Глава 51. Там ребята не бедные, и дело знают туго

- Месье Дюшон? Салют, как Ваше самочувствие? Какая погода сейчас в Куала-Лампуре?

IMG30401475249831

Франквиль от неожиданности чуть не проглотил весь словарный запас:

- А-а, э-э, какая погода? В каламбуре? Э-э, салют мадам Антуанетта. Вы знаете, я бы не сказал что сильно жарко, и не настаивал бы на том, что сильно холодно. А-а, скорее между летом и зимой, э-э, вернее между мартом и сентябрём...

- Ну что ж прекрасно, месье, прекрасно. Ну а как там попугайчики? Не замерзли, нет?

- Э-э, мадам тут они редко встречаются. Тут в основном гуси, гуси.

- Гуси? Как мило. Тоже говорящие?

- Не совсем, мадам, скорее, поющие.

- Ой, как интересно! И что они Вам там напели, месье?

- Да они, мадам не здесь. Они в Буживале. Там поют. До Вас наверное тоже донеслась их тревожная песня?

- Да вот донеслась, месье. Отголосками. А что там с ними такое?

- Да вот, мадам, не едят ничего. Пришлось слетать на пол дня в Малайзию за консультацией. Месье Антон мне позвонил и сказал, чтобы я повременил несколько с поиском, пока он что то там будет выяснять в интернете. Он мне пока не перезванивал. Вы не знаете, мадам, в чем там заминка?

- Знаю, месье. Он арестован.

- Что Вы? Когда, где? Вот это новость!

- Их двоих взяли в генуэзском аэропорту. Интерпол. Сегодня и у меня в гостях был д'Корильяк. Вы его знаете?

- Как мне не знать? Он много лет работал в одном отделе с моим братом. А что они инкриминируют Антону с его приятелем?

- Известно что. Побег из мест, боевое оружие.

- Мадам, я утром вылетаю в Париж. Пардон, что не тотчас, мне нужно решить на ферме вопрос с птицей, раз уж я сюда пожаловал. Заодно обдумаю наши действия. Пардон, пардон...

В общем-то Франквиля винить особо было и не в чем. Антон его притормозил, вот он и полетел в Малайзию. К тому же, если ему не дать возможности заниматься своими пернатыми, тогда у него вообще пропадает интерес работать на Антуанетту, ведь деньги ему нужны опять же для покупки на них птиц. Короче, все связано - не развяжешь. Тем более, что Антуанетте самой нужно сейчас нырнуть ниже воды, глубже травы. Какой то случай её уберег от ареста в аэропорту. Подгребли бы вместе с Антоном, а там бы уже и никакие деньги не спасли. Интерпол, это тебе не аргентинская тюрьма, там ребята не бедные, и дело знают туго.

Глава 52. Клопиная фабрика

В двух часах езды от Куала-Лампура прямо у автотрассы расположилась огромная ферма по выращиванию птицы. Куры, индейки, индоутки, утки, ну и конечно же гуси. Они не все были чёрными, какими их ожидал увидеть Франквиль. Гуси были там и красными, и белыми, и желтыми, и в крапинку, и даже в клеточку. Не было только синих и зелёных. А вот чёрные были. Причём, для них специально недавно построили трехэтажный птичник со всеми климатическими прибамбасами, с бассейнами, автоматическими кормушками, то есть по последнему слову техники. Строили птичник китайцы по европейской лицензии, то есть почти на совесть.

Франквиль сослался на итальянца Розмозини, и напросился на приём к главному инженеру. Тот наотрез отказался выдать Франквилю тайну кормления чёрных гусей, и выпроводил его за дверь, пригрозив посадить за экономический шпионаж пожизненно. Очень огорченный неудачей Франквиль потащился ловить такси, чтобы возвратиться в столицу. Его догоняет какой-то малайзиец, похожий на японца, но с глазами корейца, а выглядел он почти как вьетнамец гонконгского происхождения.

- Мистер, хелло! Я могу Вам чем нибудь помочь?

- Хелло, а ты кто?

