Встретились как-то в парке два бывших одноклассника – Александр и Владимир. Владимир был отличником и любимцем учителей в то время, как Александр был обычным хорошистом, которого учителя недолюбливали за резкость мысли и остроту слова.

В те времена они не особо общались, ведь находились в разных мирах, которые были одновременно сильно близки и в то же время невероятно далеки. Но это обстоятельство не помешало им разговориться.

— Санёк, а чем ты сейчас занимаешься?

— Да так, юмористические рассказы для одного журнала пишу.

— Ха! Ха-ха-ха!

— Что вас так рассмешило?

— Ты все ещё этой писательской фигнёй занимаешься? Тебе мало было того, что тебя из-за нее выгнали из школы?

Вы можете подумать, что Сашу оскорбили или разозлили эти слова, но нет. Он продолжал сидеть на скамейке, выставив ноги вперёд и сложив руки за голову. Его единственной реакцией был еле слышимый язвительный смешок.

— И чем тебя моя профессия не устроила?

— Шурик, мы живём в 21-ом веке! Стране нужны ученые: химики, физики, программисты, биологи. Был бы ты ещё хотя бы частным предпринимателем, я бы, может, тебе бы и слова не сказал, даже, возможно, уважительно кивнул бы. Но писатель – увольте. Посмотри на меня: отличник, выпускник престижного научного университета и сейчас я…

— Стажёр в лаборатории.

Вова замялся. Его щеки покрылись огненным багрянцем, и как он сейчас хотел, чтобы его причиной была аллергия.

— Ну да, стажёр в научной лаборатории. – на “научной” он сделал фантастический акцент – Но через два года обещали повысить.

— Ну да, всего через два года.

— Не издевайся! Научная сфера имеет поддержку у общества и государства, потому что очень для них важна.

— Товарищ, вы уже начинаете скатываться в самоповторы. “Наука важна! Наука важна! ” – кричите вы, напрягая глотку. Важности ее я, конечно, не отрицаю, благодаря ей мне не надо пользоваться громоздкой печатной машинкой, но если президент с телеэкрана скажет вам, что сейчас стране категорически нужны музыканты, вы же не бросите все свои дела и не пойдете учится в консерваторию? Не перечеркнете шесть лет института, который вы с потом и кровью окончили?

Такой поток вопросов ещё больше смутил Вову. В своей маленькой головешке он пытался найти достойный аргумент, но у него ничего не выходило. Ему пришлось пойти на крайние меры.

— И вот сколько ты зарабатываешь своим этим сочинительством?

— Не сильно много, но на жизнь хватает.

— Вот! Видишь? А у меня денег полно! А все почему? Потому что я важным делом занимаюсь.

Саше уже все это осточертело, и он полез изучать затылок и шею своего собеседника.

— Ты что у меня там разглядеть пытаешься? Что? Клеща увидел? – Вова даже вздрогнул от мысли, что у него на шее может сидеть клещ и вальяжно попивать его кровь из бокала с трубочкой, зонтиком и двумя кубиками льда.

— Кнопку “смена пластинки”.

— Столько лет прошло, а ты ничуть не изменился! Всегда всем перечил и со всеми спорил! “Смотрите, какой я необычный и офигенно остроумный! ”

Саша на секунду предался воспоминаниями о том времени. Времена были паршивые, но он вспоминал их с теплотой. Он даже не заметил, как расплылся в широкой улыбке.

— Чего улыбаешься? Никогда не забуду, как тебя Наталья Игоревна полчаса отчитывала за то, что ты матюкнулся на английском.

— Ну мы же английский язык изучали, а мат тоже немаловажная часть языка.

Вова зарычал. Его раздражало, что Саша не соглашается с ним, ведь он привык, что его слово последнее.

— Я хотя бы не занимался тем, что одобрительно кивал каждому учителю даже если был с ним не согласен.

— А кто ты такой, чтобы с ними не соглашаться?

— Человек, друг мой. Че-ло-век!

— Вот обидно мне за тебя, Саш. Очень обидно!

— И почему же?

— Голова у тебя хорошая. Умный ты, черт тебя дери! Вот если бы не вся та дурь, что в ней сидит – цены бы тебе не было!

— Эта дурь – я. И она, как никак, позволяет мне хлеб на столе иметь.

Вова презрительно фыркнул.

— Хоть бы в одной олимпиаде поучаствовал…

— Зачем? Чтобы занять последнее место и выслушивать потом от учителей, какой я глупый и бесполезный? Увольте!

— Если бы не прогуливал в одиннадцатом классе, то они бы так не говорили.

— Я не прогуливал. Я не успевал.

— И чем ты таким занимался?

— Писал статьи в газету, играл в театре, сочинял рассказы.

— Ясно. Фигнёй занимался.

— Фигня это идти на биологию в восемь утра.

— Вот поэтому тебя и выгнали из школы!

— День, когда я об этом узнал, был лучшим в жизни.

Вова страшно разозлился, услышав это. На протяжении всего разговора у него копилась злость, раздражение и агрессия, но прорвалась она только сейчас.

— Да как ты мне надоел своим этим цинизмом и легкомыслием! Таких эгоистов как ты ещё поискать надо! “Моя дурь – это я” – заявляет он с видом гордой птицы! Ты даже школу нормально не закончил, чтобы такое заявлять! Да вы посмотрите на него – он ещё вздумает улыбаться! Не стыдно! Стране учёные нужны, а он своими писульками-пописульками занимается никому не впершимися! Ничего в этой жизни не добился и ещё вякать тут вздумает! Бездарь, бесстыдник и… и… и…

— Исчерпал словарный капитал? Надоел говоришь? Да вы у меня тоже уже давно в печенках сидите. Ходят важные и тыкают в меня пальцем: “Смотрите, он писатель! Позорище! Страна тебя взрастила, воспитала, а он бесполезным делом занимается! Даже школу не окончил! ”. А вы сильно лучше? Услышали несколько раз по телевизору, что стране нужны ученые и поперли в научные институты. Выполняете покорно все, что власть вам скажет, потому что своих стремлений у вас нет. Вы закрыты в своей беспомощности и немощности. Я дышу полной грудью и живу счастливо, хоть и не подбираю за собой купюры, которые не помещаются в карман. И все это потому, что я занимаюсь делом, которое нравится мне и живу так, как считаю нужным. Тем более, когда я умру, никого не будет волновать, чем я занимался. О мыслях своего гниющего трупа и говорить нечего. О! Мне кажется я догадался, почему вы так беситесь от одного моего вида. Вам просто завидно, что есть счастливые люди, которые сами выбирают: куда им идти и что им делать.

— АААА! И сдохни в канаве со своими бесполезными рукописями в обнимку, а я пойду сделаю несколько научных открытий!

Вова встал и убежал далеко-далеко. А Саша продолжал сидеть.

В какой-то момент ему пришла интересная мысль.

— Хм? Кажется, мне пришла идея для нового рассказа...

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.