

- Да-да. – нахмурилась Лейви, уставившись тяжёлым взглядом на начальницу. – Подожди, вечером я дам тебе достойный ответ на это. А сейчас я шуток не понимаю.

- Я знаю, Лейви! – примирительно ответила Сандра. – Поэтому мы подходим к вопросу с максимальной серьёзностью. Ирвин, покажи, пожалуйста, Лейви место, где ей можно поспать.

Ирвин кивнул и они с Лейви отправились внутрь дома.

- Остальные пока свободны. Кроме нас с Кайлом. Пойдём. – привычно распорядилась глава храмов забыв, что здесь Кайл и Ирвин не находятся под её командованием. - Рассказывай.

Но, вроде, никто не обиделся. Пока рядовые вояки направили свои стопы к ближайшей таверне, их пара, бывшая в большей степени ответственной за успех этой операции всематерикового значения, выдвинулась в сторону здания кантинской администрации. Сандре очень хотелось есть и отдохнуть, но сейчас она не могла себе этого позволить, утешаясь тем, что они ещё успеют насидеться в приёмной старосты, ожидая окончания всех бюрократических мини процедур и, собственно, приёма. Возможно, при нынешней загруженности кантинской администрации кучей свалившихся на неё серьёзных проблем, удастся даже вздремнуть.

- Так. Рассказываю! – любезно согласился на её предложение Кайл, сделав сосредоточенное лицо.

Он явно пытался сообразить, с чего начать. Агентъ какое-то время шёл в тихой задумчивости, затем выдохнул устало, но с явным облегчением. Даже напряжённые и заострившиеся черты его красивого лица, выдававшего в нем коренного праймовца старого ведьминского рода, потихоньку смягчались, принимая знакомый Сандре уверенный и спокойный вид.

- Мммм… в общем так. Я сейчас обдумал, как рассказать всё это тебе с прикидкой на то, что после этого практически то же буду излагать в своём детальном и подробном отчёте в ОСД. – начал он. – Очень много всего происходит сразу. Кантинских и наших с Ирвином скромных ресурсов явно на всё не хватает. Нужны люди для грамотной организации обороны и патрулирования. Кантинские смелы и сильны духом, но этого не достаточно. Конечно, мы соберём ополчение. Но нам нужны так же обученные и тренированные вояки. Нужны помещения для размещения опасных заражённых или разрешение на убийство – клетки тюрем переполнены. Нужны специальные люди и помещения для дальнейшего исследования этого самораспространяющегося явления, превращающего людей в безмозглых кровожадных поедателей всего, до чего они дотянутся… Но, более всего, нужен чёткий план действий. Что со всем этим делать. С чего начать.

Начать описывать ситуацию Кайл решил с окончания, то есть, с последних событий постепенно вводя её в курс дела.

- Лихо. – присвистнула Сандра, когда он закончил свой рассказ на ночном нападении.

- Ещё как! – продолжил Кайл, хмурясь. - Ситуация в Кантине плоха и постоянно ухудшается. Здесь так много инфицированных, что местные уже даже дали им название – «пожираки». Мы с ассистентом постарались изолировать всех, но, увлёкшись этим, я не учёл, что могут прибежать новые разносчики инфекции. И они прибежали. И уверен, прибегут ещё. Нужен план перехвата. Нужны люди. Нужно понять, что делать с огромным количеством укушенных, которые на данный момент неизлечимы и смертность среди них, пока что, полная.

Сандра тяжело вздохнула и уставилась себе под ноги. Все надежды главы храмов на благополучное разрешение проблемы самой по себе окончательно улетучились.

- Получается, как ни печально, что северных я поняла правильно. – наконец, медленно изрекла она. - Они говорили о том же. О безумных и голодных, пожирающих всё и вся. Мне не хотелось верить в эту нелепицу. Я хотела дойти сюда и убедиться в том, что это какая-то ошибка и здесь всё в порядке, но, в результате, убедилась в обратном. Ошибки нет. Всё верно и предельно серьёзно.

Значит, придётся предпринимать какие-то активные действия. Значит, нужно больше информации. Всю имеющуюся.

- Ты говорила с северными? – с живым интересом и с какой-то смутной надеждой в голосе спросил Кайл. – Я узнал от местных, что северные проходили здесь. И был разочарован, когда узнал, что их здесь даже не потрудились попытаться понять и выслушать.

- Да, хотя, по идее, когда видишь группу потрёпанных перепуганных людей, внимательность должна включаться вместе с инстинктом самосохранения. Но тут мы и сами не лучше. – вздохнула Сандра. – Игнорировали, как могли и так долго, как могли.

А ведь знаков, прямых и косвенных, указывавших на возникшие и нарастающие проблемы, было более чем достаточно.

- Точно. – согласился Кайл. – Но кто же мог предвидеть… такое! Я полагал, что очень странное дело с амнезиями – верх испорченности реальности в наше время.

- Грустно это говорить, но да. Похоже, на том нераскрытом деле наши проблемы не закончились.

- Так что сказали северные?

- То, что ты уже и сам видел здесь, своими глазами и кое-что дополнительно, но, я не вижу, как это может быть полезно нам. В любом случае, если они хотели предупредить – то вовремя сделать им этого не дали. Всё это есть в моём отчёте, который я направила в ОСД. Но ты здесь, я полагаю, дольше малого цикла. И потому отчёт мой не читал. Его сейчас, наверное, только получил головной офис.

- Возможно. Мне никто ничего не пересылал. Потому придётся тебе самой быть говорящим отчётом. Они знают причину произошедшего?

- Нет. Они лишь видели, как загорелось и разлетелось на части одно из их главных административных зданий, внутри которого находились важные для государства люди – Бенефакторат - и повсюду жившие в королевстве начали сходить с ума. Везде. Даже во дворце. Спаслось очень мало. Через Омилл прошло человек 12.

Сказав последнее, Сандра опечаленно помотала головой. Огромная часть их цивилизации. Практически стёрта с материка. Вот так просто. Каковы тогда перспективы Кантина, Омилла и всех остальных? Кто знает.

Никто с высот давно не общался с низинным севером. Очень давно. По инициативе северной стороны, контакты были оборваны. Тех, кто приходил с Северные земли, либо не впускали в город, либо, видимо, не выпускали, потому как никто оттуда не возвращался и все имеющиеся о северных сведения были либо древними, как последние контакты, либо полученными из ненадёжных источников, или, что чаще всего, выдуманными. Было множество теорий относительно происходящего в низинах, ни одна из которых не была достоверной и убедительной.

Но все, видевшие северный город-королевство издалека, говорили о том, что он очень велик и вид имеет крайне необычный, как будто имеющий собственный небосвод, что бы это ни значило. Вот почему Сандре хотелось побольше пообщаться с северными и расспросить обо всём. Если бы они так не «торопились» дальше, вглубь материка. Она даже не спросила их, где они планируют прятаться. Хотя, по их испуганным лицам можно было заключить, что это будет просто «подальше отсюда».

Итак, от огромного королевства, если оно всё ещё оставалось королевством к нашему времени, конечно, и если те огромные площади не занимало население в сто человек, осталась лишь ничтожно малая часть выживших. Можно было бы предположить, что часть нордских бежала через земли эльф в Лим по побережью. По-крайней мере, сама Сандра так бы и сделала. Эльфы очень могущественны и могли бы, если не остановить, то уж точно задержать агрессивно настроенных людей.

- Эльфы тоже нас предупреждали. – словно прочитал её мысли Кайл.

- Да. Потому я вообще и спохватилась! – кивнула храмовница. - И Милли… но, ты знаешь «предупреждения» Милли. Могут быть правдой, могут нет.

- Да, точно. – усмехнулся Кайл. – Но я, однако, уверен, что все предупреждения Милли – правда. Просто мы можем многого не знать и не видеть. Я очень надеялся, что северные подсветят нам это дело. Но нет. Они ещё и неизвестного добавили. Почему загорелось то здание? Как связано это событие с появлением голодных? Если связано. Хорошо бы отправить кого-то на разведку в низины или, хотя бы, на край обрыва, посмотреть, что там происходит. Оценить количество пожира… голодных. Но, не это сейчас важно. Главные проблемы у нас – здесь. Как я и сказал, сейчас нам нужны люди. И стратегия. Ты же меня не бросишь со всем этим?

Агентъ умоляюще уставился на неё. Вопрос был чисто риторическим. Если бы разговор шёл сейчас с администрацией Кантина, Сандра изучила бы вопрос, дала ряд рекомендаций, выжгла отчёт со сметой в Прайм и отправилась бы укреплять собственный город. Но пока Кайл оказался плотно влипшим в это дело, ни она, ни её ребята не оставят его одного разгребать это. Несмотря на то, что Кайл не принадлежал ни к Месту Правды омилльских храмов, ни к омилльскому храмовому комплексу в целом, вся храмовая команда безоговорочно считала его «своим».

- Конечно не брошу! – вздохнула глава омилльских храмов. – Особенно, когда ты так жалобно смотришь испуганными глазами с такими знатными мешками под ними. Кто смог бы. Хотя, у меня в планах было быстренько метнуться туда-обратно. Но, надеюсь, Киона там пока справится.

Сандра обеспокоенно почесала макушку. Она не планировала покидать пост дольше, чем на малый цикл и сейчас испытывала огромное беспокойство. Как во время своих немногочисленных отгулов, которые она брала крайне редко и, в основном, по болезни, в течение которых к ней обязательно приходили с докладами служащие храма. Сандра не просто жила на своей работе, она натурально жила ею. Надо ли говорить о том, что Кайл сейчас просил о многом. И, вероятно, догадывался об этом.

- Спасибо! – благодарно выдохнул тот. – Ирвин тоже обрадуется. Я совсем загонял его за последние дни. Я рад, что к моим тревожным отчётам прибавились твои. Это заставит моё начальство шевелиться шустрее. И я рад, что все вы здесь. Вместе мы здесь всё организуем быстрее и эффективнее. Потому как, две головы хорошо, а десять – ещё лучше. Хотя, учитывая то, в каком состоянии в последнее время моя голова, её можно не считать.

- Ты и на минимуме способностей десятерых стоишь.

- Спасибо! Вот, почти весь мой рассказ.

- Кайл.

Сандра намеренно сделала вескую и тяжёлую паузу.

- Что? – с тревогой вскинул на неё выжидающий взгляд агентъ.

- Мы организуем здесь всё и уходим в Омилл. Мы – не фронтир, но, как я понимаю, разбегаться, как минимум, через лес всё это будет в хаотическом порядке и, выходит, у нас и своих дел по организации обороны нашего города полно. Так что – изучаем вопрос, даём местным ряд исчерпывающих рекомендаций и уходим заниматься своими делами.

Они уже стояли перед зданием администрации.

- Да я с радостью! – горько отмахнулся Кайл. – Я за последний средний цикл устал так, как кажется, не уставал за всю свою жизнь.

Лицо его вновь стало мрачным и осунувшимся.

- И никогда, даже во время двух последних покушений на мою жизнь, мне не было так страшно… и я не испытывал такое ощущение какой-то лютой безысходности. – добавил агентъ ОСД тихим голосом, в котором было столько ноток ледяной печали, что Сандра невольно поёжилась. – Ты бы знала, какая болотная муть мне снится…

Кайл и в самом деле выглядел опустошённым и потерянным сейчас, когда они не говорили о делах.

- Так что, после того, как мы здесь закончим, я ухожу в отгулы! – продолжил он, пытаясь придать своему дрогнувшему голосу привычную бодрость. – Накопилось у меня их довольно много. Хотя, после всего этого, я подумываю, не пора ли мне в отставку. Я явно не справляюсь.

Вот тут он преувеличивал. Выглядел он, конечно, ужасно и даже пугающе мрачным, но справлялся, как всегда, отлично. Вероятно, его сильно подкосила пропажа напарницы.

- Ничего не слышно об Ингефаре? – осторожно осведомилась Сандра.

- Нет. – удручённо покачал головой Кайл и лицо его стало ещё более холодным и отстранённым.

Он явно сдерживался изо всех сил.

- Я задействовала все свои каналы. – попыталась сказать что-то ободряющее Сандра. – Мы тоже ищем изо всех сил.

- Хорошо. – вздохнул агентъ. – Пойдём?

Он показал глазами в сторону входа в здание администрации. Ему явно хотелось уйти от болезненной темы. Даже туда. В это королевство победившей бюрократии.

- Пойдём! – согласилась Сандра. – Готовься отдохнуть и поспать, пока они там заполнят все бумаги, документирующие наш визит и пропечатают все разрешения.

- Всегда готов. – весело подмигнул ей Кайл. – Хорошо у них аграрная деятельность не регламентируется так жёстко. Иначе материк точно был бы обречён. На голодную смерть.

- Мы тогда прибежали бы пожирать их, точно так же, как нынешние северяне. – хохотнула Сандра. – Кстати, я голодна как болотный гнус.

- Так, сохрани этот плотоядный настрой! – язвительно улыбнулся осдшник. – Когда мы пробудимся от дрёмы и обнаружим, что нас всё ещё и не думают впускать в кабинет старосты, я использую тебя как козырь, для создания хаоса и паники, под прикрытием которых я проникну в эту неприступную обитель чистого бюрократического зла.

VII. Ход людей. Герой Кайл.

Кайл шагал вслед за Сандрой по коридорам здания администрации, переходя от одного чиновничьего стола к другому, прежде чем они, наконец, под уже довольно громкий аккомпанемент урчащего желудка храмовницы, зашагали в направлении вожделенной главной секретарской и находящимся за ней кабинетом старосты. Проще было бы через окно, в очередной раз подумал Кайл. Но, тем не менее, пока он шагал рядом с Сандрой, с самого момента появления той в Кантине, было такое ощущение, что с каждым шагом ему становилось легче. Теперь он был не один со всем этим. И ситуация была уже в более надёжных руках, потому как бойцом и следователем осдшник был отменным. Но стратегия, организация и всяческая административная работа явно не были его сильными сторонами. Зато Сандре в этом не было равных. Благодаря этим своим качествам она и оказалась на посту главы омилльских храмов.

Несмотря на надвигающуюся огромную непостижимую угрозу, на душе у Кайла становилось легче и настроение его улучшалось, поднимаясь вновь почти до уровня прежней беззаботности. Но он поспешил одёрнуть себя. Нельзя было прийти сейчас к старосте в умиротворённом состоянии. Нужно было вложить в свои слова и просьбы максимум тревоги и убедительности.

Секретарь старосты, завидев главу омилльских храмов, сообщившей о том, что она пришла с группой из девяти столь же серьёзно настроенных вояк, против обыкновения, не стал докучать им даже обычными краткими формальностями в виде заполнения журнала посещений, а сразу отправился к начальству с докладом.

Видимо рассудив, что если все вояки имеют такие же мрачно решительные с плотоядным выражением лица, какое сейчас имела усталая и голодная Сандра, то лучше сейчас не создавать дополнительных трудностей ни им, ни себе – в шутку подумал Кайл.

А кроме шуток, здесь хорошо заметно было, как все перепуганы происходящим. Вот что на самом деле работало. Тревожный шёпот и обеспокоенные взгляды можно было встретить сейчас во всех коридорах и закоулках Кантинской администрации.

Беседа прошла на удивление гладко. В коллективистском Кантине количество людей, активно заинтересованных в решении какой бы то ни было проблемы, определяло скорость решения этой самой проблемы. Семь простых омилльских служак и одна высокопоставленная, плюс Кайл, выглядели куда солиднее, чем один Кайл или даже Кайл с Ирвином, несмотря не то, что за ними стояла весьма солидная мощная правоохранительная организация, вероятно, важнейшая и крупнейшая на материке. Но организация была где-то там, на с трудом достижимых высотах над уровнем моря, на которых находился Прайм, а Кайл с Ирвином здесь.

К тому же, к южным соседям, так уж исторически сложилось, кантинские относились с гораздо меньшей ненавистью и недоверием, нежели к обитателям вышнего Прайма.

И, видимо потому и по той причине, что всем было ясно, как день, что ситуация очень серьёзная, наша команда вышла из здания администрации после переговоров вполне довольная их исходом. Им была обещана более весомая помощь местных участковых и создаваемого сейчас ополчения, здания складов для размещения лабораторий и своих людей, которых, как надеялись Кайл и Сандра, монархи пришлют им на подмогу, а также строительная бригада для возведения стен вокруг города. Дозор на северных подступах к городу кантинскими силовыми службами уже был выставлен.

Сандра вызвалась разработать и представить проект стены, огибающей город по оптимальному радиусу и выполненной с затратой минимального количества всех ресурсов – людских, временных, строительных.

Кайл поднял вопрос о переполненности клеток городской тюрьмы и необходимости принятия решения по поводу содержащихся там неизлечимых, на данный момент, людей. Точнее, уже не совсем людей, но смертельно опасных для всех остальных индивидуумов. Староста замер. Решение было тяжёлым. Убивать своих кантинским в последние времена не доводилось даже в пьяных потасовках.

- Знаете, что мне только что пришло. – внезапно произнесла Сандра, когда они обсуждали уже другие вопросы – о размещении людей и местоположении временного исследовательского центра.

Кайл и староста перевели на неё заинтересованные взгляды.

- Зачем содержать заражённых обязательно в клетках. Можно их привязывать где-то. К чему-то. Я думаю, это будет лучше, чем убивать. Если мы, конечно, надеемся на то, что этот неизвестный недуг, поразивший их, когда-нибудь будет вылечен.

Конечно, все на это надеялись.

- Я так же надеюсь на то, что мы все вместе придумаем, как и где мы будем содержать наших заражённых. Потому как, прироста их количества в результате ещё одной атаки, которая, кстати, может произойти в любой момент…

А может даже происходит прямо сейчас, подумал Кайл. Он сделал паузу и все невольно прислушались к происходящему снаружи. Убедившись, что оттуда не доносится ничего необычного, он продолжил.

- …мы не выдержим. У нас попросту нет больше мест в клетках.

Продуктивно проведя внеплановое собрание и обсудив все важные вопросы, Кайл и Сандра вышли из здания администрации вдохновлёнными и готовыми к активным действиям.

- Мне не терпится уже добраться до моих глиняных табличек и начать выжигать планы и сметы! – деловито хлопнула в ладоши активная омиллька. – Раньше сяду, раньше выйду. Из этого, нуждающегося в защите города, в сторону своего, в том не менее нуждающегося. Кстати, надо начать параллельно разрабатывать план и для Омилла, чтобы приступить к его выполнению уже сразу по прибытию.

Она повернулась к Кайлу.

- А тебе предстоит провести для меня безрадостную экскурсию по помещению кантинской тюрьмы и местам последнего появления в городе вечноголодных.

- Не настолько безрадостную, как могло быть, не явись ты сюда. До этого ситуация казалась мне практически тупиковой и безнадёжной.

- Ну, ты преувеличиваешь и недооцениваешь себя. Ты просто устал. Что нам сейчас нужно – так это покормить меня, чтобы уже я не принялась носиться по улицам города, пытаясь сожрать всех попавшихся на пути, а тебе отдохнуть, пока ты не впал в летаргический сон. Потому как выглядишь ты не то, чтобы совсем ужасно, но близко к тому.

- Спасибо. Я постараюсь найти время и причесаться, чтобы не оскорблять твой взор. – ехидно улыбнулся Кайл. – А что про летаргический сон – то это именно то, что мне ужасно хочется именно сейчас и сделать. Разбудите меня, когда всё это закончится. А покормить тебя и в самом деле не мешает.

- Да. Где вы с Ирвином обычно обедаете? У вас уже есть здесь любимое заведение?

- Нет. Если честно, мы питаемся дома, быстро и между делами.

Сандра демонстративно отстранилась от агента.

- А вот это – самое страшное, что произошло за последнее время. – драматическим голосом произнесла она. – Подмена известного агента ОСД. Тебя следует немедленно упихать в клетку к пожиркам и объявить в розыск настоящего Кайла. Я догадывалась, что здесь дела плохи, но, если ты не обошёл здесь с десяток таверн, то, я чувствую, что мир рушится.

- Не паникуй с заранее. Я обошел четыре штуки за время прошлого визита. Кормят здесь, в принципе, во всех хорошо. Вот только порции очень большие.

- Как раз то, что мне сейчас нужно!

- Тогда пойдём в ту, что мне понравилась больше других. Я там хотел попробовать ещё кое-какое из их блюд. Если я, конечно, вспомню, где это заведение находится. Такое ощущение, что я был там целую вечность назад. Когда у меня ещё был нормальный аппетит и вообще вкус к жизни…

Кайла вновь охватила тоска.

- Не переживай. – утешающе сказала Сандра. – Ты отдохнёшь. И всё вернётся.

- Я хочу, чтобы вернулась Инга. – просто и грустно сказал он. – И я очень беспокоюсь за Тиби.

- Тобиус всегда пропадает надолго. Ты же знаешь. В этом, кстати, основа безопасности его существования, ты сам говорил об этом.

- Да, так и есть. Тиби умён и изворотлив. Но Инга… она была лучшей из нас. И ей это не сильно помогло.

Кайл почувствовал тяжесть в груди. Дышать становилось так же тяжело, как и тогда во сне. Он попытался сделать глубокий вдох, но его лёгкие как будто сжались и не могли вместить в себя столько воздуха, сколько ему сейчас было нужно. Практически ничего не могли вместить.

Он почувствовал у себя на плече тяжёлую руку Сандры. Его замешательство не ускользнуло от внимательного взгляда его старой коллеги и подруги.

- Послушай. – веско произнесла она. – Мы ищем. Всеми силами. и делаем всё возможное на данный момент. Сейчас нужно лишь подождать, пока что-то найдётся.

- Это она, судя по её последнему сообщению, нашла что-то по нашему таинственному нераскрытому делу. И мне до смерти интересно – что. А за Тиби я беспокоюсь, потому как знаю, что он ищет её. Куда активнее, чем я. Наплевав на все распоряжения, запреты и предписания ОСД. Наш обычный Тиби. – усмехнулся Кайл. – Само действие. Никакого уважения к бюрократии, с которой мы тут с тобой так старательно расшаркиваемся.

- Иначе мы с тобой здесь многого не добьёмся. У всех свои методы. И хорошо, что мы с тобой используем одни, а агентъ Тобиус – другие. Действуя вместе, мы достигнем лучших результатов.

Кайл мысленно встряхнулся. Нытьё сейчас и в самом деле никак не поможет.

- Твоя правда. – согласился он. - Кажется, где-то здесь наша таверна.

Агентъ внимательно рассматривал улицу. Зрительная память его ни разу ещё не подводила. Он был почти уверен, что спасительное для Сандры заведение общественного питания находилось здесь.

- Если нет, то я сожру тебя. – решительным тоном заявила голодная омиллька.

И для него это заведение спасительное тоже, как выяснилось.

- Подавишься. – улыбнулся праймовец. – Да, вот оно.

Зайдя внутрь, служивые попали в привычный антураж типичной кантинской таверны, мало чем отличавшейся от обычного жилого дома. Попав в таверну в Кантине в первый раз Кайл даже чуть было смущённо не выскочил обратно на улицу, решив, что по ошибке оказался незваным гостем в чьём-то доме. Он выскочил наружу, посмотрел ещё раз на цветастую вывеску таверны, висящую между парой плодовых деревьев и недоверчиво нахмурившись, вернулся обратно. Ошибки не было. Посетив ещё несколько подобных заведений он понял, что таковы были почти все кантинские таверны. Домашняя еда и домашний уют. И совершенно потрясающее хозяйское гостеприимство. Такое, как если бы они никогда не слышали о древней взаимной неприязни к праймовским.

Кайл и Сандра выбрали приглянувшийся столик и совершенно вымотавшаяся за последние дни омиллька облегчённо опустилась в кресло с кучей маленьких подушечек и блаженно замерла. Кажется, ей больше ничего не надо было. Кайл улыбнулся.

- Вот оно, счастье?

- Почти! – согласилась служивая. - Только я голодна! Ох. Теперь это слово никогда не будет звучать так же как прежде, да?

- Да уж.

Кайл хотел было подробно расспросить подошедшего хозяина о всех новинках меню заведения, но это было не так-то просто. Потому как голодная Сандра, будучи не в состоянии спокойно слушать аппетитные описания блюд, начала практически сразу же делать заказы. И Кайлу ничего не оставалось, кроме как быстро присоединиться, не заставляя ту ждать, пока он что-то выберет. Хотя, можно было бы и не торопиться. То количество еды, которое заказала голодная храмовница, быстро всё равно не принесут. Интересно, она помнит о размерах местных порций? Или голод не рассуждает? В любом случае, похоже, им придётся задержаться здесь. И, похоже, прогулки вокруг города, вдоль предполагаемой линии строительства стены и посещение помещений тюрьмы участка Порядка на сегодня отменялись. Это было несколько легкомысленно, учитывая скорость развития событий и масштаб постоянно надвигающейся угрозы, но… Может, оно и к лучшему. Потребности Сандры нельзя полностью игнорировать, они тоже чего-то стоят. Нужно же иногда и жить. Иначе, зачем, ради чего всё это?

Было бы бессмысленное бесцветное существование достойным того, чтобы изо всех сил бороться и сохранять его? Кто знает. Скорее всего, стоило бы только если есть надежда на то, что в нём когда-нибудь появятся подобные моменты. Тёплые, спокойные, радостные, расслабленные. Кода ты просто рад быть с чем-то или кем-то и эти кто-то или что-то тоже рады быть рядом с тобой.

- Почти как в старые времена, да? – весело спросила Сандра, с любопытством оглядывая обстановку заведения. – Участок Правды и мы, активно обсуждающие рабочие вопросы за едой в кофейне. Или с принесённой оттуда едой в участке.

Мысль о наступающем моменте приёма пищи явно давала ей вдохновлённое настроение.

- Ага. В тех редких случаях, когда тебя удавалось вытащить из-за твоего рабочего стола, оторвав от кресла. Иногда у меня возникало ощущение, что эти предметы прокляты и практически поглотили тебя.

- Прокляты и практически поглотили меня таблички с отчётами и сметами. Мебель здесь не при чём. Она просто удобная.

- Хорошо, что разъяснила это. Значит, эти предметы уничтожать не нужно.

- Нет. Я расстроюсь. Кстати, ещё про «как-раньше». Было бы совсем похоже, если бы остальные сейчас были бы здесь. И мы бы обсуждали наши дела обычной шумной компанией из кучи голосов и мнений.

- Иногда очень шумной.

- Иногда да. Но это чудесные моменты. Спроси меня – хотела бы я прожить другую жизнь или сменить работу, и я ответила бы – нет. Определённо, я счастлива в своей жизни и на своём месте. И мне не хотелось бы ничего менять.

- До последних событий я чувствовал то же самое. Несмотря на то, что моя работа всегда была довольно опасной и напряженной, я никогда не хотел бы другой. У меня было важное и интересное дело и лучшие на материке друзья.

Кайл невольно улыбнулся.

- Почему в прошедшем времени? – осведомилась Сандра, тревожно поглядывая. Но не на ностальгирующего агента, а в сторону кухни, откуда вот-вот должны были начать поступать первые блюда из её заказа. Запахи были столь соблазнительны, что Кайл и сам с трудом удерживался от аналогичного действия.

- Сам не знаю. – пожал он плечами.

Что он знал и чувствовал точно, что что-то забыл заказать. Что-то, чего сейчас ну очень хотелось бы. Нужно сосредоточиться на ощущениях.

- Вот и я не пойму. – шутливо нахмурилась его собеседница. - То, что ты делаешь сейчас, жизненно важно для всего материка. Да и друзья, вроде бы, никуда не делись.

Это густое? Жидкое? Кислое? Солёное? В голове Кайла шёл параллельный процесс, которому было совершенно наплевать на экзистенциальные кризисы и трудности владельца головы. Горькое. Определённо.

- Да. Я уже говорил, что безумно рад вашему приходу. У меня, в самом деле, по-прежнему лучшие на материке друзья! – изрекла голова от имени официальной части Кайла.

Пока Кайл говорил, у него постепенно теплело внутри, как будто он оттаивал.

- Так что пропало? – деловито поинтересовалась Сандра, будучи любительницей конкретики и любившей быстро решать поставленные задачи.

Горькое. Горько-сладкое. Точно. В упорству, с которым внутренний гурман Кайла настойчиво перетягивал внимание на себя и не отступал от решения своих задач, можно было только позавидовать. Вот уж кто точно был не склонен к пространным рассуждениям. Густое? Жидкое?

- Иногда у меня такое ощущение, что пропал я. – продолжала жаловаться часть, официально назначенная управлять головой и заведовать связью с общественностью. - Что я потерял себя. И началось это… я даже не знаю, когда. Задолго до пропажи Инги. И даже до Странных Дел в Кантине и Омилле. Оно появилось незаметно и нарастало, как хлюпающая грязь на сапогах, которая может налипать на обувь, увеличившись до таких размеров, когда уже сложно идти. Что-то похожее происходит и со мной сейчас. Я потерял по пути что-то важное и набрал чего-то лишнего. И не могу понять и сам себе объяснить, что не так.

Последние слова вновь вернули его к ощущению внутреннего холода и безысходности. Точно жидкое. Это сок? Или похлёбка?

К Сандре же в это время с уверенной поступью хозяина таверны шла еда. Она нетерпеливо заёрзала.

- А как у тебя получится понять и объяснить, если ты не даёшь себе время остановиться и задуматься. Носишься здесь, судя по твоему виду, как сумасшедший, затыкая собой все дыры, возникшие в результате негодной организации и неумелого руководства местного участка Порядка – это не только моё мнение, это уже не для кого не секрет. Они то излишне ретиво решают какие-то мелкие проблемы, то попустительски относятся к крупным.

Сандра впилась зубами в отломленный ею кусок пирога с начинкой. С энтузиазмом, достойным пожирака. Кайл завистливо сглотнул слюну. До этого есть он не хотел, но лютый аппетит храмовницы был стол силён что, как будто не желал действовать только на хозяйку и решил завладеть ещё одним разумом, вступив в сговор с внутренним гурманом праймца. Сок. Это определённо сок, не обращая внимания на своего нового товарища, продолжил тот. Похоже, Кайл хотел не сколько есть, сколько пить.

Сандра, быстро расправившись с ещё одним большим куском, наконец смогла говорить дальше.

- Ну вот. А когда ты не бегаешь, как перекофеиненный, ты, я подозреваю, падаешь на месте от усталости. Прямо там, где стоял.

- Так и есть! – радостно согласился Кайл, узнавая свою ситуацию.

Сок. Это сок из странных огромных бугристых ягод, что растут в местном лесу. Как они называются? Он не помнил. Сейчас «прессекретарь» их головы уточнит у хозяина таверны. Хоть здесь решение найдено. Это прекрасно. Этот витаминный тонизирующий сок сейчас будет очень кстати.

- Так вот. – продолжила Сандра, по виду которой можно было точно сказать, что ей основательно полегчало, но прекращать поглощение пищи она пока не собирается. - Как ты хочешь решить эту свою внутреннюю проблему, если ты носишься как безумный? И не даёшь себе ни моментика на то, чтобы задуматься над происходящим у тебя внутри. Или даже понять, с какой целью ты так носишься, чтобы не задумываться. Как ты разберёшься, если ты не разбираешься?

- Ну, тут-то всё кристально ясно. – Кайл сделал знак хозяину таверны. – Если я остановлюсь и задумаюсь, мне придётся переваривать всё это. Всё, что происходило за время наших последних расследований. Все эти жутковатые необъяснимые странности. А мне адски не хочется делать этого.

- Похоже на правду.

Подошёл хозяин заведения. Кайл попытался объяснить, чего именно он хотел получить, насколько ему позволяло его знание кантинского.

Сандра не переставала жадно поглощать уже следующее принесённое ей блюдо, но Кайл знал, что слушает она его при этом очень внимательно. Потому он, заказав вожделенный ягодный сок, продолжил.

- Я беспокоюсь за всех, кто принимал участие в этих последних делах. Только на меня за это время было совершено два покушения. Пострадали и люди нашего участка Правды и группы храмовых ведьм. Некоторые даже не один раз. Пропала Инга. Давно ничего не слышно о Тиби. Я опасаюсь за жизнь и здоровье Ами, принимавшей в этом активное участие. Творится что-то… у меня даже слово не подбирается. Мне впервые за всю мою профессиональную деятельность действительно жутко. Может, я просто старею?

- Не говори глупостей. Дела были действительно сложные, перерыва между ними ты себе не дал. И ты просто устал.

- Я хотел сделать перерыв после официального закрытия предыдущего дела. Но меня дёрнули сюда, «быстренько посмотреть», что там.

- Вот и я пришла сюда «быстренько посмотреть», - сыто вздохнула Сандра. – Совсем быстренько не получилось... Но я очень надеюсь всё ускорить. Несмотря на то, что кормят здесь, конечно, как всегда отменно. Обожаю кантинскую кухню.

- Простовата, на мой вкус. – пожал плечами праймовец. – Но да. Изысканности нет, но причине небольшого количества ингредиентов и малой сложности блюд, их сложно испортить и получаются они обыкновенно…

- Просто вкусными. – закончила Сандра. - Что это у тебя?

Она обратила внимание на кайлову плошку с желтой жидкостью, в которой плавали куски и маленькие красные вкусные съедобные косточки, вокруг которых жидкость быстро желировалась, что добавляло напитку дополнительную, приятную для вкусовых рецепторов и органов чувств, компоненту.

- Сок… как он сказал? Я думал, я запомнил.

- Сейчас переспросим. – храмовница помахала тавернщику. – Я тоже такой хочу. Пахнет восхитительно.

Сандра получила свою ёмкость сока и жадно отхлебнула.

- Зачем я так объелась… - задала она риторический вопрос сразу вслед за этим.

- Потому что ты поставила цель и методично добивалась результата. Знаешь, выглядят твои достижения впечатляюще. Я бы, наверное, уже и третью наелся. – ухмыльнулся агентъ.

- Правда. В обычной ситуации я бы, может быть, тоже. Но я была голодна, а еда здесь так хороша, что я удивляюсь, почему кантинские ещё не превратились в ходячие шары с поглощенным провиантом.

- Они много работают в полях.

- Как же мне сейчас не хватает нашего лучшего на материке омилльского кофе.

- Это да. А мне не хватает кофе и всех, кто его обычно со мной пил. Майло, Эльсу, Кими, Донни… всех. Ты-то их, хотя бы, встретишь по возвращению.

- Можно подумать, я часто их вижу. В основном я вижу свои таблички и кофе пью и обедаю тоже с ними. Это мои постоянные спутники, в этом смысле.

- Не пользуешься своим счастьем. – усмехнулся Кайл.

- Тебе никто не мешает пользоваться моим счастьем. Пиши заявление о переводе, я тебя охотно приму в наши ряды. Тем более, что все наши ряды тебя давно уже считают своим. Будет тебе дауншифтинг. Никаких командировок по материку и сверхсложных и сверхопасных дел. В Омилле тихо. – уверенно заявила она, но тут же осеклась. - Было. До этих последних событий. И… как бы я хотела, чтобы эта тишина вернулась. Я даже будничную тоску отчётов проклинать перестану, клянусь.

Она сделала паузу.

- Как там поживают наши… ряды. Кстати. Раз уж мы вспомнили сейчас о них. С теми, кто здесь, я очень надеюсь поболтать сам на досуге. Давай посплетничаем про отсутствующих в городе.

- С удовольствием. – Сандра откинулась в кресле. – Сейчас, на сытый желудок и в приятной обстановке о делах говорить не хочется.

Начальница храмового комплекса начала свой рассказ с грозной светловолосой силовички Эльсу, к которой агентъ, о чём Сандра справедливо догадывалась, питал особо тёплые чувства. От неё ничего не утаишь. На то она и главная храмовая служака, чтобы быть в курсе всего происходящего вокруг.

Кайл, естественно, немного огорчился, не увидев мускулистую Эльсу в пришедшей храмовой командой. А, может, и обрадовался. Потому как в любом деле, где требовалось приложить к чему-то или кому-то физическую силу – Эльсу и Дейвин оказывались на передовой. А здесь на передовой сейчас оказываться не просто, как это было обычно, опасно. Здесь может произойти нечто более страшное, чем смерть или ранение. И наблюдать за ужасной трансформацией симпатичного ему существа Кайл совсем не хотел бы. Как и всех остальных своих друзей не хотел бы видеть в качестве пожираков.

Он стряхнул мрачные мысли. Сандра в это время закончила рассказывать о следовательницах, темнокожих сёстрах-близнецах Талле и Фаэлле. И перешла к делу, над которым работал Кэлвин. Ничего особенного, но забавные моменты она не могла не упомянуть. Хотя, лидерами по количеству смешных историй из собственных рабочих будней всегда были Донни и Кими, обладавшие лёгкими характерами и находившими смешное во всём, в чём можно было и иногда даже в том, в чём с виду, вроде бы, никак нельзя. Плюс, Донни и Кими часто работали с общественностью. А тут без юмора никак нельзя. Без него мог обойтись и успешно обходился Моки, работавший с бумагами. Хотя, упрекнуть Моки в отсутствии чувства юмора никак нельзя было. Шутил он настолько редко и любая его шутка и даже сам факт того, что этот крайне серьёзный хмурый тип только что пошутил, заставлял коллег хвататься за бока и подвывать от смеха.

О жизни строгой следовательницы Рейлин не было известно ничего интересного, так что Сандра быстро перешла к основательному промыванию косточек Майло. Начальник служак храмового Места Правды и непосредственный подчинённый главы храмов Сандры, Майло всегда был излюбленным объектом для шуточек и подколок всей команды. Обыкновенно лукавое выражение его улыбчивого лица, видимо, активно всех к тому подталкивало. Впрочем, Майло радостно отвечал взаимностью как своим подчинённым, так и своей начальнице. Шутки Майло были коварны тем, что сразу их от правды отличить было практически невозможно, а, когда до жертвы его юмора доходило, что над ней только что подшутили, коварный успевал уже удалиться и оказаться на расстоянии, через которое было лень преодолевать, чтобы дать ему достойный ответ. Впрочем, всегда находились те, кто не ленился. Ведь это был повод пообщаться с этим отзывчивым, юморным и улыбчивым омилльцем, в котором его окружение души не чаяло.

Пока Сандра рассказывала, Кайл как будто перенёсся из тревожного настоящего здесь-сейчас в то, не сказать, чтобы беззаботное время, но время, полное приятных моментов и чувства поддержки и наличия крепких дружеских отношений, что компенсировало все тяжёлые и печальные моменты. Вопросов и сомнений в необходимости существовать и продолжать свою ежедневную деятельность не возникало, потому как было понятно – да, трудно. Но мы справимся.

Впрочем, и при работе в ОСД, где не было столь неофициальной и дружеской атмосферы, как в храмах Омилла, Кайл так же не склонен был предаваться тяжёлым размышлениям о сущности бытия и смысле его продолжения. Он просто работал и радовался возможности использовать свои способности для решения стоявших перед ним сложных, но интересных задач иной раз всематерикового значения. Он не чувствовал себя одиноко, даже когда Инга и Тиби, его коллеги и лучшие друзья, подолгу пропадали в дальних командировках по всему материку.

В общем, Кайл ни на момент не сомневался в том, что жизнь прекрасна и удивительна и является огромным полем для новых интересных открытий и игр разума. До последнего времени не сомневался. Но, на какой-то момент, Сандре удалось вернуть его в то практически беззаботное состояние. Когда самым большим огорчением для него была размолвка Ами и её коллеги и партнёра Келе.

- А слышно от Келе? – спросил Кайл.

Келе, после ссоры с Ами, перевёлся служить в Дружину Справедливости Зета. Майло был, кажется, опечален этим больше всех. Келе был и оставался одним из лучших следопытов южной части материка и найти ему замену было бы очень сложно.

- Да ничего особенного. Живёт в Зете, работает, возвращаться не планирует. Говорит, ему и там хорошо. У него там много родственных связей.

- Майло нашёл ему замену?

- Нет. И не искал. Он всё ещё надеется, что Келе вернётся. Особенно, после того, как Ами отправилась учиться в праймовскую академию, куда ты её рекомендовал.

- Она толковая. Из неё выйдет прекрасная сотрудница ОСД.

- Майло надеется, что и она вернётся после окончания обучения. Все уже привыкли к Ами.

- Ядовитая заноза, вызывающая аддикцию. – улыбнулся Кайл. Характер Ами был притчей во языцех. – А ты что думаешь?

- Я думаю, что они оба дурошлёпы. Ситуация была сложной, Ами повела себя… сложно как-то оценить её действия. Я даже не знаю, как я бы сама повела себя в такой ситуации. Возможно, так же. Но это не значило, что никак нельзя было договориться или помириться. Хотя, честно говоря, не знаю, как повела бы себя и на месте Келе. Есть вероятность, что тоже точно так же. Очевидно, что произошло то, что должно было произойти. Но мне, честно говоря, жаль. Они были отличными сотрудниками и прекрасной парой.

- Согласен.

Сандра заёрзала в кресле. Видно, она уже достаточно хорошо отдохнула и готова была продолжать действовать. По-крайней мере, посмотреть, где решила поселиться её бригада и где теперь будет жить она сама.

- Давай возьмём остатки еды с собой и попросим ещё сока. У меня есть пустая походная фляжка. Мне кажется, я на этом пойле теперь остаток жизни сидеть буду. Что это за ягода? Почему у нас в Омилле не делают ничего подобного?

- Потому что все плотно сидят на кофе, и никто даже и слышать не хочет об альтернативах.

- Не иначе. Ох, выкати меня отсюда. Сегодня всё было невероятно вкусно. То ли оттого, что я голодная, то ли просто оттого, что здесь прекрасно готовят.

- Нет, ощущения тебя не обманули. В самом деле, было очень вкусно. А я был рад вновь мысленно оказаться в Омилле среди друзей из храмов. Как поживают Киона и Финиан?

- У них всё хорошо. Киона осталась вместо меня за главную, но не знаю, насколько внимательно будет за всем следить. Они в храмах сейчас разрабатывают новый метод анализа крови. Не без участия Финиана, кстати.

Довольные, они вышли из таверны и отправились в жилище Кайла и Ирвина.

- Интересно, где все и проснулась ли Лейви? – улыбнулся друг омилльских храмовых.

- Да пора бы уже. – посмотрела на темнеющий небосвод Сандра. – Неплохо мы с тобой посидели.

- Да. Это мы всегда умели. Хорошо, что в этом плане ничего не изменилось.