- Пол Мун. Работаю на этой фабрике. Я случайно слышал, что Вам нужен рацион кормления чёрных гусей.

- Как ты мог это слышать, если я разговаривал лишь с одним человеком во всей вашей круглолицей стране?

- Тогда извините, - и Пол Мун, развернувшись, пошёл обратно в сторону фабрики.

- Эй, а ну-ка, стой! Эй, Пан Мул! - догоняет малайзийца Франквиль, - тебя главный инженер прислал?

- Мистер, Вам нужен рацион кормления черных гусей?

- Конечно нужен! У меня во Франции пара гусей погибает! Сколько вы с ним хотите, чтобы я заплатил?

- Тысячу долларов, сэр.

- Вы что, охамели тут?!

- Ну, тогда я пошёл?

- Стой. Говори рацион. Деньги вот, - Франквиль достал из бумажника десять стоевровых купюр и протянул малайзийцу.

Тот скомкал деньги, затолкал их в карман треников:

- Чёрных гусей, сэр, мы кормим древесными клопами, их много вон на той горе, на старой сосновой вырубке.

IMG30401475356396

Малайзиец развернулся, и поплелся на фабрику. Франквиль посмотрел на гору, представил себе, как он будет потрошить гнилые пеньки, и ловить противных древесных клопов. Ему чуть не стало плохо:

- Стооой! - заорал он как ошпаренный, - а ещё чем?

- Сэр, это будет стоить ещё пятьсот долларов.

Франквиль достал пятисотку евро, швырнул малазийцу в лицо. Тот поднял деньги, скомкал, и затолкал в прежний карман.

- Ещё они едят любое зерно, но для запаха нужно добавлять сушеных клопов, не менее ста грамм на тонну. Иначе они ничего не едят.

- Хорошо. Сколько будет стоить десять килограмм сухих клопов?

- Десять тысяч долларов, сэр.

У Франквиля зашевелились на голове последние волосы:

- Ладно, возьму три киллограма за три тысячи.

- К сожалению, расфасовка фирменная по 10 килограмм, сэр.

У Франквиля было желание побить малайзийца, он с трудом сдержался:

- Чёрт с вами. Неси своих вонючих клопов вон туда, к дороге, я пока буду ловить такси.

Через десять минут Пол Мун притащил к дороге прозрачный целофановый кулек, завязанный шнурком от кроссовок. В кульке был какой то коричневый порошок.

- Это точно клопы?

- Точно.

- А говорил фирменная расфасовка. Сам расфасовываешь?

- Сэр, вам нужны клопы?

Франквиль отсчитал тысячу евро, сунул малайзийцу, выдернул у него из рук кулек:

- Ты давай двигай отсюда, пока я на вас с инженером в полицию не заявил. А то будете кормить клопов на клопиной фабрике, если захочу.

Малайзиец засунул деньги в тот же карман, развернулся, и пошёл в сторону клопиной горы, причём с такой счастливой улыбкой, что если бы ее увидел Франквиль Дюшон, то...

Глава 53. Не ближе, чем до Шанхая

По прилете в Париж Франквиль понесся скорей в Буживаль, кормить птиц. Он заскочил во двор, но никакого гогота не услышал. Он сел на кулек, и заплакал. Из птичника выбежала Софинза:

- Франк, у тебя несчастье?

- А разве, Софочка, это не несчастье? Когда ты их похоронила? Вчера? Вечером?

- Господь с тобой, Франк! Я никого не хоронила. Гуси живы-здоровы.

- Как живы? А почему молчат?

Франквиль бросился без кулька в птичник. Забегает, а черные гуси стоят в своей родной бамбуковой клетке, и через ячейку по очереди принимают от попугая Эйфеля червячков из рациона австралийских эму. Эйфель слетает за бронзовую решетку к эму, наберет у них из чашки чевячков, возвращается, и кормит гусей прямо на своём лету. Такого зрелища Франквиль не видел за всю свою бесконечную птичью жизнь.

- Вот это цирк! А почему ты им не насыпешь червяков в корыто, Софинза?

