Глава 81. Кричали грузчики в порту

Вычислить Аллахабада в Париже мне помогла Камилла. Такая уж у меня привычка - запоминать автомобильные номера. У Камиллы в Буживале, как оказалось, имелся еще со школы друг, кажется, её первая любовь (а может быть наоборот его), который служил в местной дорожной инспекции. Красавица что-то ему соврала насчёт какой-то несуществующей столичной подруги, которая разыскивала своего также несуществующего любовника, и получила домашний адрес Аллахабада в Париже.

Киллер проживал в криминальном районе на улице Фобур-Сен-Дени, куда мы отправились с Камиллой в разведку. Узнать Аллахабада не составляло для меня особого труда: во-первых я его лично видел в Портофино, спящего в машине рядом с Аббатством, на берегу Лигурийского моря, во-вторых, его запечатлела на камеру Алена, в-третьих, его задрипанный дришпак серобуромалинового оттенка не узнать было просто невозможно, ну а в-четвертых, сответствовали номера.

IMG30401480356611

Примерно такую же ценность, какой для Антона была его допожарная зеркальная феррари, и не меньшую, каким для его подельника был предаварийный линкольн, который чуть не нырнул с моста Инвалидов в холодную Сену, имел для Аллахабада его задрипанный дришпак. Когда он его выгружал в марсельском порту по прибытии из Тель-Авива, гузчики между собой устроили прикольную дискуссию на тему того, сколько бы за этот ретроспективный экспонат на аукционе Кристи предложили музеи Парижа?

- Три лимона евро! - кричал француз Арно.

- Три лимона, и десять центов! - торговался сомалиец по происхождению Зильуар.

- Три лимона и ржавая монтировка для открывания дверей!

- Три лимона, и хорошая кувалда!

- Три лимона, а в придачу каток-асфальтоукладчик!

- Три лимона, и пять килограмм тротила!..

Аллахабад присутствовал при разгрузке; французского языка он к тому моменту ещё не знал, поэтому подумал: "Какие однако эти французы дурогоны! Набулькались видимо с утра какого-нибудь бургундского, и молотят между собой всякую чушь, вместо того, чтобы сосредоточиться на работе. Надо срочно покупать французский разговорник, а то из-за этих алкашей как бы неприятностей тут не нажить!"

Глава 82. Грохот на всю Фобур-Сен-Дени

Было сложно узнать номер кодового замка от входной подъездной двери в доме Аллахабада. Я попытался вечером подсветить фонариком, и изучить на клавиатуре наиболее востребованные при наборе шифра кнопки, затем попробовал, но они у меня не сработали. Пришлось (с немалым риском примелькаться в глазах любопытных соседей) понаблюдать из машины днём в оптический прицел. Заиметь трехзначный шифр замка удалось только через два дня. В этот день в машине недалеко от подъезда дежурила Камилла, она мне тут же позвонила в Буживаль:

- Ура, Роман! Чьи-то дети пришли из школы, они же ростом маленькие, и я чётко высмотрела в прицел код замка. Ну как?

IMG30401480591691

- Умничка, Камилла! Жду тебя!

Она приехала домой, мы перекусили, и я начал собираться в дорогу, то есть в Париж, на улицу Фобур-Сен-Дени, где проживал Аллахабад, у которого под окном переливался всеми семидесятью семью цветами радуги его задрипанный фольксваген...

Я дождался темноты; машину Камиллы, на которой приехал, поставил в двух переулках от места предстоящих событий, взял все необходимое, и в черной форме трубочиста двинулся вперёд.

Аллахабад жил на шестом этаже, он в этот умиротворенный вечер смотрел и слушал по телеку свои арабские молитвы. А окно подъезда с открытой форточкой находилось на третьем этаже. У меня на все про все было максимум три минуты. Опасность состояла не в том, что Аллахабад меня увидит из окна, когда я буду убегать, а в том, что какой-нибудь шустрый сосед на первом этаже выскочит из своей квартиры раньше, чем я успею прошмыгнуть на улицу. Так собственно и получилось...