Они не спеша дошли до временного пристанища агентъов ОСД, вдыхая ароматный воздух цветущего вечернего Омилла и стараясь подметить места, подходящие для строительства стены с этой стороны города. Лейви внутри дома уже не было, зато была записка о том, где остановилась бригада. Ирвина не было тоже. Вероятно, он был в тюрьме, собирая данные о пожираках и продолжая изучать тех.

- Мне, вот, знаешь, что сейчас интересно. – задумчиво произнесла Сандра, опускаясь в старое полуразвалившееся кресло, облюбованное и обыкновенно занимаемое Ирвином. – А сколько на пустошах вечноголодных? Если, как сказали северные, голодные заполонили собой всё королевство, то их должно быть много. Но если, как ты говоришь, они умирают здесь примерно в течение малого цикла, то, может, уже и не так много? Может быть, часть уже полегла на пустошах низин? Что, если до нас добежали только самые стойкие? Что, если в стене нет необходимости и достаточно усиленного патрулирования? Если отталкиваться от ваших с Ирвином данных о продолжительности жизни голодных и от времени, за которое до нас дошли северные… Северная катастрофа произошла, как я понимаю, более одного малого цикла назад… за сколько могли до нас дойти северные? Что мы можем из этого заключить? Я так устала, что у меня в голове всё это пока не складывается. Нужна разведкоманда в низины или разведданные оттуда, вот всё, что я сейчас могу сказать.

- Честно говоря, не знаю, сколько по времени шли нордские. Надо смотреть по картам и учитывать, что, возможно, они могли заплутать… нет, не знаю. С разведкой нам могли бы помочь эльфы. Или гномы. Или здоровые северные, если таковые в низинах ещё имеются. По продолжительности жизни пожираков, то Ирвин считает, что наши умерли здесь от голода. На пустошах они могли найти, что поесть. Здесь же есть им, кроме прутьев клеток, нечего. А желание покормить этих кровожадных существ возникло только у Ирвина.

- И? Как результат?

- Ирвин говорит, что испытуемая прожила немного дольше остальных. Что ещё не точно. У нас нет достаточного количества информации для точной статистики… И… Знаешь, что я только что понял? Если они сейчас, как говорит Ирвин, сидят в клетках по трое… то они не едят друг друга! Это интересно.

- Интересно. Что их отпугивает? Запах? Что-то ещё? Особенности появившегося стадного поведения?

- Не знаю. Они, кстати, ещё и в еде избирательны. Это мы узнали, когда пытались покормить одну из них. Она съела сырые клубни, но проигнорировала готовое блюдо… Столько всего предстоит изучить… Я пойду к Участку Порядка, в тюрьмы. – сказал Кайл. – Я проспал, если верить моему ассистенту, почти три света после нападения вечноголодных. И многое пропустил. Уверен, Ирвин за это время собрал много интересных данных.

- Пойдём. – со вздохом и нехотя выбралась из кресла Сандра. – Мне тоже интересно.

Они вышли из дома и направились к храмам Кантина.

Дойдя до храмов и спустившись через Участок Порядка в помещение тюрем, они обнаружили, что не только Ирвин уже был там. С ним были Кими, Хелаку и Халлион, явно интересовавшиеся происходящим. Омилльские что-то оживлённо обсуждали, пока праймовский осдшник что-то понуро выжигал в своих табличках. Сгорбившись и уставившись в них так, как будто он не хотел бы видеть ничего вокруг. Его можно было понять. За обитыми и обмотанными чем-то наспех отремонтированными и укреплёнными прутьями клеток бесновалось уже по два-три кровожадных существа. Как понимал Кайл те, что попали за решётки первыми, уже были мертвы. После чего решётки были наспех как-то чем-то укреплены и восстановлены и в камеры помещены новые укушенные.

- Ирвин, что тебе удалось узнать? – сходу нетерпеливо спросил Кайл, приветственно кивнув всем остальным.

- Да ничего нового. – устало выдохнул ассистент и поднял на агента серьёзные и грустные глаза. – Инкубационный период один-два света, смерть – через пять-семь светов.

Голос Ирвина был ровным и каким-то бесцветным. Он устал? Заболел? Укушен?

- Что-то случилось? – вслух спросил Кайл.- Тебя что-то беспокоит во всём этом?

Ирвин вдохнул, сделал паузу, видно, подбирая слова.

- Да всё меня в этом беспокоит. – прошипел он. – Я за свою службу видел всякое. Но такое… Особенно два света назад происшедшее… просто выбило из меня воздух. Когда…

Он запнулся. Омилльские правдивые замолчали, внимательно слушая младшего агента ОСД. Тот, после небольшого задумчивого молчания, продолжил.

- Когда… после нападения. Ты вырубился. Мы отнесли тебя в дом, я быстро осмотрел тебя на предмет укусов и глубоких царапин и не увидел ничего подозрительного. Брызги крови на тебе были, но не твои. – Ирвин выдохнул, пытаясь говорить спокойнее. – После этого я пошёл осматривать остальных. Укушенных оказалось слишком много. На нашу «удачу» несколько клеток освободилось до этого. Люди в них… умерли.

Молодой осдшник опустил взгляд, уставившись в свои таблички.

- Участковые, починив, как могли и укрепили наспех прутья клеток, пока я искал раны на всех смелых кантинских, участвовавших в обороне города, которых собрали в храмах для осмотра. Те терпеливо ждали, пока мы их осмотрим и… рассадим по клеткам обладающих опасными признаками. Раненых и укушенных оказалось слишком много. Я принял решение оставить здесь тех, у кого были явные следы укусов и глубокие царапины, остальных отпустить под бдительный надзор родственников, взяв с тех обещание, что они изолируют потенциально опасных минимум на три света. И всё равно, даже те, кто остались, не могли быть размещены нормально и было принято решение поместить их по двое-трое в клетку. Тогда мы были усталыми и замороченными и не понимали, к чему это приведёт.

Ирвин тяжело вздохнул и замолчал. Он поднял ладони к голове и потёр виски как при спазме или головной боли. Видно было, что напряжение внутри него велико.

- Понял я это только вернувшись сюда на следующий свет чтобы зафиксировать происходящее с ними. Но, лучше бы я вовсе не видел того, что произошло при мне, не то, что фиксировать. Это… совершенно… непередаваемо жутко видеть, когда один, сидящий в клетке, трансформировался, а второй ещё нет… - он испуганно взглотнул. От воспоминаний у него явно пересохло в горле. – Я… видел пожираков в деле тогда, на улицах Кантина. Видел, как они преследуют, напрыгивают, вцепляются… но мне было не до такой степени жутко тогда, потому как жертвы могли как-то отбиться, попробовать убежать, увернуться, а здесь – просто замкнутое пространство и… и… в общем, я не смог на это смотреть. Я просто выбежал. Я всякое повидал за время своей работы в ОСД, но это… Возможно, мне следовало как-то помочь. Потом порядочники говорили, что убивали тех, кто трансформировался раньше и убирали из клеток. Я уговаривал себя, напоминая, что эти люди всё равно обречены. Что в клетки мы поместили только тех, кто имел на себе явные признаки. Я сел строчить подробнейшие отчёты, чтобы отвлечься. Через какое-то время мне удалось успокоиться. Но сейчас… я пришёл сюда и это опять вернулось ко мне. Я… я просто хочу выйти отсюда.

Он качал головой и его пальцы, прижатые к вискам, дрожали.

- Конечно, иди! – воскликнул огорошенный его историей Кайл. - Передай мне записи и иди отсюда, отвлекись. Так работать нельзя.

Ирвин быстро кивнул, встал и, сунув табличку себе подмышку, направился к выходу.

- Ирвин! – окликнула его Сандра.

Тот резко обернулся. В глазах его блестели слёзы.

- Мы сейчас как раз решаем этот вопрос. – твёрдо и уверенно произнесла Сандра. – Сегодня днём мы обсуждали со старостой эту проблему и альтернативные способы размещения заражённых, и мы все серьёзно настроены на поиск наилучшего решения.

- Хорошо. – коротко ответил служивый ведьм, улыбнулся и вышел из помещения тюрьмы.

- Ну и ну. – ошеломлённо произнесла Кими, глядя на клетки с пожираками так, как будто только что увидела тех в первый раз.

До неё, как и до Кайла с Ирвиным и, как и до всех остальных, кто видел пожираков в первый раз, не доходило, что эти иссушенные бледные агрессивные существа, в глазах которых не было ничего, кроме голода, могли когда-то быть людьми.

- И мне не сказал ничего. – сокрушенно покачал головой праймовский агентъ. – Когда я проснулся, он что-то писал в табличках, как ни в чём не бывало.

- А он прав, - нахмурилась Сандра, глядя на узников клеток. – Дело серьёзное. Ни одного не излечилось?

- Ни одного. – эхом ответил Кайл.

- Они атакуют людей? – спросил Халион.

- И эльф. – добавила Хелаку. – Моя сестра говорила недавно с эльфами.

- И что сказали эльфы?! – с живым интересом ожидающе уставился на неё агентъ ОСД.

Хелаку была из смуглых темноволосых сэльв, народа, с которым эльфы общались охотнее других.

- Что невидимые – так они называют вечноголодных – изгнали их со своих земель.

- Просто изгнали или пытались съесть? – уточнил Кайл.

- И съесть пытались тоже. Эльфы говорили, что незримых нужно отталкивать.

- Что они ещё говорили про… невидимых?

- Ну… - Хелаку нахмурила свой смуглый лоб, призадумавшись. – Только очевидное. Что надо держаться от тех подальше.

- Хелаку, да? – уточнил Кайл имя собеседницы.

Та кивнула.

- Твоя сестра может ещё раз связаться с эльфами? Нам нужна информация.

- Эльфы сами связываются с нами, когда считают нужным. Если они посчитают нужным, они свяжутся и с тобой, Кайл. – серьёзно ответила храмовая лекарша.

- Понятно. – разочарованно ответил агентъ ОСД.

- А… у меня ещё вопрос. – Халион явно не договорил перед тем, как разговор перешёл на эльф. – Я здесь не очень долго. Но, сколько я наблюдаю за теми, кто в клетках, они не пытаются сожрать друг друга. Они готовы грызть даже прутья. Они пытаются дотянуться до людей и, как выяснилось, до эльф, но не интересуются друг другом. Как такое может быть?

- Мы с Сандрой тоже сегодня обсуждали это. – Кайл посмотрел на главу храмов. – И у нас нет версий. Пожираки, кстати, как ни странно, очень избирательны в пище. Они едят не всё подряд и в этом может быть один из ключей решения проблемы. Нам нужно найти способ стать для них несъедобными… не превращаясь в них самим.

- Насколько избирательны? – деловито поинтересовалась Кими. – Судя по тому, что вы с Ирвином целы, мстительные северяне предпочитают пожирать кантинских?

Кими хихикнула.

- Прости! – извинилась она перед Кайлом. – Не могла не съязвить. Я знаю, что ОСД очисток не держит, и вы вояки высшего класса.

- Ирвин – совсем не вояка. – усмехнулся Кайл. – Но я видел его в бою, держаться подальше от неприятностей, практически чуя нутром их приближение он умеет невероятно хорошо. А то, что всё нынешние заражённые – кантинские – чистая правда. Ну, исключая северных, конечно. Так что, пока можно сказать, что есть пожираки предпочитают людей, эльф, сырые овощи и… прутья клеток. Ещё одна из них пыталась выхватить у меня копало.

- Что? – переспросила Кими.

- Такой… инструмент, с помощью которого мы пытались её накормить.

- Накормить. – недоверчиво помотала головой омильская правдовичка. – Интересная у вас тут жизнь.

- Присоединяйся. – улыбнулся Кайл.

- Уже! – развела она руками. – Сандра. Пойдём, я покажу тебе где мы остановились.

Она повернулась к начальнице.

- Пойдём. – отозвалась та. – Мне не помешает отдохнуть перед тем, как мы с Кайлом протопчем полгорода, соображая, как лучше организовать укрепления.

- Может, вовсе завалить к гнусам здесь все подходы к городу с низин? И пусть их съедят морские монстры или испепелят лиманки! – неподобающе весело для подобного места и обстоятельств звонко хлопнула в ладоши хохотушка Кими.

Ей хоть что-то может испортить настроение? Едва ли.

- Нельзя всё сваливать на лиманских ведьм. – полушутливым назидательным тоном отозвался Кайл. - Они нам потом припомнят. Да и на монстров тоже. Это нечестно.

- Ладно. – нехотя согласилась жизнерадостная омиллька и опять обратилась к шефе. – Кантинская администрация нам размещение оплатит?

- Да, как компенсацию за нашу помощь. И обеды.

- Ох ты. Вот это хорошая новость. Поедим как следует, если нас самих тут не съедят. – бодро ответила Кими.

Все хохотнули.

- Пойдёмте отсюда? – поёжилась Хелаку. – Мне после рассказа Ирвина не по себе.

- Мне тоже. – согласился Халлион. – Особенно, когда ты начинаешь понимать то, что это не какие-то чудовища, а бывшие осознанные и чувствующие существа и, как храмовый лекарь с многосезонным стажем сразу начинаешь думать о том, можно ли это излечить. И как. Или предотвратить.

- Все мы думаем о том же. – кивнул Кайл. – И будем работать над этим.

Они вышли из здания Участка Порядка на улицу.

- Приходи к нам отметить наш приход в город. – предложила Сандра Кайлу. – Расслабишься. Поболтаешь с ребятами. Они будут рады. Приходи завтра. Сегодня, я думаю, все устали и провалятся в сон, как в бездну.

- Приду с удовольствием! – радостно принял приглашение праймовец. – Я был очень рад сегодня пообщаться с тобой, познакомиться немного поближе с Хелаку и Халлионом и выслушать несколько шуток Кими. Жажду продолжения. Где вас поселили?

Кайл чувствовал на лице и внутри давно забытое разливающееся тёплое ощущение. Он искренне широко улыбался и был практически счастлив.

- В северной части. Забавно, но как раз неподалёку от тропы из низин. Видимо, чтобы далеко не бегать при нападении. – ехидно улыбнулась Сандра. – Встретимся завтра по поводу стены и размещения инфицированных. Я сегодня над этим поразмыслю.

- И я. Я пойду. Мне не терпится почитать отчёты и заметки Ирвина.

- Да. Давай, до завтра.

Кайл, выжгя своё донесение и приложив его к ранее написанному Ирвином, снова лёг спать. Только теперь спокойно. И без кошмаров.

VIII. Ход эллогос.

Большинство льюс были заняты своими делами по обустройству, что совершенно не мешало большей части из них участвовать в общей, бывшей бы неслышной для уха человека, беседой.

- Может ли быть так, что Гаэлль само отделилось от нас и не желает беседовать?

- Да всё может быть. Но оно могло бы потрудиться высказать недовольство до этого. Или высказать претензии. Я не знаю, что и думать.

Временный лагерь эллогос был уже практически обустроен. Оставались мелкие штришки для привычного для эллогос уютного комфорта, в котором они не собирались отказывать себе даже в полевых условиях.

- Я тоже. Разведкоманда не нашла ничего, что помогло бы начать поиски или выдвинуть правдоподобную версию исчезновения.

- Ещё и большей частью сама не вернулась. Они, признаться, сильно удивили меня, вначале утихнув, а потом начав перерождаться. Хотя, мне казалось, что после внезапного нападения орды незримых агрессивных существ сюрпризы в карманном плане этого мира должны были бы уже закончиться.

- Сюрпризов у этой Вселенной бесконечное множество и, похоже, ей их не жаль раздавать. Только в последнее время она уж как-то слишком щедра на загадки. Незримые. Неясные причины, приведшие к перерождению части разведкоманды, подошедшей ближе всего к нашим землям. Это их последнее предупреждение, о том, что не стоит сюда ходить… Вопросов теперь ещё больше, а ответы мы узнаем не раньше, чем они подрастут достаточно, чтобы вновь научиться общаться.

- Да уж. Кстати, новенькие… предыдущие новенькие. Переродившиеся перед нашей разведбригадой, скоро подрастут. Совсем новенькие. Ранее не появлявшемся среди эллогос. Мне ужасно интересно, кто они и откуда.

- Мне тоже. Ещё одна загадка. Я уже и забыло про них… со всем этим изобилием.

- Кто будет чай?

- Я! Я! – возникла стайка голосов.

- Сбор на чайном месте.

Где-то у озера одно льюс начало петь вслух. Песню тут же подхватило несколько голосов и вскоре всё пространство вокруг заполнилось прекрасной песней. Не до пения было сейчас только Эйлинн.

- Даллис, разведкоманда два. Что у нас там в лесах за ситуация с незримыми нейями?

Даллис и Стеллис с ещё несколькими льюс собирали информацию о происходящем в лесу около спуска к низинам.

- Замечены! – ответило Даллис. - Не очень много, но есть. Начинают доходить и до сюда и, вероятно, посещают и поселение димов.

- Насколько ней, много в лесу?

- Сложно оценить. Их же не видно, пока они близко не подойдут. Пока подошло не очень много, но всё же, мне кажется, что за ситуацией в лесах лучше следить, пока это всё вновь не оказалось слишком близко к нам и уже очередному нашему лагерю.

- Согласно. Только как мы будем за ними следить? Наблюдать за невидимыми?

- Придётся прочёсывать лес. – голос Даллис звучал озадаченно. – Чем я сейчас и занимаюсь. Не знаю. Ничего умнее мне сейчас не приходит.

- И неплохо бы всё-таки изобрести способ видеть их хотя бы с чуть большего расстояния.

- Надо настроить на это дело Айслинн. Айслинн, ты приснило что-нибудь по поводу умертвляющей вещи в наших землях?

Айслинн обладало нередкой для эллогос, но отточенной до мастерства способностью бродить в мире в теле сновидения. Способность была нередкой, но мало кто кроме это льюс умел настроиться на конкретную точку в пространстве-времени. Иногда и само Айслинн не могло. И, зачастую, не могло сказать точно, не вспоминая каких-то мелких деталей, на что конкретно и на какой момент оно настроилось. Потому голос льюс звучал сейчас неуверенно.

- Что-то получилось поймать. Но я, как всегда, не знаю точно, что именно. Мне удалось настроиться на наше Место Ясных Снов и переместиться к нему. Всё, что я увидело - это неясную гадостную дымку от какого-то зловредного непонятного заклинания, дающего какой-то странный привкус, и ощутило, побродив в сонном теле вокруг Места, что… даже слабых огоньков ней там больше нет.

- Значит ли это, что нейи ушли дальше?

- Возможно, они не ушли… - неопределённо протянуло сновидящее льюс.

- Как это?

- Мне сложно сейчас передать тебе это чувство, но я попробую.

Вся не поющая часть эллогос, обсуждающая этот вопрос напряжённо прислушалась к ощущениям, передаваемым Айслинн.

- Я видело что-то подобное в димских и валльских городах. – вставило Линн. – Мы все это видели.

- Да, - согласилось Эво. – Только оно было не такое тёмное.

- И что это.– нетерпеливо встряхнуло общий эфир Даллис. - Не томите.

- Сброшенные оболочки. Похоже на сброшенные оболочки валлов и димов.

- Скорее, димов. – уточнило Линн. – Темновато для валлов.

- Да и для димов темновато. – хмыкнуло Эво.

- Значит, нападавшие тела ней… прекратились? – уточнило Тесселинн.

- Прекратились, похоже, совсем. – Айслинн, кажется, устроило объяснение происходящего от Линн и Эво. – Похоже по ощущениям на то, да.

- Давайте сначала. – предложило Эйлинн. – На наши земли нашла орда ней. На пещеры хэллей, как выяснилось, тоже. В их обиталищах появляется какой-то ядовитый газ, отправляя в круг перерождения хэллей и устраняя ней. Затем и на наших землях происходит, как я понимаю, что-то подобное. Интересно?

- Интересно! – послышался хор слушавших рассуждения льюс голосов.

- Вот и позависаем на досуге. Может кто-то и сможет вытащить решение из кармана вариантов. Ещё… хорошо бы узнать, с какой стороны подступиться к решению всего этого.

- Думаю, к прочему просто рано подступаться. – рассудило Тесселинн. - Многое нам смогут подсказать подрастающие. Торопиться некуда.

- Это да. Всё время Вселенной в нашем распоряжении для решения этих любопытных задач. – согласилось Эйлинн.

- А я знаете, чему я радо? – наполнило звонким смешком пространство только что переставшее петь Деа. - Как удачно, что хэлли завалили свои пещеры! Сейчас проблем было бы гораздо больше! Хоть мы бы их и не увидели.

- До поры до времени. – хмыкнуло Даллис. – Во всяком случае, вы бы увидели их просто несколько позже, чем я. Мне тут удалось увидеть и перехватить несколько ней по пути к людскому поселению.

- Вдвойне удачно то, - не унималось Деа. - Что пещеры хэлли завалили после нашей эвакуации через их гору! А не до нашего побега.

- Или во время него! – поддержало веселье Эйлинн.

- Кстати о побеге. И о тех, для кого он не вполне удался. – в разговор встряло находившееся в разведкоманде далеко от общего лагеря Стеллис. - Тимо уже проклюнулось из земли?

- Да. Я за оно сейчас наблюдаю.

- Отлично! Скорее бы оно выросло! – удручённо вздохнуло Стеллис. - Мне не терпится. В такое презанятное, если не сказать трудное время, очень не хватает ободряющих песен Тимо.

- Да уж. Будем пока петь старые.

- А мне не хватает идиотских выходок Лиа. Её растяпство так заразительно!

- Придётся нам пока самим серьёзно браться за это нелёгкое дело и начинать совершать что-то бестолковое. Пока не проросло единственное существо, делающее это мастерски и со знанием дела.

- Придётся. С чего начнём?

- Я не знаю. Для этого надо думать, как Лиа.

- Упаси Вселенная.

- Тогда и начинать не будем.

IX. Ход людей. Героиня Сандра.

Наконец-то Сандра принялась за то, что умела действительно хорошо. За организацию.

Предыдущим вечером она написала депешу для своих, с описанием текущей ситуации и сообщением о том, что задержится. И приложила ноту для ОСД к отчёту Кайла.

Пришло время заняться стеной и организацией обороны в целом. Начальница храмов была готова к тому, что местные службы порядка будут сопротивляться навязанным извне рекомендациям. Потому действовать она решила через старосту. Подготовить пакет с решениями и передать для исполнения местным властям. Ей некогда возиться с капризными кантинскими участковыми, какими она помнила их со времени своего прошлого визита сюда, и ожидать, пока они пройдут свой нелёгкий путь от гнева до смирения.

Сандра не спеша перекусила тем, что осталось от её вчерашнего шикарного ужина, запив всё это тем самым потрясающим, подсказанным Кайлом, ягодным соком, который был великим её открытием в этот раз. Надо будет взять его с собой побольше перед уходом и узнать, что это за ягода. Вдруг и в их части леса растёт что-то подобное. Если, конечно, кантинские не вывели её специально или это не часть их северного «наследия», того, что принесли при исходе из северных земель их предтечи. Сок был настолько вкусным, что Сандра не смогла поделиться со своей командой ничем, кроме впечатления и указанием местоположения таверны, где можно было его попробовать.

Покончив с завтраком, она, хоть и усталая после вчерашнего перехода, но, бодрая, полная решимости и готовая к действиям, вышла из их временного местообиталища и отправилась за Кайлом. Им предстояло обойти почти весь город, решая, где пройдёт стена.

Сегодня они сделали это практически молча, потому как Сандра больше размышляла, чем говорила вслух. А поразмыслить было над чем.

Смущало её то, что город довольно велик. Он состоял не только из домов, как Прайм или Омилл, но и из полей, расположенных прямо в городе и между домами. Весь стеной не объять. На самом деле, если опасность будет велика, и ситуация будет ухудшаться, хорошо бы эвакуировать отсюда всех, кто не ополчение. Хотя бы на время. Окончания нападений или строительства стены, если всё это растянется надолго и им теперь придётся жить с этим постоянно. Эвакуировать Кантин насовсем едва ли получится без ущерба для всего материка. Столь плодородных земель, как здесь, больше нигде нет.

Местное сочетание из аграрных талантов кантинских и особенностей почвы было критически важным для всех и кормило большую часть населения материка. Даже с учётом сохранения, работающих на полях, даже временная потеря самих полей будет катастрофой. Уж не говоря о том, что сами кантинские не согласятся. Они словно тоже врастали в эти земли и покидали их, насколько она знала, крайне неохотно даже на время. Их общая с Кайлом знакомая и её сотрудница Ами была едва ли не единственной известной кантинкой, которая сделала это охотно и добровольно.

Обойти город было хорошей идеей. Потому как на карте всё выглядело одним образом, а на местности совершенно по-другому. Настолько, что хоть новую карту рисуй. Со времени создания старой прошло довольно много времени, и никто не потрудился подновить её. За это время формы градообразующих кантинских полей изменились, на их краях выросло множество хозяйственных и не очень построек, некоторые из старых домов были демонтированы и на их месте возвышались новые, зачастую большего размера.

Путаница. Храмовница задумчиво методично отмечала изменения на своей копии карты. Она не собирается составлять новую карту города. У неё нет на это времени сейчас. Одно ясно точно. Стену надо начинать с северной части и вести между домами, но так, чтобы создать контролируемую зону вбега в город, а не рассеять их ещё больше. Конечно, вечноголодные, идя с севера, могут пробираться по многим тропкам, но та, которая вела снизу к городу и привела в своё время кантинскую часть древних северных на их нынешнее место обитания, была, если верить картам, была самой пологой и широкой.

Картам, после сегодняшних блужданий и открытий, Сандре хотелось верить всё меньше и меньше. Начальница храмов перевела взгляд на агента ОСД, который всё это время молча шёл рядом, погружённый в свои мысли. Общество Кайла тем и было всегда приятно, что с ним можно было и поговорить, и помолчать с одинаковым удовольствием.

- Они не найдут ресурсов оградить всё это. Или, во всяком случае, это будет долго. – прервала молчание омиллька. - Надо организовывать патрули по всему городу. В большем количестве, чем сейчас. По крайней мере, пока строится стена.

- И завалить пространство между домами здесь не получится. Где-то расстояния между строениями маленькие, а где-то – просто огромные. Мы с тобой, мысля праймскими и омилльскими мерками совершенно не учли кантинские реалии.

- Верно. Пффф… - Сандра сделала Кайлу знак остановиться и села на землю. – Мои ноги!.. Омилл я бы шустро изолировала от окружающей опасности при необходимости. Возвращаемся обратно к тому же, с чего начали. Как оградить не ограждаемое. Патрули – раз. Перехват бегущих и укрепление с северной стороны – два. Интересно, бегут ли они в сторону Прайма? Или сразу сворачивают в Кантин?

- Думаю, мы скоро об этом узнаем. До сих пор не доходили. Впрочем, они и до Кантина дошли относительно недавно. – Кайл сел рядом. – Знаешь, о чём я подумал, вспомнив недавнее нападение?

- Мммм? – вопросительно промычала храмовница, разминая руками свои гудящие ступни.

- Нам нужны инструменты. Как у кантинских. Больше инструментов с длинными древками и острыми концами. Как раз таким я и отбивался, не позволяя пожиракам приблизиться. И, думаю, большинство из тех кантинских, что не были укушены, использовали что-то подобное. Если мы модифицируем инструмент под свои нужды, то мы получим оружие.

- Ещё можно сходить в музеи, посмотреть, как выглядело старинное. А то я из университетских курсов ни листа не помню. – она выдохнула и вытянула ноги. - Думаю, это нам поможет. И нам нужен прочный вид глины.

- И лёгкий. А то я так умахался этой кантинской инструментиной, что потом два света продрых. Как они ими сами-то машут.

- Не так резво, наверняка. Да и с перерывами. Не думаю, что их культивируемые растения на них столь же яростно нападают. Хотя, может мы чего-то не знаем о кантинских реалиях. Они тут довольно скрытные.

- Кстати, да, скрытные. Ты знала, что у них тут тоже странное нераскрытое дело повисло?

- Вот как?

- Да. Кто-то топтал поля и крал инструмент. Это, конечно, не покушение на агента ОСД и исчезновение в половины команды омилльского Места Правды, но всё же довольно заметное событие.

- Да уж. – покачала головой Сандра, вспоминая недавние странные события. – Пить охота. Пойдём, сходим оценим объём работ с северной стороны. Там уже можно начать что-то делать. И заскочим за тем соком. У меня как раз водоёмкость опустела. А может и перекусим где, думаю, к тому времени мы уже вполне себе проголодаемся.

Они встали с земли и Сандра, быстренько сориентировавшись, поковыляла в сторону севера города.

- Посидишь – совсем что-то делать трудно. – посетовала она.

- Потому что надо полежать и отдохнуть после такого перехода.

- Некогда. – отмахнулась она. - Вернусь в Омилл – там полежу. Буду все распоряжения по организации обороны давать лёжа.

- А на осмотр укреплений тебя пусть носят. Прямо с лежаком.

- Да кто этим заниматься будет.

- Благодарные городские.

- Дождёшься от них, как же. Не пришли жаловаться на то, что мы очередной местный обменный конфликт слишком медленно разбираем, и на том спасибо. – состроила она язвительную гримаску.

- Это как всегда.

- Слушай, приходи сегодня вечером, соберёмся все вместе, посидим где-нибудь.

- Отличная идея.

Она расходилась и перестала прихрамывать. Теперь они с Кайлом просто шли решать очередную логическую задачку на севере города, и она вновь чувствовала лишь безмятежность и уверенность в том, что все проблемы решаемы, и что они со всем справятся.

X. Ход людей. Герой Кайл.

Кайл шёл не спеша рядом с уже переставшей шаркать ногами Сандрой. Последствие спешки. Она очень торопилась вернуться обратно в Омилл. Но, тем не менее, всё ещё оставалась здесь, чтобы помочь ему и Кантину. И это было хорошо.

Они просто шли и не спеша болтали, как будто никаких страшных дел ни в округе, ни в ближайшее время не происходило. Они просто зачем-то встретились в Кантине и решили после прогулки, по своему обыкновению, завернуть в какое-нибудь симпатичное заведение, чтобы обставиться там тарелочками и горшочками с ароматным содержимым и продолжить приятную беседу в хорошей компании. За эти два неполных света Кайл, несмотря на внутреннее сопротивление, изрядно расслабился и весь ужас происходившего с ним ещё совсем недавно, потихоньку начинал замыливаться и отходить на задний план. Он просто шёл рядом и смотрел по сторонам. Правда, чисто автоматически примечая весь попадающийся им по дороге инструмент. Нужно было определиться с оружием.

Они дошли до северной части города и тут его отвлекло восклицание Сандры.

- Что это?! Смотри!

Сандра указала на фигуру у домов в одежде северных. К той уже неслась кантинка со своим трудовым орудием наперевес. Кайл побежал к последнему виденному им по дороге инструменту. Не зря смотрел, всё-таки. Он схватил что-то подходящее, чему он не знал названия, но сейчас это было не важно. Позади послышались звуки падения. Видно, атака местной не увенчалась успехом. Кайл уже бежал в сторону баталии, стараясь догнать Сандру. Кантинка, оказавшаяся на некотором расстоянии от атакуемого ей существа, уже пыталась встать. Сандра, бежавшая к вечноголодному с боевым заклинанием наизготовку, вдруг отлетела от атакуемого объекта. Кайл понял, что произошло с кантинкой, уже поднявшейся на ноги и продолжившей атаку. К той уже присоединились другие, группа из четырёх вооруженных людей бежала к непрошенной гостье. Подбежав ближе, Кайл увидел, что это средних лет женщина с растрёпанной седой копной волос. И… Что-то тут было не так. Очень не так.

«Это неправильно.» - услышал он внутренний голос. – «Пожираки не ведьмуют.»

Точно. Она живая! Грязная, растрёпанная, смертельно усталая, но взгляд её глаз был осмысленным и полным боли. Кайл резко развернулся.

- Прекратите атаку! – крикнул он на кантинском.

Агентъ быстро отпрыгнул в сторону, отдёрнув за собой северянку, они еле успели увернуться от пролетевших по инерции, несшихся с большой скоростью и тяжёлыми инструментами и не сумевших остановиться сразу, опешивших кантинских.

- Что? – послышался удивлённый возглас Сандры.

Храмовница уже была на ногах в боевой стойке. Кайл пытался отдышаться. Начинать говорить и объяснять надо было быстро.

- Она живая! – агентъ вскинул руки. - Пожираки не ведьмуют!

Все обернулись на северянку.

- Всё равно она опасна. – выдохнула подбежавшая кантинка. – Она перекинется.

- Я запру её в клетку… - выдохнул Кайл. – Не нужно её убивать.

- В клетках нет мест. – возразил, поднимая упавший инструмент, один из атаковавших северянку ополченцев. – Давайте изгоним её! Она ведьма.

Кантинец резко шаркнул ногой в знак презрения.

- Нет! Ни в коем случае. Найдём выход. Она – ценный источник информации с севера, который я давно ждал. Я оставляю её здесь под свою ответственность. Считайте её частью нашей команды.

К Кайлу вернулась способность говорить. Сандра кивнула.

Агентъ обернулся. Новых атакующих не появилось. Северянка всё ещё была здесь. Только бессильно осела на землю, поняв, что атак больше не будет. Она сидела на земле, устало склонив голову. Стычка забрала остатки её сил.

Кайл осторожно приблизился. Одежда пришелицы была в засохшей крови. Её или чужой – пока было не совсем понятно. Они с Сандрой сделали ещё пару шагов к северянке. Надо было помочь той подняться и уйти отсюда, пока не набралась критическая масса кантинских, которая может настоять на том, чтобы выкинуть потенциально опасную представительницу недружественного северного народа из города. Кайл знал, что кантинский, омилльский и праймский языки, да и культура, являются потомками древнесеверной, но он не знал ни слова на северном.

Он аккуратно дотронулся до испачканного грязью и кровью плеча северянки. Та вздрогнула и, вскинув голову с копной седых волос, быстро подняла на него взгляд. Сложно было сказать, сколько ей было сезонов, но она явно была немолодой.

Кайл жестами показал, что им нужно уходить. Та вздохнула и, с помощью Сандры и Кайла, встала. Они побрели в сторону храмов. Нужно было решить, где разместить их неожиданную гостью. И как получить от неё информацию. Лиманских в округе, насколько агентъу было известно, в последнее время не появлялось. Они вообще крайне редко появлялись в этих местах.

- Где мы её разместим? – озвучил свою мысль Кайл. – Мне не хочется толкать её в клетки к пожиракам. Даже размещать в клетках рядом. До этого мы это делали только с явно укушенными и заражёнными.

- Надо осмотреть её. Есть ли укусы на ней. – покачала головой Сандра.

- Есть. – послышался ответ.

Вояки чуть не подпрыгнули от неожиданности и и не выпустили из рук опиравшуюся на них северянку. Потому как ответ исходил от неё.

- Укусы есть. – слабым голосом произнесла она. - Старые. Уже не важно.

Северная говорила с сильным акцентом и односложно, но она явно понимала омилльско-праймскую смесь языков, на которой привычно говорили Сандра и Кайл, и могла им ответить.

- Мы изолируем… отделяем укушенных. Понимаешь? Тебя надо будет поместить где-то отдельно.

- Понимаю. Но я - уже не страшно. Страшно только устало. – уже еле слышно выдохнула та.

Кайл усмехнулся. Пытается шутить. Даже в таком состоянии.

Ей бы сейчас поспать и привести себя в порядок, а не сидеть в клетке. Агентъ, рассадивший до этого по клеткам уже немало кантинских, чувствовал явное нежелание применять ту же меру к немолодой северянке, по отношению к которой он чувствовал какую-то симпатию и сочувствие.

- Может, запереть её в одной из комнат нашего с Ирвином дома? Или в каком-нибудь хозяйственном помещении. – продолжил размышлять Кайл.

- Можно и в доме, где мы поселились, найти место. – предложила Сандра.

Обратилась храмовница уже к северянке, пытаясь строить односложные предложения.

- Нам придётся тебя привязать. Ограничить движение.

- Как нужно. Только не смерть. – устало ответила та. - Я не затем дошла здесь, чтобы быть убит.

Кайл и Сандра усмехнулись.

- Нет. Никто больше не будет пытаться тебя убить. По-крайней мере, пока ты не станешь пожираком. – заверила её храмовница. – А я с тобой вообще больше связываться не стану. Если ты из остатка сил так людьми кидаешься…

- Хорошо.

Северянка явно поняла только первую часть сказанного.

- Давай отведём её в мой дом. – предложил Кайл. – Ирвина, если что, на время можно будет переселить к вам. Будет безопаснее, если контактировать с ней сейчас будет меньше народа. И, хорошо бы найти лиманку-переводчицу.

- Я могу забрать северянку с собой в Омилл, когда буду уходить. Там встретить лиманку гораздо проще.

- Там посмотрим.

Они медленно дошли до дома, где жили Кайл и Ирвин. Лаборанта дома не было.

Сандра разместила северянку в кресле, которое недавно нашла комфортным сама и повернулась к Кайлу, стоявшему в задумчивости.

- Ей хорошо бы сейчас помыться и переодеться. Только я не вижу у неё никакой сумки с вещами. И… - Сандра обернулась к северянке. - … она уже спит.

- Обустрою под нее пока свою комнату что ли.

- А если она трансформируется?

- Кровь на ней давно засохла. Трансформация обычно происходит через свет-два. Если бы она должна была трансформироваться, то, наверное, уже бы сделала это.

- В любом случае, нужно её как-то закрепить. По твоим словам я поняла, что трансформация происходит внезапно, даже для самих трансформирующихся.

- Это да. Надо сообразить, куда её переместить.

- Нам придется разбудить её, чтобы переместить.

- Для начала нужно всё обустроить. В таком возрасте наверняка хочется комфорта, а не носиться от вечноголодных и спать абы где на деревянном лежаке.

- Да уж. Но отшвырнула бабуська меня и ту кантинскую довольно бодро. Сил у неё ещё ого-го.

Они перевели взгляд на спящую, чьё тело бессильно «растеклось» по креслу, и копна седых волос рассыпалась по ручке кресла, на которую сползла её голова.

- Мне не терпится её расспросить. Вдруг она сможет что-то рассказать нам сверх того, что поведали тебе те северные. Судя по тому, как она выглядит, пробыла она в их землях дольше и потрепало её изрядно. Возможно, она больше видела.

- Это если она сможет рассказать что-то сейчас, без перевода. Удивительно, что она вообще знает слова на наших языках. Правда, на всех вперемешку, но знает.

- Спросим, когда проснётся. Еще неплохо бы спросить мнения Ирвина относительно его предполагаемой временной смены места обитания. Давай в любом случае займём мою комнату. Посплю какое-то время на полу в комнате Ирвина или обустрою потом себе место в кладовке. Разберёмся. Сейчас нужно беречь наш источник информации. Я уже и не надеялся, что мне попадётся кто-то из северных. Те две группы, что прошли, уже ушли

- Нужно раздобыть одежду для неё. Она ниже меня ростом и тоньше. Примерно комплекции Рейлин. Пойду, попробую выменять что-то похожее в лавке одежды. Тебе нужна помощь с обустройством комнаты для неё?

- Нет. Мне нужно будет только переместить свои немногочисленные вещи.

- Хорошо. Ну, я вернусь с едой и одеждой для неё в любом случае.

Сандра ушла. Кайл отправился во двор, взял из сарая большую пыльную корзину, отряхнул, и вернулся в свою комнату, принявшись собирать в неё свои вещи. Пока он может просто поставить их в углу комнаты, а одежду аккуратно развесить… где он развесит одежду? Кайл задумчиво перешёл в соседнее помещение. Здесь не было ничего похожего на перекладину с карманами для одежды. Ирвин к своему внешнему виду был не столь требователен, потому его брюки и балахоны висели на стульях, креслах или краях кровати, в общем там, где он их сбросил перед тем, как свалиться спать, мгновенно вырубаясь от усталости. Он увлечённо работал и не мог построить свой график так, чтобы распределить напряжение более-менее равномерно. Впрочем, в последнее время и сам Кайл не мог этого сделать.

Со стороны кресла, где спала северянка, до него дошёл тихий звук, который, однако, заставил его попятиться в ужасе.

Это был рык. Не храп. Ни что бы то ни было ещё.

Это точно был тихий рык, подобный которому он слышал ранее… от пожираков. Агентъ начал пятиться, высматривая пути к отступлению. Если женщина сейчас трансформируется, в закрытом помещении ему будет точно некуда скрыться.

Парой ловких и тихих прыжков он оказался у двери и на улице. И осел там на землю. Надо что-то делать. Запереть двери для начала. Дом они с Ирвином потеряли, это был его просчёт. С чего он решил, что укушенная северянка не трансформируется так же, как и все остальные до этого.

Надо будет придумать, как заполучить дом обратно. Впрочем, обратно он достанется им автоматически через пять-семь светов. Когда их единственный доступный сейчас источник информации о произошедшем на севере и происходящем в пустошах умрёт.

Кайл приуныл. Он заглянул в окно. Северянка мирно спала. Агентъ подпер дверь найденным в сарае поленом и хмуро сел на другое притащенное им дожидаться Сандру.

Та появилась спустя недолгое с довольным видом.

- Мне удалось достать несколько чудесных удобных экземпляров местного текстильного творчества! Я даже себе парочку захватила. Я давно присматривалась к местной одежде. Не сказать, чтобы изящная. Но зато широкая. Удобная. Много карманов подо всё, что нужно рабочим людям. И тут – счастливый случай. Грех было не воспользоваться. Думаю, наша гостья тоже будет довольна.

- Ох, не знаю. – Кайлу очень не хотелось разочаровывать радостную омилльку. – Сандра. Она рычит. Рычит, как пожирак.

- Она проснулась? – встрепенулась служака.

- Нет. Она рычит во сне.

Лицо храмовницы сменило выражение на беспокойное. Она быстро заглянула в окно.

- Хм. Это точно… рык? – Сандра неожиданно хихикнула.

Но, при взгляде на хмурое лицо Кайла её веселье улетучилось.

- Точно. – серьёзно ответил тот. – Такой же, какой я слышал при последнем нападении пожираков.

- Плохо дело. – Сандра села на полено, принесённое Кайлом и задумалась. – Надо её привязать?

- Или подождать, пока умрёт. – сокрушённо добавил Кайл, опускаясь на другой конец деревяшки, рядом с Сандрой и охватывая руками голову.

Храмовница задумалась, непроизвольно прижимая к себе сумку со своей сегодняшней добычи из лавки.