- Так я насыпала, но они все расползлись. Гуси их из моих рук есть не хотят. Орали, как перед гильотиной. А тут видимо Эйфелю этот гогот порядком надоел, и он решил их угомонить. Слышу я рано утром, что никто не гагачет. Тоже, как и ты, уж перекрестила их, а зашла в птичник - вот точно такое кино и увидела.

- Ну и дела. Ну ничего, я привёз из поездки отличнейший корм. Будем добавлять по сто грамм на тонну пшеницы, и проблему снимем.

Притаскивает Франквиль целофан, развязывает кроссовочный шнурок, набирает горсть, показывает Софинзе:

- Вот тот драгоценный корм, который спасёт черных птиц от голодной смерти.

- Ой, как хорошо! Какой ты умный, Франквиль, какой ты неутомимый. Ведь на край света летал, а корм раздоб... а что это?

- Это, Софинза, толченые древесные клопы. Очень большой дефицит. Десять с половиной тысяч евро за них отвалил.

Софинза ущипнула из гости, понюхала:

- Похоже на древесную труху.

- Какая труха, ты что не выспалась? - Франквиль понюхал корм, потер между пальцами, и как стоял, так и сел в какое то грязное корыто. Сомнений не было - этот высококолорийный корм могли бы признать только древесные клопы, с той самой чудесной горы, до которой теперь было не ближе, чем до Шанхая, да еще и на два часа дольше, чем до Куала-Лампура.

IMG30401475432558

Глава 54. У нас все в ажуре, мадам

Дюшон ждал звонка комиссара, поэтому был готов к бою.

- О, месье д'Корильяк, рад Вас слышать, дорогой друг. Салют, салют! Какие успехи на службе? Рад, рад за Вас. Растете прямо на глазах. Мы ведь ещё не общались с тех пор, как Вы были назначены в Европол. У меня тоже все в порядке, я все в птичьих заботах, только что вернулся из Азии. Что Вы меня искали, месье комиссар?

IMG30401475530360

- Месье Дюшон, к Вам обращался некий Антон Есаулов?

- Есаулов? Есаулов? Что то не припоминаю. Русский?

- Да, кажется он родом из России, потомок царских казаков. В Париже жили его дальние родственники, затем и он эмигрировал. Так вот в его смартфоне зафиксирован Ваш телефон, причём несколько раз, причём на прошлой неделе...

- А-а-а! Вспомнил. Какой то молодой человек звонил мне несколько раз, затем были пропущенные вызовы, я перезванивал ему. Не помню его имени, он кажется разговаривал с некоторым акцентом, я ещё подумал, что он беженец. Так вот у него было какое то запутанное дело насчёт его машины. Но ведь я отошёл от дел, и почти не занимаюсь юридической практикой, поэтому вопрос подвис в воздухе. У вас видимо что то имеется на него? Но это не важно. Будем считать что я с ним не знаком.

- Конечно, месье Дюшон, я так и подумал, что между вами ничего такого нет и быть не может, ведь я знаю насколько серьёзно Вы подходите к общению с незнакомыми людьми. Тогда, с Вашего позволения я так и отмечу в рапорте руководству, что это были случайные звонки, и никакого отношения к расследуемому делу не имеют.

- Вот и чудесненько, месье д'Корильяк, так, пожалуйста, и отметьте в рапорте. А то ещё меня старика припутают ко всяким проходимцам. Их итак в Париже уже больше, чем французов стало, прямо беда...

Франквиль тут же перезвонил Антуанетте:

- Мадам, как Ваше самочувствие? Ну и отлично. Звонил мне Валери, все в порядке, он отметит в рапорте, что я никого не знаю, а звонки случайные.

- Очень, очень хорошо, месье Дюшон, что Вы никого не знаете, и знать не предполагаете. А он у Вас не спрашивал обо мне?

- Нет, нет, мадам, даже словом не обмолвился, а уж я тем более молчал, чтобы не вызывать дополнительных подозрений. Вы думаете, что Ваше алиби в его глазах не совсем полное?