Аллахабад, как только услышал на улице сильнейший хлопок, похожий на взрыв, сразу подбежал к окну. В этот же момент на первом этаже зажгли в окне свет, и он отчетливо сверху увидел свою изуродованную машину. Крыша была вмята вместе с перемычками и потрескавшимися стеклами, рядом на пешеходной дорожке валялось отскачившее после удара ведро.

Не считая того, что мне прямо со ступенек лестницы пришлось съездить ногой по роже соседу первого этажа, который пытался преградить выход из подъезда, можно считать, что операция прошла бескровно и по намеченному плану.

Я отъехал в безлюдное место, переоделся, машину поставил в переулке, и на такси отправился в Буживаль...

- Роман, я тут места себе не нахожу, я сейчас в пабе...

- Камилла, все в порядке! А а ты почему на работе?

- Да хозяин позвонил, говорит молодежь внезапно устроила вечеринку на десять персон, а ему куда то нужно уехать, вот и вызвал меня обслужить. Он после того, как с женой развелся, часто стал под ночь куда-то уезжать, да и по утрам опаздывать, а потом моргать невинными розовенькими глазками. Роман, ты приезжай на работу, я тебя покормлю чем-нибудь, а то я не успела ничего приготовить к ужину...

Мы зажгли пару свечей и разместились в уголке, а молодежь пьянствовала и буйствовала за большим столом (наверное пятнадцатого века) в центре зала.

- Роман, а этого мужика, которого ты оттолкнул, ты не поранил?

Камилле я соврал - сказал, что соседа первого этажа лишь оттолкнул. Как бы ему от такого толчка не пришлось челюсть гипсовать. Так он сам виноват! Нечего высовываться, героя французской революции из себя изображать. Понавел полный подъезд киллеров! Не даром же Камилла сказала, что скоро француза в Париже даже в Красной книге не найдёшь.

- Да нет, Камиллочка, я его нежно оттолкнул, деликатно. Проблема была поднять ведро с застывшим раствором, и протолкнуть его в форточку - очень тяжёлое. Для дришпака Аллахабада хватило бы и трети ведра , а я ему как другу, всех двух третей не пожалел. Зато и грохот был на всю Фобур-Сен-Дени...

Глава 83. Антисанитарная любовь

Молодежь с шумом вывалилась из заведения на родные французские просторы, а я стал помогать Камилле убирать за ними со стола. Ну и, типа невзначай шлепнул по её крутой попке тёплой ладошкой. Камилла тут же воспользовалась моим флиртом и побежала закрыть входную дверь на ключ.

- А ты что красавица затеяла? Заниматься любовью в антисанитарных условиях?

Камилла сдвинула кружки, тарелки и пепельницы на край овального дубового стола, села на него, свесив ножки, поймала меня за рукав, и стала тянуть на себя:

- Не знала, что ты, Роман, такая неженка, такой чистоплюй.

- Я чистоплюй? Ну, держись!..

Стол видимо за пять столетий так расшатался под натиском кувшинов и кружек, что скрипел, как несмазанная карета Людовика Ленивого, зато эта музыка добавляла нам романтики и вдохновения. В самый кульминационный момент, когда Камилла уже начала постанывать в унисон столу, с него слетела и разбилась о древние каменья хрустальная кружка. Затем ещё одна. Но нам было не до посуды.

IMG30401480676186

Когда мы отдышались - из нас посыпались шутки:

- Роман, ты меня чуть не впечатал в этот средневековый стол!

- А ты дорогуша так стонала, что наверное с чердака поубежали все домовые и приведения!

- Роман, тут нет приведений!

- Ага, значит ты их уже с кем-то до меня пораспугала?

- Что ты себе позволяешь, мальчишка?! Невинную девушку обвинить в антисанитарных прелюбодеяниях? Быстро проси прощения!

- Пардон, мадмуазель, возвращаю приведений обратно.