- Пока спит можно связать. Или быстренько отнести в клетки к остальным. Может, одна из клеток уже освободилась.

- Да. Так оставить точно не получится. Пришлось бы как-то баррикадировать двери и окна. Они с лёгкостью сжирают и прошибают всё, ты бы их видела. Как если бы за этот короткий период они использовали все силы, отмеренные им до конца жизни.

- Так. Давай решать, что делать. Пока она… - Сандра вновь заглянула в окно. – … Спит. Она точно трансформируется?

- Я не знаю. Механизм пока не до конца изучен.

- Слушай. Ты посиди подежурь, я пойду сгоняю к храмам, посмотрю, что у нас за ситуация с клетками, пригоню сюда кого-то подежурить на замену тебе… И мы пойдём с тобой решать проблему по заражённым. Куда их девать в принципе. Хорошо?

Храмовница бодро встала.

- А сумку с одеждой я пока закину к себе. – добавила она. – До выяснения обстоятельств.

- Отличный план. – улыбнулся Кайл. – Жаль северную бабуську.

Он грустно вздохнул.

- Очень жаль. Не грусти. – Сандра похлопала его по плечу. – Сейчас главное – выпутаться из всего этого.

- Точно. – кивнул Кайл.

Он, всё ещё прибывая в задумчивости, посмотрел, как уходила Сандра. Затем встав, посмотрел на их потенциальную пожираку. Та продолжала мирно спать.

XI. Ход людей. Героиня Сандра.

Сандра решила немного изменить объявленный Кайлу маршрут. Сначала она пойдёт пригонит кого-то из ребят на дежурство и оставит дома счастливо приобретённые вещи. Жаль, что северянке не понадобится то, что она приобрела, но, вероятно, Рейлин не откажется от гостинцев. Храмовница дошла до съёмных помещений, где проживала её бригада. Оставалось надеяться, что эти, такие же как и она сама, жадные до еды и впечатлений обалдуи не отправились в таверну или гулять по округе, пользуясь удачно подвернувшимся свободным временем.

«Обалдуи», на счастье, были на месте. Но, по их виду можно было заключить, что уже собирались куда-то. Предстояло подпортить им грядущее мероприятие. Это не доставляло Сандре ни малейшего удовольствия.

- Дейвин. – обратилась она с ходу к одному из команды. – Иди к дому Кайла, нужно подменить его и подежурить.

- Ммм. Это надолго? – разочарованно прогундел Дейвин.

- Я пока не знаю. Будь осторожен, внутри помещения возможно трансформировавшаяся или трансформирующаяся.

- Ого!

- Ага. И скажи, пожалуйста, Кайлу, чтобы шёл к храмам.

- Хорошо, пошёл.

- Кими и Вайоми. Идём к храмам, вы мне, возможно, понадобитесь.

Служивые кивнули.

- Остальные – водите ушами. Не давайте Лейви долго спать. Кайл говорит, нападение пожираков может произойти в любой момент. Обычно они приходят с северной стороны города. Вероятно, оттуда, где тропа.

- Почему бы просто не завалить эту тропу? – поднял старый вопрос Иржи.

- Потому что они начнут поступать непонятно откуда и неконтролируемо. Лови их потом по всей северной и центральной части материка. Здесь хотя бы удобное очевидное место. – выдала всё тот же старый ответ глава храмов.

- Выходящее прямо на полный людей город. – помотал головой Иржи. – Надо завалить проход хотя бы чтобы дать им здесь подготовиться. А лучше всех отсюда эвакуировать.

- Вопрос с эвакуацией староста завернул сразу. Говорит, что они сумеют отстоять город. И что будет голод по всему материку, если кантинские уйдут со своих полей. Тут он прав. – развела руками Сандра.

- Если не уйдут, то их сожрут здесь. И тогда вся эта масса людей побежит утолять свой голод дальше. – нахмурилась Кими.

- Иржи и Кими. С вами я согласна. В следующий раз я беру вас к Кантинскому старосте, потому как к моему голосу он не прислушался.

- Лучше давайте пойдём домой. – вздохнул Иржи. – Нам свой город нужно готовить к обороне. Там нам не нужно будет ни к кому лезть со своими рекомендациями.

- Опять твоя правда. – согласилась Сандра. – Я над этим как раз и работаю. Готовлю пакет рекомендаций. После чего пусть кантинские сами решают, прислушиваться к ним или нет. А мы пойдём решать свои проблемы.

- Что в пакете? – поинтересовался Халион.

- Одежда. У них здесь замечательная одежда. У меня между делами всё ноги не доходили до их текстильных лавок. А зря. Всем рекомендую.

Сандра отправилась в свою комнату положить сумку с покупками и выложить часть вещей из сумки, с которой она бродила по городу.

Когда она вернулась в общую комнату, Кими и Вайоми ждали её и уже были готовы к выходу. И они направились в сторону храмов. Дойдя, спустились в помещение тюрем, где их уже ждал с удручённым видом Кайл.

- Ну что? – спросила она сходу, оглядывая клетки и понимая, каков будет ответ.

- Пара заражённых умерло, но, так как их слишком много, клетки не освободились. Мы даже не можем вытащить трупы. Скоро здесь будет пахнуть ещё хуже, чем до этого. – быстро отрапортовал Ирвин, покачав головой.

Это было уже слишком. Сандра непроизвольно сжала кулаки.

- Смертность полная, Ирвин?

- Да, полная. До сих пор умирали все.

- Надо убить и этих. – решительно произнесла начальница омилльских храмов. – Плевать на статистику, плевать на исследования. Набегут новые для всего этого. Не набегут – хорошо. Нельзя допустить здесь… такое. Последующих привязывать к столбам где-то в особом месте… где будет тень и где можно будет снабжать их едой и водой. Возможно, в лесу или под каким-нибудь укрытием. Или в новоорганизованном исследовательском центре, если они планируют это исследовать. Но так… так, как сейчас, быть не должно. Думаю, староста со мной согласится. Я немедленно иду за ним.

- Думаю, рабочий день администрации уже закончился. – поцокал языком Ирвин.

- Тогда я иду к нему домой. Кайл. Ты со мной?

- Да.

- Знаешь, где живёт староста?

- Спросим по дороге.

И выйдя из зданий храмов, они решительно отправились на поиски. Расспросив местных, они выяснили, где обитает староста.

Староста жил в большом доме неподалёку от администрации. Добраться до него дома через расспросы всех его домашних о цели визита пришедших было едва ли не сложнее, чем добраться до него на его рабочем месте. Наконец им это удалось и Сандра, уже несколько раз объяснившая причину их появления в доме главы администрации всем любопытствовавшим родственникам, принялась объяснять её ещё раз уже искомому адресату.

Лицо старосты медленно изменяло своё выражение от недовольного к задумчивому. Сандра постаралась расписать всё в красках. От предложения прогуляться в тюрьмы храмов кантинец отказался, в целом с принятыми Сандрой решениями согласился и обещал подыскать место для новой точки содержания заражённых, где за теми смогут ухаживать родственники и персонал храмовых лечебных служб.

Однако, спросил, вспомнив о тех же самых родственниках заражённых. Что они скажут родным убитых?

Тяжёлый вопрос. Переместить уже активных пожираков сейчас не получится. Смертность среди них полная. Оставлять всё так, как оно есть сейчас, нельзя. Думаю, с этим все согласятся. Придётся действовать по сложившимся обстоятельствам и людям говорить всё, как есть.

Сандра и Кайл вышли от старосты с письменным разрешением на убийство всех, находящихся в храмовых камерах и с приказом о содействии для порядочников.

Храмовница испытывала смешанные чувства. Ей предстояло убить несколько человек, чего она не делала никогда. Убить кого-то ей пришлось лишь однажды, в самом начале своей карьеры. И это было для неё тяжким бременем. Долгое время отголоски того события преследовали её во снах и наяву. А сейчас… сейчас ей предстояло сделать что-то не идущее ни в какое сравнение с тем, что произошло в тот свет.

Судя по подавленному молчанию Кайла, он испытывал схожие чувства. Сандра уговаривала себя, убеждая, что это к лучшему. Что нельзя оставлять неизлечимо больных рядом с гниющими. Что всё происходящее ужасно неправильно.

Они дошли до храмов и, сделав жест сидевшим на улице Кими и Вайоми, спустившись до уровня участка порядка, молча предъявили ткани с распоряжениями старосты. Главный порядочник в ужасе поднял глаза от бумаг на них и, увидев их смертельно серьёзные и сосредоточенные лица, опустил глаза и быстро кивнул.

- Нам нужны острые орудия с длинными ручками. Достаточно острые, чтобы проткнуть и достаточно длинные, чтобы пожираки не дотянулись до нас. – стараясь, чтобы её голос звучал деловито, произнесла Сандра.

Кайл постарался описать тот инструмент, которым он при последнем нападении пользовался сам.

Участковые, получив распоряжения, отправились на поиски, а Сандра села на скамью, стараясь не думать о том, что ей предстоит сделать. Она просто была рада небольшой отсрочке.

Вскоре вернулись люди Участка Порядка с подходящими по описанию орудиями. Дальше тянуть было некуда. Сандра и остальные, взяв решительно отправилась в помещения тюрем.

- Подождите! – остановил всех Кайл, видимо, вспомнив свой недавний опыт. – Надо закрыть лица от брызг крови. И зажмуривайтесь. Не дайте им попасть на глаза.

Бригада вернулась в участок, все взяли по листу письменной ткани и затолкали себе за воротник, прикрывая лица.

Войдя в помещение она оглядела клетки. Находившиеся в них грызли прутья или просто следили за ней плотоядными взглядами, ожидая хоть малейшей возможности для атаки. Выхода не было. Пора было прекратить всё это. И быстро.

Она резко выдохнула и сделала быстрое движение, которому её учили в академии и который, как она тогда наивно полагала, ей никогда не придётся применять на практике. Она почти сразу же зажмурилась помня о том, что говорил Кайл.

Краем глаза она видела, что Кайл, Кими, Ирвин и Вайоми делают то же самое. По окончанию процесса, главная храмовница прошлась вдоль клеток внутренне содрогаясь и добивая шевелящихся. Через короткий промежуток времени все бывшие кантинские в клетках были мертвы. Стоит ли говорить, как тяжело ей далось это и в каком состоянии она сейчас находилась. Она сделала быстрый знак всем отправляться на выход, пока её не начало тошнить. Они, практически бегом и наперегонки поднялись на уровень отделения порядка и, под полными ужаса и отвращения взглядами участковых, поставили свои окровавленные орудия на входе в помещения тюрем. Такого кошмара эти стены и их служащие не видели никогда. Впрочем, как и сама омилльская храмовница и её отчаянная команда.

Сандра непроизвольно оглядела своих вояк. Лицо Кими приобрело нездоровый зеленоватый оттенок. Вайоми была смертельно бледна. Кайл тоже кое-как справлялся. Выражение лица Ирвина несколько отличалось от остальных, выдавая чувство облегчения. Он насмотрелся на это достаточно.

- Можно убирать. – мрачно доложила начальнику порядочников Сандра. – С осторожностью. Не подцепите это сами. Не дайте их крови попасть на раны и слизистые.

Хорошо, хоть им самим не надо этим заниматься. Команда вышла на улицу, извлекая из одежды письменные листы с брызгами крови.

- Вайоми, Кими, свободны. – выдохнула главная храмовница. – Можете отдыхать. Не буду вас обвинять, если вы захотите пойти куда-то, где подают выпить чего покрепче и завтра будете не в форме.

- Почему… почему нельзя убивать их сразу? – в застывшем металлическом голосе Кими явно читалось вся её опустошённость и внутреннее онемение.

- Потому что до того, как… это их накроет они выглядят как обычные кантинцы. – устало пояснил Кайл.

- Что ты делал с одеждой после нападения? – спросила Сандра агента. – Дезинфицировал?

- Я не знаю. – пожал плечами Кайл. – Что-то делал Ирвин. Я проснулся уже в чистом балахоне.

- Я хотел было выкинуть… - начал лаборант, но осёкся под грозным взглядом Кайла. – Но потом вспомнил, как мало у нас с собой одежды и замочил твою прямо в большом лабораторном чане с местным видом дезинфицирующего вещества.

- Вероятно, нам придётся сделать то же самое. – вздохнула Сандра. – У меня нет запасного форменного балахона. Вообще. Я как-то не подумала об этом до начала мероприятия.

- У нас с Ирвином вообще ничего нет. – вспомнил Кайл.

Осдшники переглянулись.

- Всё, что у нас было сейчас бдительно охраняет в нашем доме вот-вот трансформирующаяся северянка.

Ирвин издал нервный смешок.

- Блистательно. – ядовито прошипел он, хлопнув себя по бокам.

За всем этим они почти забыли о доме Кайла и Ирвина, внутри которого находилась последняя оставшаяся в живых проблема.

- Я полагаю, текстильные лавки сейчас закрыты. – задумчиво произнесла Сандра, даже обрадовавшись вдруг возникшим проблемам бытового характера, способным отвлечь от только что произошедшего. – Найдём вам что-нибудь подходящее из вещей ребят, пока проходит обработку ваша одежда. – Пойдёмте к нашему временному дому. Нам всем сейчас нужно переодеться.

Они устало и молча понуро зашагали в предложенном Сандрой направлении к месту обитания омилльских правдивых.

Молчание посреди пути вдруг нарушил погружённый до этого, как и все остальные, в свои мысли Кайл.

- Я не смогу… убить пожилую северянку.

Голос его звучал безжизненно, но за ним чувствовалась та же боль, что была ранее слышна в голосе Кими.

Сандра перевела на него взгляд. Это была опять та же уставшая копия Кайла с поникшей головой и осунувшимся лицом, которую она увидела только прибыв в город. А ведь ей казалось, что ситуация начала исправляться. И ведь она и её команда здесь именно за тем, чтобы помочь ему.

- Тебе не придётся. – постаралась утешить приунывшего агента храмовница.

Если это, конечно, было утешением. Ведь кому-то придётся разобраться и с северянкой в итоге. Действительно жаль. Ей и самой понравилась эта бравая боевая бабуська, несмотря на то, что первая встреча как-то не задалась, начавшись с потасовки. После которой, впрочем, времени пообщаться у них было тоже совсем немного.

- Ирвин, сможешь сделать для наших вещей то же, что сделал для одежды Кайла в своё время?

- Замочить в антисептике?

- Да.

- Смогу. – устало вздохнул Ирвин. – Только не уверен, что у меня есть антисептика в достаточном количестве. А за новым нужно идти обратно в храмы.

- Сейчас отправлю Халиана. Надо найти подходящую ёмкость и притащить воды.

Они дошли до временного пристанища омилльских правдивых и переоделись. Халион отправился в храмы за реагентъом, вещи были сброшены в натянутую на раму во дворе, найденную Иржи в складском помещении у дома ёмкость, Кими и Вайоми, переглянувшись и прихватив с собой Хелаку отправились в питейную. На сегодня с них было достаточно, нужно было отвлечься.

Они хотели было взять с собой Лейви, но у Сандры на ту были свои планы. Лейви должна была сменить Дейвина на посту у дома Кайла.

Лейви, пребывавшая на момент прибытия в Кантин не в лучшем состоянии, плохо помнила где находится временный дом агентъов ОСД. Ирвин вызвался её проводить, а Сандра и Кайл решили пойти вместе с ним, проверить, как дела.

Троица дошла до дома и встретила скучающего Дейвина, сидящего всё на том же полене, поставленном Кайлом перед домом.

- Как оно идёт? – осведомилась Сандра.

- Скучно. – ответил дежурный. – Северянка спит. И спит. И больше ничего не происходит. Она даже не пошевелилась. Она точно живая?

Сандра и Кайл недоумённо переглянулись. Действительно не мешало бы проверить, но никто не хотел превратиться в то, что они только что устраняли в здании храмов.

- Ладно, пойду я. – вздохнул Кайл. – В самом деле, не помешает проверить.

- Даже и не думай. – Сандра положила ему руку на плечо, удерживая от необдуманного поступка. – Какая разница, умрёт она светом раньше или позже. А вот способствовать твоей быстрой смерти при неблагоприятном стечении обстоятельств мне совсем не хочется. Нужно обустроить тут дежурный пост и прислать сюда Лейви на смену. Пусть пока наблюдают. А вы с Ирвином идите ночевать к нам. Место найдём, ребята только обрадуются. Ну те, кто уже не отправился в пивную. Этих, думаю, мы потеряли на пару светов. А остальные, наконец-то, смогут с тобой нормально пообщаться. Думаю, они по тебе тоже соскучились. Надо только будет заскочить в таверну и захватить еды и напитков… для уютных посиделок. Если, конечно, кто-то способен на посиделки… после всего произошедшего. Если нет – быстро поедим и ляжем спать.

- Я пока не пойму - способен я или нет. – устало вздохнул агентъ. - У меня желудок спазмит. И меня до сих пор лихорадит. Я скорее спать хочу. Ирвин?

Ассистент отрицательно мотнул головой.

- Вообще не думаю, что захочу есть в течение ближайшего большого цикла. – вздохнул агентъ. – То… что мы делали было ни разу не аппетитным. Но… Давай посмотрим по ходу дел. Сама идея интересная. Вот только кому-то из команды придётся постоянно дежурить здесь.

- А что делать? Есть варианты? – развела руками храмовница.

- Нет. – согласился осдшник. – Только ничего не хочется. Ни похлёбки, ни сока…

Он снова удручённо вздохнул.

- Хотя, нет, подожди. – удивлённо произнёс он. – Сока хочется. Да. И от небольшого количества кислой похлёбки, кажется, не отказался бы. А, может… и эля бы выпил. Глядишь, тошнить перестало бы.

Он напряжённо взглотнул. Сандра усмехнулась.

- Мне нравится твой настрой. Не теряй его. – похлопала она по плечу агента.

Её собственный аппетит тоже, похоже, надолго ушёл в отгулы, и о еде ей самой думать совсем не хотелось.

- А я бы от похлёбки и эля тоже не отказался. – подал голос Дейвин. – Я не успел поесть.

- Так иди! Свободен. Спасибо за дежурство. Лейви, не спускай с неё глаз. – распорядилась Сандра. – Очнётся – беги к нам докладывать.

Дейвин кивнул и удалился.

- Надо бы окна забаррикадировать. – заметил Ирвин, махнув головой в сторону дома. – Она ведь их высадит на раз, трансформировавшись.

- А если Кайл ошибся? – начала предположение Сандра.

Кайл вскинул на неё недобрый взгляд. Сандра сделала останавливающий жест рукой.

- Да, я понимаю. Ты слышал то, что слышал и не сомневаюсь в твоём опыте и правильности решения. – продолжила она. – Но давай просто предположим. Ты очнулся в неизвестном месте. Темно. Выхода не видно. Воды и еды рядом нет. Как-то не как-то, да?

- Да уж. – нехотя согласился Кайл. – А что делать?

- Подождать пока порядочники приведут в порядок тюрьмы. И, всё-таки, пересадить её в клетку.

- Она до этого много раз уже успеет трансформироваться.

- Сейчас она спит. – Сандра заглянула в окно. – Как мёртвая. Сколько продолжается инкубационный период?

- Свет, два. – ответил Кайл.

- Максимум три. – добавил Ирвин. – Если сопротивляемость велика, но потом болезнь всё равно берёт своё.

- Судя по ране на руке, которую я у неё видел, укус уже довольно старый. Ему не меньше света-двух точно. А то и малый цикл, я предположил бы.

Кайл устало опустился на бревно.

- Она давно должна была бы трансформироваться. – продолжил он. – Если, конечно, не получилось так, что она проспала свою трансформацию.

Кайл невесело усмехнулся собственной шутке.

- Кто знает, как болезнь проходит у северных. – пожала плечами Сандра.

- Да, северных у нас в клетках ещё не было. – согласился Ирвин. – Как-то… не доходили. Их отсюда прогоняют или убивают раньше.

- Традиция. – мрачно пошутила Лейви.

Все хмыкнули.

- Что, если она и правда не больна. Хотя и имеет укус и все характерные признаки? – вдруг воодушевлённо подскочил со своего деревянного насеста Кайл. – Это было бы первое существо, которое смогло излечиться! Вот это было бы открытие! Возможно, на основе её крови мы могли бы создать спасительную сыворотку… Если, конечно, она и в самом деле ещё жива там. Такие тяжёлые испытания в столь почтенном возрасте…

Праймовец покачал головой.

- Она же сказала тебе, что дошла сюда вовсе не за тем, чтобы умереть. – улыбнулась Сандра.

- Надо пойти проверить, как она! – сделал решительный жест осдшник. – Это так же поможет нам с Ирвином вернуть обратно наш дом и вещи. Или только вещи. Ирвин, я забыл у тебя спросить. Не переедешь ли ты на время к ребятам из Омилла? Или потеснимся здесь?

- Да перееду, конечно. – пожал плечами Ирвин. – Особенно, если мне удастся получить обратно мои вещи, и кто-нибудь поможет мне перетащить их. Я сейчас не в состоянии.

- Я забегаю немного вперёд… Сначала нужно оценить состояние нашей гостьи. Так, решено. Хлопнул в ладоши Кайл. – Осторожно заходим внутрь, проверяем, жива ли северянка. Потом – всё остальное.

Сандра напряжённо выдохнула, глядя, как Кайл убирает подпирающее дверь полено. Они с Лейви сжались в два готовых к атаке комка.

Агентъ быстро и тихо зашёл в дом, и они мгновенно просочились внутрь, заняв позиции по бокам от кресла, где мирно спала северянка, готовые действовать при малейшем намёке на угрозу для Кайла.

Осдшник тихо подошёл к спящей северянке и быстро проверил пульс на руке у той. Сандра внутренне напряглась, готовясь отбросить потенциальную пожираку. Но пожилая женщина даже не проснулась. Седые волосы, с запутавшимися в них листьями и колючками, всё так же лежали спутанным полотном, закрывая её лицо и спинку кресла.

Вояка на всякий случай всё же быстро отскочил обратно к двери, сделав знак омиллькам следовать за ним.

Они вновь оказались на улице и Кайл быстро закрыл дверь, вновь подперев поленом.

- Жива. – произнёс он, прерывисто дыша после всех этих прыжков. – Пульс слабый, холодная, как ночной воздух, но жива.

- Минус одна неизвестная. – констатировал факт Ирвин. – Что дальше?

- Пусть спит. Лейви – на дежурстве до замены. Вы с Кайлом – к нам. – отчеканила Сандра.

- Хороший план. – устало выдохнул Кайл. – Только добавь эль и ужин. У меня всё-таки появился аппетит. Слабое его подобие, но, надеюсь, при виде еды всё наладится.

Они посмеялись и встали, направляясь в запланированную сторону.

Но не тут-то было. На пути у них встали, перегородив дорогу к вожделенному отдыху, угрожающие тени. Заходящее вечернее солнце мрачно обрисовывало группу кантинских с острыми инструментами.

Сандра непроизвольно повторно приняла боевую стойку. С инструментами или нет, пусть будут готовы получить от неё пару тумаков, если вздумают тронуть её друзей.

- Мы видели сегодня как из храмов выносят тела наших родных. – прерывающимся голосом начала кантинка из грозной группы. – Вы даже не попытались вылечить их.

Кайл сделал отменяющий атаку осдшный жест Сандре и Лейви. Храмовницы поняли, что он решил поговорить с местными, но расслабляться всё равно не стали. Внешне Сандра сменила боевую стойку на мирную с виду позу, ощетинившаяся Лейви менять ничего не намеревалась. Кайл устало потёр лоб.

- Вы заходили в здание тюрем? – спросил он. – После того, как их туда поместили.

- Конечно! – возмущённо ответил кантинец из группы. – Заходили каждый свет.

Часть группы замялась и отвела глаза. Видно было, что не все и не каждый.

- Вы видели, в каких условиях они содержались? – продолжил Кайл, испытующе глядя на группу возмущающихся и склонив голову набок.

- Конечно видели! – раздался горький вскрик откуда-то позади группы. – Их упихали как сено в стогохранилищах!

- Так. А теперь представьте, что некоторые из них стали умирать прямо в клетках, а другие оставались вместе с трупами, представьте весь этот запах… и вид.

Ирвин вскочил и отбежал в сторону от дома. Его явно тошнило. Сандра тоже почувствовала приступ дурноты, когда это всплыло у неё в памяти. Она выдохнула, стараясь не терять сосредоточения на случай возможной атаки. Но, насколько она видела, орудия кантинских опускались вниз, а в глазах их появлялись слёзы.

- Вспомните о том, что никто ещё не остался живым, однажды заразившись. – продолжил Кайл, металлически чеканя слова. – Вы бы хотели, чтобы ваши близкие так доживали свои дни?

Часть группы нерешительно замотало головами.

- Вот, и мы не хотели. – мягко закончил праймовец. – И реакция Ирвина – лишнее тому подтверждение. Спросите его сами, если хотите. Всё это выглядело ужасно. Для своих мы бы сделали то же самое.

Часть кантинских уже плакала, уронив орудия, часть пыталась их утешить, часть всё ещё злобно играла желваками, не рискуя отпустить гнев и погрузиться в настоящее горе. Проще было злиться на пришлых. Но Кайл был прав. И все это понимали.

- Мы, с вашего позволения, отправимся отдыхать и приходить в себя. – устало заключил агентъ, легкомысленно и демонстративно поворачиваясь к группе спиной. – Нам сегодняшний день тоже доставил немало грустных и мрачных моментов. Ирвин, пойдём.

Он махнул рукой подошедшему всё ещё бледному и смущённому ассистенту. Сандра, внутренне содрогаясь, последовала примеру Кайла, понимая, что тот хочет продемонстрировать кантинским свою уверенность в том, что конфликт бесполезен. Краем глаза она видела, что Лейви не двинулась ни на шаг и не изменила позы, прикрывая их тылы. Но, городские, похоже, уже и не собирались нападать.

Группа всё же двинулась в изначально избранном направлении. Это был долгий свет.

XII. Ход эллогос.

Ещё один прекрасный день. Эйлинн зажмурилось, подставляя лицо дождю. Многие эллогос были заняты тем же самым, расположившись вдоль озера, если они были в лагере. Или грелись под солнцем ближе к верхушкам деревьев, если были в дозоре у фронтира. До туда дождь ещё не дошёл.

Вернувшееся к своим из города Эво отдыхало у себя в доме, находясь во сне.

- Дождь!

- Сладостные капли. Ура!

- Наберите для чая!

- Точно. Вкуснее малой воды.

- Но не вкуснее большой.

- Даллис. Ты не хочешь вернуться передохнуть на какое-то время? – послышался в хоре голос Тесселинн. – Или тебе уже вполне удобно отдыхать как придётся и где придётся?

- Не вполне. – послышался ответ Даллис. – Но я ещё не нашло Гаэлль.

- Может, прямо сейчас чаю? С дождём под дождём?

- Блистательно!

- Уииии! Всем чаю.

- Что видно в округе? – спросило Эйлинн у Даллис.

- Ничего настораживающего. – ответило то. – Этеллинн, ты уже знаешь, учуяло недавно группку ней. Еле успели перехватить на подходе к димскому поселению. Мы не всегда можем учуять и перехватить их. И далеко от леса отходить тоже не хочется. Как и приближаться к димам. Жаль, способ видеть ней ещё не пришёл.

- Да, жаль. Всему своё время.

- Я просновидело пещеры гномов. – подало голос Айслинн. – В них тоже полно тёмных пятен, о которых мы говорили раньше.

- Окончательно погасшие нейи.

- Да. И ещё кое-что. Мне виделся след любопытства пары очень ярких валлов.

- Там были валлы? – заинтригованно спросило Эйлинн. – Посреди яда? Да ну! Они погасли?

- Нет. Не погасли. Похоже, они взяли что-то и ушли.

- А поподробнее?

- Я не чувствую подробностей. – чуть удручённо ответило Айслинн.

- Валлы зашли в газ, отправивший в круг перерождения половину нашей разведки и прекративший всех попавших в него ней, и преспокойно вышли из него. Осветительно.

- Именно.

- Ещё часть загадки.

- Я сегодня проснулось, и небо между листьями сложилось в причудливый узор. Я зафиксировало это в рукоделии. – сменило тему Айслинн.

- Покажи!

Несколько льюс физически замерло, пораженное необычной красотой и изяществом транслируемого образа.

- Вот это дааааа…

- Онебительно!

Послышалось через какое-то время, хотя пойманный Айслинн образ был явно нематериково прекрасен, что не нуждалось в комментариях.

Остальные немного помолчали, впечатывая узор в свою память.

- У меня есть странное ощущение того, что это что-то меняет внутри. – неуверенно произнесло Линн, прислушиваясь к ощущениям.

- Ага. – хихикнуло Дэа. – Может, это новая эллограмма?

- Было бы забавно. – хмыкнуло Айслинн. – Эоны никто не получало новых эллограмм.

- Эоны не было новых проростков. – эхом продолжило Тиллинн.

- Толку-то.– возмутилось Стеллис. – Они появились. Проросли и подросли. Но я их что-то не слышу в хоре. Они… специально молчат, нагнетая интерес, или как? Должны были бы уже что-то сказать… Как их самих-то изнутри не распирает от долгого молчания!

- Они пока не могут. – примирительно произнесло Тесселинн. - Дай им время. Они же совсем новые. Ты тоже когда-то было, хоть этого и не помнишь.

- И вспоминать не хочу. – хмыкнуло Стеллис.

- Никто особо не хочет. И они скоро не захотят. Тимо, Эйлинн и Хильд стали льюс вообще в эпоху превалирующих димов, когда даже валлы были редкостью… Уже были редкостью. – подумав, уточнило Иллис. - Вот уж кто точно мало что вспомнит.

- То-то и оно! – подхватило Стеллис. - Надеюсь, что-то интересное о том, каково было быть валлами, проростки всё же успеют поведать. Прежде чем и сами забудут.

- В общей памяти всё равно останется. – констатировало факт Дэа.

- Муторно ловить эти слабые отголоски! – фыркнуло Ойлинн. - А тут всё так свежо и ярко. Не пропустите.

- Не пропустим. – уверило всех Айслинн. - Тесселинн следит за ними.

- В них есть что-то знакомое. Это все заметили. – задумчиво произнесло Тесселинн. – И что-то очень печальное. Одно из них регулярно трясёт от грусти, но оно пока не может рассказать почему. Просто грустно смотрит и всё.

- Да. Тоскливое зрелище. – подтвердило Ойлинн. – Остаётся пока только обнимать.

- Бедное. Ещё не отвыкло от тяжёлого валлского опыта, должно быть. Нелегко перестраиваться на льюсский лад.

- Надеюсь, скоро перестроится. Мне ужасно интересна история этого.

- Всем интересна. Все понемногу пытаются приободрить и разговорить это, но, похоже, оно ещё не впитало достаточно информации о том, как быть льюс.

- Потому и грустит! Мне теперь тоже немного грустно. Как найду Гаэлль, прилечу и обниму этих новеньких. – пообещало Даллис.

- И не грусти само. А то я прилечу обнимать или дать тебе пинка. – шутливо пообещало Айслинн. – Будь в потоке.

- Будь в потоке. – обозначило со своей стороны окончание беседы Даллис.

XIII. Ход людей. Герой Кайл.

Кайл резко открыл глаза.

Дежавю. Это уже было или ему это просто снова снится? Поверхность стола под щекой, табличка перед носом с недописанным отчётом, крики на улице. Крики. На улице.

Он поднял со стола тяжёлую голову. Это не его дом. Это не их временный с Ирвином дом. Что происходит?

Он огляделся. Мир его ежедневного существования стал потихоньку возвращаться обратно. Это временное пристанище Сандры и её команды. Это комната самой главной храмовницы, которую она уступила ему на время, пока их жилище занято…

Вчера он сел за своё традиционно «расслабляющее» занятие – за написание отчёта о произошедшем в ОСД, полагая, что всё равно не сможет уснуть от нервного перенапряжения. Наивно полагая, в очередной раз. Это не дежавю. Это уже недобрая традиция. Как и… крики за окном?!

- Кайл! – в комнату влетела Сандра. – Бегом на улицу, я уже всех встреножила! Там определённо творится что-то неладное.

Агентъ вскочил, быстро стряхнув оцепенение. Они побежали на улицу.

- Тут может вообще когда-нибудь что-то «ладное» твориться? – ещё толком не проснувшись, проворчал он.

- Может. Когда-нибудь. – ответила бежавшая рядом Сандра. – Но не сейчас и не сегодня, иначе нас с тобой здесь бы не было, сам понимаешь.

- Понимаю. – на бегу выдохнул Кайл. – Нам сейчас бы те инструменты, которыми мы орудовали… недавно.

Они выбежали на улицу, и Сандра махнула рукой уже, стоявшей там в боеготовности части бригады.

- Побежали к порядочникам, вдруг они ещё не успели их отдать.

- Интересно, они клетки уже прибрали?

- Интересно. Потому как сейчас как раз надо будет думать, куда размещать новых. А ведь ещё ничего не готово.

- Я не вижу Кими. – констатировал факт Кайл. – Мы потеряли её?

- Ага. – отозвалась Сандра. – В неравной битве с местным элем. На Вайоми лучше сейчас тоже не смотреть, выглядит немногим лучше пожираки.

- Спа…сибо… - прошипела иссиня-бледная ведьма, страдающая от похмелья.

- Сокровище. – на бегу улыбнулась главная храмовница. – Может, ты тоже отправишься отдохнуть? Будешь ведьмовать позже, среди вояк второй смены. Ты сейчас явно не в форме.

Вайоми мотнула головой и тут же пожалела об этом. Бежать в таком состоянии было и так сложно, а с головокружением на фоне всего этого – так и просто практически невозможно.

- Никто не заставлял нас… с Кими и Хелаку… уничтожать все запасы эля в пивной. – упрямо процедила она сквозь зубы.

- Ну, я была поскромнее. – хихикнула Хелаку. – У меня поводов пока меньше.

- Пока. – мрачным эхом повторил её прогноз Дейвин.

- Я побегу на помощь кантинским. – бодро вызвалась Лейви, не спавшая ночью и не бывшая сонной, в отличие от остальных. – Инструмент прихвачу по пути.

- Осторожней там. – кивнула ей Сандра. – Не лезь на рожон.

Но Лейви уже неслась к месту, откуда раздавались крики и не слышала напутствия начальницы.

Дейвин, Хелаку, Вайоми и Халлиан сонно посмотрели ей в след и вопросительно на Сандру.

- Нет. – мотнула головой главная храмовница. – Эта раскидает всех и голыми руками, никому из вас, кроме Дейвина, я следовать её примеру не советую. Да и Дейвину следует найти орудие.

- Я пойду с ней. – отделилась от группы целительница Хелаку. – Вдруг понадобится небоевая помощь.

- Будь осторожна. – кивнула Сандра. – Держись подальше от места боя. Помощь, скорее, понадобится после.

Они добежали до Участка Порядка и их орудия, всё ещё в коричневых пятнах, стояли снаружи. Видимо, участковые не успели до них добраться, приводя всё в порядок.

Инструментов хватило не на всех, но Вайоми, Халиан и Ирвин в них, в общем-то не нуждались. Их инструментом была ведьмия.

Ведьмы! Осенило Кайла. Он вспомнил прошлое нападение пожираков и участие в обороне Ирвина.

- Ирвин! Что ты делал при прошлом нападении? – отрывисто спросил уже немного запыхавшийся Кайл.

Они бежали в сторону места предполагаемого сражения.

- Да… преимущественно… уворачивался… - выдохнул Ирвин.

Он явно пренебрегал пробежками всё это время, предпочитая проводить его за книгами и исследованиями.

- Там… сложно… ещё что-то… - закончил лаборант.

- Всем понятно, ведьмующие? – Кайл на бегу махнул рукой в сторону переулка, в котором в прошлый раз происходило основное сражение. – Уворачиваться. В гущу не лезть. Кого укусят – тот в храмах служить больше не будет.

Полушутливо резюмировал агентъ.

- Потому как вскоре будет мёртв. – закончила его мысль Сандра. – А вы мне в Омилле нужны все. В атаку!

Скомандовала она, завидев на месте боя среди сражающихся Лейви, швыряющую что-то в одного из окруживших её противников.

Бой продолжался недолго. Сейчас, когда вокруг Кайла находилась команда профессиональных вояк, следить за происходящим можно было уже не так бдительно и этим занимался не только он сам – остальные перехватывали пожираков по пути к нему. Нагрузка была распределена на всех более-менее равномерно, команда не была столь вымотанной продолжительным и интенсивным стрессом, как Кайл, который уже давно занимался этим необычным и очень сложным делом.

Агентъ ОСД, окружённый дружеским участием команды, не только в этой потасовке, но и в рабочих и бытовых вопросах, чувствовал себя гораздо увереннее. До того, что даже тяжёлый инструмент сегодня казался ему легче.

Неизвестно, сколько времени на самом деле продлился бой и что чувствовали по отношению ко всему этому остальные, но для Кайла всё закончилось довольно быстро.

Он повертел головой и, убедившись, что больше нападающих нет, аккуратно поставил своё орудие, прислонив к стене дома и сел на землю отдохнуть. Надо было соображать во что сейчас переодеться. Есть ли у него третий комплект одежды, потому как эта сейчас будет добавлена к тому, что замачивалось у них во дворе в чане с реагентъом.

Он заметил, что порядочники подключили к делу храмовые знахарские службы. Кантинские начинают проявлять некоторое подобие организованности. Это приятно видеть. Люди в масках и перчатках, которых постепенно становилось всё больше, уносили с улицы трупы и начинали осматривать всех участвовавших в событиях. Может у них и новое место под инфицированных есть? Не все же решения здесь должны быть завязаны на него и Сандру. Ну, хочется верить, что не все и Кантин без них не рухнет и не будет съеден. Кайл чувствовал спокойствие в этом отношении. Сейчас нужно разобраться с тем, что вызывает заражение, и дела пойдут на лад.

Но что-то в происходящем настораживало его. Хромающая Лейви.

Она шла к своей начальнице, чуть приволакивая перебинтованную правую ногу, через улицу, ставшую для кантинских уже устоявшимся местом сражений.

Неужели? Нет.

Кайл быстро вскочил и направился в ту же сторону. Они подошли к Сандре одновременно. Та сидела на земле, устало опустив голову, а её орудие, с засыхающими разводами и потёками крови, стояло в опасной близости к храмовнице. Кайл осторожно переставил инструмент.

- Лейви, что случилось? – начал он разговор, уже зная ответ.

- Придётся меня убивать, вот что случилось. – с наигранной бравадой пыталась пошутить явно сильно растерянная вояка. – По крайней мере, можете попробовать…

- Перегрызём друг другу глотки, Лейви. – Сандра подняла голову.

Оказывается, всё это время она смотрела на свою прокушенную руку. Которую и продемонстрировала боевой товарке. Лейви выдохнула, не то от охватившей её печали, не то от облегчения, что она не одна. Кайл опустился рядом на землю. Ему не хотелось в это верить. Он хотел задать кучу глупых вопросов, но понимал, что это бессмысленно. Всё бессмысленно. Мир опять рушился, только начав отстраиваться заново. Он даже не заметил, как к ним подлетела Хелаку, начав осторожно возиться с раной Сандры.

- Кайл, надо что-то делать. – поморщившись от наложенного антисептика, прервала размышления осдшника главная храмовница. – Я видела, к чему это приводит. И я не хочу превратиться… в это.

Кайл перевёл на неё глаза, пытаясь понять, чего Сандра хочет от него. Причём тут он? Её же уже укусили… это неизлечимо. А. Понятно.

- Я не смогу тебя убить. – покачал головой агентъ.

Слова прозвучали откуда-то со стороны. Потому как внутри него самого всё оцепенело настолько, что он поклялся бы, что сейчас не может произнести ни слова.

- Тебе и не нужно, - продолжила Сандра, судорожно взглотнув. – Попроси кантинских. Те, чьих родных мы убили, смогут, наконец, отомстить. Как они и планировали.

- Нет. – мотнул головой Кайл.

Хелаку отдала укушенной омилльке обработанную и перебинтованную руку, и, оглядев начальницу, и не найдя других травм, принялась оглядываться в поисках, других травмированных.

Лейви тяжело опустилась на землю опустилась рядом с начальницей.

- Всё равно придётся. – стараясь придать твёрдость своему дрожащему голосу, произнесла Сандра, поднимаясь. – Нужно проверить, как остальные. Сколько у меня времени?

Обратилась она к Кайлу.

- Свет-два. Максимум три.

Агентъ, смотревший куда-то вдаль, не мог сейчас сфокусироваться ни на чём конкретном. Часть его сознания регистрировала движущиеся к ним неясные тени. «Это идут сюда остальные» - подсказала другая часть. Ещё одна тень в поле зрения привлекла его внимание. Она была темнее и дальше остальных и в ней было что-то странное и тревожащее. Осдшник, привыкший обращать внимание на такие вещи, автоматически перевёл взгляд на необычный объект.

За чертой города на фоне леса явственно виднелась неподвижная тёмная фигура. Рассмотреть её в свете лишь луны и на таком расстоянии едва ли было возможным.

«Кто-то из знахарской бригады. Странный куст.» - успокаивающе зашептала ещё одна из частей его сознания.

- Надо отдать последние распоряжения и написать отчёт и завещание. Как… глупо!

Выдохнула Сандра, бессильно опустив руки.

- Я же знаю, что я конторский грибок, а не вояка, как ты или Лейви. Зачем было лезть на рожон? Теперь мой собственный город останется без моей помощи. Поглоти болото всё вокруг…

Кайл перевёл взгляд на храмовницу. Он знал, что та, так же как и он сам, сейчас попытается отвлечь себя активными действиями.

- Я – вояка хоть куда. Но это мне не сильно помогло. – мрачно хмыкнула Лейви.

Команда уже собралась вокруг них. Пришло время объявлять безрадостные новости.

Кайл отвёл глаза, переводя взгляд вновь в сторону леса. Странная фигура исчезла.

- Вайоми ранена. - мрачно доложил Дейвин.

- Укушена? – уточнила Сандра.

- Да. – тихий голос принадлежал уже самой Вайоми.

- Добро пожаловать в нашу тёплую компанию! – нервно хохотнула Лейви, сделав широкий жест руками.

Все недоверчиво уставились на служивую.

- Не добила как следует. – пояснила та, показывая на свою ногу. – Вцепилась мне в ляжку. Чуть кусок не выдрала.

Все поморщились. Хелаку подскочила к Вайоми.