- Да нет, в целом я оправдалась как по ноткам, единственное, что волновалась немного, но думается, что он не обратил на это внимание, тем более что я его смогла заболтать, ну и немного расслабить полубутылочкой виски. Надеюсь, что комиссар в своём рапорте меня отмажет, спишет на случайность. А вот как быть с Антоном?

- А никак, мадам. Никак с ним больше нам не нужно быть. Он будет молчать, потому что любое слово ему только прибавит срока. А даже если что то и скажет, то ему после рапорта комиссара д'Крилька, уже никто не поверит. А настаивать, опять же не в интересах Антона. Будьте спокойны, мадам Антуанетта, у нас все в ажуре.

Глава 55. Придуманная страна

"Начальнику Управления международной полиции Французской Республики месье Оранджу Т., комиссара отделения по работе с организованной преступностью, д'Корильяка В, рапорт.

Довожу до Вашего сведения, что мною была проверена версия преступной связи, между подозреваемым Есауловым А. и гражданами, с которыми он вступал в телефонный разговор. Данные контакты были непреднамеренными, и отношения к его побегу из тюрьмы Буэнос-Айреса не имеют. Кроме того мною установлено, что в этих случайных контактах участвовали заслуженные и уважаемые граждане Парижа, что тем более отметает какие либо к ним подозрения. Подпись. Дата."

IMG30401475604181

Вот уже тридцать лет служил в органах правосудия Валери д'Корильяк. Всякое бывало, но руководство всегда его ценило за оперативность и послушание. Поэтому его карьера была стремительной и плодворной. А все потому, что он никогда не циклился, не копался в мелочах. Ведь пока существуют на свете деньги, то и будет существовать преступность. А пока есть преступники, значит будет и полиция. А пока есть полиция, то и работы в ней в ближайшее время не убавится. Поэтому ни тут, так там всегда найдётся скромное, или не менее скромное место для Валери д'Корильяка. Но лучше всего за годы не сладкой службы он усвоил то, что людей сильных и богатых лучше обходить стороной, даже если они отьявленные жулики. Будет дорого. Вот и в этот раз, когда от проверял версию связи Антона с Антуанеттой и Франквилем, то не сомневался, что это одна шайка, а козлом отпущения у них стал по неосторожности глупый Антон. Не сомневался комиссар и в том, что звонки все эти были в русле какой то их новой преступной задумки. Да и Антуанетта с Дюшоном понимали, что д'Корильяк не дурак. Но вот зацепить их было не за что, или почти не за что. На явном преступлении они не подпалились, а значит и впутывать их было большим риском. Они бы выкрутились посредством денег и связей, а д'Корильяк бы получил понижение по службе. Или пусть даже выговор. Тоже неприятно. Поэтому и дослужился д'Корильяк до высоких чинов, и имеет к тому же немалую перспективу.

А Антон? А кому он нужен? Антуанетта с Франквилем умыли ручки. Какие к ним претензии? Они ведь из тюрьмы не убегали. И не побегут. Почему? Да потому что таких как они не сажают. Уж по крайней мере во Франции. Это ими придуманная страна, и кого в ней сажать устанавливают они же сами.

Глава 56. Сладкие клубнички. Сопротивление материалов

Ну в школе то ладно, там ещё как то я себя проявил умеренно. А вот уверенно я отличался в технаре. Насчёт преподов, это я как нибудь в другой раз расскажу, а вот насчёт "клубничек" попробую прямо сейчас повспоминать.

Однажды мы компанией из четверых хронических сачков решили у меня дома устроить маленький гаремчик. Я с приятелем, и две "клубнички" из параллельной группы. Приятель по дороге завернул в сторону напитков, ну а мы втроём пришли ко мне на хауз. Матушка неутомимо трудилась на фабрике по части наволочек, поэтому времени у нас было примерно до 18 часов. У меня кое-какие напитки имелись еще от прошлых встреч, поэтому мы с "клубничками" их продегустировали, ждём приятеля.