- А антисанитарию?

- Ну и клопов с тараканами соответственно, Камилла!

- Роман, с какими ещё тараканами? Это тебе не Россия. Их тут ещё давно, при Робеспьере в котелках сварили и съели. А клопов немного позже попереловили, и сослали на остров Св.Елены...

При повторении сеанса мы раскокали ещё пару пивных кружек. Домой приехали на рассвете.

Глава 84. Криминальные новости Парижа

"Серж, ты так давно мне не писал!

Ты что, в Париже? Тебя видела Оксана. И опять взялся за старое - курочить машины?!"

"Привет, красавица!

Во-первых, она меня видела не в Париже, а в Барселоне. И насколько я осведомлен - она ездит общественным транспортом, поэтому ей не о чем беспокоиться. Да и её братцу-придурку тоже. До новой феррари ему как минимум еще года четыре кататься на персональных нарах.

А что касаемо Парижа, то может и заглядываю-приезжаю-прилетаю, но ты ведь в гости не зовешь... Тебе за подсчетами своих грязных миллиардов на такую мелюзгу как я только время зря тратить."

Ответ от Антуанетты я получил тотчас:

"Малыш, не ври мне, я то уж тебя знаю побольше чем Оксана. Только тебе могла прийти на ум такая экзотическая идея - бросить на крышу машины ведро с бетоном. У тебя какая то мания на изделия из цемента. В Аргентине железобетонные конструкции, во Франции ведра с раствором. Кстати, могу тебя поздравить: по сведениям, полученным от Оксаны, ты отправил в реанимацию какого-то невинного свидетеля - жителя подъезда. Так вот он оказался комиссаром полиции в отставке. Его еле вывели из комы, уж не знаю что там у вас с ним получилось."

"Могу только посочувствовать отставному комиссару, что он живёт в таком криминальном подъезде, откуда отправляют прямиком в реанимацию. Впрочем, он сам наверное вспомнил молодость, и решил противостоять силам зла, полез не в своё дело, и получил по пустой тыкве. Сидел бы в качалке, изучал по телевизору криминальные новости - вот голова и была бы цела. А Оксане при случае передавай привет от меня. А заодно посоветуй, чтобы она чаще на метро ездила, а то крыши у машин слабые, вдруг железобетонный столб ветром раскачает. Глобальное потепление ведь, всякое может случиться."

IMG30401480943903

"А ты все ещё со своей редактриссой любовь водишь? Цепко же она тебя поймала. И, конечно же, по Барселонам развлекаетесь на украденные у меня денежки?"

"Элеонора не была и, к сожалению, уже никогда не побывает в Барселоне".

Глава 85. Земля в обратную сторону

Наша переписка с Антуанеттой участилась. Боялся ли я какого-то от нее подвоха на уровне ловушки? И да, и нет. И все же мне показалось, что она давно смирилась с потерей своих американских денег. Три лимона, конечно же сумма внушительная, и такая утрата обязательно сказывается на здоровье пострадавшего. Но здесь был особый случай. Ведь Антуанетта меня любила, то есть я не был ей чужим. И это пожалуй единственный случай когда она руководствовалась горячими чувствами, а не холодным рассчетом. Тем более, что душевное одиночество - это такой специфический товар, который первому встречному не продашь, ведь женщины, ох как щепетильны на рынке чувств!

В Париже готовились к Рождеству, народ суетился в предпраздничном режиме. Я взял в аренду приличный белоснежного цвета джип, и к концу рабочего дня подъехал к офису Антуанетты в Латинском квартале. Машину остановил напротив её окон.

IMG30401481556687

Красавица немного сдала (или мне так показалось). Зато её властные манеры стали особенно подчеркнутыми. В хорошо просматриваемых окнах, она курсировала по диагонали гостиной, и что-то с блокнотом в руке внушала стоявшему по стойке смирно управляющему ее конным заводом в Нормандии. Когда управляющий вышел на улицу, то нервно достал из кармана пачку Мальборо, закурил, смачно плюнул в сторону офиса, и сорвав с места машину, умчался, как будто он был фаворитом гонки на ипподроме, и за ним неслась многокорытная погоня.