- Кто-то ещё ранен? – спросила она, брызнув на рану онемляющего сока и осторожно принимаясь вытирать кровь и удалять повреждённую ткань.

- Кажется, нет. – ответил Халлион, оглядывая остальных участвовавших в битве.

- Никому не расходиться, пока я всех не осмотрю. – строго приказала хилер.

- Что мы теперь будем делать? – так же тихо, безжизненным голосом спросила Вайоми, у которой не было душевных сил сейчас даже морщиться от боли. Общее онемение и оцепенение её было велико, ещё до того, как Хелаку использовала лекарский сок.

- Да. Мы с Хелаку посмотрим, кто ещё укушен… - начала Сандра.

- И изолируем всех укушенных! – решительно продолжил Кайл.

Он стряхнул оцепенение и решил действовать. Терять уже было практически нечего, всё, чего он боялся, уже случилось.

- Нет. – протестующе вскинула руки Сандра. – Я не хочу стать этим! Не хочу, чтобы кто-то видел меня такой.

Она оскалилась и сжала кулаки.

- Послушай! – воодушевлённо начал агентъ. – У нас есть северянка. Она явно была укушена – у неё кровь и раны на руках и шее. Если она проснётся и не трансформируется – значит, и у вас есть шанс.

- Ирвин сказал – все. Все трансформировались до этого. – покачала головой Сандра.

- Все кантинские. – уточнил Кайл. – Сейчас данные по болезни очень скудны и однобоки.

- Х…хорошо. – устало выдохнула Сандра. – Но… но обещай, что я буду убита, если не будет надежды.

В её глазах выступили слёзы. Похоже, бравая начальница храмов отходила от шока и постепенно начинала полностью понимать произошедшее и его последствия.

- И мне. – послышался с земли голос Лейви.

- Обещаю сделать всё, что в моих силах, чтобы вас вытянуть. – ударил себя по груди Кайл. – Давайте найдём вам место для изоляции.

- С письменными табличками. – строго уточнила Сандра. – Мне сейчас совсем некогда сидеть без дела.

Конечно, тебе некогда – внутренне улыбнулся Кайл. Некогда даже умирать. И некогда болеть. Сохрани этот настрой.

Хелаку и Халлион завершили осмотр, кантинские отлично справлялись с уборкой места разыгравшейся трагедии и без них, и можно было выдвигаться в сторону центральной части города, решать собственные проблемы.

Осдшник решительно повернулся, и они направились к единственному известному ему сейчас месту для изоляции укушенных – к тюрьмам кантинского Участка Порядка.

Он очень надеялся, что кантинские уже определились с тем, куда будут помещать своих укушенных. И, что они прибрали помещение тюрьмы.

С первым пока было не ясно. Второе можно было выяснить у ночных дежурных, если, конечно, те были на рабочем месте, а не участвовали в недавнем сражении вместе с остальными.

Помещения оказались неприбранными, место для изоляции кантинских укушенных, наверняка, тоже не было определено. Рано Кайл принялся восхищаться организаторскими способностями местных властей.

Пришлось попрепираться с дежурными, одна из которых пошла за начальником участка, прежде чем им удалось убедить участковых в том, что им нужны сейчас эти клетки, в которые не предполагалось более помещать укушенных, о чём они же сами предварительно договорились с начальством Участка и старостой города.

Где-то на середине переговоров у Сандры закончилось терпение, и она послала Дейвина за глиняными табличками для отчётов. Через какое-то время она уже сосредоточенно писала, ни на что не отвлекаясь. У неё был один свет на завершение своих дел и ей некогда было уделять внимание волоките, как она могла делать это раньше.

Лейви уже спала сидя на скамейке в участке, Вайоми смотрела в точку, чуть раскачиваясь.

Кайл прекрасно понимал состояние их всех и торопился создать в этом хаосе что-то определённое. Даже если этой определённостью для начала будут клетки.

Ему пришлось напомнить, что их люди пострадали в битве за Кантин их команда всё ещё помогает кантинским справиться с настигшей тех бедой. Наконец, разрешение было получено и, вооружившись тряпками, емкостями с растворённым реагентъом и перчатками, омилльские правдивые принялись за уборку тюрьмы, запах в которой сейчас более подходил для мертвецкой. Как бы то ни было, всем хотелось сделать хоть что-то для своих укушенных и получить хоть какую-то надежду на то, что тех можно будет вернуть обратно в их дружные ряды.

Потому, надев маски, в которые были завёрнуты резко пахнущие травы, омилльские принялись за работу.

Через какое-то время помещение было очищено и проветрено, трое укушенных сидели по клеткам, Сандра продолжала выжигать одну табличку за другой. Лейви вновь уснула на лежаке, быстренько застеленном командой принесенными из дома вещами, Вайоми села на свою импровизированную кровать и всё так же уставилась в точку.

Ирвин вызвался остаться подежурить. Насколько понимал Кайл, лаборантом двигал, помимо сочувствия, так же и исследовательский интерес. Это были первые укушенные не кантинские в его распоряжении.

Все очень устали и начали расползаться в направлении их временного дома. Омильские еле держались на ногах.

Кайл же решительно отправился на выход к их единственной на данный момент надежде – северянке.

- Кайл! – окликнула его Сандра.

Это было первое, что она произнесла с того времени, как они появились в Участке Правды. Кайл обернулся.

- Попроси кого-нибудь принести мне поесть! Есть охота гнусяцки! – попросила она.

- И мне, - отозвалась Вайоми, выходя из транса. – Может, у меня хоть похмелье окончательно пройдёт. Хотя я, честно говоря, с перепугу почти про него забыла.

- Хорошо. – хмыкнул Кайл.

Ирвин сделал пометку у себя в табличке. Его исследовательское дело началось, принося с собой и некий азарт. Горящие глаза и концентрированное внимание. Он как будто не устал вовсе. Работа всегда захватывала его с головой и, прекращая работать, он просто падал от усталости.

Кайл покачал головой и вышел. Им двигал свой тип адреналина. Он потерял Ингу и чувствовал полное своё бессилие и невозможность как-то исправить эту ситуацию. Но за Сандру с Лейви и Вайоми он ещё поборется.

Решительным шагом он отправился к своему временному дому. Надо было разбудить и расспросить северянку. Это их последняя надежда. Если конечно… она уже не трансформировалась. Нет. Об этом Кайлу и думать сейчас не хотелось.

Он быстро дошёл до дома. Иржи-дежурный мирно дремал на полене, прислонясь спиной к стенке дома.

Кайл подошёл поближе. Улыбка расплылась по его лицу. Иржи был частью той реальности, которую они оставили здесь, до ночных событий. Возможно, он и слышал крики, но не мог оставить пост до отменяющего приказа, потому ещё не знал ничего о том, что их мир внезапно изменился. И каким мрачным теперь выглядит их будущее.

Иржи встрепенулся. Его рыжая голова быстро поднялась с груди, а пронзительно голубые глаза уже смотрели на Кайла. Он спал чутко.

- Иржи, что у нас здесь?

- Спит. Ничего не изменилось. – пожал плечами Иржи. – Я решил тоже немного вздремнуть. Кайл, что там за крики были? Нападение?

- Да. Сандра, Лейви и Вайоми укушены и сейчас находятся в участке порядка. – кратко сообщил агентъ, которому нужно было быстро перейти к делу.

- Ох тыыыыы… - оторопел Иржи.

- Им нужно принести побольше еды и питья. – продолжил осдшник. - Справишься?

- Конечно! – подскочил омилльский правдивый.

- Давай. – Кайл устало махнул рукой. – Там Ирвин дежурит, если что, помоги ему. Хорошо?

- Хорошо! – выдохнул служивый.

Он никак не мог переварить полученные новости и всё ещё недоуменно смотрел на агента.

- Можешь идти. – подсказал агентъ.

- А… Да! – спохватился Иржи и неуверенно пошёл, видимо, пытаясь проснуться и соображая на ходу, где ему в такую рань раздобыть еды.

Кайл опять удручённо покачал головой. Ему предстояла встреча с судьбой и нужно было получить ответы на кучу вопросов. Жива ли северянка? Не умерла ли пожилая женщина от стресса и напряжения, выпавшего на её долю? Действительно ли то, что на её шее и руках – следы укусов? Не стала ли она пожиракой? Сможет ли она им чем-то помочь, сможет ли вообще что-то рассказать? Ответы, а так же, укусы и возможность и самому занять соседнюю с Сандрой клетку, можно было получить только одним способом.

Зайдя в дом и попробовав разбудить гостью.

Делать было нечего. Кайл решительно развернулся и… отпрянул, отшатнувшись и упав на землю.

Из окна прямо на него ясным и испытующим взглядом смотрела пожилая женщина.

- Выпустить меня или я выйти свои силы. – прочитал агентъ по движению её губ.

XIV. Ход людей. Героиня Сандра.

Есть начинало хотеться уже ощутимо серьёзно. Сандра подняла глаза от табличек и посмотрела на соседние клетки. Лейви спала, Вайоми перевела глаза со стены, на которую она тупо таращилась до этого, на главную храмовницу.

В глазах ведьмы читался немой вопрос. Сандра успокаивающе кивнула в ответ, стараясь излучать уверенность и спокойствие.

Это было сложно. Обработанный Хелаку укус саднил под бинтом, мешая держать табличку. Она чувствовала, помимо вышеупомянутого голода, ещё и начинающийся озноб, не понятно, возникший ли от колоссального нервного напряжения, которое начинало нарастать, как только храмовница отрывалась от работы, или от прогрессирующей болезни. Болезни, которая убьёт её в самое ближайшее время. Вот так глупо всё закончилось. Она надеялась, что Кайлу всё-таки хватит рассудительности, чтобы убить её самому или попросить кого-то.

Ей совсем не улыбалось представать перед своими старыми друзьями и коллегами своей безумной прожорливой копией. Хотя, конечно, когда это случится – ей будет уже всё равно.

Она забралась с ногами на лежак и, отложив табличку, притянула колени к себе. Холодно. Знобит. Надо попросить у Ирвина одеяло. Пусть кто-нибудь принесёт.

Сандра подняла глаза на лаборанта. Тот спал. Уснул с табличкой в руках, склонившись вперёд. Проснётся явно от падения, если никто не разбудит раньше. Омиллька хихикнула, представив себе с грохотом рухнувшего со своими табличками осдшника.

Разбудить его? Нет, пожалуй, не стоит. Пусть поспит немного. Они все устали. Если бы сама начальница храмов могла сейчас поспать.

Но спать совсем не хотелось. Напротив, с голодом возрастало возбуждение. Хотелось размахивать руками, кричать и прыгать. Но… ни к чему. Так можно только напугать всех и разбудить Ирвина и Лейви.

Впрочем, Лейви уже зашевелилась сама. Она села и поёжилась, обняв себя руками и ища глазами что-то. Видимо, одеяло. Похоже её тоже знобило.

Лейви недоумённо оглядела помещение, видимо, спросонья пытаясь вспомнить предыдущие события и понять, где она и что происходит.

Сандра наблюдала на её лице весь путь воякиной мысли, прошедший от смущенного понимания, что она в тюрьме и до досады, отразившейся на её лице, когда она вспомнила почему и непроизвольно потёрла укушенную ногу. Лейви подняла глаза и встретилась взглядом с начальницей.

- Жрать охота. – констатировала факт она.

Сандра сделала ей знак говорить потише, указав глазами на Ирвина, хотя понимала, что тот устал настолько, что так просто его было не разбудить.

- Я попросила принести еды. – в полголоса ответила главная храмовница подчинённой. – Ждём.

Лейви посмотрела в сторону спящего лаборанта и хмыкнула.

- Давайте сейчас хором громко зарычим как пожираки! – сдерживая смех, шёпотом предложила она.

Сандра, зажимая рот, чтобы не захохотать в голос, мотнула головой.

Хотя ей и очень хотелось разбудить праймовца и попросить одеял для себя и своих укушенных подруг, она понимала, что с большей степенью вероятности её просьбу будет исполнять кто-то ещё. Оставалось только дождаться кого-то ещё. Сандра встала, сгребла всё тканевое, что служило ей постелью, и завернулась в это как могла. Лейви последовала её примеру. Обе из своих коконов вопросительно посмотрели на Вайоми.

- Тебя не размалывает? – на омилльский манер осведомилась о состоянии сослуживицы Лейви.

- Да, размалывает, конечно. – вздохнула ведьма. – Я думала, мне вчера было плохо с похмелья. А это было просто ерундой по сравнению с тем, что сейчас. У меня вся тюрьма в каких-то цветных пятнах и меня сейчас стошнит.

- Придвинь к себе ведро, что у тебя в углу стоит. – подсказала Сандра.

- Меня от одного вида этого ведра тошнит тоже. – пожаловалась Вайоми.

- Тогда зачем пытаться избежать неизбежного? – хохотнула Лейви. – Двигай к себе ведро – и дело с концом! Прости.

- Ничего. – слабо отмахнулась та. – Вот только не до шуток мне.

Омилльская ведьма и правда была очень бледной.

- Как можно одновременно тошниться и до смерти хотеть есть?! – в отчаянии прошептала она, охватив руками голову.

На лестнице раздался шум. Сандра быстро подняла глаза.

Ирвин. Спускался боком, неся две корзины, судя по запаху, полных провианта. Спаситель!

- Ирвин! – окликнул вояка осдшника. – Помоги мне, пожалуйста!

Раздался грохот. Как храмовница и предсказывала, лаборант, вздрогнув от шума, грохнулся вперёд вместе с табличками. Раздался хохот Лейви.

Ирвин подскочил, всё ещё не выпуская из рук свои чудом не разбившиеся заметки.

- А, ладно, я сам. – Иржи доковылял до клеток и облегчённо выдохнул, поставив тяжелые корзины.

Ирвин злобно посмотрел в сторону всё ещё фыркающей со смеху Лейви.

- Мы старались тебя не будить, Ирвин! – примирительно улыбнулась Сандра, прилагавшая все усилия к тому, чтобы не смеяться самой. – Иржи! Ты и эти корзины – лучшее, что только могло произойти с нами сейчас!

Быстро перевела тему храмовница.

- Да я еле достал всё это в такую рань! – развёл руками вояка. – Пришлось будить лавочника и тавернщицу, чтобы всё это заполучить, ну и приплатил я им, конечно, сверху, за беспокойство… кажется, остались довольны…

Иржи открыл корзины и взяв одну, поднёс ко всем клеткам по очереди, предлагая узницам выбрать самим, что им приглянется.

Те жадно хватали, особо не выбирая. Хотя… Сандра заметила, что в её руках оказались преимущественно фрукты, овощи и орехи, а сытную похлёбку она почему-то проигнорировала. Что показалось странным ей самой.

Но, раздумывать было некогда, и она уже впилась зубами в спелый и, судя по запаху, свежесорванный плод.

- Иржи, ты впредь с нами поосторожнее, ладно? – с набитым ртом попыталась говорить Сандра, предупреждая сотрудника. – Мы в следующий раз и в руку тебе можем впиться. Я серьёзно.

- Ага! – кивнула столь же интенсивно жующая Лейви. – Пахнешь ты не менее аппетитно, чем еда из корзинок.

- Вот это комплемент. – оторопел Иржи. – И это после ночного дежурства-то, когда побежал за едой и не было времени помыться…

Он призадумался.

- Может, в этом-то и есть секрет привлекательности? – предположил омиллец.

- Всё бы хорошо, Иржи, - ответила Сандра, не прекращая жевать. – Если бы наш интерес к тебе не был бы чисто гастрономическим.

- Кстати, Ирвин тоже ничего. – плотоядно облизнувшись, улыбнулась Лейви.

Лаборант, до этого сонно стоявший поодаль, непроизвольно чуть отшатнулся и брезгливо поморщился.

Иржи покачал головой.

- До сих пор не верится. Сандра, девчонки, как же вас так угораздило? – сокрушённо спросил он.

- Что у тебя ещё есть в корзиночках? – ответила вопросом на вопрос Лейви, расправившись с едой.

Иржи с готовностью подхватил вторую корзину и понёс к клеткам.

- Только осторожно. – напомнила Сандра, сопроводив фразу предупреждающим жестом.

Служивый кивнул.

- Я увлеклась! – получив еду, Лейви снизошла до ответа на заданный вопрос. – Их было много… я неплохо справлялась… пока не оказалось, что погнавшись за количеством я пожертвовала качеством. Недобитая подползла и вцепилась мне в ляжку… ну и живучести у этих сволочей…

Вояка не прекращала жевать в течении своего повествования.

- Я отвлеклась. – в тон ей продолжила Вайоми, получив свою порцию еды. – Похмелье вообще не способствует сосредоточенности. Подозреваю, я была лёгкой добычей.

- Я… до сих пор не пойму, как это получилось. – озвучила свою часть повествования Сандра, когда корзинка дошла до неё. – Пока я разбиралась с одним, второй успел впиться мне в руку. Иржи… пришли, пожалуйста, кого-нибудь с одеялами, а? Нас с Лейви морозит.

- Хорошо. – печально выдохнул омиллец.

- Ирвин, забери у меня, пожалуйста, таблички с планами стены и отчётом. – продолжила раздавать указания из клетки начальница храмов. – Только… в перчатках.

Напомнила она туго соображавшему спросонья лаборанту.

Ирвин тряхнул головой, поставил к стене свои таблички, достал из кармана перчатки и, приняв у Сандры таблички, разместил из у другой стены, положив снятые перчатки поверх.

- Спасибо. – поблагодарила главная храмовница. – Вам бы обоим не помешал отдых.

- Я пойду отдыхать. – кивнул Иржи. – И пришлю кого-нибудь с одеялами.

Сандра кивнула и лучезарно улыбнулась ему. Несмотря на не прекратившийся озноб, после еды настроение и самочувствие её несколько улучшились, да и мысль о том, что одеяла скоро появятся здесь, у них в клетках, уже грела.

- И я, пожалуй, пойду. – нехотя произнёс Ирвин. – Хотя, конечно, упускать возможность пронаблюдать за ходом процесса мне совсем не хочется, но я всё равно понимаю, что опять просто усну здесь.

- Иди, Ирвин. – махнула Сандра. – Я для тебя повыжигаю лабораторный журнал, фиксируя всё происходящее со мной и остальными. Только дай мне ещё табличку.

- Ты – чудо! – просиял лаборант, быстро хватая одну из чистых табличек и передавая храмовнице. – Жаль, конечно, что с тобой это случилось. Надеюсь, Кайл всё-таки найдёт способ тебя из этого вытащить.

«После того, как втянул меня в это.» - мысленно хмыкнула Сандра.

- Вскоре мы всё увидим. – сказала она вслух.

Мужчины ушли.

- Ну, и кто что будет делать? – поинтересовалась Лейви. – Лично я – трястись от холода. Ну и дубак здесь.

Она вновь обняла себя руками и принялась к исполнению заявленного.

- Я продолжу выжигать планы по обороне города, журнал для Ирвина и завещание. – пожала плечами Сандра. – Это как-то… отвлекает.

- Дубак?! – охнула Вайоми. – Да тут жарко как в сезон тепла на солнечной площади! Хоть тошнит меня сейчас и поменьше, я собираюсь полежать.

Она легла.

- Вот, ребята ушли, а запах остался… и правда, такой аппетитный… - она тяжело вздохнула. – Неужели мы и правда вскоре будем и сами пытаться вцепиться в них? И думать об этом не хочу.

- И не думай. – разрешила Лейви. – Подумай о чём-нибудь поинтереснее.

- Пить охота. – ответила Вайоми. – Подумаю о том, как дотянуться до корзины с водой. Растяпы не оставили нам попить. И последнего дежурного Сандра отпустила.

- Да, неувязочка. – согласилась главная храмовница. – Одна из корзин стоит недалеко от меня. Возможно, я смогу дотянуться до её ручки ногой.

- Может, уже начнём грызть прутья клеток? – предложила Лейви. – Чего тянуть-то.

- Рано. – покачала головой Сандра, вытягивая ногу через прутья в сторону корзины. – Не торопи события. Всему своё время.

Вся укушенная команда с интересом наблюдала за её попытками подцепить ручку, упрямо не желающую быть подцепленной. Что и говорить, развлечений в тюрьме было немного и это было ничем не хуже прочих.

Наконец, Сандре удалось подцепить и подтащить к себе упрямую корзину, и она с ликованием извлекла из той и победоносно продемонстрировала сокамерницам ёмкость с соком. Но тут же нахмурилась.

- Ой, Вайоми. А как я тебе ёмкость с водой-то передам, нас же предусмотрительно через одну клетку посадили. Если кинуть – то всё прольётся.

Сандра озадаченно села на лежак, соображая, что делать. Она непроизвольно отхлебнула из ёмкости.

- Болото, я и сама пить хочу, как гнус! – выругалась она.

- Подождём, пока придут одеяла… - удручённо вздохнула Вайоми, садясь на свой лежак.

- Да уж, придётся. – поморщилась Сандра. – А пока отмечу в нашем лабораторном журнале твою жажду, уж не сочти за издевательство… и свою тоже. У нас симптомы как-то неравномерно развиваются. Или это у тебя ещё на фоне похмелья? Запишу, пусть Ирвин потом голову ломает… О! Фрукты! Если в корзине есть ещё фрукты, мы можем попробовать перекинуть их между клетками. Хоть так ты сможешь попить…

Закончила храмовница, обращаясь к ведьме и бросаясь к корзине.

- Нет. – разочарованно выдохнула она, садясь на пол камеры. – Нету фруктов. Мы их все выбрали. Возможно, именно потому, что нам хотелось пить. А я поначалу не могла понять, почему мне гнусятски хочется есть и руки совершенно не тянутся к ароматной похлёбке. Потому… фруктов здесь нет.

- Тогда я прямо сейчас умру от жажды. – буркнула Вайоми. – Так и запиши.

- Запишу. – отозвалась Сандра, вставая с пола и направляясь к лежаку с табличками. – Сильная жажда. Сильный голод, предпочтение отдаётся сочным вещам – овощам и фруктам. Что ещё?

- Оззззззнооообббб. – жалуясь, напомнила дрожащая Лейви.

- Озззноббб… - выжгла на табличке Сандра. – Тошнота.

- Жар. – добавила Вайоми.

- Точно для тебя отдельную табличку надо. Или колонку. – усмехнулась главная храмовница. – Жар. Что ещё?

- Интерес к мужчинам. – хохотнула Лейви. – Гастрономический.

- Да. – согласилась её начальница. – Только как это записать-то… поприличнее?

- Так и пиши. – махнула рукой омилльская ночная дежурная. – Чего уж там. Пусть посмеются, нам уже к тому времени всё равно будет.

- Да уж. – задумчиво скривила рот Сандра. – Наш статус много от чего освобождает. Особенно хорошо – от желания быть идеальными.

- Тоже выжгешь как симптом? – хихикнула Вайоми.

- Почему нет. – улыбнулась старшая храмовница.

- Спать охота. И не уснуть от холода. – вновь поёжилась Лейви.

Она с хмурым видом сидела на своём лежаке, завернувшись во всё, что на том было.

- И у жаркой Вайоми не утащишь её покрывала, потому как она через клетку сидит. За что мне напоследок такие страдания. – риторически пробурчала она свой вопрос в никуда.

- А я страдаю по тому поводу, что больше не смогу погулять. – вздохнула Сандра. – Больше никогда не смогу выйти из помещения на свежий воздух, вздохнуть полной грудью, и побрести куда потянет, что-нибудь напевая по пути.

- А я бы просто выпила что-нибудь вкусное сейчас. – продолжила мыслить в ранее избранном направлении обезвоженная Вайоми.

На лестнице раздался шум. Все три головы синхронно повернулись на звук.

- Кому одеял! – раздался звонкий голос Кими.

- Кими! – Лейви подпрыгнула и, раскидав содержимое своего тряпичного кокона, широко взмахнула руками. – Мне! Давай все мне!

Она осеклась.

- Ну, и Сандре можешь одно оставить. – снисходительно добавила она.

- Вайоми! – Кими подбежала к клетке подруги, волоча ворох одеял, чьи края подметали землю по причине малого роста правдивой. – А тебе не нужно одеяло?

- Нет. – грустно ответила та. – У меня жар. Я пить хочу.

- Сейчас я… Ах да. Лейви, держи одеяла.

Кими сунула ворох в вытянутые из клетки руки ночной стражки и принялась искать воду в корзине, принесённой Иржи. Найдя две ёмкости, она быстро кинулась с ними к клетке подруги со своей добычей.

Лейви в это время пыталась втащить одеяла из вороха себе в клетку, как большая птица, собирающаяся вить гнездо. Но ворох был большой и сквозь прутья весь его просунуть не получалось. Служивая со вздохом уронила одеяла на пол и принялась пытаться втащить их в клетку по одному.

- Вайоми, прости меня! Мы должны были бы сидеть в соседних клетках! – горестно произнесла она, подавая ёмкости ведьме.

- О чём ты говоришь? – хрипло ответила та.

- Это просто несправедливо! – на глазах Кими выступили слёзы. – Пока я после похмелья отлёживалась, ты нашла в себе силы пойти в бой… и вот, к чему это привело…

Кими всхлипнула.

- Кими… Дай мне, пожалуйста, одеяло. – попросила Сандра. – Пока Лейви не утащила их все.

Кими, опомнившись, быстро подбежала к вороху, выдернула одеяло и понеслась было отдавать его Сандре, но резко остановилась.

- Подожди. – посмотрела она на главную храмовницу. – Тебе ведь передали два одеяла.

Кими побежала обратно к клетке Лейви и, схватив конец второго одеяла, дёрнула его на себя и побежала обратно к Сандре. За её спиной раздался грохот и ругань.

Второй конец этого одеяла находился в руках Лейви.

- Кими! – прошипела та, потирая щёку.

- Ой! – издала сочувствующий звук Кими, однако, не выпуская из рук конца спорного одеяла.

- Кими, ладно, оставь Лейви одеяло. – великодушно махнула рукой Сандра. – Дай мне хотя бы это одно.

Кими отпустила свою часть постельной принадлежности и Лейви, не теряя времени, быстро потянула вещь, обещающую дать тепло, на себя. С довольным видом она забралась на лежак с ногами и принялась укутываться в свою драгоценную добычу.

Сандра приняла из рук Кими одеяло и быстро закуталась.

- Кими, как ребята?

- Нормально. Спят все. Кроме Кайла. Я не знаю, где он.

- Кстати, Кими. – раздалось из вороха одеял. – Если хочешь в соседнюю с Вайоми клетку – так это пожалуйста. Занимай хоть сейчас, мы тебя не прогоним.

- Я бы заняла, Лейви. – ответила Кими. – Если бы это не означало сидеть рядом с тобой. Как только для тебя найдут какой-нибудь подходящий закрытый со всех сторон звуконепроницаемый сарай, я с радостью займу место рядом с твоими соседками.

- Ты хуже пожирака. – фыркнула из одеял омилльская правдивая.

- А ты - пожирак два раза! – показала язык вороху Кими.

Сандра улыбнулась. Кусочек привычных рабочих будней пришёл сюда вместе с Кими. Сейчас бы ещё и кофе. Не хочется умирать, не почувствовав запах и вкус кофе.

- Кими! – воодушевилась Сандра. – Ты не могла бы принести мне кофе! Уже заваренный. Если тебя не затруднит.

- Конечно, не затруднит! Сейчас сделаю! – Кими подскочила и понеслась к выходу.

- Кими! – Лейви высунулась из одеял. – И мне! И дай мне тоже попить.

- Хорошо.

Кими быстро вернулась и принялась искать что-нибудь питьевое в корзинах.

- Прости, Лейви. – покачала головой она. – Ничего питьевого больше нет.

- Видимо, емкостей было всего три. – мстительно повертев недавно извлечённой из корзины пустой фляжкой, отметила Сандра.

- Вайоми! – Лейви повернулась к клетке ведьмы. – У тебя моя фляжка.

- Прости, Лейви. – пожала та плечами. – Они обе уже пустые.

- Да болотные ж умертвия! – прорычала омиллька.

- Я принесу ещё! – пообещала Кими и бросилась к выходу. – И кофе!

- И кофе. – улыбаясь ей вслед, повторила Сандра.

И кофе. Жидкий кусочек удовольствия и спокойствия прежних дней.

Она вернулась к табличкам.

Большая жадная птица Лейви втянула голову обратно в своё наспех свитое гнездо и затихла.

- Некомандное поведение Лейви тоже симптом? – шутливо осведомилась Вайоми, видя, что Сандра вновь взялась за записи.

- Нет, она всегда такая. – вздохнула Сандра.

- Я всё слышу! – раздалось из кокона.

- Значит, слоёв одеял маловато. – отозвалась главная храмовница, не прекращая писать.

- Вот и я о том же! – прозвучал возмущённый голос Лейви. – Мне всё ещё ни чвонка не тепло! Этот холод пробирает до костей…

Со стороны лестницы вновь раздался шум и шесть любопытных глаз обратились в эту сторону.

Это была не вернувшаяся Кими. Это был Кайл и… северянка! Она жива!

Сандра подскочила с лежака, бросив таблички. Агентъ выпустил северную женщину, значит… Та здорова? Или праймовец слишком самонадеян и легкомысленно настроен на быстрое решение проблемы?

Сандра заметила, что северянка одета в купленную для неё Сандрой одежду. Омилльская храмовница удовлетворённо заметила, что с размером почти угадала.

Выглядела северянка в целом почти бодро и уж точно гораздо лучше по сравнению с тем, когда Сандра видела её последний раз. Лицо её имело сосредоточенно-строгое выражение, седые и ещё немного влажные волосы собраны в высокий пучок. Уверенная осанка её была столь аристократичной, что любая праймская леди бледно смотрелась бы на фоне этой пожилой женщины в удобном, но простоватом и просторном кантинском костюме. И она… сияла?

Сандра готова была поклясться, что женщина чуть сияла. Почти так же, как и… Кайл. Похоже, это отблески солнца из маленьких окон под потолком. Или начинающиеся галлюцинации на фоне лихорадки. Храмовница решительно отодвинула свои попытки разобраться в ситуации на потом.

- Ты жива! – вслух воскликнула она. – Я так рада!

- Говорить, дойти сюда не затем, чтобы умереть. – покачала головой северная, глядя на Сандру своими пронзительно яркими глазами. – А вот ты… нехорошо.

Бабулька неодобрительно поцокала языком, оценивающе осматривая храмовниц.

XV. Ход людей. Герой Кайл.

Кайл в сонной отупи смотрел на прильнувшую к прутьям клетки жутко измождённого вида, но действительно радостную Сандру. Мир становился очень ярким и текучим, краски и звуки расплывались и доносились откуда-то со стороны. Он и сам был в немногим лучшем состоянии. Ему действительно надо было поспать.

- Лейви, Вайоми. – сонный Кайл постарался стряхнуть оцепенение. – Это наша северная гостья…

Он запнулся, поняв, что даже не спросил, как ему называть пожилую женщину.

- Как нам называть тебя?

Повисла пауза. Видимо, северянка пыталась понять вопрос.

- Ренеа. – после некоторой заминки ответила она. – Называть Ренеа. Думаю, для ваш язык это будет вполне уместный мой название.

- Хорошо, Ренеа. – Кайл повернулся к Сандре и храмовницам, с любопытством, таращившимся на северянку из клеток.

Он был готов поклясться, что у высунувшей из своего одеяльного сооружения голову Лейви даже на время пропала её обычная утрене-дневная сонливость.

– У Ренеа самый, что ни на есть, настоящий укус. – продолжил осдшник. – Даже несколько, Хелаку осмотрела её. И, несмотря на это, Ренеа, укушенная где-то пару малых циклов назад, насколько я мог понять с её слов, она и сама не знает точно, стоит здесь перед вами и даже хорошо выглядит.

- Значит, и у нас есть какой-то шанс. – облегчённо выдохнула Вайоми.

Северянка внимательно прислушивалась, стараясь понять омилльско-праймскую беглую речь. Но, судя по её выражению лица, её попытки не увенчались особым успехом. Кайл напомнил себе о том, что нужно говорить медленнее и строить гораздо более простые фразы.

- Ренеа. – обратился он к северянке, предлагая той устроиться на стуле, до этого занимаемом Ирвиным и подтаскивая ещё один для себя. – Расскажи. Как ты выздоровела. Как стала нормальной снова.

Ренеа кивнула, прислушиваясь, и замолчала, подбирая слова.

- Если бы я знать, я бы уже говорить вы. – серьёзно ответила она. – Но я – нет. И мы начать искать ответ вместе.

- Откуда ты знаешь… праймский? Омилльский? Ты используешь слова и того, и того языка, как мы с Кайлом.

Северянка явно поняла только первую часть сказанного.

- Быть… как говорить… работать книги. – медленно начала она, подбирая слова

- Писать? – задала уточняющий вопрос Сандра.

- Нет. – мотнула головой та. – Читать. Много читать. Место – много книг.

Картинно раскинула руки северная гостья.

- Библиотека. – догадалась Вайоми.

- Да! – северянка сделала радостный жест в сторону ведьмы. – Библиотека! Работать библиотека.

Лицо её на момент осветилось грустью. Видно было, что Ренеа тоже скучает по своей нормальной жизни и работе в библиотеке.

- Это у вас в библиотеке учат так швыряться людьми и предметами? – хохотнула Сандра. – Тогда я хотела бы поступить к вам на стажировку! И привести своих людей.

Она замолчала и призадумалась.

- Жаль, не будет для меня никакой стажировки. – грустно продолжила она. – Лейви!

Начальница храмов повернулась к служивой своей команды.

- Вот эта чудесная, изящная как омилльская ваза, женщина, легко отшвырнула меня и ещё одну кантинскую на весьма приличное расстояние! И это – будучи полумёртвой от усталости!

- Да ну! – изумилась одеяльная владычица. – Я бы охотно померялась с ней силами!

Она с готовностью подпрыгнула, сидя на лежаке.

- Потягайся с ней силами вначале в способности к выздоровлению, Лейви. – урезонил Кайл ретивую вояку.

- Ренеа. Что было… после укуса. – Сандра показала свою перебинтованную руку и показала на шею северянки.

- Уже говорить друг. – женщина сделала жест рукой в сторону Кайла. – Не помнить. Ничего не помнить. Что-то бежать, жрать иногда кто-то и что-то, всё тьма, редко - вспышка. Потом – светлые пятна. Эллогос. Помогать. Потом – здесь. Толкать глупое растительское, бежать на я. И ты. Всё. Всё, что говорить.

Ренеа со свистом набрала воздух и резко повела плечом, видимо, давая понять, что ей больше нечего добавить.

- Она, похоже, была в полузабытьи. – резюмировал Кайл. – С редкими проблесками, ведя себя как обычный пожирак – бежала и ела всё, что попадается.

- То есть! – вдруг передёрнуло Сандру. – Часть прибегающих к нам северных могла бы очнуться, если бы мы их не убивали?

- Возможно. – пожал плечами Кайл.

- Не должны ли мы внести и показания северянки в наш лабораторный журнал? – вопросительно посмотрела на начальницу Вайоми.

- Внесём! – согласилась главная храмовница. – В Вайоми проснулась исследовательница…

- Пока Ирвин спит. – уточнила ведьма.

- Так о многом хочется её расспросить! – пожаловалась Сандра Кайлу, показывая глазами на Ренеа. – Жаль, что она плохо понимает.

- Снабдим её учебниками! – бодро отозвался Кайл. – Если она, конечно, захочет учиться, и не предпочтёт бежать дальше от эпицентра трагедии как остальные её однородинные.

- Боюсь, я не доживу до того момента, когда она заговорит. – вздохнула омиллька. – На… на каком языке? Полагаю, разумнее будет учить её омилльскому.

- Это почему? – возмутился праймовец. – Праймско-лимские разговорники куда более распространены! Кстати, может и доживёшь. Спустя свет большинство кантинских уже грызли прутья клеток, а мы с тобой ещё разговариваем.

Вояка кивнула.

- Едва ли северная будет жить в Прайме. – продолжила она гнуть свою линию. – Омилл – лучшее место для жизни, Прайм – для работы и учёбы.

- В Прайме самые большие библиотеки и базы знаний. – не унимался Кайл. – Для неё изучение праймского будет перспективным занятием, если она захочет продолжать изучение культуры современного юга!

- Если она захочет. – акцентировала омилльская храмовница. – Это ключевое. Надо спросить у неё.

Все перевели взгляд на Ренеа, изучающе рассматривающую укушенных, переводя взгляд с одной на другую. Если северянка и вслушивалась в разговор, то понимала явно недостаточно, чтобы принимать активное участие.

- Интересно, откуда у них в библиотеке учебники иностранных языков? – задумчиво произнесла Сандра. – Неужели они, даже отгородившись, всё-таки интересовались внешним миром?

- Интересно. – кивнул Кайл.

На лестнице вновь послышался шум и появилась Кими. Кайл принюхался. Кими явно принесла кофе. Какая прекрасная мысль – восхитился он. Почему до этого никто не додумывался приносить с собой кофе в эти, уже прочно закрепившие за собой статус лаборатории, стены.

Возможно потому, что в этих краях надо было постараться, чтобы достать свежий омилльский кофе. Кайл бы точно постарался, если бы знал, что они с Ирвином задержатся здесь так надолго.

- Ой! – охнула запыхавшаяся Кими, пытаясь перевести дух. – Я и не думала, что нас здесь будет так много! Сандра, я принесла кофе! И много воды!

Служивая показала на большую водяную ёмкость, висевшую у неё на боку. Она быстро подбежала к клеткам, аккуратно доставая из специальной кофейной сумки ёмкости с сохранившим тепло ароматным напитком и раздавая узницам клеток. Сделав это, она достала из другой сумки большую ёмкость и налила туда воду, поставив около клетки Лейви.

- Я боюсь, кофе на этом закончился. – Кими обернулась к агентъу и северянке. – Я даже для себя не сделала. И не знала, что ты будешь здесь. Ты и…

- Ренеа. – представил Кайл их новую знакомую. – Наша гостья с севера.

Та подняла на него глаза, услышав своё имя.

- Ренеа – это Кими. – осдшник показал на темнокожую служаку команды Сандры.

Ренеа кивнула, принюхиваясь.

- Интересно запах. – отметила она.

- Это кофе. – прокомментировал Кайл. – Эти запасливые омилльские не могли не притащить его с собой.

Он улыбнулся. С кофе и суетливой Кими в душное помещение ворвалась часть тёплой и уютной омилльской атмосферы Участка Правды, несколько работниц которого сейчас находились здесь, привычно попивая тёмный и, зеленоватый от кусочков ягод, напиток между рабочими делами.

Для завершённости не хватало только симпатичных прессованных омилльских сладостей из ягод, орехов и трав, которыми они привыкли подкрепляться, подстёгивая свои умственные силы, между перерывами на кофе и обед.

Лейви одним глотком осушила свою ёмкость с кофе и бросилась к оставленной Кими у клетки ёмкости с водой.

- Тоже начинать так. – махнула головой в её сторону Ренеа. – Затем – очень горячо, потом – тьма.

- Горячо пока только Вайоми. – отметила Сандра. – Мы с Лейви сейчас отчаянно мерзнем.

- Да, я думала, я тут в землю двинусь! – бурно выразила свою жалобу правдивая, разбрызгивая воду. – Аж до души пробрало! Спасибо хоть Кими одеял принесла.

- Ренеа. – привлёк внимание северянки Кайл. – Был до жара… до «горячо» холод?

Агентъ изобразил озноб.

- Возможно. – опять неопределённо повела плечом пожилая женщина. – Быть темнота долго. Не знать. Потом свет. Боль. Жар. Быстро.

Она чуть содрогнулась, вспоминая.

- Сильно падать… - задумчиво закончила она.

- У них там были какие-то массовые разрушения. – припомнила Сандра. – Возможно, её задело.

Кими в это время налила воды во все подставленные ёмкости, протянутые вояками из клеток.

- Кими. И все остальные. Вам надо найти способ кормить и поить нас, не приближаясь. – напомнила глава храмов.

- У нас с Ирвиным уже… есть некоторые наработки в этой области. – ухмыльнулся Кайл, вспомнив прошлый неудачный опыт с попыткой кормления заключённой. – Правда, методы требуют обкатки.

- Вы уже кормили кого-то в клетках? – удивилась Кими.

- Да. – подтвердил Кайл. – Мы пытались накормить трансформировавшуюся местную участковую.

- И? – с любопытством потребовала продолжения истории Лейви.

- Она… изъяла у нас инструмент удалённого кормления. – уклончиво ответил агентъ.

- Как это? – уточнила Вайоми.

- Выдернула из рук. – нахмурился Кайл. – У пожираков огромная силища.

- Но… она хоть поела? – поинтересовалась ночная стражка.

- Да, поела. – кивнул Кайл. – И поуспокоилась после этого.

- Ну, это главное. – вздохнула Лейви, как будто бы эта новость могла принести ей облегчение.

- А потом? – поинтересовалась Сандра. – Участковая всё-таки умерла?

- Да. Как и все укушенные кантинские, которые почти всегда трансформировались на первый же свет. – развёрнуто ответил праймовец, не желая лишать укушенных надежды.

Кайлу уже трудно было держать глаза открытыми. Мир расплывался и губы еле ворочались.

- Кажется, мне пора спать. – констатировал он факт.

- Ступай, конечно! – спохватилась Сандра. – У нас всё хорошо, Кими снабдила нас всем необходимым.

Начальница храмов лучезарно улыбнулась своей сотруднице.

- И останусь здесь дежурить! – вызвалась Кими. – Пока не придут Хелаку и Ирвин.

- Хорошо. – кивнул Кайл, поднимаясь со стула и делая знак Ренеа, что пора уходить.

Та решительно помахала руками.

- Оставаться здесь. – пояснила она.

- Хорошо. – второй раз односложно согласился Кайл. Его способность подбирать слова сейчас начинала напоминать таковую у Ренеа.

Осдшник направился к выходу из помещения.

- Сандра. – агентъ остановился и повернулся к храмовнице, пройдя пару первых ступеней. – Нужно сообщить Кионе, Финиану и Майло о произошедшем.

- Нужно. – подтвердила начальница храмов. – Мои сообщения для них и для чифа Омилла стоят вон там в углу, где их оставил Ирвин вместе со своими перчатками. Их нужно обеззаразить и передать курьерской службе.

- Хорошо. – в очередной раз согласился Кайл, подходя к табличкам и собирая их с помощью перчаток Ирвина в пустую корзину из-под еды, которую оставил Иржи.