Жарко нам. Кое что начали с себя стряхивать. А приятель, как провалился. Час нет, два нет. А мобильников то в те древние времена еще не намобилили, поэтому уж и не знали что подумать. Еще напиточков пригубили, стало куда теплее, куда веселее. Включили какие то душевные песенки на мафоне, пляшем втроём. "Клубнички" распарились уже до трусиков, а я уже до майечки. А приятеля нет.

Ну, и как по закону подлых несовпадений, у матушки в этот день было какое то крупное собрание, по случаю перевыполнения плана сдачи готовой продукции на склад готовой продукции, и весь цех разогнали после собрания по домам на два часа раньше. Такое бывало, насколько мне помнится, всего один раз в пятилетку. Вот это и оказался такой день.

IMG30401475931474

Я не стал закрывать дверь на предохранитель, ведь мы ещё надеялись, что приятель наконец то вылезет из той глубокой ямы, в которую он на несколько часов где то провалился. А зря. Не стал. Музончик мы раскрутили на все возможные децибелы, и кроме него, и стука своих страстных сердец ну ничегошеньки больше не слышим. Открывается дверь в зал, и как архангел с небес появляется моя любимая и незабвенная матушка. А мы и сами ангелочки - как персики розовенькие, голенькие, умиротворенненькие.

Матушка не долго размышляя, хватает швабру, распахивает входную дверь, и не успевших опомниться "клубничек" выметает по лестнице, со второго этажа прямо под дождь. Одна из "клубничек" успела надеть верхнюю часть бикини, а другая нижнюю. И вот в таком полупляжном представлении они появились перед народом. Кастинг, одним словом. Свои вещи девочки получили от матушки передачкой с балкона.

Мне почти ничего не было. Пару раз матушка меня звезданула шваброй по уху, и посадила учить сопромат. Кажется это был первый, и последний раз, когда я его глубоко попытался освоить.

***

Читать роман Сергея Шиповника "Когда дребезжат зеркала" на сайте "Я пишу" по ссылке: http://yapishu.net/book/8280 (скопировать ссылку и вставить в окно браузера)

Глава 57. Какие чистинькие ручки

К трём с четвертью аргентинским годам Антошке прилепили ещё два года французских, и отправили в тюрьму, из которой кроме графа Монте-Кристо ещё никто не убежал. Условия содержания были почти графскими: номер на двоих, мягкие нары, телевидение, компьютер, душевая кабина, унитаз. Только что мансарды не было, и вид был во двор, а так, прямо отель в три звёздочки. А, ну ещё жалюзи на окнах. Из нержавейки. В крупную клеточку.

Его напарник арабского происхождения по кличке Аллахабад молчал. Днём, ночью, неважно. Всех неверных он действительно таковыми и считал. Например, Антона. Но и придраться к арабу было не за что. Аллахабад был чистоплотным, вещи не разбрасывал, перед охраной не либезил. И вообще, вел себя так, как будто его и нет в камере. Антону даже иногда казалось, что араб состоит не из плоти, а из святого духа. Да. Он даже молился так тихо, что Антон этого и не замечал.

Оксана приезжала к Антону регулярно один раз в месяц. Привозила новую одежду, баловала его чем нибудь вкусненьким. Вот их разговор в зале для свиданий.

- Антоша, я разговаривала с хорошим адвокатом. Он ничего нового не сообщил. Под амнистию ты можешь попасть не раньше, чем истечёт аргентинский срок.

- Понимаю, Ксана. Да я уже и успокоился. Если бы знал, что в их тюрьмах такая благодать, то уже давно бы сам к ним в ворота постучался, и попросился, чтобы приютили. Больше всего мне тут нравится потому, что здесь деньги не нужны. На воле из за них такая бойня, все как белки без передыху скачут. Здесь этого нет. Так ты говоришь, что мадам даже принять тебя отказалась?

IMG30401476177832

- Представь себе. Ни по телефону, ни в живую. Намекнула, мол, это из за того, что за ней пасут. А я думаю, что они просто сбросили тебя со счетов. Умыли руки.