Я дождался, того момента, когда Антуанетта выйдет на улицу, и станет садиться в свою машину. Я посигналил и высунулся из окна. Она меня тут же узнала, и несмотря на движущийся транспорт пошла прямо ко мне. Что с ней творилось - одному Богу известно. Это был коктейль из чувств и эмоций, положительных и отрицательных, это был фейерверк природы:

- Серж?! Ты?!

- Как видишь, дорогая.

- И ты что же, не боишься, что я тебя арестую?

- Не боюсь, - я вышел из машины с букетом малиновых роз, и поцеловал её в щечку прямо на глазах автомобилистов, остановивших свой транспорт, и наблюдавших за весьма нетипичной сценой на дорогах Парижа.

- Спасибо, конечно тебе за букет, но я не знаю как мне поступить...

- Антуша, давай сначала восстановим дорожное движение, пока эти ребята не позвонили куда следует, то есть отойдем в сторону.

Мы поднялись на тротуар.

- Поужинаем где-нибудь? Я угощаю.

Антуанетта посмотрела на меня, словно Земля остановилась, и завертелась в обратную сторону:

- Серж, а почему ты? У тебя ещё остались мои деньги?

- Да нет же. Твои я давно прогулял. Это из новых поступлений.

- Ну если из новых... тогда согласна. Не так обидно...

Глава 86. А сегодня пора спать

Мы подъехали к пиццерии с видом на мост Нотр-Дам и Собор всех Соборов, и расположились на террасе.

- Антуанетта, ты какую пиццу мне порекомендуешь? Когда я бродяжничал, то предпочитал недоеденную пиццу с боровичками и сладким соусом. Она оставалась в коробочках на скамеечках, после туристов. Её хорошо находить рано утром, пока дворники ещё спят. На рассвете. Прекрасное время, для восстановления сил, после ночёвки под мостом. Признаюсь, что такое место для отдыха не самое лучшее: сквозняки, сырость от Сены. Зато свежий воздух, природа.

IMG30401481836023

- Серж, пожалуйста, не рассказывай мне подобных страстей! Я даже представить себе не могу такую жизнь. Уж лучше на панель.

- Тоже неплохая идея. Но мне она как-то в голову не поступала. Видимо мне хотелось все же сохранить свою целомудренность для будущих поколений...

Мы заказали официанту ассорти пиццы на большом блюде, салатики-мулатики, и любимое Антуанеттой игристое Моет.

Её волнение прошло только после двух фужеров вина, чего я и дожидался, потому, как наш осторожный разговор был похож на обсуждение спорной территории в приграничном районе.

- Малыш, а ведь я все это время ждала тебя. А ты...

- Антуша, ну так ведь это не так уж и плохо. Если бы я был при тебе, то ты бы ждала другого. Какого-нибудь нормандского принца - управляющего твоим конным заводом.

- Ты его сегодня видел, когда он выходил из офиса?

- Выходил - это не совсем подходящее слово. Кажется он слишком спешил в Нормандию, чтобы срочно приступить к своим должностным обязанностям.

- Ха-ха-ха! Правда? Ты заметил?

- Ну конечно, ты как будто орденом его наградила. Сразу всех трёх степеней. Кажется лошадкам завтра несдобровать. Кажется он для них завтра устроит внезапные учения, чтобы они меньше прохлаждались рысцой, а больше упражнялись галопом. По атлантическим Европам...

Мы прощались у её дома.

- Серж, извини, что не могу тебя пригласить сегодня к себе. Во-первых у меня беспорядок, во-вторых, я безумно устала, в-третьих я должна прийти в себя, после столь неожиданной нашей встречи, а в-четвёртых...

- А в четвёртых, дорогая, я и сам к этому не готов. Во-первых, я не уверен, что ночью за мной не приедет полиция, в сопровождении Франквиля Дюшона, во-вторых...