- Кайл! – Сандра высунула из клетки ещё одну исписанную табличку. – Вот ещё. Рекомендации для кантинских.

- Ну и продуктивность у тебя. – покачал головой агентъ.

- Время подстёгивает. Да и надо же на что-то отвлекаться. – пожала плечами омилльская служивая.

Кайл вышел из здания участка порядка и побрёл в сторону их общего с омилльскими храмовыми дома, стараясь как можно осторожнее нести корзину с табличками. Он внимательно смотрел себе под ноги.

Прошёл уже свет, а Сандра не трансформировалась. Есть надежда?

Может, у ведьм всё проходит иначе? Может, ведьмы сами излечиваются, как северянка? Пробел в памяти той и странные видения могли быть бредом на фоне повышенной температуры. Кто знает, как всё проходило на самом деле, если она сама не знает. Кажется, она упомянула эльфов.

Мысли Кайла носились в общем аморфном киселе из его размышлений, кучи фактов для анализирования, из его состояния усталости. Они никак не давали себя изловить и как-то дооформить. Что-то важное ускользало от него.

Агентъ механически шёл в избранном направлении, тупо переставляя ноги и всё ещё глядя в землю. В поле его зрения попали странные тени. Тени, перегородившие ему дорогу.

Полусонный Кайл даже не потрудился встать в боевую стойку, он просто устало поднял глаза на отбрасывающих тень. Это, право, уже начинает надоедать. Они могли бы с таким же усердием отслеживать пожираков, а не его команду. Ведь не лень же было носиться по городу, добывая информацию. И это после работы на полях и вчерашней обороны города, в которой часть из них наверняка участвовала.

Кайл вздохнул и принял вид человека, готового внимательно слушать.

Кантинские принялись говорить наперебой, но, неугомонные парламентёры были те же, что и в прошлый раз.

- Почему в клетках сидят омилльские?!

- Почему они не убиты?!

- Почему наши люди привязаны к деревьям под открытым небом, а эти нормально так в клетках сидят?!

- Клетки освободили для омилльких?!

- И убивать их не собираетесь?!

- Своих будете лечить?!

Поток вопросов посыпался на молча слушающего Кайла, поставившего корзину с табличками на землю и внимательно, насколько позволяло его полуобморочное состояние, прислушивающегося к этому гвалту, пытаясь выделить из него что-то осмысленное, на что можно было бы начать отвечать.

Послушав немного, праймовец решил, что услышал достаточно и предупреждающе поднял свою бледную руку с аристократически тонкими длинными пальцами.

Толпа резко замолчала, уставившись на него со смесью ненависти и надежды.

- Ваши люди привязаны, я так понимаю, в месте, где будет новый исследовательский центр и лазарет, который собирался учредить ваш староста. Я сейчас немного не в курсе происходящего, мы, помогая оборонять ваш город, потеряли часть команды. Потому, могу только сказать, что лично я не отдавал распоряжений по кантинским людям, все ваши вопросы должны быть адресованы вашей администрации.

Гвалт раздался с новой силой, практически оглушив его.

Поморщившись, осдшник вновь требовательно поднял руку, давая понять, что он не договорил.

- Омилльских, укушенных при последнем нападении на ваш город, мы обязательно…

Тут он запнулся и напряжённо сглотнул.

- Убьём, - продолжил он. – Если поймём, что ситуация так же безнадёжна, как и в предыдущем случае. Пока что они не трансформировались и в сознании. Мы проводим на них свои исследования, которые, в случае успеха, помогут спасти и ваших людей. Сейчас важно понять, что препятствует развитию болезни и можно ли вообще обратить вспять процесс трансформации в пожирака.

Кайл старался высказываться так ясно, как позволяли ему его способности вылавливать мысли из того самого «киселя», занимавшего сейчас всё его внутричерепное пространство. Ещё чуть-чуть, и он осядет прямо здесь, рядом с корзиной. Агентъ почувствовал раздражение. Почему рядом с ним сейчас нет Лейви или Дейвина, чтобы просто раскидать всё это сборище. И спровоцировать межгородской конфликт. Нет. Даже его кисельный ум понимал, что действовать надо в любом случае осторожно.

- А сейчас, - вяло выдохнул он. – Позвольте мне пройти. Я очень устал. Мне пора отдохнуть.

Он поднял корзину и двинулся прямо на толпу, зажимавшую в мозолистых мускулистых руках свои тяжелые сельхоз орудия.

Те недоумённо расступились. Кайл беспрепятственно прошёл мимо них. Если бы они поставили себе целью убить его, то сделали бы это сразу, не начиная разговора.

Немного подумав, он обернулся к кантинским.

- Я рекомендую вам сейчас сосредоточиться на подготовке к обороне и на заботе о своих укушенных. Настоятельно рекомендую вам кормить и поить их почаще. С осторожностью. Это помогает их успокоить. Это та малость, которая выяснилась пока в ходе наших исследований. Я надеюсь, вскоре мы все узнаем больше.

Кайл отвернулся и побрёл в сторону дома. Пройдёт он в этом свете этот бесконечный путь, или свалится и уснёт где-то по дороге?

XVI. Ход эллогос.

- Я… я… где я? – раздался слабый, неуверенный голос.

- В лесу, у священной горы! – услужливо сообщило находящееся рядом с подавшим голос существом Иннис. - Вижу тебя здесь.

- Кто это? – заинтересованно отозвалось Стэллис. - Тесселинн, это новенькое?

- Да.

- Оно говорит! Дождались!

- А второе? – Даллис отвлеклось и перестало вглядываться и принюхиваться.

Смысла в этом сейчас особого всё равно не было. Недавно им удалось перехватить группу незримых, но сколько они пропустили до этого – неизвестно. Единственным способом обнаружить их было оказаться рядом в той точке фронтира, где они оказались. Чаще всего они оказывались на подъёме близ людского поселения и, обычно разведгруппы эллогос старались дежурить там. Но, иногда находились и альтернативные маленькие тропки, которые светящиеся обнаруживали и заваливали камнями.

- Второе пока нет. – голос Тесселинн вернул Даллис к главной обсуждаемой ныне теме. - И то, и другое трясёт. Они явно шокированы, напуганы или… ещё что-то, не могу почувствовать точно.

- Вас так… много. – неуверенно констатировал факт голос нового существа. - В моей собственной голове… от этого тошнит.

- К хору ты привыкнешь и научишься слышать только нужные тебе голоса. – успокоило Тесселинн. – Пока слушай, пропитывайся и… пробуй говорить само.

- Пробую! Я уже довольно долго слушаю. Вначале это был просто галдёж. – мысленно вздохнуло льюс. - Почему моё тело не ярко, как твоё?

- Всему своё время.

- Как тебя называть? – полюбопытствовало Эйлинн.

- Я не знаю. – нахмурилось новенькое. - Не помню... Не хочу вспоминать. Всё тяжёлое. Тёмное. Резкое.

- Всему своё время. – вновь утешающе повторило Тесселинн. - Будь в потоке.

- Мы очень рады тебе! – резюмировало Эйлинн. - И второму, что пока не говорит. У нас давно не было новых проростков и новых льюс. Хорошо, что вы сейчас с нами. Не обижайтесь, если сейчас к вам будет тянуться слишком много лучей внимания. Будьте в потоке.

- Что это значит?

- Это традиционное приветствие-прощание. Если переводить его дословно – это примерно «лети вместе с естественным ходом жизни, не торопи события».

- А, точно. Вспомнило. – быстро произнесло новенькое.

И тут же само опешило от сказанного.

- Ты ведь бывало у нас раньше, да? Что-то в тебе есть ужасно знакомое… - «пригляделось» Эйлинн и весь хор умолк и сделал то же самое, пытаясь понять и почувствовать это ускользающее смутное ощущение дежавю. Эллогос были уверены в том, что их новые знакомые на самом деле были их старыми знакомыми. Но, учитывая то, сколько времени жило каждое льюс и сколько людских рождений было у всех за плечами до этого, восстановление цепочки предыдущих встреч было интересной задачкой.

Тяжкой задачкой, от решения которой отказалось само новое существо. Но, получив дополнительную энергию и незримую сочувственную поддержку от всего сообщества эллогос, осмелело и, с пересилившим страх любопытством, всё-таки решило робко попробовать заглянуть в себя.

Утихший хор с безмолвной неподвижностью так же вглядывался в молодую душу…

Старой Габриэллы… льюс резко сжалось от пронзивших всё её существо болезненных воспоминаний.

Взрыв!… Огонь. Языки пламени, полыхнувшие из окна. Горит этаж под ними.

Жар, охватывающий всё помещение… Безумные лица охваченных паникой друзей. Куда бежать?! Огонь, оглушительно трещащий огонь, подбирающийся со всех сторон… Выхода из этого смертельного жара нет.

Второй звук взрыва. И взрыв боли и огня поглощает всё вокруг.

XVII. Ход людей. Героиня Сандра.

Сандра проснулась оттого, что ей было очень жарко. Она устало выдохнула и сбросила одеяло. Следом она принялась снимать тёплую одежду.

Хоть поспать и было хорошим решением, но чувствовала она себя всё ещё ужасно. Ей еле удалось заснуть, пытаясь как-то согреть свои леденеющие конечности. Вставать и растирать их сил не было, но и уснуть, трясясь от холода с онемевшими руками и ногами было тоже практически невозможно, но, видимо, всё-таки ей это удалось. Сколько она проспала?

Главная храмовница попыталась встать, чтобы окончательно снять с себя верхнюю драпировку. в ушах звенело, перед глазами расплывались цветные круги, мозг пытал.

Она рухнула обратно на кровать, закрыв глаза. Это не сильно помогло. Перед внутренним взором возник огромный глиняный шар, летевший прямо на неё.

Сандра в испуге открыла глаза и резко села. Шум в ушах перешёл в сильный гул, реальность ещё интенсивнее рассветилась всевозможными тошнотными красками.

Храмовница сжалась, охватила голову руками и опустила на колени, пытаясь прийти в себя. Приятный холодок, после скидывания верхней драпировки, игриво щекотал шею.

Женщина выдохнула и подняла воспалённые глаза на шевелящееся неподалёку пятно.

Она попыталась сфокусировать зрение. Звуки потихоньку возвращались, вытекая из гула.

Лейви. Она увидела Лейви. Та сидела в своей клетке и сосредоточенно смотрела на что-то. Одеяла этой омилльки так же были скинуты на пол. Похоже, она тоже «согрелась».

Сандра хрипло хмыкнула.

- Лейви, сколько я проспала? – попыталась она подать голос.

Получилось не очень. Пол фразы она просипела, вторая тоже не слишком походила на членораздельные звуки. Боковым зрением главная храмовница видела что-то яркое. Два ярких пятна. Она повернула голову, чтобы присмотреться, но тут её отвлёк звук. Что это за странный звук? Это её имя. Сквозь горячку догадалась Сандра и с трудом отведя глаза от светлых пятен, повернула голову на звук.

- Сандра! Вайоми!

Это был голос Лейви, голос полный отупляющего отчаяния. Лейви произнесла это практически одним выдохом.

Что - Вайоми? Сандра повернула весь торс (головой вертеть было уже больно, это отдавалось тошнотой и резью в шее и плечах) в сторону клетки, где, как она помнила, находилась Вайоми. Храмовница пригляделась. Она очень старалась увидеть то, к чему привлекала её внимание их ночная дежурная.

Вайоми. Взгляд Сандры выхватил безумные покрасневшие глаза и оскал. Руки ведьмы тянулись из клетки в сторону светлого пятна, на котором до этого залипало и её внимание тоже. Омиллька мигнула, пытаясь приглядеться.

Пятном была Кими, с застывшим на лице выражением ужаса и омерзения. К ней тянулись руки её подруги. Бывшей подруги.

На Сандру сокрушающе обрушилось понимание происходящего.

Вайоми трансформировалась.

Самая молодая и неопытная из ведьм Финиана. На долю которой выпало столько, сколько не выпадало и бывалым. Хорошо, что она умрёт сама раньше, чем Финиан и Майло разорвут её на части за своих. Пусть рвут Кайла.

Это пронеслось у неё в голове, пока она задумчиво ковыряла свою ногу.

Храмовница подняла глаза ещё раз, чтобы убедиться, что те её не обманули.

Нет. Кими беззвучно плакала, Лейви в жесте бессилия и отчаяния свернулась в углу клетки, опустив голову на поджатые колени, второе пятно – теперь она разглядела, что это была северянка – сочувственно смотрела на всё это, не зная, что предпринять.

Она встала и, приобняв Кими, молча отвела ту подальше от клетки с Вайоми.

Сандра устало выдохнула и вновь обессиленно свалилась на лежак.

Значит… теперь только она и Лейви. Надолго ли? Страдающая от практически невыносимого жара храмовница закрыла глаза и глиняный шар вновь с устрашающей скоростью устремился к ней.

Сандра быстро вновь подняла воспалённые веки. Она практически ничего не видела дальше своей клетки, но этот болотный шар виделся ей детально и с пугающей отчётливостью. Она готова была поклясться, что если попытается досмотреть действо до конца, тот выбьет из неё мозги. Остатки мозгов. Всё, что ещё не испарилось и не вытекло под действием этого жуткого жара.

Пить. Охота пить. Омиллька перекатила голову на бок и увидела стоящую на полу ёмкость. Вставать ей почему-то совсем не хотелось, поэтому, медленно перекатившись, она практически сползла на пол и протянула руку к ёмкости. Та была полной. Чудо-Кими об этом позаботилась.

Сандра слабо улыбнулась, жадно отхлёбывая из ёмкости. Пол был прохладным. Возможно, здесь стоило и остаться. Она приложила пылающий лоб к холодной поверхности, всё ещё сильно пахнущей реагентами после недавней обработки и испытала смесь тошноты и облегчения.

И голод. Женщина прислушалась к внутренним ощущениям. Она готова была уверить, что эта высохшая глотка не примет в себя ни кусочка еды. Даже если примет, то ту исторгнет воспалённый желудок. Однако…

При всеобъемлющем чувстве тошноты, спутником этого было такое же по величине чувство голода. Она подняла глаза от пола, перекатив голову набок.

Светлые пятна сияли. Может, они дадут ей поесть? Или… может, стоит съесть их.

В бредовом состоянии Сандры эта мысль не казалась ей такой уж и дикой.

Еда. Еда. Еда. Возможно, на полу помимо воды есть ещё и еда. Она начинала понимать пожираков, грызших прутья. Мысль о еде выходила на первый план и становилась всё более навязчивой, отвлекая от всего прочего и вызывая приступы дурноты, подкатывающие со всё новой силой. Если она сейчас не поест, то всё точно закончится.

Часть Сандры очень хотела, чтобы всё закончилось. Но другая, волевым решением напрягши зрение, уже шарила взглядом по полу клетки в поисках чего-то съедобного. Ничего похожего… корзина! Корзина около клетки. Ароматных запахов не ощущается… но внутри точно что-то лежит!

Храмовница быстро придвинула себя к краю клетки и, приподнявшись, превозмогая ноющую боль в плечах и шее, заглянула внутрь корзины.

Внимание сразу привлекли чуть сияющие, возможно, в отсветах от окна, фрукты. Этому невозможно было сопротивляться.

Она решительно постаралась сесть. Ей это удалось. Уронив корзину набок, Сандра перекатила её содержимое к себе в клетку. Ей некогда было разводить церемонии и доставать всё по одному. Она быстро впилась зубами в сочный бок какого-то местного плода и принялась жевать. Мышцы челюсти тоже болели. Ныло всё сразу. Зрение садилось очень быстро и весь мир стремительно погружался во тьму. Голова кружилась. Всё пространство вокруг наполнял вернувшийся гул, который остро прорезали звуки её собственного жевания.

Гул, заглушивший все мысли и тревоги. В какой-то степени, это было даже хорошо и в этом горячечном онемении было что-то комфортное. Она надумалась за последнее время на всю жизнь вперёд. Пусть это теперь уходит. Скорее бы дожевать и взяться за следующее. И следующее…

Неизвестно, сколько времени прошло в тёмном забытьи, после того, как жевание прекратилось. Наступило время небольшого покоя в этом тёмном и пылающем мире. Красные пятна проплыли мимо, оставляя за собой разводы. Теперь пространством властвовали они. Её больше не было. Совсем?

Сандра удивлённо перевела глаза на себя. Она попыталась поднять руки, но рук не было. Как и ног. Она постаралась проследить дальше. На месте живота у неё красовался огромный чёрный сгусток, сияющий чернотой, как облако пыли из мелких кристалликов. Это её? У остальных то же самое?

Больная подняла глаза и увидела всё тот же шар, летящий на неё. И практически достигший своей цели. Она резко отшатнулась, чтобы уклониться.

Шар, исчезнув в полёте, однако, успел снести часть её мира красных пятен, ставшего для неё уже практически привычным и комфортным. Щека лежала на чём-то шершавом, холодном и дурно пахнущем, оно давило на челюсть.

Полмира было всё ещё чёрно-красным, та часть, которую снёс шар-опрокидыватель, была гораздо светлее. Но в ней было столь же мало интересного. Не на что смотреть. Откуда-то со стороны раздался вздох. Её голосом. Так вот, почему она не могла увидеть себя. Она там, где-то в стороне.

В стороне, откуда доносятся шумы. Странные, тревожащие. Зачем они здесь? Почему не оставят её в покое? Ей нужно постараться вновь достигнуть тёмного мира с красными пятнами. Там меньше боли. И голода.

Сандра почувствовала, как чёрное облако пыли, заменявшее ей живот, шевельнулось и оживилось. Жутковато. Оно голодно. Если она не начнёт есть сейчас, оно начнёт есть её.

Но что оно будет есть, если её нет?

То, что от неё осталось. То, что сейчас всё это осознаёт в думает.

Сандра вздрогнула. Есть. Быстро есть. Есть, еда, достать еды. Эта мысль захватила её целиком, как и паника. Быстро есть, иначе всё совсем погаснет и закончится. Вот так глупо закончится, да. Облако пыли съест её и всё вокруг. Оно очень голодно и далеко от того, чтобы шутить.

Со стороны вновь раздался не то хрип, не то всхлип Сандры. Она не хотела, чтобы всё закончилось сейчас и вот так. Значит, придётся уйти из красного мира. Там нет боли, но и еды тоже нет.

Она дёрнулась и напрягла последние силы, стараясь переместиться в ускользающий мир, где есть хотя бы пятна света. Пятна света, способного, хоть на время, отогнать тьму и накормить облако. Есть здесь хотя бы небольшой свет, который шёл от фруктов?! Ей нужно хоть немножко света. Чуточки было бы достаточно, чтобы что-то сделать с этой тьмой, которой теперь практически была она сама.

Сандра принялась лихорадочно вслепую шарить по тому месту, где, как ей казалось, был пол. Раньше был, когда мерзко упирался в кость челюсти. Но сейчас пол, как и все прочие ориентиры, был потерян. А значит понять, где теперь будут находиться спасительные маленькие пятна света тоже не представляется возможным.

Звуки. Опять эти странные тревожные звуки, доносящиеся сквозь гул. Храмовница попыталась отмахнуться от них. Зачем ей сейчас звуки, даже странно знакомые, если ей нужен свет?! Было некогда прислушиваться.

Да и не нужно. Решение было найдено. Прямо перед ней на небольшом удалении красовались яркие пятна света! Это было как раз то, что ей сейчас нужно было!

Эти два были даже ярче, чем те, что она видела некоторое время назад и о чьём существовании успела позабыть. Она радостно всхлипнула. Спасена! Сейчас всё наладится!

Пятна! Дайте мне эти большие, очень яркие пятна, они точно уберут эту тьму!

XVIII. Ход людей. Герой Кайл.

- Сандра! – ещё раз крикнул Кайл, но видно было, что она его уже не слышит.

Кайл перестал пытаться докричаться до подруги, которая билась в судорогах от высокой температуры на полу своей клетки.

Он уже не пытался подойти ближе, чтобы помочь. От этого естественного и импульсивного жеста его удержали крепкой хваткой руки Ирвина и северянки.

Сандра перестала корчиться на полу клетки и замерла. Всё? Нет. Не может быть. Она всегда была сильной. Она и сейчас справится.

Бессмысленно твердил себе агентъ, пытаясь себя утешить. Всё бесполезно.

Обезумевшая Вайоми уже грызёт прутья клетки и края корзины с едой, подвинутой к её клетке северянкой. Лейви лежит на полу своей камеры в отключке. Сандра была последней, кто шевелился или как-то иначе подавал признаки обычной человеческой жизни.

Сейчас она лежит неподвижно, среди рассыпавшейся еды и пролившейся из ёмкости похлёбки. Осдшник забыл предупредить Иржи о том, что пожираки имеют свои пищевые предпочтения и что от каш и похлёбок в этом случае – одни неприятности.

Кайл осел на пол, и лаборант с северянкой отпустили его, не прекращая бдительно следить.

- Что она делала до этого? – спросил он безжизненным голосом.

- В основном, была в забытьи. – вытирая слёзы со своего очаровательного и печального тёмного лица, доложила Кими. – Периодически вздрагивала, как будто бы вот-вот вскочит и очнётся. Но нет. Похоже, она ничего не видела. И не слышала. Я пыталась её звать и хотела подойти помочь ей намочить одежду, чтобы снизить температуру – она была красно-фиолетовой, как закат…

Кими всхлипнула, закрывая рот рукавом.

- …но Ренеа удержала меня от этого. – продолжила омилльская правдивая. – «Никогда не знаешь, когда атакует». Что-то такое сказала она.

Ренеа кивнула.

- Так она всё время то отключалась, то приходила в себя, начиная то биться в судорогах, то пытаться ползать по полу.

Кими тяжко вздохнула и перевела взгляд на лежавшую неподвижно на полу тюрьмы начальницу.

- Что Лейви? – спросил Ирвин, отправившийся в угол, где стояли его письменные таблички.

- Лейви просто отрубается. – пожала плечами Кими. – Ещё некоторое время назад она ходила по клетке, сбрасывая одежду и одеяла, которые недавно сгребала с такой жадностью. Потом отключилась. Потом пришла в себя. Она видела, что происходит с Вайоми…

При упоминании подруги пережившая за этот свет слишком много стресса омилльская служака окончательно расклеилась. Она опустилась на пол рядом с Кайлом и не в силах больше сдерживаться, разрыдалась.

Кайл, у которого у самого по щекам текли не замечаемые им слёзы, утешающе положил ей руку на плечо.

- Иди домой, Кими. Спасибо тебе за службу, ты сделала за этот свет для нас всех очень многое. – искренне поблагодарил он дежурную омилльку.

- Пойду. – сквозь слёзы попыталась говорить Кими. – Только впору идти опять в пивную, хоть и воспоминания о похмелье ещё свежи… Я правда пыталась помочь, как могла.

- Ты сделала всё. – кивнул Кайл.

Кими, горестно вздохнув, поднялась с пола и медленно печально отправилась в направлении выхода.

А вот он – сделал всё, чтобы случилось то, что случилось. Попросил Сандру и команду остаться здесь. Не препятствовал тому, чтобы они участвовали в сражениях. Пусть бы бравые кантинские сами справлялись, потони оно всё в болоте.

Отправился спать, когда с его коллегой и подругой творилось такое. Он ничем не мог помочь Инге, работающей на удалении от него, но Сандра… Она-то была вот здесь, рядом.

Теперь у него вновь нет ни её дружеской, ни её профессиональной поддержки, ни, практически, их маленького войска. Потому как часть этого самого войска находится сейчас здесь в недееспособном состоянии, а боевой дух второй части сейчас так мал, что бежавшие на другой конец материка северные были более мотивированы и решительнее настроены. Хоть на какие-то действия.

Ему нельзя раскисать. Он ещё может что-то сделать. Хотя бы, не подавать вида, что он в полном отчаянии, что посеет ещё большую растерянность в их рядах.

Агентъ вытер мешающие ясно видеть слёзы тоски и опустошённости и посмотрел на единственную из оставшихся, здесь дежуривших северянку.

- Было что-то интересное или странное? – спросил он, стараясь максимально просто и понятно строить предложение.

Та покачала головой.

- Кими сказать всё. Сама что-то писать там. – Ренеа показала в сторону камеры Сандры.

- Она вела записи о своём состоянии. И состоянии соседок по клеткам. Я попросил её. – заметил Ирвин. – Но мы, эти записи, похоже, не получим.

Лаборант развёл руками.

Кайл краем глаза уловил движение в клетке. Сандра пошевелилась!

- Сандра! – ещё раз с надеждой позвал он.

Та села, глядя в пол.

- Сандра!

Храмовница не реагировала, продолжая рассматривать глиняную поверхность. Кайл обеспокоенно посмотрел на Ренеа. Та повела плечом.

- Не один так. – кивнула северянка.

Сандру начало заваливать набок, и она упала. Кайл машинально сделал движение встать, чтобы помочь, но почувствовал на плече руку Ренеа.

Они молча наблюдали за тем, как Сандра пытается что-то схватить.

- Она бредит. – нарушил тяжелое ошеломлённое молчание Ирвин. – Температура очень высока.

Он уже стоял рядом, фиксируя происходящее на своей табличке. Это был его способ не спятить. Он знал Сандру и команду не так долго, как Кайл, но всё же не мог не сопереживать искреннему горю своих новых друзей.

- Не подходить. – строго сжала плечо агента пожилая северянка.

Сандра прекратила пытаться поймать что-то невидимое им в своей клетке.

Можно же помочь? Ей же сейчас можно чем-то помочь? Что-то можно сделать! Эти мысли непрестанно бились в голове Кайла.

Глава храмов вновь села на полу своей камеры. Упавшая на грудь голова её позволяла ей смотреть лишь в одном направлении – вниз.

Она вновь посидела какое-то время в таком положении. Это выглядело действительно жутко. Агентъу, полагавшему, что за это время он прошёл все круги безысходности и отчаяния, открывались всё новые его горизонты.

Она сидела неподвижно. Казалось, целую вечность.

Вечность, за которую внутри образовалась тягостная бездна. Бессилие.

Нельзя было ничего сделать. Совсем ничего. Только сидеть и смотреть. Кайл впал в оцепенение, не в силах отвести глаз от этого ужасающего и отупляющего зрелища.

Голова Сандры начала подниматься.

Очнулась? Внутри Кайла шевельнулась надежда. Он лишился дара речи и был не в силах даже попробовать окликнуть её ещё раз.

Глаза её были открыты. Она смотрела прямо на них.

Остатки мира агента начинали рушится, погребая его под собой.

В этих глазах не было больше ни следа той личности, которой они раньше принадлежали. Это была не Сандра.

Он в отупи смотрел на упорно тянущую к нему руки, словно в просьбе о помощи, копию его бывшей коллеги и подруги. О помощи, которую он не смог ей дать.

Вот она, и его бездна. Бездна обречённости. Оглушающая пустота внутри.

Он не сразу понял, что Ренеа зовёт его и легонько трясёт за плечо.

- Идти. – она наклонилась, заглядывая в его смотрящие куда-то сквозь неё глаза, в которых отражалась та самая гнетущая пустота. – Идти тоже. Как Кими. Не надо смотреть.

Сокрушённо поцокала языком она, качая головой.

- Незачем было. Всё равно ничего делать. – пожилая северянка ещё раз сжала плечо агента. – Идти. Больше здесь ничего.

Онемевший Кайл послушно встал и бездумно отправился к выходу, оглушённый тяжестью произошедшего.

- А как же… - почти у выхода повернулся он к Ренеа.

- Идти. – строго повторила северянка. – Я - смотреть думать. Ты – нет польза.

Уверенно произнесла старая ведьма. Агентъ ошеломлённо кивнул и, пройдя по участку ни глядя ни на кого из порядочников, оказался на улице.

Ему предстояло идти в место, которое больше не будет домом для троих из них.

Он посмотрел в небо. Оно казалось сегодня каким-то особенно ярким и высоким.

- Кайл? Агентъ ОСД Кайл? – услышал он.

Да, был им какое-то время назад. Теперь он соврал бы, ответив, что является Кайлом. Он был гнетущей пустотой. Бескрайняя пустота в нём сейчас продолжала созерцать бескрайнее небо, оторвать от которого взгляд не было ни сил, ни желания. Как и переводить взгляд на источник звука или произносить что-то в ответ. Ему не нужны были сейчас беспокоящие звуки. Только тишина и эта временная пауза для умиротворения.

- Я узнал тебя по снимку описанию, которое мне дало моё руководство.

Что делать, надо как-то продолжать быть частью этой жизни, раз для него она всё ещё продолжалась. Тем более, раз уж тебя уже узнали.

Взяв себя в руки, агентъ всё-таки соврал, утвердительно кивнув.

- Мне в администрации сказали, что я смогу найти тебя здесь или в окраинных домах. Я Элдриан. Из королевских гвардейских. Я и группа под моим командованием прибыли сюда по поручению Королевской Четы и ОСД для содействия тебе в ликвидации чрезвычайной ситуации.

У Кайла, от удивления, переставшего быть на момент пустотой, выступили на глазах слёзы облегчения. Он словно очнулся, повернувшись к говорившему.

- Наши отчёты всё-таки были прочитаны! – издал он нервный смешок, вытирая с глаз мешающую видеть жидкость.

Он увидел темноволосого, с сединой на висках и бороде, высокорослого служаку, внимательно и изучающе рассматривающего его своими пронизывающе-проницательными серо-карьими глазами.

- Да, были прочитаны и произвели немало шума! – подтвердил тот. - Кое-кто не хотел во всё это верить, уж не говоря о том, чтобы помогать кантинским. Было немало споров. Утверждений о недостаточной исследованности происходящего и, как следствие, об отсутствии необходимости делать какие-то быстрые выводы и принимать скоропалительные решения.

- Скоропалительные. – грустно хмыкнул Кайл. – На основе большой стопки отчётов.

- От пары уважаемых в силовых кругах людей. – отметил Элдриан. – Потому моё начальство послало упорствовавшего главного королевского советника и его прихвостней куда подальше, а меня с моими подчинёнными и группой добровольно присоединившихся – не так далеко. Сюда.

Кайл хмыкнул.

- Я смотрю, у вас тут дело серьёзное. – обеспокоенно заметил гвардейский.

- Более чем, - выразительно посмотрев на служаку, мрачно ответил праймский агентъ. – И вам всем теперь тоже смертельная опасность. Хуже, чем смертельная.

- А кто у вас в ответственности за организацию обороны? – постарался перевести разговор в конструктивное русло пришелец. - Мне нужно сейчас быстренько войти в курс дела.

Кайл обречённо выдохнул, непроизвольно зло скрипнув зубами.

- Пойдём… покажу тебе отвечавшую за организацию обороны города персону…

XIX. Ход людей. Герой Элдриан.

Элдриан в растерянности смотрел на главу омилльских силовых служб, к которой Кайл привёл его в ответ на просьбу подсказать тех, кто были заняты организацией обороны.

- Вот, Сандра. – тихим дрожащим голосом прошипел агентъ, показывая в сторону клетки с остервенело тянущей к ним руки пожиракой. – Она разрабатывала основные планы обороны города. Таблички с её незаконченными работами можно найти в нашем временном доме на окраине города.

Пока опешивший гвардеец зачарованно смотрел, не в силах оторвать взгляд и лишь переводя его с одного заключённого в человеческом теле сгустка алчущей человеческой плоти агрессии на другой, пожилая женщина уже выталкивала из помещения агента, чьи глаза вновь были полны слёз.

Второй служивый, находившийся в помещении тюрем вместе с деловитой особой в кантинском костюме, отложил таблички и подошёл поприветствовать королевского гвардейца.

- Ирвин. – представился он. – Агентъ ОСД и помощник Кайла. А это – Ренеа.

Он показал взглядом на успешно справившуюся с выдворением старшего осдшника незнакомку со строгими и волевыми чертами лица. Судя по её уверенной осанке и фамильярному обращению с известным праймским агентъом, пожилая дама была здесь одной из ключевых фигур.

- Расскажи, пожалуйста, поподробнее – что здесь конкретно происходит. – обратился к ней гвардеец по-кантински.

Ренеа молча смотрела на него, внимательно прислушиваясь. Она плохо слышит?

- Ренеа – северянка. – пояснил Ирвин. – Она не говорит… ни на одном из наших южных языков.

- Вот как!

Элдриан с ещё большим интересом уставился на женщину. Он в первый раз видел кого-то из северных вживую.

- Я расскажу. – вызвался осдшник. – Только времени это займёт немало.

Элдриан слушал, пытаясь справиться с нарастающим ощущением жути и стараясь не смотреть в сторону своих бывших омилльских коллег.

- Значит… это правда. – ошеломлённо выдохнул он. – И группу вояк надо было присылать… побольше…

- Да, так. – устало подтвердил Ирвин. – Прислали ли по моей просьбе персонал и оборудование для исследовательской лаборатории?

Он спросил это без особой надежды в голосе.

- Да, прислали. – кивнул гвардейский, краем сознания отметив, как оживился осдшник. – Агата, прочитав переданные ОСД в их институт ваши рапорты, не раздумывая вызвалась приехать помочь…

- Сама Агата?! – восхитился лаборант. – Из Королевских Исследовательских Лабораторий?

- Да. – подтвердил Элдриан.

- Ну, ничего себе! Не зря я старательно описывал всё, стараясь быть последовательным и максимально точным! Это всё-таки привлекло внимание!

Экий восторженный тип – отметил про себя праймовский вояка.

- Да уж, привлекло. – хмыкнул он. - Весь институт у них, говорят, зачитывался. С Агатой увязалось несколько… любопытных.

Элдриан чуть было не использовал служацкое сленговое словечко, применяемое гвардейскими отношении институтских исследующих, но вовремя осёкся.

- И притащили несколько тяжёлых коробок с чем-то… - добавил он.

- Отлично! – хлопнул в ладоши Ирвин.

И спохватился, поняв, что это привлекает внимание пожираков.

- У меня с собой приказ… - гвардейский достал из сумки табличку. – Ты из кайлового подчинения переходишь в агатино. Теперь нам нужно будет обсудить в местной администрацией, где будут находиться ваши лаборатории. Подопытные, я вижу, у вас уже есть.

Элдриан указал глазами в сторону камер.

- И их больше, чем хотелось бы. – кивнул младший осдшник. – Кайл очень расстроен. Они с Сандрой и Лейви старые друзья.

- Я заметил. Тяжело это – вот так терять друзей. – внутренне содрогнулся королевский гвардейский. – Мне страшно сейчас подумать, что будет с моими. И с добровольно пришедшими на помощь из других частей гвардии. И как я буду оттирать, оттаскивая с передовой на задние ряды навязанного мне командованием в начале прошлого сезона ретивого отпрыска Адалленов… словно всего предыдущего мало.

Элдриан горестно вздохнул.

- Отпрыск Адалленов? В твоём подчинении? – удивился Ирвин. – Ну и дела!

- Да, младший и малозначительный, и хорошо, что только один сейчас. Все эти знатносемейные, попадающие под командование – вечная проблема, сам же догадываешься. Хорошо, если они отслуживают положенный срок тихо и никуда не суются. А если везде лезут и пытаются что-то кому-то доказать, как этот, то проблем с его семейством, в случае если он как-то повредится, не оберёшься… Все сумели отмахаться от этой напасти, а я был в отгулах, когда его определили в моё подчинение…

Элдриан вновь удручённо вздохнул.

- Парень что, совсем плох? – сочувственно поинтересовался осдшник.

- Нет, нет. – мотнул головой служивый. – Для представителя знатного семейства очень даже хорош. Не чванлив, не туп, не слишком упрям. Будь он простым воякой, я был бы рад такому пополнению наших рядов. Но, сам же понимаешь… даже мои от него шарахаются. Все, кроме пары новеньких из добровольно пришедших.

- Понимаю, - кивнул Ирвин. - Я бы и сам не знал, как себя вести.

Элдриан краем глаза уловил знак, сделанный северянкой для лаборанта.

- О! Я прошу прощения! – спохватился тот. – Мне нужно отправиться раздобыть еды для… наших омилльских коллег.

- Для вечноголодных?! – изумился Элдриан.

- Для них самых. – подтвердил лаборант. – Это помогает им успокоиться, а Кайл уверен, что правильное обращение поможет нам найти способ их вылечить.

- Да нуууу… - недоверчиво протянул гвардейский.

- Я тоже в это не особо верю. – пожал плечами Ирвин. – Но… вот поди объясни это Кайлу.

Лаборант многозначительно посмотрел на собеседника.

- Это – да. – согласился Элдриан, припоминая состояние праймовского коллеги.

Он бы не взялся объяснять точно…

И надо же, кто помогает делу… Настоящая северянка! Вот это да. Элдриан с плохо скрываемым любопытством перевёл взгляд на свою новую экзотическую соратницу.

XX. Ход эллогос.

Эллогос переживали вместе с Габи всё, через что проводила новое льюс память, закрыться от хлынувших потоков которой снова оно было не в силах.

Сообщество разделяло на всех все радости и всю боль, испытываемую каждой его единицей, делая те не столь концентрированными и легче переносимыми. Теперь все начинали понимать, отчего так трясло юное Габи, пытающееся справиться с этим самостоятельно. И через что сейчас проходит пока не научившееся подключаться к общению Мике.

Эллогос пережили вместе и панику, и ощущение бессилия, и осознание предательства, которое пронзило мозг пожилой бенефактрессы Габриэллы в последний миг её жизни.

Если бы переживание не было коллективным, оно могло бы вышибить дух и надолго лишить дара речи кого угодно. Не только Габи.

Теперь каждое эллогос знало, что это был не только акт предательства старыми друзьями и коллегами для Габриэллы. Эллогос и хэллей предали валлы, приходившие к ним учиться и активно интересовавшиеся их культурой.

Теперь они могли посмотреть на историю валлов, посетивших и проживших с ними некоторое время, восторженно хватавшихся за все аспекты эллогосской культуры, до которых им удавалось добраться и что-то активно фиксировавших в своих записях.

Мысли валлов и димов выглядят для эллогос как визуальный и звуковой шум, в котором сложно, а, зачастую, и невозможно, что-то разобрать. Поэтому они с интересом наблюдали себя со стороны, глядя на воспоминания, всплывающие в памяти той, что провела с ними больше всех времени.

Габриэлла и её ученик Микаэль ушли из эллогосских земель, где Габи уже чувствовала себя дома, только тогда, когда Бенефакторат Северного Королевства вызвал их на общее собрание, закончившееся взрывом и гибелью всей управляющей верхушки, частью которой была пожилая ведьма.

Всей – да не всей верхушки. Кое-что не складывалось. Эллогос участвовали в размышлениях вместе с Габи, которая изо всех сил сейчас пыталась понять, что её беспокоит во всей этой истории, кроме внезапной гибели её самой и её друзей. И появления здесь в виде льюс.

- Кто ещё… пророс? – спросило Габи, адресуя вопрос приглядывавшее за проростками Тесселинн.

- Кроме тебя и Мике – всё те же души. – улыбнулось то. – Ушедшие в круг перерождения после нападения незримых и в процессе разведки в наших отравленных землях эллогос.

- А тех, кто был со мной? – с надеждой спросило молодое льюс. – Не было? Олаф? Ликтор? Они точно были с нами там… в горящей зале заседаний. И мы все… погибли.

Всё сообщество вздрогнуло от тяжёлого приступа горькой печали.

- Нет, Габи. – ответило Эйлинн. – Больше никого. Вы с Мике были парой совершенно новых, удививших нас семян.

- В зале не было Дэри, Клэри, Охри… или как их там… так и не смогла запомнить эти их дурацкие кодовые имена, которые они себе придумали по указу Дери… - продолжало вспоминать льюс. - Не было ещё Линни, Кирри и Эмити… И Имри. Да, и… Фиби. Её тоже не было. Они опаздывали на собрание. Сгорели они по пути на него… или вовсе приходить не собирались?

Габи покачало головой в очень валльском жесте неверия и печали.

- Перед тем, как всё… погасло… я вспомнило о том, что предлагала Дери. О плане, как отнять у вас остатки секретов, которыми вы «никак не хотите делиться». Глупая Дери… сейчас мне смешно, когда я понимаю, что этот самый «секрет» она откинула в самом начале, сочтя именно эту эллограмму «неважной», «незначительной» и не позволяющей «усилить мощь». Но… почему я тогда не предупредила вас о её плане? Пусть даже и не все из нас с ним согласились. Как я могла забыть о таком? И почему вспомнила только перед… смертью?

Габи ошеломлённо помолчало. В хоре так же царила внимательная тишина, которая ощущалась как безмолвная поддержка и безграничное сочувствие.

- Почему никого не предупредили остальные? Те, кто, как и мы с Мике, были против планов Дери и её поддерживающих? Против всей этой антиэллогосской кампании… Нас было пятеро. Олаф, Ликтор, Фиби... С Фиби-то всё понятно. – льюс хихикнуло. – Эта, добравшись до своей библиотеки, забывала обо всём на свете… если вообще оттуда выбиралась. Не удивлюсь, если она там и погибла, позабыв про собрание... если, конечно, не передумала позже, и не присоединилась к остальным.

Молодое льюс вновь задумчиво умолкло.

- Мы все были очень увлечены своими делами… упуская из виду происходящее. С нашими подругами и друзьями. В наших родных землях… Мы с Мике проводили всё свободное время здесь, Олаф и Ликтор - с хэллями… Кстати, эти двое могли бы предупредить хэллей… но, судя по тому, что я вижу, тоже этого не сделали. Так… странно. Странно понимать, что безумный план Дэри как-то сработал – ей удалось прогнать вас с земель, правда, я так до сих пор и не пойму, с помощью чего... Странно понимать, что твоей старой подруге, которую ты знаешь практически всю свою жизнь, могло вообще прийти такое…

Оно встряхнулось.

- Хотя, что не странно? Быть пожилой валлкой и вдруг уже изо всех сил расталкивать толщу земли, пробираясь наверх, к ослепляющему свету… вот, что действительно странно.

Тяжёлый шок и горе, рассеиваясь по всем эллогос, быстро становились озадаченной задумчивостью и светлой грустью. Льюс Габи окончательно перестало трясти от мучений, и оно могло даже позволить себе пошутить.

И подумать о том, что неплохо бы вывести Мике на такой же облегчающий состояние разговор с их новым сообществом.

Хор тоже начал оживать.