- А чего, сестренка, другого от них было ожидать? Эти упыри маму родную за свои капиталы продадут. А уж меня...

- Антон, но ведь когда ты сидел в Аргентине, она очень была активна. Денег немало дала.

- Значит тогда она надеялась меня ещё использовать. А теперь, когда меня запечатали крепко, то вот так. Кстати, не знаешь, они нашли певичку в Портофино?

- Нет, Антоша, я не знаю. Она ведь со мной и не разговаривала. А ты думаешь что Александра В. не предполагала, что её там будут искать? Она, как видишь, оказалась совсем не той миленькой Сашей из русских видеоклипов. Не той невинной девушкой у которой котенок развязал поясок халатика. Она кажется сама кому хочешь ширинку расстегнет. Например Клинковичу. У которого факт пара лимонов ещё шелестит по карманам. Те, которые он увел в Америке из банка мадам.

- Да я не знаю, Ксана, чего мадам с ним тютюкается. Его нужно было ещё на Карибах под пальму закопать. А перед этим все лимоны из него вытрясти. И ведь ничего того, что со мной произошло, не случилось бы!

- А ведь так, Антон.

- Конечно так. Жизни своей не пожалею, но как выберусь отсюда, то всего себя посвящу поиску этого хорька. Всю землю перебороную!

Глава 58. Заметано? Заметано

На массовых мероприятиях (концерты, лекции по уголовному праву) обитателей тюрьмы объединяли в группы. Именно так они успевали знакомиться по интересам. У Антона, например, был интерес встретить каких нибудь парижских бандитов, которых знавал. Никого из русских не оказалось, зато с одним латышем ему представился случай пообщаться. Латышский стрелок Ян был киллером. Он получил десять лет за то что промахнулся. То есть попал не в сердце, а в плечо. Иначе бы ему дали лет двадцать-тридцать. Антона он знал только визуально, он его заметил, ну и представился. Антон о Яне немало слышал, поэтому и пошёл на контакт. Ян многое знал о местной тюремной жизни. Он и рассказал Антону во время лекции, что Аллахабад через два месяца освобождается, и что Ян имеет контакт с его подельником, тоже арабом.

IMG30401476343980

Уже при следующей встрече Антон с Яном договорились о том, что Аллахабад готов выслушать просьбу Антона, и за скромные деньги найти и наказать его врага, то есть Романа Клинковича, то есть меня.

Аллахабад ещё два месяца молчал, а перед самым освобождением во дворе на прогулке сам подошёл к Антону и заговорил по французски:

- В камере разговаривать нельзя - там идёт круглосуточная запись через микрофон, встроенный в динамик телевизора. Какая твоя просьба? Завтра я еду в Париж.

- Я тебе покажу на компьютере свою сестру...

- Не надо, я её уже там видел. Что дальше?

- Я тебе скажу её адрес, с ней нужно встретиться и она всю информацию тебе представит. Этого человека нужно будет убрать. Какая цена?

- Как только твоя сестра ознакомит меня с информацией о клиенте, я сразу назову ей сумму. Заметано?

- Заметано.

Глава 59 Италия кверху пятками

Для Антуанетты было неожиданностью, что Франквиль в Портофино не обнаружил нас с Александрой. И вроде бы взрослая уже девочка, миллиардерша, а глупая, как бельевая прищепка. Она думала, что мы будем сидеть в Портофино и ждать её головорезов, у которых так лязгают зубы, что аж слышно на всю Европу.

- Серж, ты давно не писал мне. Как твои дела?

- Да какие у меня дела? Это у тебя дела. Ты там целое следственное управление развела. Всю Италию наверное кверху пятками поставила. У твоих следователей шишки позаживали?

- Не выдумывай пожалуйста, какие следователи? Если ты имеешь ввиду брата Оксаны, то он сидит. А его другу дали условное, поэтому он по большей части тоже сидит, только дома.

- А ты сама ничего не выдумала? Насчёт посадки мальчиков.