- Серж, прекрати! Можешь успокоиться - никакой полиции не будет. Кроме того, я сейчас же позвоню Оксане, чтобы она тут же связалась с тем человеком, который тебя розыскивает, и он убирался из Парижа, и даже памяти чтобы о нем не осталось. Ты мне веришь?

- В общем, да. Так выходит, он хотел убрать меня с твоего благословения?

- Малыш, даже и не подумай так! Это тебя заказал Антон. А Оксана в чувствах мне проболталась. Просто до сегодняшней встречи я была к этому равнодушна, устав от всех наших приключений. А сегодня...

- А сегодня, Антуанетта, пора спать, - я крепко её обнял, поцеловал в пылающую щечку, сел в машину, и уехал в Буживаль.

Глава 87. Жалкие мольбы утешения

Пока холост - ты личность. Можешь строить планы, выбирать. Пользоваться, путешествовать, удовлетворять желания. Женился - ты уже не человек. Ты не хозяин. Ты работник.

Если мне сейчас начнут возражать женщины, то я их даже слушать не стану. А если мужчины, то мужчины в них умерли.

Процесс порабощения постепенный, но неизбежный. Природа чётко настроена посредством губочек, глазонек, и других чародейственных мест подчинить тебя самому главному её предназначению. В ход идут даже микрочастицы размером меньше бактерий, которые проникают сквозь кожу, они без труда пробираются в мозг, и ты - пленник, ты раб. Тебе даются силы на сопротивление, на выбор, но он не велик. Как только ты слетишь с одного крючка, то вскоре попадешься на новый.

Ну, а раз уж ты на крючке - пощады не жди. Какие у тебя силы? Сколько их? Вот там в прихожей, в уголке приютилось кайло - хватай, и вперёд. Вечером доложишь. Обстановку на трудовом фронте.

IMG30401483268194

Вы спросите, мол а как же любовь, счастье? Никак. Это жалкие мольбы утешения. Причём очень маленького утешения, оно даже мельче тех микрочастиц, которые меньше бактерий.

Я понимаю, что читать сие не очень приятно, а скорее даже очень неприятно, но это не мною придумано, поэтому моё дело предложить. Опять же я не продавец счастья, поэтому за таковой товар нести ответственности не могу. А по части любви тем более. Её можно хранить в памяти, как например файл на жестоком диске, но постепенно его разрушат вирусы, и останется лишь вакуум с красивым названием.

Опять вопрос - а как же жить? А как и жили. В мечтах.

Глава 88. Ренуар без ночной рубашки

На вернисаж в поместье графа Лалаплена мы прибыли с Антуанеттой по отдельности. Месье лишь сказал перед публикой пару душевных слов, и удалился в свои покои. Четыре инфаркта - дело более, чем серьёзное. Мы пожелали ему здоровья и долгих лет, а эксгибишеном командовала его дочь мадмуазель Николь - очень экстравагантная особа неопределенного возраста. Она периодически постреливала в мою сторону своими нарощенными ресничками, но лишь исключительно в те моменты, когда Антуанетта была увлечена живописью.

- Малыш, представь себе - это настоящий Ренуар! "Девушка, снимающая ночную рубашку" - такое название.

- Да? Я бы назвал это полотно "Девушка, которая уже сняла ночную рубашку". Я кстати вообще подумал, что это какая-то пеленка запуталась в её ногах. Ну ладно, рубашка, так рубашка, какие проблемы дорогая?

Мы пощелкивали фисташками, и больше посматривали друг на дружку, чем на картины. Граф уже давно ничего не приобретал, а лишь продавал. Когда мы с Антуанеттой пару лет назад в последний раз к нему приезжали, то картин было вдвое больше. Видимо его здоровье немалого стоило, а может быть мадмуазель Николь предпочитает не картины (в которых как мне показалась она не сильна), а что-то более компактное, например бриллианты? Как бы то ни было, Антуанетте после каждой выставки удавалось что-то серьёзное приобрести. На этот раз по всей вероятности она настроилась на Ренуара потому, что мы с ней уже битый час отирались между "Девушкой без ночной рубашки" и столиком с выпивкой и закусками.