- Ну, что, уже интереснее? Масштабненько, да? – подало голос Эйлинн. – Для меня, после выплеснувшихся на нас воспоминаний Габи, картина выглядит так: незримые, действующие по указаниям части этого валлосского Бенефактората, устраняют нас с наших земель. Так или иначе. Валло Дериана с компанией обыскивают земли на предмет тайного, скрытого нами от них, средства для повышения валльского уровня сознания или, по их понятиям, могущества, до уровня элльского. Зачем яд? Столько яда, чтобы покрыть огромную территорию. Долго производили, должно быть. Готовились точно. Зачем-то же. Зачем?

- Нет сведений. – отозвалось Габи.

- На случай, если мы вернёмся? – предположило Мидес.

- Но там оставались нейи. – возразило Стеллис.

- Может, они не были уверены, что нейская атака сработает? – предположило Дин.

- Яд был добавлен после. Уже после нашего ухода. Который, думаю, был заметен. – скептически высказалось Эйлинн.

- Может, они не были уверены, что мы все ушли? – добавило свою идею Этеллинн. - Может, считали, что кто-то затаился? И справедливо полагали, что вся их когорта может хорошо огрести даже от пары из нас?

- Может быть. – согласилось Эйлинн.

- А газ у хэллей? Затем же?

- Как они узнали, что яд сработает на нас и хэллях, отправляя в круг перерождения? Если бы они попробовали провести подобные испытания, мы бы сразу об этом узнали.

- Если бы убитое поняло, чем оно было убито. И что оно вообще было убито.

- Так ведь, никто же не перерождался.

- Верно. Газ не был испытан. Они не могли быть уверены. Риск?

- Риск. Они были бы замечены при попытке разместить его в пещерах и на землях, это точно. И это бы вызвало наши вопросы.

- Валлы, зашедшие в ядовитый газ, помните? Как им удалось это сделать, не уйдя в перерождение самим?

- Вот на этот вопрос я, пожалуй, могу ответить, хотя и была в группе скорее по культурной и этнографической части, нежели по научно-исследовательской. – Габи быстро училось выуживать из потока нужные слова. – У Клэри и Дэри в лабораториях были защитные костюмы. Для опасных экспериментов.

- Интересно! – отозвалось Эйлинн.

- А вот… как бы они обыскивали земли и пещеры, отбиваясь от постоянных нападений незримых? – предположило Тесселинн. – Они их и отравили.

- Зачем травить союзников, работающих на тебя? – удивилась Деа.

- Что, если они не союзники? – продолжило мысль Тесселинн Даллис.

- Это как? – удивилось сразу несколько голосов хора.

- Действовали они явно сообща. – отметило Валмис.

- Помните, замеченную мной внутри ней штучку, похожую на вывернутую лечебную вытягивающую эллограмму? – спросило Тесселинн.

- Да! – ответил хор.

- Так вот, - продолжило льюс. - Айслинн, посмотри, я её сейчас ещё раз попробую воспроизвести в памяти… не обращённая ли это эллограмма росторазвития?

- Всё-таки, Дери нашла применение этой «бесполезной», как она говорила, штуке. – поймала образ Габи. – «Бесполезная» штука, которая, как я сейчас понимаю, и была тем «скрытым» секретом элльского «могущества», ради которого это всё и было затеяно…

Хор дружно хмыкнул. Эллогос любили иронию.

- Д…ддда! Точно! Это простая «растилка»! – восхищенно отозвалось Айслинн. – Я уже так привыкло иметь дело со сложными эллограммами и предполагать, что в работе все будут использовать именно их, что мне и не пришло бы мысленно вернуться к самым основам!

- Ты не работаешь с проростками. – примирительно улыбнулось Тесселинн. – Тебе не надо демонстрировать эту штуку им каждый раз. Удивительно, как я раньше само не заметило сходства.

- Что это нам даёт по яду и по нейям? – вернуло всех к оставшемуся без ответа вопросу Эйлинн.

- Дери использовала эльфогаммы по своему извращённому вкусу. – мрачно усмехнулось Габи.

- Создав ней. – продолжило Даллис.

- Но бенефакторы не управляют ими. – закончило Тесселинн.

- Тогда как им удалось пригнать ней на наши земли и в пещеры хэллей? – поинтересовалось Деа.

- Предотвратив, при этом, попадание опасных существ на территорию Королевств, - продолжило вопрос Габи. – Я так понимаю, что, если нейи результат целенаправленной работы Дерианы и, вероятно, Клэрэлин, то, скорее всего, выведены они были в лабораториях, находящихся в черте города… или Бенефакторат имел тайные лаборатории где-то в пустошах? Всякое могло быть. Я, как оказалось, была совершенно не в курсе того, чем занимаются мои когда-то очень подруги и друзья. В последние пару… как это у нас называлось… олипов, мы почти не общались.

- Габи. – мягко начало Эйлинн. – Как бы лучше сказать. Судя по приблизительно ощущаемому в момент нападения на земли запаху и прочим коссвенным признакам предположимому количеству ней… валльские королевства от них не были защищены никак. Если нейи действительно – бывшие валлы… верится с трудом, падение яркости у большинства слишком велико, то такое количество незримых можно было получить, задействовав ресурсы димов из соседнего поселения. Или – свои собственные. Димы пока на месте, хотя тоже страдают от набегов ней.

- Чт… - по всем эллогос вновь пронеслась волна гнева и боли. – Нет!

Габи и эллогос пытались отдышаться.

- Не может быть!

Взрывная волна начала утихать, а в центре этой особи льюс начала собираться непоколебимая мрачная уверенность.

- Дери… нужно остановить. И всех, кто пошёл за ней тоже. – решительно сгустившаяся светимость Габи излучала жёсткое сияние. – Найти. И остановить. Мы с Мике сделаем всё для этого.

- Мы сделаем. – поддержало Эйлинн.

XXI. Ход людей. Герой Кайл.

Кайл открыл глаза. У него не было никакого понятия о том, сколько он проспал. И ему было не интересно. Единственное, что сейчас имело значение, это неудобно лежащая под его опухшей головой подушка. Агентъ попробовал перекатить голову. Повернуться на другой бок. Не шевелиться вовсе. Комфортнее не становилось. И не могло стать. О каком комфорте может идти речь, когда в ушах звенит от напряжения и что-то покалывает в районе позвоночника при каждом движении.

Надо вставать.

Зачем? Затем, что он оставил вчера Ренеа и Ирвина… решать проблему. И, возможно, у них уже есть какое-то решение. Или идея. Что-то, с чем можно работать.

Праймовец сел на кровати и поморщился. Это простое движение отозвалось резкой болью в спине. Вероятно, последствия непредвиденных упражнений с кантинскими тяжеленными инструментами. Или нервного перенапряжения. Оставалось только надеяться, что это ненадолго и пройдёт само.

Он посмотрел на свои руки и ноги и заметил, что, несмотря на полубессознательное вчерашнее состояние, он, сам, не помня, как, переоделся в пижаму. И даже аккуратно повесил одежду на стул. Ещё работает внутренняя автоматика. Настроение его от осознания этого факта немного улучшилось. Может, и всё остальное удастся наладить. Или что-то наладится само по себе. Без усиленного контроля Кайла. И можно будет даже немного передохнуть.

Теперь в городе присутствует королевская гвардия. Их с Сандрой дело сдвинулось с мёртвой точки. А, значит, теперь дела точно пойдут на лад. Не могут не пойти. Надо только немного помочь им. Он выдохнул и сделал движение, чтобы встать. И ахнул. Это отозвалось ещё более острой болью в спине. Похоже, это не шутки. И само не пройдёт.

Кайл аккуратно, морщась, подвинулся к стоявшему около кровати стулу. Надо было встать и постараться не уронить одежду. Потому как наклониться за ней он, похоже, уже не сможет. Стоп. А как он будет переодеваться? Противный высокий звон в ушах стал усиливаться.

Как-нибудь. Наплевать. Надо решать проблему с состоянием Сандры и остальных, нужно посмотреть, что он может сделать для них сейчас, найти Ренеа и узнать, каков её прогресс в поиске средств решения их проблемы.

Осдшник сделал резкое движение, чтобы встать с кровати и охнув и поморщившись, сел обратно. Придётся действовать аккуратнее. Он аккуратно боком сполз с кровати и осторожно выпрямил ноги, чуть касаясь стула с висящей на том рубашкой.

После ряда хитрых манипуляций одежда всё-таки оказалась на её владельце, а сам он уже ковылял по направлению к двери с максимально возможной при всех обстоятельствах скоростью. Сегодня без сумки.

Кайл выполз из дома, пытаясь сообразить, где может находиться Ренеа – дома или уже опять на своём добровольно выбранном дежурстве у клеток. Во дворе дома Кими мастерила стойку для собранных омилльскими правдивыми местных орудий, острых и длинных, оптимально подходящих для того, чтобы дать отпор пожиракам. Рано Кайл приписал омилльским правдивым растерянность. Они продолжают работать и без руководства, самостоятельно организовывая свою деятельность и готовясь отражать атаки.

- Кими, что происходит? – осведомился осдшник.

- Я готовлю стойки, чтобы орудия было удобно брать при внезапной атаке. Хелаку и Иржи отправились за едой для… наших. – Кими вздохнула. – Дейвин спит после ночного дежурства, Халлиан отправился принести мне ещё палок и прутьев.

Кайл восхищённо помотал головой и тут же, поморщившись, схватился за спину.

- Кими, вы большие молодцы! – воскликнул он. – Продолжаете хорошо выполнять свои задачи, не смотря ни на что! Это дорогого стоит, поверь мне.

- Если бы это могло как-то помочь Вайоми, Сандре и Лейви. – нахмурилась Кими, продолжая умелыми движениями своих тёмных, даже по омилльским меркам, ловких рук скреплять непослушные палки, бывшие основой стойки.

- Это поможет! Кими. Посмотри на меня.

Омилльская вояка повернула свою темноволосую лохматую голову и подняла глаза на праймца.

- Мы со всем справимся. – серьёзно заявил Кайл, глядя в коричневые, с кофейным зелёным оттенком, глаза Кими. – Будь уверена.

- Ну, раз ты так говоришь – то буду! – широко улыбнулась Кими. – Без вариантов.

- Да, будь. А то я разозлюсь. – притворно нахмурился агентъ.

- Ойойой. – состроила гримаску, изображая испуг, омилльская служивая и вернулась к своей работе.

- Я пойду навестить наших. – тепло улыбаясь, откланялся Кайл.

И он всё же отправился к зданию Места Порядка. К тому моменту, как он дошёл до оного, ему показалось, что он уже расходился, и внезапно возникшая боль в спине беспокоит его уже не так сильно, а то и не беспокоит вовсе.

Но предавался он этой иллюзии ровно до того момента, пока не пришлось открывать дверь в помещение и начинать спускаться на тюремный этаж. Кряхтя и морщась, Кайл всё-таки справился, в тайне надеясь, что перед его взором предстанет справившаяся с опасной болезнью и уже вменяемая глава омилльских храмов.

Но, не тут-то было. За спустившимся вдоль стены агентъом из клеток наблюдало уже три пары внимательных глаз. Судя по пустым корзинам, ленивому интересу и по тому, что новоиспечённые пожираки не тянули к нему руки, они были сытыми, и кто-то позаботился об этом. Ему бы тоже стоило притащить сюда корзину с едой и водой, но сегодня он еле притащил сюда себя. Бессмысленного себя, от которого сейчас не было совершенно никакого толку. Кайл выдохнул и с тихим стоном осел на стул, пытаясь держаться прямо и минимально задействовать спину. Похоже, ему самому будет нужна помощь, хотя бы в том, чтобы встать и уйти отсюда.

Надежда на то, что Сандра и вояки придут в себя сами не оправдалась, что добавило мрачности и без того безрадостному кайлову настроению. Оставалось надеяться на то, что пока он спал, у лаборанта и северянки возникли какие-то спасительные идеи. В помещении никого не было, но Ирвин наверняка оставил где-то здесь свои записи. Кайл обвёл глазами помещение. В углу стояли глиняные таблички, но встать и подойти рассмотреть их праймовец не смог бы. Как и наклониться, чтобы поднять.

Он тяжело вздохнул, что тоже отдалось серией довольно неприятных ощущений. Пожираки, бывшие его боевыми подругами, не спускали с него глаз, а он не мог даже пошевелиться. Кайл внимательно посмотрел на Сандру. Блёклые глаза с выступившими красными ярко различимыми прожилками. Пристальный взгляд, хищно наблюдавший за каждым его движением. Неужели за всем этим не осталось ни частички его подруги? Она ушла совсем или заперта в собственном теле, беспомощно наблюдая за происходящим?

Он попытался припомнить слова Ренеа. Всё исчезало во тьме. Потом проявлялось. Жуёшь, что-то или кого-то. Потом пропадало вновь. За этим всем сейчас нет омилльской храмовницы. Только тьма. Но что способно вернуть её обратно? Что обуславливало «всплывание» из тьмы Ренеа?

Кайл неосознанно попытался пошевелиться, чтобы устроиться на стуле поудобнее, и спину вновь пронзила острая боль. Он поморщился. На лестнице послышался какой-то шум, но агентъ не мог повернуть голову, чтобы посмотреть на появившихся в тюрьме. Он лишь наблюдал боковым зрением как за одной тёмной фигурой в помещении появляется вторая.

- Вот ты где! – послышался голос Элдриана. – Мы везде тебя ищем. Были у вашего с омилльцами дома, но нам сказали, что ты отправился сюда. Нам с Агатой нужна будет твоя помощь в организации более… сложного что ли… исследовательского комплекса. И твои консультации относительно происходящего здесь и общие рекомендации. Мне, я так понимаю, предстоит заменить нашу… эээ… временно недееспособную ответственную за оборону города храмовницу.

- Надеюсь, что временно недееспособную. – мрачно повторил оптимистичный прогноз Элдриана Кайл. – Я тоже временно недееспособен. И, если вы хотите поговорить со мной лицом к лицу, вам придётся обойти стул, на котором я сижу, и встать так, чтобы я вас видел. При этом, стараясь не приближаться к клеткам.

Элдриан с удивлением последовал полученным инструкциям. И его спутница тоже. Это оказалась темноглазая темноволосая женщина невысокого роста, с бледной кожей и изящными чертами лица. Она внимательно смотрела на Кайла.

- Что с тобой случилось? – поинтересовалась она, изучая напряженное лицо и позу собеседника. – Ты не можешь двигаться?

- Да. – сдавленно выдохнул агентъ. – Зажим в спине. Должно быть нервное.

- Ещё бы! – энергично закивала пришедшая, указывая глазами на клетки. – У кого угодно тут нервы сдадут! Я – Агата из Королевских Исследовательских Лабораторий Прайма.

Кайл шевельнулся в непроизвольном жесте, выдающем его восхищение и вновь поморщился от боли. Сама Агата! Не последнее лицо королевских лабораторий, чьё имя в было хорошо известно в ОСД. Будет заниматься этим делом. Отлично. Ещё одна хорошая новость. Похоже, в Прайме ситуацию всё-таки восприняли более, чем серьёзно. Как она того и заслуживает.

- Я схожу за своим медицинским чемоданчиком. – деловито вызвалась медицинская служка. – Похоже, это не нам, а тебе сейчас нужна помощь.

Агата сделала Элдриану знак остаться последить за обездвиженным осдшником и удалилась.

- Что у вас происходит? – практически безучастно спросил Кайл королевского гвардейского. – Где вы остановились? Что планируете предпринять?

Механически задавая вопросы, он смотрел на клетки с омилльками, размышляя, стоит ли попросить Элдриана передать ему записи Ирвина или дождаться самого лаборанта.

- Нуууу… разместили нас неподалёку от места вашего обитания… - начал праймовский служака. – В том же районе Агате под лаборатории отдали бывшее здание зернового склада. Мои ребята наводят там сейчас порядок и подготавливают помещение к работе. У меня вообще есть мысль предложить старосте отдать нам здания, непосредственно прилегающие к основному месту начала атак. Всё равно большая часть зданий здесь нежилые. Да даже если жилые, то жить в этом районе я бы никому не советовал.

Элдриан задумался, сделав паузу.

- Я изучил любезно предоставленную мне омилльскими коллегами вашу с Сандрой карту местности с вашими же пометками. – продолжил он. – В связи с чем у меня и возникли к тебе вопросы. Я собираюсь наведаться к старосте сегодня… Скажи. Этой зоны будет достаточно, чтобы охватить большую часть зоны вбега голодных, и чтобы разместить наши казармы и лаборатории?

Элдриан свернул карту таким образом, чтобы нужная ему часть оказалась полностью видимой и поместил перед лицом осдшника так, чтобы тот мог рассмотреть её. Кайл нехотя отвёл взгляд от клеток и перевёл его на кусок ткани с планом города.

- Да. – всё так же, без особого энтузиазма подтвердил он, помня о том, что кивать и вообще совершать резких движений не стоит. – Такого охвата будет достаточно. Особенно, если по сторонам зоны вбега создать дополнительные сложности для свободного передвижения… пожираков.

Кайл вновь перевёл взгляд на Сандру. Что могло бы помочь храмовнице «вернуться»? Что-то знакомое? Звук её имени? Любимая вещь? Чувство долга? Что-то, что вызовет желание захотеть вернуться? Соратницы и соратники? Что-то, напоминающее об оставленном родном городе? Что-то омилльское. Ужасно омилльское. Кофе.

Кайл резко пошевелился от восторга при мысли о том, что его догадка может сработать. Резкая боль вновь пронзила спину, заставив его зашипеть и поморщиться. Кофе. Это стоит попробовать. Элдриан отвлёкся от созерцания карты и перевёл обеспокоенный взгляд на агента.

- Очень больно? – сочувственно осведомился гвардейский.

- Больше досадно и неудобно. – вновь поморщился осдшник. – В углу стоят отчёты моего ассистента, а я не могу даже подойти почитать их или сходить узнать где он сам.

- Дома, спит, мне сказали. Тебе зачитать записи на табличках? – предложил праймский вояка.

- Да, если тебя не затруднит. – благодарно выдохнул Кайл. – А где Ренеа?

- Будет чем занять тебя до прихода Агаты. – добродушно заметил Элдриан, отправляясь к табличкам. – Северянку мы оставили изучать инструменты, которые были привезены для лаборатории. Ей они показались любопытными.

- Ей сейчас всё любопытно будет. – усмехнулся Кайл.

- Это точно. – согласился Элдриан. – Думаю, и нам с ней будет… нескучно. Хорошо бы расспросить её о том, что у них происходило всё это время. Не только в последнее, когда появились вечноголодные, но вообще – всё то время, пока они были закрыты для всего остального мира за этим своим занавесом.

- Ага. Я уже подумываю над тем, не завершить ли мне свою карьеру в ОСД и не попробовать ли себя в качестве историка-писателя, раскрывающего… - Кайл состроил зловещую гримаску. – Таинственную историю закрытых и сокрытых Северных Королевств. Записанную со слов Ренеа, разумеется. Если, конечно, она и дальше будет с нами работать.

- Тебе таблички… как отдать? Или показать, как карту до этого, чтобы ты мог почитать?

Кайл не успел принять решения. На лестнице вновь послышался шум и шаги. Явно было слышно, что там больше одного человека. Элдриан поставил записи Ирвина на пол, рядом со стулом Кайла и внимательно посмотрел на вошедших.

- Ренеа решила прийти со мной, посмотреть на тебя, проглотившего длинную ветку. Не сразу удалось объяснить ей, что это была такая моя глупая шутка. – разнёсся по помещению звонкий голос королевской лаборантки, вызвав явный интерес пожирак.

Они синхронно перевели глаза на появившихся, глядя на тех ещё внимательнее, чем Элдриан до этого.

Из-за спины послышался гулкий звук. Агата поставила на пол свой медицинский чемоданчик. Боковым зрением Кайл увидел, что фигура, обозначенная исследовательницей как Ренеа, приблизилась к нему и остановилась на расстоянии вытянутой руки. Стараясь не шевелиться, агентъ с любопытством ждал развития событий.

- Жаль не лечить начально. – вздохнула северянка. – Стой.

Последняя фраза предназначалась для Агаты, извлекшей из своего саквояжа какую-то склянку и ветошь и уже сделавшей движение по направлению к замершему Кайлу.

- Агата говорит боль спина? – деловито осведомилась северянка.

- Да. – подтвердил, стараясь не сопроводить своё утверждение привычным кивком, праймовец. – Резкая, дёргающая.

Ренеа сделала какой-то сложный знак в воздухе и это отозвалось эхом боли в правом боку Кайла.

- Показать где боль. – потребовала пожилая ведьма.

Кайл послушно ткнул в эпицентр и тихо взвыл. Северянка деловито задрала на его спине драпировку в указанном месте, и указательным пальцем «начертила» на спине агента ещё один невидимый символ.

- Шевелиться! – требовательно приказала она. – Пробовать.

Кайл осторожно отнял руки от стула и попробовал чуть ссутулиться. Боли не было. Он аккуратно повертелся из стороны в сторону. Всё было нормально. Окончательно осмелев, он резко встал. Боли в спине его больше не беспокоили. Он с улыбкой удивлённо обернулся к Ренеа и хотел что-то сказать, но его опередила Агата.

- Так! – шутливо возмутилась она. – Либо вы двое сговорились, либо я хочу знать это заклинание! Что это было?

Она вопросительно и умоляюще посмотрела на северянку.

- Древняя… вещь. – неопределённо высказалась та, жестом показывая, что ей нужно что-то, на чём можно выжигать символы.

Агата, поместив обратно в саквояж склянку и ветошь, быстро достала оттуда же маленькую очень плоскую табличку протянула Ренеа. Та со всей тщательностью вывела два символа и отдала Агате.

- «Вместе» и «мир». – пояснила она, тыча пальцами в каждый из знаков.

- Угууууу… - озадаченно протянула Агата, разглядывая символы. – И ты просто рисуешь их пальцем?

- Не просто. – тряхнула седой головой северная ведьма. – Чувствовать тут.

Она приложила жилистую морщинистую руку к груди.

- Угууууу… - ещё более озадаченно повторила лаборантка, недоверчиво таращась символы.

- Ренеа! – перебил Кайл, успевший за это время понаклоняться из стороны в сторону, радуясь вновь обретённой свободе движения, взять в руки ирвиновы таблички и усесться обратно на стул. – Есть что-то по нашим… подругам?

Осдшник показал глазами на обитательниц клеток.

- Идеи? Предложения? – с надеждой продолжил он.

- Нет. – помотала головой ведьма. – Пробовать несколько знаков. Звать. Пытаться интересовать не еда… Всё нет польза.

- Им давали кофе? – поинтересовался агентъ.

- Та штука странный запах? Нет. Почему? – удивлённо склонила голову набок северянка. – Лечебное?

- В каком-то смысле. Это привычная для них вещь. Напоминающая им о доме. Что-то, к чему хочется вернуться. Я подумал, что это сработает. – пожал плечами Кайл. – Что заставляло возвращаться из того состояния тебя?

- Не быть вот так? – Ренеа показала в сторону пожирак.

- Да. Не быть как они. Почему ты возвращалась?

- Не знать. Тоже думать так и… не знать. Просто.

- Надо попросить кого-то из ребят заварить нам кофе.

- Я не откажусь! – с энтузиазмом отозвалась Агата, оторвав взгляд от словно гипнотизировавших её символов. – Они такие красивые, эти значки… Ренеа, нарисуй мне ещё!

Северянка смерила оценивающим взглядом сидящую на полу и практически подпрыгивающую от нетерпения королевскую лекарскую служку, протягивающую ей ещё одну табличку, и, милостиво приняв глиняный листочек из рук, принялась медленно выводить на том ещё что-то, не обращая внимания на шум со стороны лестницы.

- Что тут происходит?

Ирвин, чей взгляд выхватил Агату, зачарованно и с какой-то жадностью смотрящую на пишущую что-то на маленькой табличке Ренеа, быстро оценил ситуацию и понял, что здесь можно разжиться чем-то интересным.

- Ренеа лечит значками, которые рисует в воздухе! – восторженно сообщила ведущая лаборантка, чуть подпрыгнув на полу для пущей убедительности.

- Мне бы такие значки… тоже в моей практике пригодились…

Ирвин поискал глазами свои записи на том месте, где оставил их в прошлый раз и, не найдя их там, озарённый внезапной догадкой, выхватил те, что были в руках у Кайла. Лаборант встал «в очередь», ожидая, пока Ренеа закончит выводить чудодейственную закорючку для Агаты.

- «Рост». – сообщила та, отдавая табличку Агате и принимая следующую из рук Ирвина.

Оставшийся без чтива Кайл решил сменить вид своей намечаемой деятельности.

- Я пойду схожу за кофе для наших… соратниц.

Кайл обернулся к клеткам.

- Кажется, у них праздник. Они смотрят на нас во все глаза. – заметил он.

- Не на всех. – отозвался Ирвин, зачарованно наблюдающий за работой ведьмы. – Они практически игнорируют Ренеа. Вчера она подходила очень близко к одной из клеток, и они не проявили почти никакого интереса. А вот неосторожная Агата, ретиво рвавшуюся «накормить этих бедняжек» чуть не накормила их собой.

- Одних укушенных не интересуют другие, как мы и заметили раньше?

- Похоже на то. – согласился Ирвин. – Теперь Ренеа в наших лабораториях – самая ценная сотрудница. Она может подходить очень близко. Возможно даже, измерять показатели или брать пробы.

- Возможно. – задумчиво почесал подбородок Кайл. – Потом видно будет. А пока – проверим мою теорию.

- Что за теория? – заинтересовался лаборант.

- Не заставит ли кофе омиллек прийти в себя.

- Кофе и омилльки. Есть ли две вещи, которые были бы связаны между собой больше? – задумчиво произнёс праймовец. - Хочешь повторить тот трюк, о котором ты мне рассказывал? Тот, что сработал с Амелией в деле об амнезиях?

- Там я был почти уверен в успехе. Едва ли воля к жизни наших храмовниц так же велика, как воля к еде у Ами. – усмехнулся Кайл. – Но… вдруг сработает. Сандра только и говорила о том, как она хочет вернуться в Омилл.

Кайл перевёл глаза на пожираку, всё ещё не уставшую стоять у прутьев клетки и внимательно наблюдать за людьми в помещении.

- А ты только и говорил о том, как хочешь в отпуск или в отставку. – ухмыльнулся Ирвин.

- Вот меня тогда из этого состояния будет точно не вытащить. – печально улыбнувшись, пожал плечами Кайл. - Просто не смогу отказаться от того, чтобы быть вольным пожираком. Бегать и жрать всех, ни о чём не задумываясь, о чём ещё можно мечтать. А для Сандры я такой роскоши, как бессрочный отдых, точно допустить не могу. Хотя бы из зависти. Потому иду за кофе для наших подруг.

Решительно выдохнув, он вышел из помещения тюрем и из здания Места Порядка и направился к общему с его омилльскими подругами и друзьями дому, где можно было раздобыть кофе, дружескую поддержку и, возможно, ещё пару-тройку идей.

XXII. Ход эллогос.

Ииии… ещё один прекрасный день. Эйлинн, проснувшись, потянулось к лучам солнца, пробивавшимся через листву. Ветерок приятно обдувал тело, дерево, в ветвях которого спало льюс, сделало несколько качательных движений ветвями, явно тоже наслаждаясь происходящим.

Эйлинн втянуло кожей лесные запахи и оценило уровень влажности на данный момент. Всё было идеальным. Впрочем, как и всегда. Оно прекрасно поспало, и теперь предстояло бодрствование, полное увлекательных тайн и загадок.

- Теперь, когда мы знаем причину наших временных затруднений, не мешало бы их выследить и устранить что ли? – вернулось к недавно прекращённому обсуждению вопроса Эйлинн. – Айслинн, как спалось?

- Как всегда! – бодро ответствовало Айслинн. – Результативно и продуктивно! Я времени зря не теряю, в отличие от некоторых.

В общем пространстве разлилось ощущение иронии.

- Никто не теряет. – ответило Эво. – Хороший отдых – немалая часть хорошей продуктивности.

- Да знаю я, знаю. – усмехнулось Айслинн. – Просто удивляюсь, почему вы бродите где придётся, а не где хочется, при всех наших возможностях.

- Мы бродим именно где хочется, Айслинн. – фыркнуло Лиа. – Это ты бродишь там, где нужно.

- О! Лиа! – радостно воскликнуло Эйлинн. – Давно вновь присоединилось?

- Только что.

- И уже говорит мне гадости. – умилённо улыбнулось Айслинн. – Тимо! Ты с нами?

- Да.

Весь хор ответил радостным галдежом.

- Мы соскучились по твоим песням! – выразило общее настроение Стеллис.

- Больше не бросайся никому на выручку. – подсветило иронически хмурым настроением свою фразу Линн. – Ты оставило в печали гораздо больше льюс, чем их было бы, уйди Лиа в круг перерождения. Впрочем, оно и так там побывало. А мы целый ион промучились без воодушевляющих песен.

- Прям-таки целый эон. – улыбнулось ощущением Тимо.

- Или даже два, по моим субьективным. – «кивнуло» Линн. – Я непередаваемо радо, что ты снова с нами.

- И я.

- И я.

- И я. – разнеслось огромным количеством отголосков.

- Я принесло воды на чайное место. Я как-бы ни на что не намекаю.

- Я иду.

- И я.

- И я.

- И я. – сонм голосов вновь закружился в общем пространстве.

- Айслинн, что видно было в твоих снах? – полюбопытствовало Эйлинн.

- Пока ничего интересного. На наших землях никого не видно, в поселении людей тоже никого. – лениво отрапортовало Айслинн. – Ну, не то, чтобы совсем никого, вероятнее всего, там очень даже густонаселённо, только мне этого, увы, не видно. Но все ощущения говорят о том, что это именно так. Как-будто неясные тени бродят по этим местам.

- Не мешает провести разведку. – предложило Лин. – Нужно сходить в поселение и оценить ситуацию там, опираясь на обоняние и ощущения. И… меня не оставляет мысль о том, что нам всё-таки нужно сотрудничать с валлами и, возможно, даже димами, чьё строение органов зрения позволяет видеть невидимое для нас.

- Это будет проблематично. – отозвалось Эво. – По крайней мере, с димами. Из бесед с дружественными валлами я поняло, что кто-то всё-таки действительно пугает димов. Валлам хватает осознанной светимости посмеяться над, как они сказали, слухами. Димы же жадно погружаются во всё предложенное без оглядки. С ними сотрудничать сейчас будет… сложновато. Потому как самые забавные из слухов о том, что невидимые произошли благодаря нашим усилиям.

- Вот как?

- Но зачем это нам?

- Чтобы досадить димам, видимо.

- Экое раздутое самомнение.

- И чтобы «выгнать их с их земель».

- При том, что это вообще-то нас выгнали с наших.

- Что так же будет расценено димами как повод «покушаться на их земли».

- Наша «инициативная группа» пыталась распространять подобные сведения и в наших Северных Королевствах. – фыркнул Мике. – Но безуспешно. Городские только посмеялись, а потом мы с Габи и Фиби сделали всё, чтобы пресечь эти глупые слухи и саму акцию. Серьёзный вышел тогда разговор.

- С кем? – уточнило Тесселинн.

- С Дэри, Имри и Линни. Это была их идея. – удручённость Габи наполнила эфир. - Страшно сейчас говорить об этом. До сих пор не могу поверить в то, что наши друзья задумывали такое. Не хотело верить и тогда, отворачивалось от фактов, за что и поплатилось. Они уже тогда пытались поднять эту волну эллофобии.

- Зачем? – удивилось Ойлинн.

- Вероятно затем, чтобы отправить своих граждан на конфликт с эллогос. – напомнило о ранее упомянутом Иллис.

- Какой в этом смысл. – недоумённо спросило Валмис. - Мы бы их просто раскидали. Или нашли бы другой способ отправить восвояси в направлении дома.

- Да никто и не хотел воевать. – ответил Мике. – Зачем это северным. Мы жили хорошо, были заняты своими делами и нас всё устраивало. С помощью полученных у вас за время нашего обучения технологий, мы подняли Королевства на небывалый уровень благополучия. Поля цвели и растения плодоносили сами. Материалы обрабатывались с лёгкостью. Свет и тепло перестали быть роскошью. И мы достигли бы большего, если бы нашу с Габи работу… - Мике мрачно замолк.

- … Так грубо не прервали. – продолжило Габи. – Дери и остальные… они были окончательно ослеплены жадностью. Но всё же… недооценили здравомыслие нашего народа. Валлы недоверчиво хмыкнули и продолжили заниматься своими делами.

В эфире почувствовалась гордая улыбка Габи.

- Зато они верно оценили страстишку к мрачным интригам скучающих димов. – отметило Деа. – На них, похоже, всё прекрасно сработало. Что если они тот самый свой старый план просто отложили и теперь перенесли на благодатную почву.

- … Омилла. – уточнило Эво.

- Не только. – напомнило Линн. - Как неуместно тогда, что ближе всего к пустошам находится именно димское поселение.

- Для кого-то, может, и уместно. – съязвило Тиллинн.

- Это как?

- Что, если наши источники неприятности…

- Бены. – уточнило Габи.

- Да, бены. – продолжило Тиллинн. - Могут ли они как-то маскироваться под димов? Или под незримых? Габи?

- Мне ничего не известно о технологиях по сокрытию светимости. Но, как я уже и говорило, в последнее время наши пути разошлись, и я даже не знаю, над чем они работали. Вообще. – «вздохнуло» Габи. – И, кстати, мне нравится идея Линн с разведкой. Я охотно отправляюсь посмотреть, как дела на моей бывшей родине.

- С осторожностью. – предостерегло Тесселинн. – По крайней мере, пока к нам в эфир не вернётся Хильд. Дежурить над кучей проростков было для меня утомительно. Один-два – в самый раз.

- Кто сможет помочь с разведкой? Кто у нас сейчас в тех местах?

- Я! – отозвалось Стеллис.

- И я. – ответило Даллис. – А что если они изобрели всё-таки средство для сокрытия светимости? Сумели же они сделать что-то, защищающее их от сильного яда. Что, если им удалось как-то поймать и обездвижить Гаэлль, запихав в такую штуку? Потому мы не можем найти?

- Гаэлль вышло бы в общий эфир. – предположило Этеллинн.

- Они держат Гаэлль в стадии проростка? Или нашли способ погрузить оно в продолжительный сон? Я уже не знаю, что и предположить. – послало ощущение горечи Даллис. – И я иду с Габи на разведку.

- Тимо. Спой что-нибудь. После чая хочется песен.

- Да и без чая хочется, чего скрывать.

- Я присоединяюсь к Габи и Даллис. – решило Эйлинн.

- А я, пожалуй, продолжу мониторинг ситуации в лесу у фронтира. – добавило Стеллис. – Хоть и небольшая, но всё-таки какая-то польза от нас здесь есть. Не все потоки доходят до людского поселения и, в связи с чем можно ожидать, что большой поток от этого места пойдёт к нам.

XXIII. Ход людей. Герой Кайл.

Кайл наблюдал за тем, как Ренеа скептически разглядывает инструменты их новой лаборатории, которую суетливо спешно дообустраивали гвардейские, отданные Элдрианом под начало главы этих полевых кантинских лабораторий Агаты.

Вторая часть служак помогала Элдриану дообустроить территорию гвардейских казарм, безропотно отданную защищающим город войскам старостой Кантина. Большого выбора, правда, у него не было, так как эта часть города стала очень опасной для проживания и нуждалась в постоянной защите, что и обеспечивалось совместными силами кантинских и объединённым войском Прайма и Омилла.

Пришлые уже начали пользоваться уважением местных и впервые за долгое время можно было говорить о чём-то вроде добрососедских отношений и совместных действий между до этого изолирующимися кантинскими и прочими обитающими на материке.

- Не годится. – нахмурилась Ренеа.

- Почему? – поинтересовался Кайл.

Северянка показала ребро инструмента агентъу.

- Толсто.

Подняла глиняный сосуд для реагентъов.

- Безнадёжно. Пропускает.

Обвела глазами лабораторные столы.

- Не хватает много. Так много не сделать.

Она вздохнула и опустилась на лавку.

- Я не в лаборатории, но знаю как. Хорошо достать инструмент из дома, из Королевства. – учёная подняла глаза на Кайла. – Сходить дом и взять.

- Там опасно. – мотнул головой праймовец. – Если то немногое, что прибегает сюда, повергает нас в ужас, то что же говорить о тех, что в огромном количестве должны быть там, на пустошах.

- Ты опасно. – покачала головой ведьма и вытянула вперёд руку с прокушенным запястьем. – Уже больное не так интересно для больного. Я проверять.

- Ну, ты же не пойдёшь одна? Тебе будет сложно всё утащить. К тому же, ты можешь попробовать… исправить наши инструменты.

- Могу. – вздохнула Ренеа. – А пока хотеть есть.

- Опять? – изумился Кайл.

- Иначе есть ты. – ухмыльнулась Ренеа.

- Нет-нет, иди поешь, конечно. – в притворном ужасе замахал руками агентъ. - Благо, Кантин аграрный город, продовольствия на тебя хватит. Я надеюсь.

Не понявшая половины сказанного северянка удалилась, а Кайл призадумался. Это… шутка? Или доля шутки? В самом ли деле оголодавшая Ренеа могла начать его жевать? Ведь она первая из пришедших в себя укушенных, и никто не знает, бывают ли у них рецидивы. Они с Агатой очень легкомысленно поступают, не следя за бывшей пожиракой.

- Места для размещения новоукушенных готовы. Кое-какие даже уже заняты. Ну, и славно. Пусть опробуют и пишут нам отзывы - что понравилось, а что мы будем исправлять.

А вот и она сама, легка на помине. Сзади к задумавшемуся агентъу тихо подошла глава лабораторий.

- Кого-то ещё укусили? - поинтересовался Кайл.

- Да, на сегодняшнем дежурстве прибежавший одиночный пожирак задел пару элдриановых гвардейских. Женщину и мужчину. Изолировали.

- Заражённых прибавляется. - удручённо вздохнул агентъъ.

- Да. И мне для работы было бы удобнее, если бы они располагались кучнее. Как перевести сюда Сандру и остальных? – задумчиво продолжила Агата. – Здесь условия немного получше. Ближе к поверхности, гигиену на приемлемом уровне поддерживать легче, стоки не забиваются…

- …И склад с провиантом поближе. – добавил Кайл. – Ренеа уже направилась туда. В третий раз за полдня. Если все выздоровевшие будут иметь такой аппетит, материку точно грозит голод.

- Одна Ренеа не съест все припасы. – с сомнением высказалась лаборантка. – Даже с помощью Сандры и девчонок не съест. Даже если они и вправду едят за шестерых.

- Кто знает, сколько ещё будет укушенных. И будут ли вообще выздоровевшие. – печально опустил голову Кайл. – Последний кофейный эксперимент не удался.

- Зато мы душевно попили кофе тогда. – Агата положила руку на плечо Кайла. – Надо пробовать ещё и ещё. Если не пробовать – то точно ничего не получится. Мы уже многое выяснили и будем работать над этим дальше. Смотри, какие хорошо оснащённые лаборатории у нас здесь потихоньку сформировываются, такого обезведьменный Кантин никогда не видел. Вскоре все проблемы будут решены, по крайней мере, мы уверенно сможем сказать, что сделали всё для этого.

Рука на плече ощущалась приятно. Раньше он бы сказал то же самое. Себе или ещё кому-то. Тот Кайл, у которого задачи и трудности вызывали лишь азарт. Пока тот бывалый осдшник и высококлассный профессионал в отпуске, хорошо, что его подменяет Агата.

Агентъ решил не пересказывать оценку эффективности их лабораторий с точки зрения Ренеа. Ни к чему сейчас развеивать оптимизм. Ничей, даже его собственный. Оптимизм – это всё, что у них осталось. Потому ему следовало и в самом деле пойти предпринять ещё одну попытку по возвращению Сандры в работоспособное состояние.

Агата отправилась по своим организаторским делам, а ему пора отправляться по своим. Агентъ встал и решительно зашагал в сторону Места Порядка. У него сейчас нет более важных задач, чем пытыться найти средство от этой болезни. Нет выбора, кроме как пытаться, пытаться и пытаться. Даже если… их не вернуть. Они всё ещё могут быть тестовыми объектами-ведьмами. Чего отчаянно не желала Сандра. Этично ли использовать её для экспериментов в этом случае? Хотела бы она помогать общему делу таким образом? Думаю, нет. В любом случае, этично пытаться вытащить её из этого состояния. Пытаться снова и снова.

Что ещё попробовать? Сок из местных ягод, который так понравился Сандре? Любимые печенья Лейви? За ними пришлось бы отправиться в Омилл. И не факт, что они дошли бы до Лейви, потому как, похоже, это любимые печенья всех, кто работает в Месте Правды, а, возможно, и всех, работающих в Омилльских Храмах. Как только местные кофейни справляются с такими объёмами заказов? Эти простенькие лепёшки из зёрен, ягод, орехов и вкраплений кофе, которые, казалось, содержали все омилльские блюда, пользовались заслуженной любовью местных и бешеной популярностью у пришлых. Кстати, и сам Кайл тоже был неравнодушен к этому омилльскому кондитерскому шедевру. Интересно, сколько печенек понадобилось бы Лейви при её нынешнем аппетите?

Погрузившись в приятные воспоминания об Омилле, который праймовец любил ничуть не меньше родного города, он незаметно для себя пролетел мимо благоухающих цветами переулков Кантина и заманивающих ароматами его таверн и вновь нашёл себя уже в Месте Порядка, спускающимся в помещение тюрьмы.

Там уже находились что-то тихо обсуждающие между собой Ренеа и Ирвин. Они обернулись на спустившегося. Кайл хотел сказать им что-то приветственное, но тут его взгляд упёрся во взгляд смотрящей прямо на него Сандры. Осмысленно. Смотрящей. Прямо на него. Его словно парализовало. Он просто стоял и смотрел на неё, боясь пошевелиться и спугнуть этот момент сандриного просветления.

Кое-как всё-таки победив ступор, Кайл нерешительно открыл было рот, чтобы сказать что-то и начальнице храмов, но глаза той вдруг закатились и она с грохотом осела на пол тюрьмы. Впервые за долгое время она оказалась лежащей, мелькнуло у него в голове, прежде чем он бросился на помощь к потерявшей сознание.

- Стой! – старая ведьма перегородила дорогу. – Я идти к она. Укушеное для укушеное – лучшее подруга.

Ренеа приблизилась к клетке и, не открывая дверей и не входя внутрь, принялась чертить что-то в воздухе над телом пожираки.

- Почему… почему она очнулась? – смог наконец что-то сказать Кайл. – Что вы сделали?