- Серж, как такое выдумаешь? Если человек сидит, то это никак не назовешь словом "стоит". Его арестовал интерпол в парижском аэропорту Шарль-де-Голль, вместе с его другом. Антону дали пять с лишним лет.

IMG30401476381991

- Ну, чего заработал. А ты наверное готовишь ему теперь дерзкий побег на беспилотнике, или на воздушном шарике?

- Бог с тобой, какой побег? Ты разве слышал, чтобы из французских тюрем кто то убегал?

- Читал как то в детстве, про узника замка Иф.

- Ха-ха, это ведь сказка!

- А в Буэнос-Айресе тоже была сказка?

- В Буэнос-Айресе, там другое дело, это же не Франция. Но я подробностей не знаю, пожалуйста не припутывай меня к криминалу. Я девушка порядочная, законопослушная, и вообще мне некогда заниматься побегами. У меня в Гане на руднике большая авария, погибли люди, огромные убытки...

- Сочувствую.

- Спасибо, Малыш. Представь, я потеряла там двенадцать милли...

- Сочувствую женам и детям погибших, Антуанетта. А не тебе в смысле потерянных миллионов. Уверен, что ты сэкономила на технике безопасности, поэтому они и погибли.

- Серж, какой ты жестокий!

- Да нет, дорогая, я по сравнению с тобой просто ангел. Например твой Антон меня всего, как пачку с макаронами попереломал, а я ему только челюсть в двух местах. Это даже не сопоставимо. Но я ведь вас простил, ты знаешь. Например, когда ты мне сообщила, что мальчика спрятали, то даже немного жалко его стало. Прям не везёт ему и все. И год вроде бы не високосный.

Глава 60. Священный долг Аллахабада

На следующем свидании Оксана доложила Антону, что Аллахабад к ней приходил, получил информацию, и пообещал сделать все бесплатно.

- Ксана, а ты правильно ли его поняла? Бесплатно такое не делается.

- Антоша, он хорошо знает французский язык, поэтому ошибки нет. Он в двух словах объяснил, что на Голанских высотах погибли под израильским обстрелом его жена и дети. После этого он иммигрировал во Францию. То есть убить еврея - это его священный долг.

- Но Клинкович, возможно, и не еврей. У него липовый израильский паспорт.

- Антон, а какая нам разница, еврей он или якут? Если бы не был евреем, то так умно бы нашу феррари не взорвал. Да и колёса бы у линкольна не открутил. А уж то, что в Аргентине с тобой сотворил, так до такого кроме еврея никто не додумается.

- Очень логично, сестренка. Очень. Ну а как он его будет искать? Земля то широкая. Мы в Италии с трудом его откопали, а если он куда то в Америку опять дёрнул, то туда араба вообще могут не пустить.

- Антон, во первых он уже не араб, а француз, а во вторых, Клинкович рано или поздно пожалует в Портофино со своей певичкой, ведь вас там никто не видел. Поэтому он может и не знать, что вы их там нащупали. Тем более, что мадам ему наверняка растреплет языком, что тебя посадили.

- Очень логично, Ксана. Ты умница. Ты сама, часом, не еврейка? Жаль, что тебя в Галивуде не заметили в прошлый раз. Не туда смотрели продюсеры.

- Да они вообще, Антон, на меня не смотрели. Кажется они там все как зомби. Я ему про "Межзвездную карусель" толкую, а он что то ищет глазами меж моих ног, да еще и через стол с кем-то лясы точит. Хотела его носом в клавиатуру ткнуть, этого жирного хряка... Антон, ещё раз пельменей тебе привезти?

IMG30401476475539

- Ну да, пельмешки твои в сто раз вкуснее этих их пластмассовых сендвичей. Я удивляюсь, как они вообще перевариваются организмом? Благо, хоть вкусные, иногда даже с маслинками.

- Хорошо, привезу в следующий раз ещё, а то я гадала, чего бы тебе такого приготовить. А потом вспомнила, что когда ты дома в Ростове ничего не ел, то мама тебя пельменями домашними приваживала... Жаль её. Как не спешила я на похороны, так и все равно не успела...

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.