Я не знаю, что чувствовал мой спутник всю дорогу. Наверно, я, просто, должен быть благодарен и ему и проведению, за то, что он был. А вдаваться в тонкие наблюдения чужой души в тот момент я не мог по определению. Поскольку глубоко и напрочь залип в себе.

     Непреодолимое чувство пустоты и бессмысленности на фоне проносящихся картинками пейзажей сотней смыслов. И первоначальный драйв от управления авто на большой скорости сменился плавно какой-то конвейерной тоской. Возможно, все испортила хмурая пасмурная погода, возможно, все испортили менты где-то на полпути «наказавшие» меня рублем за лихачество, но, скорее всего, это была глубокая психоделия. Психоделия всей этой поездки.

     Просто за стаканчиком коньяка с колой на жутко необустроенной, но парадоксально уютной кухне, фильтруя легкими терпкий сигаретный смог, мы поддержали эту идею. Она будто бы врезалась в мой мозг, но на самом деле, просто висела где-то в воздухе. И мы просто взяли ее и разлили друг другу в стаканы. Прошло какое-то время, и мы в пути. К морю. Осознанно бесцельно. Заведомо неконкретно. Одна машина, двое мужчин. Впереди страх и ненависть в Лас-Вегасе, позади похмелье после нечеловеческой пьянки.

     Понять и осознать всю глубину произошедшего я могу только теперь, когда круг замкнулся двумя прямыми – «туда» и «обратно». Наше великое «путешествие» завершилось за один день. Один серый холодный день. Мы увидели море. Мы пообедали в кафе почти за 150 километров от дома. Мы приехали обратно.

     Конечно, было весело, порой даже очень забавно. Но юмор, это ведь тот спутник, который, наверно, сопровождает человека даже по пути в ад. Мы, конечно, не были в аду. Нет. Но мы, безусловно, пронзили не просто пространство на 150 километров, мы вскрыли одно из измерений, тех самых, которыми кишит окружающий мир и которые, все до единого, заперты в нашей черепной коробке.

     Динамический слепок жизни. Артерия кровеносной системы судьбы. Крах экзистенциализма в отдельно взятом индивидууме. Сколько еще можно выдать странных ассоциативных образов? Неважно. Это действительно была дорога вникуда. Четко определенная по осям x, y, z в пространстве, дорога вникуда. Такая же, какой может быть жизнь. Осознанно бесцельная. Заведомо неконкретная. Жизнь вникуда.

     Немного придя в себя от страха собственного открытия, черной сажей забившего нутро, я понял. Я осознал, что эта дорога была мне необходима. Как философская идея оправдывающая существование, как победа оправдывающая риск. Я будто бы шагнул в пустоту. Но не для того, что бы испугаться. А для того, что бы остро и безусловно осознать для чего я вернулся.

     Осознать, что наполняет мои дороги смыслом. Не человеческие вообще, а только мои дороги. Смыслом, который я сам определил себе в своем уходе от пустоты.  

     Мир так бессмыслен, пока мы не придумаем себе иного.  

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.