Народу было не то что бы много. Мадмуазель Николь несколько раз к нам подбегала, и вновь удалялась. На этот раз она прямо спросила Антуанетту, мол не решилась ли та на покупку? Она ответила неопределенно. Цена была явно завышена, потому что качество полотна желало быть лучше: в правом верхнем углу проступало ржавое пятно величиной с большое яблоко, да и имелось несколько потертостей в разных местах, в том числе на самом интересном месте обнаженной.

Антуанетта предложила возвращаться в город в её машине, поэтому я рассчитался с таксистом, и мы уже в одиннадцатом часу, попрощавшись с мадмуазель Николь, двинулись восвояси.

- Серж, я не знаю, как мне уговорить эту скупую обезьяну?

- Ты не хочешь переплатить?

- Ну конечно! Ведь пол миллиона подарить ей на новое колье - глупость.

- Да, действительно, сумма внушительная. Плюс реставрация. А где они её откопали, в каком подвале?

- Не в подвале, а блиндаже.

- Не понял.

- В Нормандии. Ренуара нашли в обнаруженном гитлеровском блиндаже, вместе с другими, незначительными полотнами. Ну а как, и за сколько его приобрёл граф - это держится в секрете. Я консультировалась, и мне сказали, что картина стоит на пол лимона дешевле. Как быть?

- Как? Плюнуть на неё да и все. У тебя кажется уже есть один Ренуар?

- Того Ренура уже нет, Сержик. И я на нем неплохо заработала. А теперь я хочу этого.

- Ну раз так хочется, значит нужно стремиться. Давай я для тебя его украду.

- Ты что обалдел?! Даже не вздумай! Подпалишься на нем и упрячут до конца дней. Мало на тебе всего висит?

- Много. Тогда остаётся заняться мадмуазель Николь. Подружиться с ней...

Антуанетта на полной скорости остановила машину:

- Серж, я не поняла, что значит "подружиться"? Ты будешь с ней спать?!

- Почему спать, дорогая? Не только...

Глава 89. Врата ада. Платонические силы

- Мадмуазель Николь? Салют! Я Вас беспокою по поручению мадам Антуанетты. Это месье Григ, помните?

- О, месье Григ, какая неожиданность! Конечно помню, я о Вас всегда помнила...

- Мерси, мадмуазель, я также о Вас не забывал. Мадам попросила меня договориться о моей с Вами встрече, чтобы обсудить вопрос покупки одной из Ваших картин. Вы не против?

- Месье, как я могу быть против того, чтобы увидеть Вас лишний раз? Вы такой редкий гость у нас. До последнего Вашего визита я видела Вас несколько лет назад. Вы были так заняты?

- О, да, мадмуазель. Я путешествовал на воздушном шаре.

- Что Вы говорите?! Как мило! Вы такой отважный! А далеко путешествовали, если не секрет?

- Да нет же, секретов нет. Я искал кимберлитовые трубки в Антарктиде.

- Трубки в Антарктиде? Очень интересно, очень. Это те самые трубки, в которых много бриллиантов?

- Не совсем так, мадмуазель. Бриллианты можно найти только у продавцов, а в трубках пока лишь алмазы, причём в основном технического предназначения. Но, иногда попадаются заслуживающие ювелирный интерес.

- Ювелирный? Замечательно. Месье, а ведь у меня тоже очень ювелирный интерес к этим прозрачным стекляшкам, очень большой интерес.

- Хорошо, мадмуазель, обсудим и это. Когда, извините, я смогу увидеть Вас? И где?