- Ничего. – пожал плечами Ирвин. – Наоборот, старались сейчас ничего не делать, чтобы не прервать, увидев, что это происходит. Скорее всего, это происходит само по себе, по прошествию определённого времени, не раньше - не позже.

- Нельзя приблизить рассвет. – вдруг на чётком праймском произнесла Ренеа, всё ещё ведьмовавшая над Сандрой.

XIV. Ход людей. Героиня Сандра.

Она что-то забыла. Она точно что-то забыла.

Почему так темно. Нужно пожелать свет. Вот, свет.

Теперь можно и поразмыслить… Что тут можно забыть?

Сандра огляделась вокруг. В уже ставшем привычном мире светлых линий и пятен ничего не изменилось. Что-то беспокоило, что-то было не так.

Голод. Её передёрнуло от воспоминаний. Ощущение, что тьма сожрёт тебя изнутри. Точнее, ощущения такие, словно ты поедаешь сама себя. Пока не сожрёшь полностью. Это начинается каждый раз, стоит только проявиться чувству голода. Паника. Ощущение наминуемо надвигающейся смерти. Сворачивания себя в саму же. Небытие.

Нет, не голод. Всё хорошо, нет голода. Нет.

После поглощения нескольких небольших светимостей он приутих. Запахи? Нет. Запахи и звуки постоянно сменялись, приходя и уходя вместе с большими светимостями, но это больше не беспокоило.

Но всё же было что-то, что ей нужно сделать… Сделать прямо сейчас. Что-то, что нужно найти, увидеть... Теперь, когда голод беспокоил её уже не так сильно, она могла позволить себе спокойно оглядеться по сторонам. Что здесь можно было забыть, посреди этого уныния, самым интересным зрелищем в котором были лишь эти сменяющие друг друга аппетитно яркие пятна, шары и овалы, до которых нельзя было дотянуться, потому как этому препятствовали тёмные линии, но зато на эти пятна можно было таращиться долго. Так долго, пока не они не уйдут или пока не появятся съедобные пятна поменьше.

Яркий, интересный, уютный, но довольно примитивный мир. Хотя, она и не помнила о том, что когда-то он был другим. Более жёстким, плотным, шумным, суетливым наполненым контрастными и менее объёмными на вид объектами. Отголоски того мира иногда проникали в этот, заставляя её морщиться. Ей не хотелось обратно.

Здесь всё было предельно просто. Увидел пятно – игнорируй, любуйся, пробуй схватить, пробуй поглотить, смотри на следующее. Равнодушный и холодный мир жесткого света и кучи объектов сулил лишь дополнительные ненужные сложности. Если он и был тем чем-то забытым, то пусть будет так. Пусть это и дальше будет так. Даже если там осталось что-то важное. У неё нет на это ни сил, ни желания сейчас. Она останется здесь наблюдать за всплохами на этом прекрасном чуть мерцающем ярком овале. Может быть, когда-нибудь его всё-таки удастся достать. И попробовать поглотить. Оно выглядит подходящим.

Сандра уставилась на объект, по поверхности которого гуляли разноцветные пятна. Одни появлялись, другие исчезали, меняли цвет, форму, местоположение… на это можно было смотреть сколь угодно долго. От пятна иногда отрывались маленькие всплохи и уносились куда-то. Вот от него к другой светимости потянулись тонкие «отростки». Теперь, «щекотя», тянутся к ней. Вначале она, играясь, пробовала хватать «отростки». Но от тех просто отрывались кончики и более ничего интересного не происходило. Потому Сандра просто позволила отросткам приятно щекотать себя.

Тьма внутри пошевелилась, ощутимо, с басовитым звуком. Опять есть? Нет. Нет, мы не сможем достать существо, щекочащее нас отростками. Оно всё ещё находится за тёмными линиями.

Тьма «проворчала» что-то ещё раз и вновь «уснула», как показалось Сандре, как-будто даже сыто зевнув. А обладательница тьмы продолжала рассматривать такую привлекательную светимость.

Гулкий звук. Опять этот звук. Он заставил пространство вокруг Сандры вибрировать и побеспокоил тьму. Та вновь заворочалась, часть роя тёмных точек встревоженно взвилась вверх. Спи. Спи, поспешила успокоить её и себя Сандра. Собирать и есть пока нечего, по близости ничего не светится. Эти гулкие звуки периодически появлялись, вызывая у них с тьмой смешанные ощущения. Чего-то забытого. Тревожащего.

Пока она общалась с тьмой, за линиями появилось ещё одно яркое пятно, принесшее помимо своего обычного приятно пищевого ещё несколько знакомых и не очень ощущений. О чём-то ей вновь напоминающих. Ощущение какой-то суеты и тревоги. Она досадливо отмахнулась от этого.

Вот ещё одно яркое, землистого оттенка пятно появилось на светящейся штуке и поплыло по её поверхности. Наполнение пространства изменилось. К двум ярким овалам добавился тоскливо тусклосветящийся шар с тёмной серединой. Шар не вызывал ни интереса, ни аппетита, рассматривать его было скучно, потому Сандра обыкновенно не обращала на него внимания. Видела она вещи и полюбопытнее. Какая-то тревога продолжала фоном клубиться вокруг неё, переодически проникая внутрь, беспокоя тьму.

«Всегда спрашивай – кто ты.». Внезапно вновь всплыло в её памяти что-то из неоткуда. Надоедливое что-то, всплывающее за последнее время уже не в первый раз.

Да пожалуйста. Ответ тот же. Она – Сандра. Что за глупости.

«Сандра» была совершенно пустой, с тёмным сгустком внутри, всё это выглядело для неё сейчас вполне обыденно. Она всегда была такой, сколько себя помнит.

Она отмахнулась от этих дурацких тяжёлых, непонятных и неуютных мыслей, и они ушли. Она не почувствовала, как тьма тихо и незаметно поглотила их.

«Всегда спрашивай – происходит ли это на самом деле.».

Конечно, происходит. Какие сомнения.

Откуда вся эта ерунда?

«Курс Иллюзорики академии ОСД» - подсказало что-то.

А, не важно - отмахнулась Сандра.

Тьма без лишнего шума слизнула и этот ком мыслей. Не зачем ему быть. Он только нагоняет ненужную тревожность и мешает наслаждаться происходящим. Тем более сейчас, когда живительное ощущение сытости разливалось по всему телу и её жизни ничего более не угрожало. Какое-то время, по-крайней мере. Оставалось надеяться, что маленькие светимости прибудут ещё когда они понадобятся.

В любви к простым вещам – покою и сытости - тьма и её обладательница были полностью солидарны, в чём Сандра бы убедилась, если бы потрудилась понаблюдать за обитательницей своего нутра. Но обе они существовали как-бы сами по себе, потому как Сандре, если честно, задумываться над чем-то было попросту лень. За завораживающе мерцающими объектами наблюдать было куда как интереснее, да и тьма при попытках заинтересоваться ею мягко переводила внимание на что-нибудь другое.

Например, на голод. Который уже начинал ощущаться лёгким беспокойством, перекрывающим по своей силе то, неясное. Голод был конкретным, понятным, ощутимым, близким и разумным. И от него зависела жизнь.

А принимаясь отвечать на глупые вопросы своего абстрактного беспокойства, Сандра чувствовала себя идиотски.

Вот и небольшие светимости. Они приближаются к клетке вместе с большой. Надо попробовать дотянуться и до одного, и до другого. Большое – нет. Некоторые маленькие тоже недостижимы. Но какую-то часть всё же удалось втянуть, и они уже приятно щекотили нутро, большая часть, конечно же, доставалась тёмному рою.

Опять покой. Сандра вновь перевела глаза на большие слабо мерцающие овалы.

«Кто ты?»

Снова пришли туда же. Сандра. Пустая Сандра с тьмой внутри. Отвяжись.

«Чего ты хочешь?»

Поела. Больше ничего не хочу.

«Что ты делаешь?»

Смотрю на светяшки. Это какая-то игра, да? Точно. Что-то припоминается. Ещё надочто-то сделать. Но что? Всё так разплывчато.

«Легонько щёлкнуть себя по носу.»

Точно. А что такое «нос»? Здесь вроде не видно нет ничего подобного. Ничего такого, что её нутро узнало бы как «нос». И что такое «щёлкнуть»? И кто ты, кто со мной разговаривает?

«Союзное. Недремлящее.»

Отлично. Это о многом сказало. «Нос» и «союзное». И «щёлкнуть». И ещё, в добавок, «недремлящее». Одно понятнее другого. Блеск. Богатая у неё, однако, фантазия.

Сандра позависала, глядя на светимость ещё какое-то количество времени. Пока та не исчезла и на её месте не появилась другая. Они с тьмой втянули в себя ещё несколько светимостей, умиротворённо взирая на это.

«Нос». А вообще, понятие «нос», ощущалось как-то знакомо. Это даже интересно. Почему бы не поиграть на досуге во всю эту ерунду. Пока она не беспокоит голод. Всё дополнительное развлечение тут. Наряду с созерцанием светимостей. Сандра вновь осмотрелась и прислушалась к ощущениям. Любопытно. Не напоминает ли здесь ей что-то «нос» и «щёлкнуть»? Ничего похожего. Всё-таки, какие глупости.

«Продолжай спрашивать.»

Союзное! Где мне искать этот «нос».

Он прислушалась. Тишина.

Пусть появится «нос» или на этом вопрос я закрываю.

Тьма недовольно пошевелилась. Разыгравшаяся Сандра мешала ей мирно спать.

Вдруг что-то привлекло сандрино внимание. Она хохотнула. «Нос» всё это время находился на виду! Он был частью одной из светимостей. И, если присмотреться…

Поток мыслей не успев пробежать в её голове, резко прервался.

На неё вновь обрушилась вся невыносимая тяжесть мира плоских контрастных объектов, раздражающих запахов и резких звуков.

Да будь съеден болотными умертвиями этот самый назойливо выделяющийся теперь из прочего плоского окружения «нос», втянувший её в это, и всё остальное, в том числе и «союзное», вместе с ним…

Ещё один омерзительно резкий звук среди ослепляюще режущего всё её существо света и отупляюще контрастных объектов.

XV. Ход людей. Герой Кайл.

- Сандра! – позвал Кайл.

И так, она пришла в себя во второй раз, но сейчас не упала в обморок. Смотрит на него вполне осмысленным взглядом, но молча. Почему?

- Ренеа. Тебе тоже не хотелось говорить, когда ты перестала быть голодной?

Пожилая ведьма призадумалась.

- Говорить? Может хотелось. Может - нет. Никто было там. Как, зачем говорить?

- К нам ты пришла уже говорящей. – заметил праймовец.

- Хочет жить, то сразу говорить! – пошутила северянка. - Может, Сандра не думать нужно.

- Она не считает нужным говорить? – перефразировал Кайл. - Возможно. Интересно, понимает ли она речь вообще сейчас?

- Кто знать? – сделала скептическое лицо, поведя плечом, Ренеа. – Ты начать говорить плохое. Если Сандра ничем не кинуть – то не понимать.

Она закончила фразу хитро улыбаясь.

- Сказать ей гадость? – хмыкнул Кайл. – Тоже метод. В норме Сандра бы ответила. Мне показалось, она даже смеялась недавно. Ну, или по-крайней мере, хихикнула. Приятное разнообразие после всех этих рыков и всхлипов.

- И смотрит. – добавила северянка.

- И смотрит. Странно, что первой признаки нормальной и более-менее привычной дя нас жизни подаёт именно Сандра, а не Вайоми. Она «просыпается» уже во второй раз, чего ещё не происходило ни разу с Вайоми, ни с Лейви. Как мне сейчас не хватает Ирвина.

Кайл перевёл взгляд на внимательно смотрящую на него, пытающуюся вникнуть в смысл всего сказанного, Ренеа.

- Хотеть нормально говорить с кто-то? – усмехнувшись, догадалась пришелица. – Не тогда пока я здесь.

- Ты знаешь, как я понял, как минимум три языка. Может даже больше. Это достойно уважения. Я-то вообще не знаю северного.

- Ещё я носить местное одежда. – Ренеа подёргала за рукав свою кантинскую верхнюю драппировку.

Кайл улыбнулся шутке.

- Надо бы прикупить тебе ещё одежды. И дать возможность углубить твои знания языков. Кстати, мы подали заявку в праймскую центральную библиотеку. Они должны прислать для тебя лимско-праймские учебники…

Он сделал паузу, давая Ренеа возможность «переварить» сказанное.

- …если у них сейчас есть в наличии таковые. Если нет, я думаю, что они их поторопятся достать. Потому как… давно никто ничего не слышал от вашего народа. А услышать всем очень хочется.

- Слышать что? – уточнила северянка.

- Как вы там жили всё это время.

- Хорошо жили. Мне не хватать мои вещи. Непонятно как есть. Спать. Делать короткий ноготь и лечить маленький рана. Слишком странно везде. И слишком тихо. Просыпаться ужас. – грустно вздохнула Ренеа. – А учебники – это хорошо. Привычное. Скучать по книгам. Книги – радостно и спокойно.

Кайл улыбнулся, глядя на ностальгическое выражение лица северной ведьмы.

- Давай сами их пока писать. Я попробую выжечь свои наблюдения о состоянии Сандры на табличке. Ирвин проснётся и прочитает. Может, добавит чего. Так. – лицо Кайла приняло сосредоточенное выражение. - Сандра старше всех. Дольше всех имеет дело с ведьмией. Выше всех. И плотнее по комплекции… Едва ли здесь имеет значение образование, но она проходила дополнительные курсы для управляющих в академии ОСД.

- Ест больше. – внесла свою лепту Ренеа.

Кайл улыбнулся, делая пометку в своих записях.

- Да. Аппетит у неё всегда был поистине кантинский… Хм. Ест больше всех, так и запишем. Думаю, ей потом интересно будет почитать свою краткую характеристику. То, о чём вам не расскажет осдшное досье… - агентъ усмехнулся, вспомнив, как впервые читал внушительное досье Сандры. - Так. Что ещё? Пять светов она пребывала в этом состоянии до первых признаков… Даже не знаю, что это. Выздоровления? Хотелось бы верить…

Он поднял глаза и посмотрел на сидевшую на лежаке шлавную храмовницу, гипнотизировавшую пол своей клетки.

- И вот что. – продолжил праймский ведьм. – Насколько я помню, в остром состоянии она не садилась и не ложилась?

- И не спало. – кивнула Ренеа. – Только смотрело сторона-другая и ело.

- Как же это должно истощать организм… - нахмурился Кайл. – Пять светов бодрствования. Теперь понятно, что заставило её отключиться. Но, что же заставило её вообще прийти в себя? Ирвин должен был отметить все производимые в этой полевой лаборатории действия… Говоришь, ничего особенного вы не сделали?

- Нет. Пробовать заклинания. Ирвин что-то записать. Остальное - приходить кормить и говорить.

- Ничего особенного?

- Ничего особенного.

- Что делала Агата? У нас же теперь есть Агата. – обрадовался своему «внезапному» открытию Кайл.

- Пытаться приблизиться. Прыснуть. Колоть что-то. Накормить. Говорить – не работает. Нет смысла. Чуть не укушено.

- Так. Значит, с Агаты - перечень использованных медикаментов. Она пыталась уколоть и опрыскать всех?

- Всех. Потом Агата думать здесь главное лекарственное – еда. Я соглашаться.

- …Составить перечень продуууууктов. – задумчиво протянул Кайл. - Настколько я понял, они предпочитают всё свежее. Свежесорванное.

- Это понятно. – повела плечом Ренеа. - Много сил даёт.

- Максимум энергии. Но почему они игнорируют всё остальное? Хотя, может, они его и съели бы, не будь в доступе что-то более вкусное.

- Так же они, наверное, думать про я. – усмехнулась ведьма. – Всех тянуть руку, я почти не смотреть. И на остальные в клетке тоже.

- Да, и это надо отметить, игнорируют других укушенных. Соседок они вообще как-будто не видят, за тобой изредка, но наблюдают. Надо спросить у Ирвина, исхитрился ли кто-нибудь брать у них пробы крови. Кроме прошлого раза, когда Сандра была в отключке. Кстати, надо попробовать сделать это сейчас. Попытаться взять образцы. И пойти в лаборатории Агаты, посмотреть, как продвигаются её дела с попытками привести в себя остальных укушенных.

Он выдохнул и после небольшой паузы добавил.

- Я не хочу сейчас забегать вперёд, но то, что Сандра пока что не пытается больше никого съесть, я считаю большим прогрессом.

- Пойти принести ей чистое одежда. – встала со своего насеста Ренеа и направилась к выходу. – Если и правда она вернуться, то не хочет быть мытой как всё помещение снова. Мокро потом.

- Хочешь помочь ей привести себя в порядок? Отличная мысль! – обрадовался Кайл. – Понимает она слова или нет, состояние комфорта должно помочь ей побыстрее прийти в себя. Надо принести одежды и для остальных, на всякий случай. Будем надеяться на лучшее, что нам ещё остаётся.

XVI. Ход людей. Герой Элдриан.

Элдриан критически оглядел выделенную им часть территории Кантина. Лаборатории Агаты, казармы для гвардейских и омилльских храмовых, места для питания и гигиены. Всё выглядело более чем пристойно и с этим уже можно было работать.

Нападений голодных в последнее время не случалось, зато в лагерь пришло несколько северных. Грязных, смертельно уставших. Они о чём-то долго говорили с Ренеа и часть из них осталось. Хорошо, что пришлых с той стороны теперь перехватывают дежурящие праймские и омилльские, а не «гостеприимные» кантинские.

Северных пришлось поселить отдельно, потому как Агата настаивает на пристальном контроле за состоянием любых укушенных, даже выздоровевших, потому как течение болезни до конца неизучено и возможны рецидивы. Никто не станет спорить с Агатой, всем известно, что она своё дело знает.

Ренеа выглядит адекватной. Но осторожность, всё же не помешает. В том числе и самой Агате. Элдриан заметил, что она держится слишком близко к укушенным, кормя или собирая пробы крови. Конечно, её человеколюбие достойно уважения. Она столько возится с этими пожирающими. Кормит их, приносит воду, разговаривает с ними, обрабатывает раны свежеукушенным. И это всё помимо того, что она просто излучает воодушевляющий всех оптимизм. Людям с ней легко и весело. Даже мрачный Кайл заметно приободрился. И, вроде бы, даже посматривает на неё с некоторым интересом. Тут Элдриан ничего не мог сказать точно, он в таких делах плохо разбирался.

Точно можно было сказать только то, что Агате нужно беречь себя. Не ради неё самой, так ради окружающих. Ради её подопечных и ради них всех.

А ему нужно продолжать заниматься организацией обороны. Они внимательно присмотрелись к орудиям, отобранным омилльскими храмовыми из местных сельскохозяйственных инструментов, и решили заказать себе у кантинских мастеровых ещё несколько таких же, но слегка модифицированных под их цели. Небольшая команда гвардейских под руководством темнокожей омилльской девушки уже собирает несколько оружейных стоек.

Хорошо было бы, если в себя пришла Сандра. Элдриану сейчас не помешала бы помощь в некоторых организационных вопросах. Хотя бы словесная. Кто-то со стратегическим мышлением, с кем, хотя бы, можно было бы их обсудить. С кем можно было бы составлять убедительные бесчисленные запросы и прошения, и ненавистные предпочитающему действие Элдриану отчёты.

Помечтать было невредно. Ирвин сказал, что Сандра отключилась, едва придя в себя и предсказать дальнейшее развитие событий не представляется возможным. Ответственный за ситуацию в Кантине гвардейский удручённо вздохнул и отправился инспектировать ход работ по обустройству лагеря, попутно соображая, как бы найти повод пообстоятельнее побеседовать с северянкой. Ему, как и Кайлу, не давала покоя идея открытия тайн так долго сокрытого Севера. Уж не говоря о том, что сама Ренеа была поистине яркой женщиной.

Кстати, нужно позаботиться о дополнительных спальных местах в лагере. Потому как, насколько он видел, количество их не отвечало нынешним потребностям, даже с учётом того, что все рассчёты делались Элдрианом «с запасом». В лагере появлялись новые люди.

Звучит это довольно странно. Кто добровольно отправится практически на верную смерть? Без преувеличений. До сих пор случаи смертельного исхода среди укушенных – это все. Все из всех, может быть, кроме Сандры.

Тем не менее, за недавнее время Элдриан увидел в лагере несколько новых лиц. Пришедшие и оставшиеся северные, помогающие в дежурствах и защите города смелые кантинские, несколько непонятных личностей… Например, недавно замеченная им девушка, смутно показавшаяся ему чем-то знакомой, и быстро скрывшаяся из виду. Не пора ли делать учёт обитающих в лагере? Хотя бы для статистики, чтобы учитывать потери и прибывающих. Уж не говоря о том, чтобы не вностить дополнительный беспорядок в и без того не до конца отлаженный нестабильный механизм новой организации… Да. Это уже больше похоже на организацию. По крайней мере, оформление всего этого военно-исследовательского комплекса в единую организацию упростило бы многие вещи и решило бы ряд проблем.

Добровольческое объединение кантинских, лаборатории Агаты, мини-войско омилльских храмов, агентъы ОСД и его праймские гвардейские. С таким набором уже можно как-то реально повлиять на ход событий.

Несмотря на некоторые досадные обстоятельства. Элдриан поморщился при виде направлявшегося к нему решительным шагом явно раздражённого чем-то отпрыска Адалленов.

Алессо быстро настиг Элдриана, предпринявшего было робкую попытку скрыться от него между корпусами лагеря.

- Почему меня не включили ни в один список патрулей? – сходу перешёл к делу светловолосый рослый вояка. – Ни даже в бригаду по возведению стены?

- Потому что это опасно. – строго ответил Элдриан. – Без лишних облаков – реально опасно.

- А для других – безопасно значит?

- За других мне не открутит голову начальство, для того, чтобы её повесили у себя в родовом имении твои родичи. В качестве поучительного экспоната.

- Моим родичам начхать на меня. Иначе бы меня здесь не было.

- Моему начальству этого не докажешь. – пожал плечами Элдриан. - Слушай, я знаю, что ты сильный, ловкий, умелый и сообразительный. Просто немного не повезло с семьёй. Я бы тебя с радостью включал в любые операции. Но прознай кто-то об этом – меня попросту заменят, а твоя ситуация в целом не изменится. Понимаешь?

- Понимаю. – понуро согласился юный Адаллен. - И что мне остаётся? Любоваться здесь красотами растительской жизни и поглощать караванными объёмами местную пищу?

- И аккуратно помогать кормить твоих укушенных сослуживых. - напомнил Элдриан. - Пока да. Потом, возможно, что-нибудь придумаем.

- Как, например, хотя бы, отправить меня обратно в Прайм. Джейни, когда очнётся и перестанет пытатьтся съесть меня и всё, что видит, не одобрит, что её излюбленный объект для издевательств исчез. Но так было бы честнее по отношению к нигде не задействованному мне. Хотя... нет!

Ангелессо резко замер, размышляя над тем, что только что сказал.

- Не надо отправлять меня обратно в Прайм. – решительно мотнул головой он. - Чем дальше от моих родных, тем лучше для моего психического здоровья. Поверь, эти люди куда опаснее местных вечноголодных, среди которых, кстати, теперь есть мои друзья. Мои родные тоже съедят и не подавятся. Только сделают это намеренно медленно и болезненно.

- Верю. – лукаво улыбнулся Элдриан. – Потому и не связываюсь. Эти седины пришли не одни.

Он показал на свои тронутые сединой усы и бороду.

- Им предшествовало большое количество синяков и шишек, даровавшее в итоге замечательную способность много раз подумать перед принятием решения.

- Ладно, убедил. Ты, как всегда, прав. – примирительно поднял руки дворянский отпрыск. – Прости, что сорвался.

- Да, затем меня и поставили тут главным, чтобы огребать со всех сторон, так ведь? Ладно. Мне пора продолжить свой безрадостный путь среди проблем этого лагеря. А тебе – продолжать помогать омилльке… как её? Делать оружейные стойки.

- Её зовут Кими. И на сегодня мы всё закончили. И еды с водой я своим уже относил.

- Ты хочешь получить новое поручение? – прозрачно намекнул Элдриан. – Дел в этом месте с лихвой хватит на всех.

- Нееет. – иронически протянул Алессо.

- Тогда пойдёшь отдыхать сам или как? – лукаво прищурился королевский гвардейский.

- Уже иду! – поспешно произнёс юноша и ретировался.

Элдриан покачал головой. Ох, чует его нутро, хлебнёт он ещё проблем с этим ретивым юнцом. А пока… Создание организации. Идея была определённо стоящей и её следовало обсудить со всеми причастными, возглавляющими сейчас разрозненные группы, объединённые общими интересами.

Агата, Кайл, вероятно, Ренеа, у которой начинало набираться маленькое войско из северных, начальник кантинских храмов, под чьим управлением действовали добровольческие отряды и патрули, возможно, кантинский староста, и, хорошо бы, Сандра. Или кто-то из омилльских, кто заменит её. При условии, конечно, что они вообще здесь задержатся в случае её смерти.

Первых трёх из списка уже можно было собрать для обсуждения такой гипотетической возможности, даже если северянка при этом ничего не поймёт.

XXVII. Ход эллогос.

- Габи, что там у вас? – поинтересовалось Тесселинн.

- У нас обалдевшее Габи. – коротко ответило Даллис.

- Таким оно не видело свой город никогда. – пояснило Эйлинн.

- Таким разрушенным?

- Таким… Сияюще-мерцающим. – подало голос Габи. – Тёмным и полным света одновременно. Таким красивым.

- А! – догадалось Тесселинн. – Габи привыкает к элльскому видению вещей.

- Мике, как тебе?

- Как-будто всё всегда так и было. – ответило новое льюс. – То ли оттого, что меня здесь давно не было, то ли я быстро привыкло видеть всё именно так.

- Да, ты всегда куда смышлёнее меня было. – послало ощущение теплоты Габи.

- Здесь чувствуются нейи. Явственно. Не так много, как было на наших землях, но есть. И ещё появились новые существа. – продолжило рассказывать, транслируя для всех картинку Эйлинн. – Занятные. Чуть ярче, чем димы, но тусклее, чем валлы. Мы пока не подходили ближе, чтобы изучать. Сидим тут без лишнего шума на крыше строения, приглядываяс и принюхиваясь.

- Они не новые, Эйлинн. Они и раньше были здесь. – удручённо вздохнуло Габи. – Сидим мы на крыше нашего дворца и некоторых из этих тусклых я могу узнать по возникающим ощущениям, потому как знало их при жизни. Будучи валло, всмысле.

- Значит, это наши валлы, которые раньше выглядели ярче, правильно я понимаю? – переспросило Мике, вглядываясь в общую память. – Но почему они потускнели? Проделки бенов?

- Да. – согласилось Габи.

- Похоже, бывшие нейи возвращаются с пустошей в поселение. – догадалось Эйлинн. – Становясь вновь видимыми. Теперь с ними будет куда приятнее иметь дело, даже если они не передумали нападать.

- Как бы это проверить? – поинтересовалось Даллис.

- Есть один способ. – «ухмыльнулось» Стеллис.

- Стеллис, вот иди сюда само и этот способ практикуй! – шутливо возмутилось Линн, быстро смекнув о чём речь. – У нас тут слишком мало… как теперь этот гибрид называть?

- Обязательно ли всё называть? – хмыкнуло Оннели. – Весь мир из градаций.

- ...мало этих градаций, - продолжило Линн. - чтобы проводить подобные эксперименты.

- А я всё-таки рискну. – вызвалось Габи, вставая и собираясь спускаться со здания вниз. – Вон там, чуть поодаль от остальных стоит что-то, что кажется мне знакомым. Возможно это…

Габи прислушалось к ощущениям.

- …Лимпус. Лечащее при дворце. Попробую поговорить с оно. Ну… или как получится. Не будем пугать его толпой. Ох, оно вновь пошло к остальным. Надо поторопиться. Похоже, они предпочитают держаться кучно. Странно, так непохоже на наших… Впрочем, неудивительно, если им тут приходится отбиваться от ней. Я всё равно спущусь. Я пошло.

- Я не покажу себя, но буду рядом и помогу если что. – Линн тоже встало.

- И я. – вызвалось Мике.

Став льюс, оно по-прежнему было беззаветно предано Габи.

– Вы только подумайте! Наши валлы, даже будучи больными, возвращаются домой! – продолжило молодое льюс. – Это ли не прекраснейшая новость!

- Согласно! – поддержало Деа. – Это означает ещё и уменьшение ней на пустошах.

- Дела, как всегда, таковы, что не могут не улучшаться. Иначе бы никого на материке давно уже в живых не было. – «усмехнулось» Тимо, чей приятный «голос» умилял эллогос при каждом звучании в эфире.

- Это факт! – согласилась Лиа. – Тогда я прямо сейчас иду домой!

- Второй раз убиваться об яд? – поинтересовалось Айслинн. – Пожалей Тесселинн, оно только недавно с тобой возилось.

- Она сказала, что два проростка для неё нормальная нагрузка. – «хмыкнуло» Лиа. – Хильд почти подросло. Одно место вакантно. Я правда хочу домой. Может, если нейи редеют, то и яд уже рассеялся?

- Не рассеялся, Лиа. – ответило Стеллис. – Мы проверяли недавно. Яд стойкий. Не знаю зачем, но тут бены сработали на совесть. Можно только восхититься такой основательностью.

- Дериана не могло разработать такое сложное вещество в одиночку. – задумчивая мрачность Мике повисла в эфире. – Не без Клэрэлин. Неужели Клэри в этом участвовало? Не могу поверить.

- Я тоже. – отозвалось вернувшееся на крышу Габи. – Это действительно было Лимпус. Понимать это сложновато, так как наполнение этого… шумновато. Но в целом ясно, что ничего не ясно. Оно говорит, что ничего не помнит. Что очнулось и побрело к городу, стараясь избегать себеподобных. Только потом поняло, что не все безумны. И вот, они собрались здесь, устранять остатки ней и восстанавливать город. Спрашивает, поможем ли мы им?

- Конечно поможем!

- Ну, хорошо. – облегчённо ответило Габи. – Я хорошо отдохнуло здесь и готово пойти исследовать наши старые лаборатории и всё, что осталось от Бенефактората.

- Надо быть осторожными. – напомнило Мике. – Параноидальная Дериана любила перестраховаться. В лучшем случае, там сейчас ничего нет, в худшем есть ловушки. Тесселинн попадания в них не одобрит.

- Не одобрю. – подтвердило льюс. – Потому всех призываю к осторожности. Не потому, что мне есть до вас и до ваших перерождений какое-то дело. Потому что я от этого устало и никто не хочет подменить меня.

- Да ты ж само через момент отгонишь. – припомнило Лиа.

- Отгоню. – согласилось растящее. – Вы все жутко неуклюжие. Всё равно прекращайте перерождаться уже, в самом деле, это уже наскучило. Только без крайностей, не берите пример с Гаэлль.

- Ещё одна версия, почему Гаэлль до сих пор не появилось. – грустно отметило Даллис. – Не хотело излишне обременять Тесселинн.

- А знаете… это наводит жуть. – задумчиво произнесло Айслинн. – Не значит ли это, что бессмертные эллогос… начали умирать?

В эфире возникла тишина.

- Гаэлль было самым первым. Что было бы, не извлеки оно из себя и не посади Тесселинн, до того, как первый раз отправилось в перерождение? – опять задалось старым вопросом Деа.

- И кто извлёк из себя Гаэлль. – «хмыкнуло» Офлинн. – Старые загадки, не теряющие своей загадочности. То есть, мы пошли от Гаэлль и начиная с Гаэлль исчезнем?

- Ну, пока-то все остальные перерождались. – напомнило Эйлинн. – Гаэлль, будучи непревзойденным по загадочности существом просто подкинуло нам ещё одну не сразу решаемую задачку, что вполне в духе того, что обычно делает это несносное льюс.

- А мне кажется, мы не вымираем, а развиваемся как вид. – высказалось Ойлинн. – Айслинн приходят новые эллограммы. Это эллограммы, я уверено. У нас появилась пара новых прекрасных льюс.

- Вот ещё бы у нас появилась пара новых сортов чая или видов печенья, тогда бы я поверило в то, что мы воистину встали на путь развития. – «фыркнуло» Лиа.

XXVIII. Ход людей. Герой Кайл.

- Как завязать с ней диалог, если они теперь на нас даже не смотрят?! – покачал головой Кайл. - Хотя, как они на нас до этого смотрели, мне тоже не особо нравилось.

- Ты не угодить. – хмыкнула Ренеа.

Клеток с пришедшими в себя, но не идущими на комуникацию омилльскими храмовницами. Бесстрашная Ренеа, зайдя в клетки переодела их и помогла немного привести себя в порядок. Кими ассистировала снаружи. Бывшие пожираки не сопротивлялись, но и не особо включались в процесс, как-будто не помнили зачем это нужно.

- О чём с ними поговорить, чтобы они ответили? Как думаешь? – не унимался Кайл.

- Что им нравится.

- Кофе мы уже приносили. – продожил размышлять праймовец. - Небольшой всплеск интереса был. Но они берут его так же, как еду и воду, без эмоций и слов.

- Чашки больше не швырять и не падать. – повела плечом Ренеа. – И то говори спасибо. Или тебе нужно они говорить спасибо?

- Не обязательно. – улыбнулся Кайл. - Это я сейчас бы обрадовался даже ругани и был бесконечно благодарен за любые слова.

- Может то и добиваться?

- Ха. – усмехнулся Кайл. – Это было бы в духе Лейви. Но не Сандры. Кими говорит, Вайоми с ней и с теми, кого не стесняется, вообще болтушка. Бедняга Кими. Сегодня, наверное, опять придёт пытаться вывести Вайоми на диалог.

- Кими нельзя так много не спать. – строго сказала Ренеа. – Иначе дождётся ругань от я.

- Да, я говорил, что ей надо уменьшить количество дежурств здесь, но думаю Кими сделает это не раньше, чем заговорит Вайоми. – покачал головой осдшник.

- Смешной юноша тоже нет мысль? – поинтересовалась северянка, имея ввиду Ирвина.

- У него есть, но, пожалуй, петь или швыряться в них предметами действительно слишком жестоко. И рисковано. Когда они очнуться – нам не поздоровится.

- Они всё равно клетка. Мы убежать. – махнула рукой ведьма.

- Могут и подкараулить ведь. – лукаво улыбнулся агентъ. - Претвориться безразличными, а потом… у них там в клетках много чего такого находится, чем можно швырнуть пообиднее. Особенно, до вечерней уборки и стерилизации помещения…

Ренеа весело фыркнула, но ответить ничего не успела. На лестнице послышался шум. Пожилая северянка и молодой праймовец одновременно повернулись в сторону его источника. Элдриан осторожно вёл виноватого вида Агату.

- Хорошо, что вы здесь. – выдохнул королевский гвардейский. – Я думаю, укушенной ведьме тоже место здесь, среди таких же.

- Укушенной?! – у Кайла внутри всё перевернулось.

Кровь ударила в виски, перед глазами всё потемнело.

- Укушенной? – переспросила, вскакивая, Ренеа. – Разве снаружи нападать?! Где сигнал?!

- Нет-нет! – мотнул головой Элдриан, помогая ведущей учёной выбрать клетку, отдавая ей кипу вещей и запирая за ней замок. – Нападения не было. Просто Агата… облажалась.

- А почему здесь? – поинтересовалась Ренеа. – Те лаборатории же хороши для больные?

- Да, они и в самом деле комфортнее, - согласилась Агата. – Но как я понимаю, очнулись у нас до сих пор только ведьмы. И не хочу, чтобы это вот так сразу бросилось в глаза кантинским. Последствия могут быть… непредсказуемыми. Они, конечно, всё равно узнают, но пусть узнают обо всём несколько позже, когда мы придумаем, что им сказать.

Он перевёл укоряющий взгляд на королевскую лаборантку, та съёжилась и виновато пожала плечами.

- Как это случилось… – хрипло произнёс наконец-то обредший дар речи Кайл. – Кто укусил тебя? Подопытные?

- Да. – краснея, ответила Агата, стараясь ни на кого не смотреть. - Этот занятный паренёк, которого притащила Фианна.

Кайл тяжело вздохнул, понемногу приходя в себя от шока. Всё будет хорошо. Сандра ведь очнулась. Эта мысль помогла ему немного приободриться. Всё равно, впереди предстояло несколько кошмарных светов. Лучше сейчас об этом не думать.

- Фианна… Имя звучит как-то знакомо. Кто такая Фианна? – поинтересовался Кайл.

- Помощница бывшей королевской советницы. – напомнила Агата.

- Точчноооо! – хлопнул себя по лбу Элдриан. – То-то мне её лицо показалось знакомым. Некрасивая тогда история с отставкой получилась… И что здесь делает «глаза и уши» придворной опальной персоны?

- Смотрит и слушает. – через силу улыбнулась праймовка. - Говорит, что услышала новости и обеспокоена ситуацией. Хочет помочь.

- Да нуууу. – не поверил Элдриан. – Я поговорю с ней. Возможно, старая Элси как-то хочет вернуть себе доброе имя.

- Помощь нам действительно не помешает. – поднял на него серьёзный взгляд Кайл. – Тем более, опосредованная помощь такой мудрой и влиятельной женщины, как Элси. Между нами говоря, у ОСД есть сомнения относительно правомерности её отставки.

- Да у всех есть. – отмахнулся Элдриан. – Как-то быстренько и втихую её подвинули. При подозрительных обстоятельствах.

Кайл кивнул. Он не сможет смотреть на трансформацию Агаты. Но и уйти не сможет. Не думать. Нет, ничего не думать сзаранее.

- Значит, Фианна привела к тебе паренька? – продолжил он вслух. - Что в нём такого особенного, что он обратил на себя её внимание?

- Ну, сразу несколько вещей. – главная лаборантка начала загибать пальцы, считая. - Глупость, заставившая его идти в одиночку в лес в такое опасное время. Зачем?! Удача, благодаря которой он нашёл там помощниц в лице разметавших пожираков эльф и притащившей его сюда Фианны. Кстати, а что она делала в лесу? Так, ещё… То, как долго он сопротивлялся болезни, учитывая то, что он кантинский… И – неординарная внешность. Он довольно-таки хорош собой.

Кайл почувствовал неприятный укол… ревности? Ну и дела.

- И… при каких обстоятельствах он тебя укусил? – сквозь зубы процедил он.

- Я пыталась взять у него образец ткани и немного крови. Меня удивило время, понадобившееся ему для трансформации. – не заметив подвоха в вопросе, просто ответила Агата.

- Среди кантинских бывают латентные ведьмы. – чувствуя облегчение, ответил Кайл. – Такова была моя ученица Амелия. Попав в Омилле под опеку Финиана, она, кантинка, научилась вначале нескольким простым трюкам. Позже освоила некоторые и посложнее. Неплохой прогресс, учитывая её возраст.

- Финиан взял кого-то под опеку! – с хохотом взвизгнула Агата, вспомнив своего бывшего знакомого по институту и коллегу. – Я бы на это охотно посмотрела! Амелия осталась жива после этого?

- Да. Жива и довольна. Они прекрасно ладили. – улыбнулся Кайл, прекрасно понимая причину оживленного поведения Агаты.

Случай был и в самом деле не тревиальный. Главный ведьм омилльских храмов был в равной степени известен как своим вспыльчивым характером, так и своей ведьмической мощью. Благодаря его «славе», среди учившихся у него добровольно пришедших не было. Зато быстро сбежавших – предостаточно. Правда, и Финиан предпочитал не заниматься преподавательской деятельностью и не брался за это без крайней своей заинтерсованности.

- Эту девушку нужно в наш мединститут устроить дивом дивным! Или дипломатка из неё бы вышла знатная… - остановить ни на шутку развеселвшуюся Агату уже было сложно. – Или представительница по связям общественности с Финианом! Сколько жизней и подштанников спасено будет! Только подумай!

Ещё раз хихикнув, она выдохнула и всё-таки взяла себя в руки, продолжив уже серьёзнее.

– Что-то такое, про скрытых кантинских ведьм, я и подозревала. Ну… по крайней мере, им повезло избежать процедуры изгнания из Кантина и остаться дома со своими семьями.

- Ами это везением не считала. – хмыкнул Кайл.

Элдриан кашльнул, привлекая к себе внимание.

- Я, вообще-то, хотел организовать собрание. И практически все, кроме кантинских высокопоставленных, кого я планировал созвать, сейчас здесь. – Элдриан горько вздохнул. - Только вот уже не думал, что оно будет проходить при таких обстоятельствах. Когда одни собравшиеся уже ничего по теме совещания не выскажут, а другие вскоре высказываться перестанут. Третьи половину не поймут вовсе.

Агата с энтузиазомом подпрыгнула, держась за прутья своей клетки.

- Давай всё равно проведём! – она была рада отвлечься сама и перевести всеобщее внимание с себя и со своей нелепой ошибки на что-то другое. – Пока хотя бы я говорю. Так процент активных участвующих будет максимальным. Ну а потом, меня же можно будет заменить. Ирвин станет прекрасным главой наших лабораторий.

- Даже и не думай так легко отвертеться. – покачал головой Кайл. – Мы сами тут не отдыхаем. И тебе не дадим. Иначе давно бы отвязались от Сандры и девчонок.

- Кстати, а кто заменит Сандру? – озвучил давно возникший у него вопрос Элдриан. – Нам тут не выкарабкаться без кого-то со стратегическими и организаторскими талантами. Я уж молчу о борьбе с бюрократическими препонами.

- Боюсь, Сандре тут нет равных. – Кайл печально вздохнул, уставившись в пол. – Я даже придумать не могу, кого бы нам сейчас призвать на помощь. Лучше руководительницы и командующей я точно не всречал. Особенно, среди тех, кто долго проработал на высоких управляющих должностях и сумел сохранить человеческие качества. Я надеялся, что она выкарабкается. А мы выкарабкаемся с её помощью. А сейчас – я просто не знаю, что и сказать. Только то, что я очень сильно расстроен. Таким образом, пользы от меня сейчас тоже немного.

- Да вы даже собрание нормально организовать не можете.

При звуке этого голоса все подпрыгнули. Сам голос был совершенно ровным и монотонным.

- Сандра! – счастливо выдохнул Кайл. – …Обделаться!

- Прекрасное начало. – главная храмовница не сменила позы и интонации, и продолжала смотреть в пол. – Это, пожалуй, будет едва ли не самым осмысленным действием из тех запланированных, о которых я здесь только что слышала. Начнём с главного. Кто проводит собрания без кофе и печенья? Это заведомо безрезультативно.

- Я сейчас сбегаю! – с улыбкой до ушей проворно подскочил агентъ.

- Кайл, подожди. – Сандра повернула к нему лицо и неожиданно тепло улыбнулась. – Принеси мне ещё того сока… и воды побольше. У меня закончилась вся, а пить охота гнусяцки. Думаю, девчонки сейчас чувствуют то же самое.

- Почему не спросят?

- Не понимают, как это поможет и зачем это нужно. И… много чего не понимают, я подробно потом опишу всё в отчёте. А, да. Принеси ещё пожалуйста, всю корреспонденцию для меня. Особенно мне интересны письма от Майло, хорошо?

- Да! – вновь просиял Кайл.

- Спасибо тебе огромное. За всё.

- Ты, главное, не впадай в ступор обратно! Я тебе этого не прощу.

- Не впаду.

Не помня себя от радости и не чуя под собой ног, праймовец понёсся к месту обитания омилльских донести чудесную новость и попросить у Кими кофе. Если у той ещё осталось хоть немножечко. Потому что если нет… то вдруг Сандра и в самом деле вновь замолчит?

XXIX. Ход людей. Героиня Сандра.

- Что интересного происходило снаружи из того, что не обсуждалось здесь? - спросила Сандра после того, как Кайл вышел .

- Да ничего особенного. – пожала плечами Агата. – С какого момента ты отошла от дел?

- С последнего нападения. - вздохнула храмовница, припоминая как-будто прошлую жизнь.

В каком-то смысле, так оно и было.

- Если оно, конечно, было последним. - добавила она, вопросительно глядя на Элдриана.

- Было ещё одно. Небольшое. Ну, не считая того, что одиночки прибегают регулярно. – проинформировал Элдриан. – И хорошо, что то первое нападение было небольшое. Моим гвардейским хватило и этого, чтобы призадуматься.

- Здесь гвардейские. Это прекрасно. - удовлетворённо кивнула Сандра.

- Я полагаю, мне нужно представиться. У меня до этого не было такой возможности. Я – Элдриан, старший королевский гвардейский. Для меня большая честь познакомиться с тобой лично, а не столкнуться в коридорах мимоходом или изучая досье и отчёты. И иметь возможность пообщаться. Очень ждал, когда ты очнёшься. Дело неясное, работы много, без твоей помощи было бы сложно. Чтобы быстро ввести тебя в курс дела, скажу, что мы сформировали здесь зону перехвата и изучения всегдаголодных, состоящую из казарм с моими людьми и лабораторий под руководством ведущей сотрудницы королевских научлабораторий Агаты.

Элдриан отвесил лёгкий поклон в сторону клетки с будущей пожиракой. Агата шутовски размашисто ответила ему официальным придворным знаком приветствия. Сандра усмехнулась.

- А что по делам: администрация Кантина выделила площади для размещения лабораторий, в том числе и под содержание заражйнных, помещения под казармы и под хранение инвентаря и орудий. Так же, на всех, защищающих сейчас Кантин положен продовольственный паёк и медицинская помощь в местных храмах. Для незаражённых. Что ещё... Мы скоординировали свои действия с местным ополчением и храмовыми службами, окончательно определили график дежурств и утвердили маршруты обходов, в том числе по вашим с Кайлом схемам. По ним же сейчас планируется постройка ограничивающей стены, которая позволит нам контролировать потоки приходящих сюда «гостей».

- Отлично! Рада всё это слышать. Могу отправляться спокойно обратно в забытье, дела здесь, похоже, и без меня чинно и ровным строем идут на лад. Элдриан, а там прям-таки потоки? – обеспокоенно уточнила Сандра. – Кто-нибудь проводил разведку?

- Нет, разведка пока не проводилась, организационной работы хватает и здесь. - Элдриан удручённо поскрёб седеющую макушку. - Но, не могу сказать, что она не планируется.

Сандра кивнула и повернулась к главной лаборантке.

- Агата, что-нибудь выяснили новое и интересное по поводу укушенных?

- Да мы, по факту, только собрали нашу лабораторию и организовали места для содержания инфицированных и начали какие-то исследования, как… я оказалась здесь. Сейчас самое интересное в исследовании этой загадочной болезни – это то, что ты очнулась. Ты и Ренеа. Это говорит о том, что и у остальных, в том числе и у меня, есть шанс. Вопрос в том, какой.

- Да я, честно говоря, сама не ожидала, что ещё раз увижу мир вот в таком привычном виде. - развела руками храмовница. - Я пыталась взять с кое-кого обещание, что он не допустит моего превращения в пожирака и он, судя по тому, что я вижу, его не исполнил.

- Оно и к лучшему! - подбадривающе взмахнула руками Агата. - Мы же все, благодаря Ренеа, уже знали про то, что выкарабкаться возможно.

- Сколько я пробыла… в отключке? - вопросительно склонила голову набок омиллька.

Агата призадумалась. Видимо, она была больше занята лабораториями, нежели наблюдейниями.

- Пять светов. - ответила за неё пожилая северянка. - И ещё два молча.

- Надо это отметить в табличке.

Сандра взяла табличку с края лежака, оттуда, куда она её положила, прежде чем её выкинуло из этого мира. Одну из двух табличек, в которых она до последнего фиксировала происходящее с ней. Прочитав свои последные строки, она поморщилась и, больше не глядя выше и стараясь не вспоминать об этом, добавила пару новых.

- Я вела лабораторный журнал. – пояснила она для Агаты. – Первая часть его, записанная по моим ощущениям и со слов моих сотрудниц, находится у Ирвина.

- Да, я пробежала глазами между делами. – кивнула Агата. – И вот уж не думала, что и мне доведётся принести пользу науке, составляя ещё один журнал трансформировавшейся.

На лестнице послышались осторожные шаги и запах кофе вошёл в помещение вперёд Кайла.

- Дай-дай-дай сюда! – послышалось из клетки.

- Лейви. – улыбнулся Кайл. – Хорошо, что я не повторил наших типичных ошибок и взял дополнительное количество, памятуя о том, что кофе много не бывает.

- Это точно. Лей быстрее сюда. - из клетки уже требовательно торчала рука, сжимающая кружку.

Кайл поднёс принесённую им огромную водяную сумку с кофе к клетке Лейви и осторожно наполнил протянутую ею ёмкость.

- Ещё бы в туалет потом сходить по-человечески! – проворчала Лейви, жадно делая большой глоток.

- Это да. – согласилась Сандра.

- Думаю, вас вполне уже можно выпустить. – пожал плечами Кайл. – Мы не делали никакого карантина для Ренеа... и, вроде бы, пока без последствий.

Он указал глазами на ёмкость с кофе, задавая немой вопрос Ренеа, но та отрицательно мотнула головой.

- Не менять эта штука мне наш северный колючка ягода чай... - ностальгически вздохнула старая ведьма.

Элдриан перетаптывался, вопросительно глядя на маленькую сумку на боку Кайла, видимо, гадая, сколько там стаканчиков.

- Всё равно, неплохо бы нас отделить пока, на время изучения этой загадочной болезни. - высказала предложение Сандра.

Она зажмурилась от удовольствия, глотнув любимый напиток. Как бы там ни было, она всё ещё жива. И может пить кофе. А значит, не всё потеряно. И хорошо, что не потеряно именно то, что является маленьким, но ярким лоскутиком жизни, придавая всему полотну приятный жизнерадостный оттенок.

Кайл достал из сумки ещё один стаканчик и протянул Элдриану.

- Вот о чём хотел поговорить. – воодушевленно принял у Кайла из рук свою чашку гвардейский, зачарованно глядя теперь на постепенно переливающийся в неё из общей ёмкости напиток. – О создании новой организации. Не больше – не меньше.

Он удовлетворённо вдохнул полюбившийся ему во время одной из омилльских языковых стажировок аромат и улыбнулся.

- Это интересно. - отозвалась Сандра. - Давай подробности.

- Вот подробности. - кивнул гвардейский. - На данный момент у нас получается несколько находящихся на одной территории, связанных общим делом, но почему-то отдельных организаций. Нам приходится делать раздельные заказы, посылать запросы, писать отдельно отчёты и информировать о своих действиях кучу инстанций, в то время, как между собой мы можем обо всём договориться быстро и по-свойски, без лишней бюрократии и церемоний. Как мне кажется. Что если объединиться сейчас в единую организацию по борьбе с этой новой угрозой?

- Подотчётную кому? - поинтересовалась главная храмовница.

- Никому. Или монархии Прайма, если юридически так будет проще. - пожал плечами Элдриан.

- А мы с ребятами тогда с какого боку? - состроила скептическую гримаску омиллька. - Это вы, все остальные, праймовские. Вас отправили сюда главы ваших ведомств. А у нас - свой город, свои чифы, свои интересы. Я планировала организовать оборону здесь и приступить к тому же самому в Омилле. Вот только...

Сандра осеклась. Она опять забыла. Снова забыла одну ужасно болезненную и критически важную вещь. Как бы она хотела, чтобы и это было иллюзией. Она застыла, сжимая в руке чашку, как бы стараясь справиться с сильной болью.

- Ребята – точно ни с какого. - продолжил высказывать свою мысль Элдриан. - А ты. Ты ведь не сможешь вернуться в Омилл, пока болезнь не будет до конца изучена, так? Пока не будет понятно, что ты не заразна.

- И что не обращусь вновь в… пожираку. Именно. – ответила Сандра. – Я... я уже подумала об этом, когда переодевалась в принесённую мне Ренеа кантинскую драпировку. О том, что моя быстрая дорога туда и обратно стала дорогой в один конец. О том, что мне нет пути назад. Возможно, я потеряла свой милый Омилл навсегда.

Глава храмов невидящим взглядом уставилась в пол своей клетки. Ей не хотелось в это верить. Так не бывает, потому что этого просто не может быть.

- Сандра. Мы сделаем всё возможное, чтобы справиться с этой болезнью! – подала голос Агата. – Изучим и найдём способ победить. Я теперь в этом тоже очень заинтересована. Как желающая вернуться в Прайм к своей нормальной жизни и работе.

Сандра подняла глаза и улыбнулась новой будущей пожираке и подруге по несчастью, уже держащей в руках свою чашку с символом сегодняшнего собрания.

- В любом случае, бездеятельно сидеть и грустить – не лучший способ справиться с проблемой! - хлопнула в ладоши главная храмовница. - Элдриан, оставляя пока вопрос подотчётности организации до последующего обсуждения, из кого она у нас в итоге состоит?

- Из лабораторий под управлением Агаты, - начал перечислять служивый праймовец. - из моих гвардейских, из твоих подопечных, тех, кто согласится работать здесь и тех… у кого нет выбора.

Лейви криво усмехнулась. Вайоми, не реагируя, смотрела в стену.

- …из северных и Ренеа, я же так понимаю, они неспроста остались здесь?

Элдриан вопросительно посмотрел на северянку.

- Повторить вопрос полно. – попросила та.

- Я предлагаю собраться всем вместе… - гвардейский запнулся, подбирая слова. – Я понимаю, мы и так здесь вместе… Действовать как одна организация. Компания. Всем сообща. Чтобы победить всегдаголодных. Сейчас мы просто отдельные группы. Я предлагаю сделать одну большую и спрашиваю всех стоящих во главе каких-либо объединений, компаний. Согласны ли. Объяснил так, что даже самому непонятно.

Элдриан озадаченно помотал головой.

- Элдриан хочет, чтобы все, кто собрались здесь, чтобы бороться с вечноголодными, считали себя одним. – пояснил Кайл. - Одной… как бы сказать попроще…

- Мне понятно. – кивнула Ренеа. – Мои люди здесь хотеть побеждать это и вернуться домой. Ваши – затем же. Конечно, мы – одно.

Гвардейский кивнул, расценив это как знак согласия и обратился к осдшнику.

- Кайл, тебя и Ирвина это, естественно, тоже касается. Ирвин хоть и подчинён Агате сейчас, но его-то здесь ничто, в принципе, не держит. Кроме приказа от ОСД, как я понимаю.

- ...Который предписывал нам с ним разобраться с ситуацией и доложить о происходящем. - задумчиво произнёс агентъ. - Что мы, вообще-то, уже давно сделали. Так что, и я, по большому счёту, уже свободен. Но, думаю, всем понятно, что если мы не остановим это, то оно достанет нас везде.

- Это так. - согласился Элдриан. - И, памятуя о тех, кого оно уже достало. Также я хотел поговорить со старшими по храму… не знаю, кто там сейчас в этой должности, с теми, кто координирует действия местного ополчения о том, как мы будем взаимодействовать в дальнейшем, и со старостой города, для окончательного закрепления прав и полномочий нашей новой организации. Если, конечно, таковая организация вообще возникнет.

Он вопросительно обвёл взглядом всех присутствующих.

Почему бы не поддержать эту отличную идею. Чем быть одинокими изгоями, им с девчонками сейчас гораздо лучше, интереснее и продуктивнее стать частью организации, занятой не больше - не меньше, спасением материка. Сандра хлопнула себя по колену и подняла руку в знак согласия.

- Я – за её возникновение. Нам с Лейви пути назад нет, как это ни печально. Мне придётся назначить кого-то вместо себя управлять храмами. Я даже не знаю, как сообщить такое Майло, Кионе и Финиану. И даже не знаю, как сказать об этом себе. Я не хочу в это верить.

- Я думаю, остальные тоже будут шокированы. – уверенно заявил Кайл. – Уж прости моё любопытство, я понимаю, что тема для тебя болезненная, но кого ты думаешь поставить главой вместо себя? Оставишь Киону?

- Я… не знаю. – пожала плечами Сандра, растерянно тряхнув головой. – Я правда не знаю. Нет. Киона слишком мягка и уступчива. Она проявляет недюжинную выдержку и твёрдость характера только в вопросах жизни и смерти. А битву с бюрократией, отчётами и приказами она ни жизненно, ни смертельно важной не считает. Финиан тоже не годится. Он сотрёт в алхимический порошок все вышестоящие инстанции и использует его для наполнения ламп. Так дела тоже не делаются. Может, это раздутое самомнение, но я нужна там сама. Ещё – я была бы рада вывести отсюда свою бригаду, чтобы избавить их от незавидной участи, подобной моей, но понимаю, что если мы не победим это здесь – оно настигнет нас в Омилле. Так что, оставаясь тут мы, в какой-то степени, защищаем и свой город тоже. Хорошо бы ещё как-то пресечь потоки пожираков, идущие на юг через лес.

- Мы здесь прикрываем весь материк. – кивнул Элдриан. – Об этом я тоже хотел бы поговорить. Если это всематериковое дело, то и решаться оно должно всематериковыми силами, и до зетских, и до лиманских людей всё это рано или поздно дойдёт. У меня уже есть укушенные. Пока нападающих немного и мы справляемся, но, кто знает, сколько их на пустошах? И каковы будут потери в дальнейшем?

- Они вскоре исчезнут естественным образом. – предположила Агата. – Через какое время, правда, непонятно. Учитывая то, что Северные Королевства населяли по большей части ведьмы, а данные по продолжительности жизни у нас есть только по кантинским подопытным. Если нам попадётся ведьма, то морить голодом, замеряя света её жизни, мы точно не будем. Не будем ведь?

Агата испуганно оглядела остальных.

- Не будем. – заверил её Кайл.

- Кстати, интересно, как отреагируют кантинские, осознав, что все выжившие на данный момент после заражения – ведьмы? - поинтересовалась Лейви.

- Думаю, опять бурно. – недобро усмехнулся Кайл. – У них есть некоторая склонность драматизировать.

- Позаботьтесь хорошо о том симпатичном кантинском пареньке и, возможно, тогда у нас будет первый выживший кантинец! – посоветовала Агата.

- Не первый. Среди гвардейских Элдриана есть очнувшаяся кантинка. Правда, изгнанная ведьма. Да и паренёк твой, скорее всего, тоже потенциальный ведьм. – добавил Кайл.

- Но кантинские-то об этом не узнают! – хитро возразила лаборантка.

- Да если и узнают. – хмыкнула поведя плечом, неосознанно копируя жест Ренеа, Сандра. – Дважды изгнанным ему всё равно не быть. А они пусть делают выводы о том, что город пора эвакуировать. Оставить здесь необходимое для патрулирования города и обработки полей количество кантинских, а остальных отправить подальше от фронтира, дабы в случае чего, не увеличивать количество стихийно возникших в результате внезапного нападения пожираков.

- Которых и так, я думаю, немало. Если, да простит меня Ренеа, у нас по пустошам бегают сейчас практически все Северные Королевства… Надеюсь, что это не так… И если сейчас вся эта толпа вдруг зачем-то ринется сюда… - продолжил рассуждать Элдриан.

- То нам тут всем и завал. – резюмировала Лейви. – Кто бы мы ни были и сколько бы нас здесь ни было. Нас не покусают, а просто сожрут.

- Значит, что нашу «угрозу» нужно как-то устранять частями. – осторожно предположил гвардейский, косясь на Ренеа.

- …Вылавливая и то, что поступает сюда к нам по другим путям. – продолжила мысль Сандра. - В том числе и через лес. Я, кстати, приятно удивлена, что Майло до сих пор не рапортует нам о нашествии пожираков на Омилл. Учитывая то, что горные и лесные тропы никто не патрулирует. Или патрулируют?

Элдриан отрицательно мотнул головой.

- Загадка для меня, но, проблем и так пока хватает, и я не хочу задумываться сейчас над необъяснимым. - омиллька поморщилась. - Факт тот, что именно здесь, по самой пологой и протоптанной тропе наверх, их вылезает больше всего, верно?

- Да, у меня нет данных о нападениях на Лим или Прайм. – кивнул Элдриан. – Вероятно, голодным потребуется время, чтобы оббежать взгорье, на котором находится Прайм. Пройти через топи и… тогда уж ближе будет бежать в Зет, если они доживут до этого момента.

- Если я всё правильно понимаю, то продолжительность их… нашей жизни и уровень осознанности зависит от количества питания. – внесла уточнение Агата, кутаясь в одеяло. - Накормить такую ораву и подождать, пока они придут в себя, было бы идеально, но где взять столько еды, чтобы накормить кого-то с аппетитом как у населения шести Северных Королевств?

Праймскую учёную явно начинало знобить и Сандра это видела. Храмовница поёжилась, вспоминая эти ощущения.

- Агата. – обратилась она к королевской лаборантке. – Я не знаю, что преподают в медицинских группах университетов, потому спрошу – были ли у вас тренировки «щелчка осознания»?

- Были. Наверное, они базовые для всех. Ну, или почти для всех. А что?

- Он тебе сильно пригодится. Прозвучит пошленько, как на начальных курсах, но всегда спрашивай себя «происходит ли это на самом деле?». Это сильно поможет тебе, когда ты… трансформируешься. Тебя выкидывает в нечто такое невообразимое, что моя память поспешила скрыть от меня практически сразу по выходу из него. Это, кстати, надо, кстати, записать, пока я не забыла… Посмотрела сейчас, как тебя морозит – и вспомнила.

- А там какое-то особое состояние? Иная реальность? Ух ты, как интересно! – восхитилась Агата, задорно подпрыгнув в своём ворохе из одеял и одежды, которой она обложилась. – Надо будет записать всё сразу же, как очнусь! Спасибо за подсказку.

Сандра усмехнулась, видя подобный неуместный исследовательский энтузиазм, и краем глаза заметила, как Кайл покачал головой.

- Кстати, что касается объединения служб, то я, конечно же, тоже "за". - вспомнила о теме собрания королевская лаборантка. - Ещё и потому, что и я из тех, кому сейчас нет пути назад.

«Сейчас» усмехнулась про себя Сандра.

- Значит, у нас уже есть достаточно, чтобы создать единую организацию, которая будет противостоять нашей угрозе! – радостно хлопнул в ладоши Элдриан. – Останется переговорить с кантинскими службами, уладить ряд организационных вопросов. И жить станет намного легче.

- И как организация будет называться? – поинтересовалась Лейви.

- А правда, как? - улыбнулась Сандра.

- Об этом я не подумал, - честно признался Элдриан.

Раздался сигнал атаки. Все подскочили, отставляя в сторону кружки.

- Я побежал собирать своих! – махнул рукой старший гвардейский и выбежал из помещения.

Ренеа помчалась следом, видимо, собирать северных.

- Выпустите меня! – взвопила Лейви. – Я буду драться.

- И меня. – присоединилась Сандра.

Кайл кивнул, схватив ключи и открывая двери клеток.

- Как показал опыт Ренеа, на вас пожираки сейчас будут обращать меньше внимания, но всё равно будут. – предостерёг он. – Так что, особо не расслабляйтесь.

- Полагаю, от меня сейчас будет мало толку. – пожала плечами Агата.

Сандра быстро кивнула, вспомнив состояние, предшествующее трансформации и выбежала наружу вслед за остальными.

Однако, ей пришлось резко прекратить свой бег и остановиться. Даже закатное солнце резко било по её отвыкшим от яркого света глазам, перед которыми сейчас тошнотворно плясали пятна всевозможных цветов и размеров.

XXX. Ход людей. Герой Элдриан.

Элдриан осмотрелся. Похоже, нападавших больше не было. Бой закончился довольно быстро, нападавших было чуть больше, чем в прошлый раз, но и оборонявшихся было не меньше. Элдриан выдохнул и аккуратно стёр пот с брызгами крови со лба. Надо было пойти умыться и обеззаразить хотя бы руки. Но сначала надо пройтись поискать тех, кому повезло сегодня меньше, чем ему самому. Кому требовалась помощь.

На всякий случай не откладывая своё орудие, он отправился обходить место боя, дабы оценить потери. Обходя, он окрикивал своих и внимательно осматривал площадь, ища сидящих или лежащих. Тем же самым были заняты и Сандра, и кантинские. Судя по тому, что он видел, стоящих людей было подавляющее большинство. Но это ещё ни о чём не говорило.

Стоп. Кто-то сидит на земле. Элдриан быстро подошёл и присмотрелся. Укушенный кантинский. Это было некрасиво, но он испытал некоторое облегчение. Гвардейский махнул лекарской службе, помог защитнику города подняться, и продолжил свой обход, оглядывая окружающее пространство. Солнце садилось и надо было закончить с этим побыстрее. Вояка ускорил шаг. Желание отмыться, переодеться и отдохнуть придавало ему дополнительных сил.

Вдруг что-то, замеченное боковым зрением, привлекло его внимание. Он невольно перевёл взгляд в сторону этого объекта. Странная тень на фоне леса. Он и не заметил бы её, если бы не угол, под которым сейчас падали солнечные лучи. Свет очерчивал что-то похожее на фигуру в тёмном, стоящую на большом продолговатом камне. Праймовец заинтересовался и зашагал в её сторону, намереваясь рассмотреть получше, кто это. Вероятно, кто-то из дежурных, отслеживающих нападения. Но очень уж занятный наряд. Не кантинский. Не праймский. Не омилльский. Не зетский. Лиманский? Один из видов северного? Кто у нас сегодня на карауле?

«Не время интересоваться модой.» - напомнил он себе. – «Помоги раненым.»

Служивый обвёл глазами поле. Взгляд его выцепил ещё одну фигуру. К его огорчению, это уже была одна из его людей. Когда-то это должно было произойти. Потери неизбежны. Тяжело вздохнув, Элдриан махнул своим, призывая на помощь. Вояка обвёл глазами поле, стараясь оценить общее количество раненых. Сложно было понять, потому как лекарские службы работали оперативно, помогая подняться и уводя пострадавших в сторону новых лабораторий и изолятора. Похоже, если и есть ещё укушенные среди его гвардейских, то искать их нужно будет именно там.

Взгляд его выхватил печально опустившую голову Ренеа, стоявшую над неподвижным телом. Смертельный случай? Ужасно. Элдриан быстрым шагом приблизился к северянке. Та стояла над трупом пожираки. Точно. Элдриана осенило. Для Ренеа потери будут при любом исходе битвы. Ведь нападающие – бывшие северные люди.

- Могло быть живое. – смахнула слезу Ренеа. – Может, на входе нужно еду, а не остриё?

Она воинственно мотнула головой и решительно отправилась в сторону лабораторий. Раненых на поле больше не осталось, новых нападающих замечено не было и Элдриан повернулся, чтобы последовать за ней.

Почему пожираки нападают группами? Что мешает прибегать им по одному чаще? В принципе, они и по одному прибегают, но дежурящие на выходе с горной тропы быстро с ними справляются. Но это не отвечает на вопрос, что заставляет их сбиваться в группы? А что, если прибегающих по одному и в самом деле пытаться вылавливать и кормить? Явно не в дежурство кантинских будет происходить такое. С риском для жизни ловить вредителей, да ещё и переводить на них свои продукты. Если Ренеа хочет сохранить побольше северных, ей нужно организовывать дежурства самой, выставляя своих людей. Может, оно того и стоит, если от этого увеличится количество вояк, на которых слабо реагируют пожираки. Но, если всё войско будет состоять из таких укушенных вояк? Пожираки на них всё равно среагируют. И где размещать такое громадное потенциально опасное войско?

Элдриан задумчиво шёл, глядя себе под ноги. Просто вечер вопросов какой-то. Кстати, о вопросах. Что за чудная фигура там, у леса?

Гвардейский быстро повернулся и поднял глаза, но фигуры на месте, конечно же, не оказалось. Так она его и дожидалась. Значит, не их караульных. Да и место для караула не очень удобное. Даже с учётом того, что можно встать на камень. А где, кстати, тот большой камень?

Элдриан напряг взгляд. Может, это не то место? Да вроде то. Ладно, фигура пропала, но куда мог исчезнуть большой камень? Не утащила же она его с собой? Может, это просто отсветы? Солнце потихоньку уходило и камень мог быть игрой теней. Как и сама фигура. Но, за горизонтом, всё же, не мешает поглядывать.

Отвернувшись от леса, служивый отправился к исследовательскому комплексу, где смешанные праймско-кантинские лекарские службы уже осматривали укушенных и, обработав раны, распределяли их по предназначенным для них местам.

Суета была так велика, а процесс так хорошо отлажен, что никого не заинтересовало отсутствие Агаты. Элдриан опустился на стул во дворе около лаборатории, поставив рядом тяжёлое орудие, и принялся высматривать в группе будущих пожираков своих людей.

Вдруг его тряхнуло, словно ведьмическим разрядом. Нет-нет-нет и нет! Он пропал. Теперь точно пропал. Его служба и сама его жизнь, вероятно, окончены. Во всяком случае, находятся под реальной угрозой. Он ещё сидит и дышит, но он уже практически, если не мёртв, то уволен с позором и без пособия точно. И ни одно знатное семейство больше не станет с ним общаться. Лучше будет вовсе покинуть Прайм и отправиться в Зет. А, возможно, и устроиться сопровождать караваны. Только не праймские. Может, пора бежать уже прямо сейчас, не дожидаясь решения военного суда, в котором слово семейства Адалленов имеет большой вес?

Все эти мысли толпой, что была хуже пожираков, пробегали в уме ошалевшего Элдриана, пока тот смотрел, как лекарь обрабатывает рану Ангелессо, уже выдав ему больничную одежду, последнее нововведение Агаты.

Юноша, поймав на себе взгляд командующего, виновато улыбнулся. Элдриан пришёл в себя и его охватил гнев. Он резко поднялся и двинулся по направлению к наглецу.

- Ты что, смерти моей хочешь?! – прошипел он, приблизившись к знатному растяпе. – Я тебе где сказал находиться?!

- На складах, выдавая оружие… - тихо произнёс тот, неосознанно втягивая голову в плечи.

- И ты думаешь, где мы сейчас?! На игровой площадке для юных снобиков?! И приказы – это тоже что-то просто для развлечения?! Или думаешь, что происхождение даёт тебе право исполнять их по своему усмотрению?!

Элдриан сам не заметил, что от злости и отчаяния перешёл на крик и что теперь все окружающие их притихли, невольно оставив свои занятия, наблюдая за разворачивающейся драмой.

- Я просто хотел помочь. Мне надоело пересчитывать припасы и оружие и подносить еду. Джейни и Джон были укушены на дежурстве... А я? Я ведь гвардейский не меньше них... - робко попытался оправдаться юный Адаллен.

- Теперь я почувствую на себе весь гнев твоего семейства, по чьему приказу мне пересчитают все жилы, а то и зубы и рёбра! – прорычал старший гвардейский. – Что мне-то теперь делать?!

Он шумно выдохнул и оглядел свою замершую «публику». Все быстро «очнулись», продолжив свои дела. Элдриан вновь перевёл взгляд на Ангелессо. Болотник виновато и затравленно смотрел на него.

- Я напишу объяснительную. – промямлил он. – На официальном родовом бланке, всё как полагается, расскажу, как дело было....

- Напиши-напиши. – зло и досадливо отмахнулся Элдриан, у которого гнев начал уступать место апатии. – Только сомневаюсь, что мне от этого легче станет.

Что с ним могло произойти хуже, чем оказаться в месте, где он потихоньку теряет своих людей, свою команду, будучи не в силах что-то с этим сделать? На такое его моги отправить только в качестве наказания. Если его сейчас снимут с должности и отправят на покой, даже лишив пособия – это будет милостливым жестом. Если удастся как-то избежать гнева Адалленов. Элдриан резко развернулся.

- Я сейчас принесу тебе в клетку табличку. – процедил он сквозь зубы. – Выжигай. И выжигай подробно.

- Я не ведьм. – тряхнул головой молодой знатый хмырь. - Это можно было бы запомнить, не так нас и много здесь, бездарных.

Элдриан похолодел. Точно. Этого ещё не хватало. И, ко всему прочему, болотник ещё и имеет смелость хамить. Командующий со свистом набрал воздуха в лёгкие.

- Ладно. – резко выдохнув, с подчёркнутым равнодушием ответил он. – Прикажу принести тебе кусок ткани для твоей предсмертной записки. Мне сейчас очень хочется попросить Ирвина, чтобы к твоей клетке не приносили еду и воду. Незачем переводить припасы на идиота с явно выраженными суицидальными наклонностями.

...Миазмы и умертвия. Всё катится в болота. Всё. Катится. В гниющие болота.

Краем сознания Элдриан отметил, что, как только он отошёл от клетки с Ангелессо, к той подскочили две фигура. Вероятно, его ранее укушенные и уже выпущенные служивые подруга и друг пришли поухаживать за ним напоследок. И попрощаться.

Забыв про своё не донесённое до зоны промывки и дезинфекции орудие и немытые руки, служивый побрёл в сторону определенного адимнистрацией под казармы хозяйственного здания, служившего ему временным домом. Постоянного теперь у него не будет. Больше ничто не важно. И, хоть он и не укушен, домой он не сможет вернуться, так же как Агата. Так же, как Сандра и Ренеа. В Прайме он будет столь же нежелательным гостем везде. Адаллены и «дружественные» им семейства об этом позаботятся. Хотя, конечно, о дружбе знатных праймских семейств говорить не приходилось. Всем понятно, что там на первом месте была выгода.

В наступивших сумерках взгляд Элдриана выхватил два силуэта. На этот раз вполне понятных и узнаваемых. Это были Кайл и Фианна, о чём-то тихо беседующие у глухой стены одного из зданий. По меньшей мере это любопытно, подумал Элдриан, направляясь к ним.

XXXI. Ход людей. Герой Кайл.

- Кажется, Элдриан хочет принять участие в нашей беседе. – заметил Кайл, глядя на приближающегося гвардейского. – Думаю, нам стоит подыскать более укромное место, пока мы не собрали ещё больше любопытствующих.

- Согласна. – изящно кивнула грациозная помощница бывшей королевской советницы, поворачиваясь к Элдриану и делая тому церемонный знак придворного приветствия. – Прими моё сочувственное участие в связи с произошедшим с младшим Адалленом. Юнцу явно недостаёт дисциплины. Можно догадаться, чего хотели Нетта и Джож, отправляя его в гвардию.

- Его смерти, видимо. Капризный сопляк. Не сдобровать мне теперь из-за его взбаломошности. – мрачно брякнул вояка, отвешивая ответный церемонный поклон. – Да чего уж теперь. Хуже, чем отправить меня сюда, начальство со мной сделать ничего не могло. Теперь даже моё разжалование и изгнание на фоне этого будет выглядеть подарком судьбы. Пройдёмте в мою временно обустроенную рабочую комнату?

Элдриан показал на одно из приземистых хозяйственных зданий, переделанных под нужды гвардейских.

- Да, как раз это мы и собирались сделать.

Они дошли до нужного строения и, зайдя внутрь, прошли до комнаты, где был размещён найденный где-то Элдрианом рабочий стол и даже стеллаж, на котором аккуратно были сложены таблички. Для наспех подготовленного рабочего помещения, всё выглядело даже весьма пристойно. Вот только посадочных мест пока было немного. Элдриан сел в своё кресло, Кайл нашёл слегка пыльный плетёный ящик, видимо, оставшийся здесь, в помещении бывшего склада, вместе с прочими атрибутами хранилищ, Фианна примостилась на сложенных стопкой и связанных строительных стеблях, видимо, предназначенных для будущей стены.

Гостья скинула капюшон своей обычной для ветряного Прайма драпировки, "осветив" помещение своей утончённой красотой своего бледного лица и копны густых прямых светлых, с медным отливом, волос. Кайл заметил, что через бровь и часть щеки её проходила тонкая линия старого шрама. Видимо, работа на королевскую советницу не была мирным и безопасным занятием. Проницательные фиолетовые с голубым ободком глаза её внимательно и уверенно смотрели на вояк.

- Итак, - сразу перешла она к делу. – Вы оба явно хотели получить от меня информацию. Чем я могу вам помочь?

- Во-первых, рассказать - что ты делаешь в нашем лагере? - продолжил свой вечер вопросов королевский гвардейский.

- Хочу помочь. - просто ответила фрейлина.

- Чем? – спросил Элдриан.

- Всем, чем смогу. Информацией и моими боевыми навыками, при необходимости.

- А зачем? – поинтересовался Кайл.

- По просьбе моей начальницы. - Фианна вздохнула, досадливо прикусив краешек своей тонкой губы. - Формально, бывшей начальницы, конечно. Но, я предана ей и не собираюсь оставлять свою службу.

- Интерес Элси в нашем деле как-то связан с её внезапной отставкой? – спросил Элдриан.

Фианна коротко кивнула, сделав ладонью изящный жест, призывающий всех говорить потише.

- То, как «отставили» советницу, действительно было довольно странным, между нами говоря, событием. – вполголоса сказал Кайл. – Но как это связано с нашим нашествием всегдаголодных?

- Не напрямую. – уклончиво ответила Фианна. – Но связано. Как связано и с делами об исчезновениях и амнезиях, которыми занималось ОСД.

- Откуда такая осведомлённость? – удивился было Кайл. – Ах да. Я забываю, с кем имею дело. И какой интерес эти дела представляли для королевской советницы?

- Свой… интерес. - помрачнела придворная. - Пострадала одна из наших близких знакомых. Не буду упоминать её имя, это будет опасно для неё. И, в какой-то степени и для всех нас. Могу сказать, что мы начали собственное расследование, параллельное вашему. И, чем больше мы узнаём, тем больше мер по обеспечению собственной безопасности принимает моя начальница. В этом всём прослеживается какой-то масштабный план. В котором много интриг, тайн и даже убийств. Всех ли убитых пожираков вы внимательно рассматриваете? Нет ли среди них наших пропавших людей, простых гражданских и занимавших важные должности? Узнаете ли вы их в этих переодетых в северные одежды, перепачканных грязью и кровью телах?

Кайл похолодел. Точно. Все эти люди, значащиеся пропавшими и… Инга. Тиби. Возможно, они сейчас похоронены здесь, в лесу около города, с множеством таких же безымянных жертв этой трагедии. Почему он не догадался осматривать тела? У него же были ведьмоснимки и описания многих пропавших? Теперь надо будет осматривать. Можно было бы предупредить гвардейских и, презрев секретность, распространить описание Инги. Но кто будет присматриваться к той, что вот-вот сожрёт тебя?

- Это… жутковато. – озвучил общую мысль Элдриан.

- Самое жуткое в этом то, что никому нельзя доверять. – Фианна сделала вескую паузу. – У этой организации, а я уверена, мы имеем дело с какой-то мощной организацией с пока неясными нам мотивами и целями, множество агентъов. И это может быть кто угодно. Кто угодно из нас. В том, что нынешний королевский советник из этих людей, я почти уверена.

Она вновь замолчала и Кайл задумался. В последнее время в их лагере появилось много людей. Гвардейские, местные, да даже северные… шпионкой или шпионом могли быть... все, кто угодно. Все, кроме, пожалуй, подчиненных Сандры.

- Может я и смертельно ошибаюсь… - продолжила Фианна. – Но считаю, что вам двоим и Сандре можно доверять. Вы хорошо показали себя при попытках раскрыть это дело. Покушения на твою, Кайл, жизнь, и робкие попытки дискредитировать и сместить с должности Сандру не могут обманывать.

- Кто-то пытался подвинуть Сандру? – изумился Кайл.

Он уже практически начал привыкать к неуютному холодку жути, бегающему по загривку этим вечером.

- Да. Она не рассказывала? Моя начальница помогла ей остановить распространение нелепых слухов и волну нагнетаемого недовольства. Это не просто завистники. Я уверена, кто-то очень хотел подвинуть Сандру так же, как незадолго до этого подвинули Элси. Не повод ли это найти побольше информации о кадровых перестановках здесь, в Кантине, где люди не столь щепетильны и не так изящно работают, как в Прайме или даже Омилле? И это я сейчас не упоминаю даже о том, что может происходить в Зете и Лиме. Кто знает, кто эти люди и каков масштаб всего этого. На севере, насколько я слышала, вопрос решили слвсем радикальным способом, устранив какую-то их влиятельную организацию вместе с занимаемым той зданием.

Фианна вновь умолкла, дав собеседникам обдумать сказанное ею.

- Хорошо, интриги. – произнёс наконец Элдриан. – Но как в эту схему со всегда существовавшими при дворах и в организациях интригами вписываются наши всегдаголодные?

- Как средство отвлечения? Запугивания? Сокрытия каких-то фактов? Что-то ещё или всё сразу? – пожала плечами их собеседница. – Мы пока не знаем. Кстати, о вечноголодных. Мне пора позаботиться о моём подопечном.

- О том юноше, которого ты привела из леса? – уточнил Кайл.

- Агата и Ирвин уже рассказали. – улыбнулась Фианна. – Да.

- Мне интересно, что он делал в лесу?

- Говорит, собирал орехи и ягоды.

- Зная, что при этом соберёт и пожираков? Почему он не позвал никого с собой?

- Говорит, привык делать всё один.

- Странный парнишка. – недоверчиво хмыкнул Кайл. – Хотя…

Среди них не так уж мало тех, кто предпочтёт общество пожираков обществу кантинских. Ами считала уединенной времяпрепровождение в лесу более достойным занятием, нежели общение проживающими в её доме и в её городе. И… если этот кантинец тоже является латнетным ведьмом… То, кто знает. Не является ли это интересным знаком? Или, всё же, просто совпадением?

- Фианна. Прости моё любопытство… А что ты-то делала в лесу?

- Профессиональное любопытство. – лукаво улыбнулась Фианна. – Я задам тебе встречный вопрос. Скажи, ты не видел периодически появляющуюся из лесу фигуру в тёмно-сером одеянии?

- Видел. – кивнул Кайл. - Только в чёрном. Я был уверен, что мне померещилось.

- И я видел! Сегодня. – оживился Элдриан. – Кем бы это ни было, оно исчезло вместе с камнем, на котором стояло!

- Вот. Я была уверена, что мне не померещилось. И я постаралась быстро и незаметно приблизиться к ней.

- И что получилось? – практически замер в ожидании продолжения истории Кайл.

- Получилось, что я практически влетела в толпу пожираков, напавших на Джеймили. И мы бы не отбились, если бы не откуда ни возьмись взявшиеся эльфы.

- Вот как. Ещё и эльфы. – Кайл ошеломлённо покачал головой. – А что с фигурой?

- Естественно, она не стала дожидаться, пока мы освободимся и вновь обратим на неё внимание. Вероятно, отправилась по каким-то своим делам.

- Почему ты не позвала никого с собой? Существо в чудном балахоне могло быть опасным.

- Как можно незаметно подкрасться к кому-то толпой? – пожала плечами Фианна. – Да и я, наверное, как и этот кантинский мальчик, мало кому доверяю и предпочитаю действовать в одиночку.

Фианна встала.

- Хорошего вечера вам. Мне пора. Надеюсь, у нас ещё будет возможность поговорить.

- Конечно, будет. – заверил её Кайл. – Не пропадай. Заходи ко мне, Элдриану, Сандре, даже безо всякого доверия. Мы будем рады такой интересной и хорошо информированной собеседнице и может и сами сможем быть тебе чем-то полезными.

- Спасибо. Наверняка сможете. - улыбнулась она.

Разведчица махнула рукой и вышла, оставив обалдевших от избытка информации и переполненных тревожными мыслями и чувствами служак.

- Любопытный, знать, паренёк, если Фианна так внимательно к нему относится. – наконец нарушил тишину Элдриан.

- Да, видимо – не простой. – пожал плечами Кайл. – Только Агату зачем-то тяпнул.

- Тут не в нём дело. – покачал головой гвардейский. – Ты же видел, как она неосторожна. Всё старается как-то помочь, облегчить страдания, не привыкла иметь дело с опасными людьми.

- Иногда человеколюбие в нашем случае – большая помеха. – вздохнул Кайл. – Пойду, проверю как поживает у наша спасительница материка.

- И я пойду. – Элдриан нахмурился. – Нужно отнести письменную ткань Адаллену.

- Письменную ткань? – удивился осдшник. – Он – не ведьм. Плохо.

Праймский вояка мрачно кивнул.

- Это… сильно осложняет не только твои, но и наши дела тоже. – в задумчивости дотронулся до своих аристократически тонких губ Кайл. – Если подтвердим, что ты предпринимал все возможные предосторожности, разве что, за ногу его не привязывал на время атаки. У Адалленов много связей при дворе и в гвардии, но и у нас не меньше.

- Спасибо. – удручённо выдохнул Элдриан. – Там видно будет, как я буду выкручиваться. А сейчас – понесу ему ткань. Пусть пишет объяснительную. И завещание.

(с) Лилла Сомн. Санкт-Петербург. 2020 г.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.