- Григ, давайте сегодня, во второй половине дня. После 16 часов, или даже нет, в 17-30 Вас устроит? Вот и хорошо, я предупрежу прислугу, чтобы Вас встретили, и проводили в гостиную, если я вдруг опоздаю из поездки, я пока в Париже, у меня тут нотариальные дела.

- Договорились, мадмуазель Николь, счастливой дороги...

Антуанетта присутствовала при этом телефонном разговоре:

- Малыш, ты так с ней любезничал, словно между вами что-то уже было.

- Между нами? Было? Да она страшнее надписи на вратах ада! Это я для дела, Антуша. Тебе что важнее: моя любезность с ней, или Ренуар?

IMG30401484247856

- Ренуар конечно же. Но и любезность твоя мне показалась подозрительной. А ты не можешь решить вопрос насчёт Ренуара в каком то платоническом ключе, без интима? Мне это важно, Серж.

- Дорогая, постараюсь ради тебя сделать все, что будет в моих платонических силах...

Глава 90. Железная стена возмездия

Генерал от артиллерии Герд фон Раундштадт прослужил вермахту верой и правдой тридцать лет. После осколочного ранения под Москвой его госпитализировали; семь месяцев он в Мюнхене провалялся на больничной койке, и был назначен на Западный фронт. А сегодня ему поручалось организовать на своём участке "железную стену возмездия", на случай прорыва союзными войсками береговых укреплений в Нормандии.

Вот уже третью неделю генерал с помощниками бездельничал и пьянствовал в замке 16 века, периодически выезжая на объекты - проверить все ли так? Замок, который принадлежал коллаборационисту виконту де Вотжану был не самым приятным местом времяпровождения - сырость. Но это куда сноснее, чем в полевом блиндаже, сооружённом для его немногочисленного штаба у тихой речушки, с каким то там романтическим французским названием.

IMG30401484419477

- Господин генерал, давайте выпьем вот этого вина, оно перешло ко мне по наследству от отца. Ему сто лет.

- Сто лет? Не может быть!

На запыленной бутылке красовалась кожаная наклейка на которой выцарапаны цифры - 1844, и десять палочек, обозначающих в том числе количество лет предварительной выдержки напитка в бочке.

После двух фужеров напитка у генерала начали появляться в глазах радужные букетики:

- Виконт, я пожалуй куплю у Вас с десяток бутылочек. Если англичане будут переправляться в районе Ла-Манша, то нам придется сниматься с места и подрезать им правый бок, а я не люблю, когда противник меня обходит стороной. Я начинаю нервничать, так недалеко до инфаркта. Вот Ваше от предков столетнее вино и будет меня поддерживать в бою. Вы согласны? Плачу по пять рейхсмарок за бутылку!

- Ваше превосходительство, а Вы не смогли бы заплатить по семь рейхсмарок?

- Виконт, Вы еврей? Тогда я прикажу Вас расстрелять, и вино мне достанется бесплатно.

- О, нет, господин генерал! Мои предки потомки испанских конкистадоров. Я разве похож на еврея?

- Вы французы все похожи на евреев. Ваше счастье, дорогой мой виконт, что я не антисемит. Но фюрер...

- Понимаю, господин генерал, очень понимаю. Хорошо, по шесть рейхсмарок за бутылку, только ради Вас.

- Договорились. И ещё, виконт, даю двести рейхсмарок, и забираю все Ваши шесть голых богинь, которые висят вокруг камина. Они у Вас могут испортиться от перепада температур.

- Картины висели в моём кабинете, Ваше превосходительство, это они сюда переместились в начале войны.

- Войны? Нет никакой войны, виконт. Вернее, она никогда не кончалась. Так мы договорились?..

Генерал приказал адъютанту вырезать картины из рам, смотать в рулон, и пока положить в машину.

Во время наступления союзников, когда генерал находился в блиндаже, английская авиабомба разорвалась непосредственно у входа в помещение, и заживо похоронила весь штаб, а вместе с ним рулон с шестью картинами, среди которых был бесценный шедевр Огюста Ренуара "Девушка, снимающая ночную рубашку".

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.