СЛЕДУЮЩИЙ

  • 2
  • 0
  • 0

Допивая горячий кофе, который никогда не остынет внутри новоприобретённой кружки, я продумывал планы на день. Хотелось ещё раз увидеть сон, ощутить изменённое состояние сознания и повторно пережить момент пробуждения. Когда весь мир рассыпается на тысячи осколков и приходит понимание, что это была иллюзия. Меня переполняли новые, незнакомые ранее, чувства. И, в то же время, я не мог понять, почему этот годами верный механизм, мой мозг, не в силах осмыслить происходящее. Неужели я могу злиться на то, чего не понимаю? Самое время изучить информацию о сновидениях в архиве, иначе день пройдёт впустую.

Но сначала необходимо удостовериться, что это тоже не сон. Благо, кристально чистая вода в кране есть всегда. Набирая в ладони холодную жидкость, окунаю в неё лицо. Повторить несколько раз. Чувствую, как приятное тепло расходится по телу. Странное ощущение, первобытное, что ли. Словно я ощутил энергию воды, которая наполнила меня силой. Как случалось с людьми прошлого, которых описывают в книгах по антропологии. Двухдневная щетина проступала неприятными колючками, но притрагиваться к ней я не стал. Зеркало отражало привычное худое, бледное лицо и какие-то печальные светло-голубые глаза. Исключение составляли непонятные синяки под глазами. Странная вещь. Раньше их не было. Возраст даёт о себе знать? Но я молод и за собой ухаживаю в пределах допустимого – спасибо современной косметологии, что сохраняет эластичность кожи первые лет пятьдесят точно. В общем, вид у меня был так себе. Зато я понял наверняка, что точно не сплю.

Оставив квартиру, выхожу на залитую солнечным светом улицу. Мгновенно подъезжает такси, и вот я уже рассматриваю быстротечно сменяющуюся архитектуру города, пока та не уступила место однотонному пейзажу полей, обратившихся в сплошную зелёную линию. Машина на автопилоте плавно преодолевала заданные 200км\ч. Есть возможность погрузиться в мысли, отключиться от хаоса повседневной жизни. Знать бы только как. Большое архивное хранилище находилось за пределами центральных районов и целых минут десять, а может и меньше, я рассуждал о возможностях вечера. Возможности прельщали. Подруга на вечер тоже. Но, а пока, первым делом, необходимо собрать информацию о феномене сновидений.

Рассекая прямую линию горизонта, здание главного архива начало обретать форму. При постепенном сближении, автопилот сбавил скорость. Это позволило мне осознать невероятную мощь локации, что служила финальной точкой заданного маршрута. Невероятных размеров небоскрёб не был схож в плане постройки с городскими.

Он не выглядел таким же безликим и обычным, как все эти серые высотки мегаполиса. У него имелась своя история, и чувства он вызывал соответствующие. Уважение или что-то типа того. Я даже успел проникнуться ностальгией по отношению к космодромам, на которые нас возили в детстве в качестве школьной экскурсии. Исполинское здание архива возвышалось десятками этажей, счёт которых терялся в небесах. Ну, или это, для эпичности вида, местные программисты из климатическо-визуального центра опустили уровень облаков, сохраняя баланс в природе. Нет, конечно, погодой управлять мы ещё не научились. Но сделать картинку приятнее человеческому глазу, добавить красок или, наоборот, напустить тумана «шаманам» из метеорологического центра под силу. Всё равно иллюзия. Зато красиво.

Поддержание работы архива требовало титанического количества энергии и снабжалось серьёзной системой охлаждения. Неудивительно, что такую машину вынесли за пределы города. Здесь можно дать запрос на поиск любой информации из каждого тысячелетия, и в считанные секунды получить ответ. Огромная экономия времени и ресурсов человека благодаря слаженной работе вычислительных машин.

Покинув салон автомобиля, стремительным шагом направляюсь к центральному входу. Автоматические двери раздвинулись, и на пороге меня покорно ожидал бот, предоставленный архивом. Тот узнал время моего прибытия в момент, когда я проложил маршрут автопилота.

Людей в здании было немного, будний день всё-таки, поэтому холл пустовал. Используя бота, я отправил мысленный запрос для дальнейшего дрифта по базе данных и, спустя секунду, обнаружил его буквенное выражение через визуальный интерфейс дополненной реальности. Сопровождающие меня машины подвели к лифтам. Спустя десятки этажей и несколько коридорных поворотов, мы оказались в распределительном центре. Это было пространство необъятных глазу масштабов, спроектированное по форме шестигранника. В целях систематизированного потока информации, здесь соединялись все входы и выходы.

Информация делилась на уровни и представляла собой двадцатиэтажную комнату, оборудованную маленькими подъёмными кранами для быстрой транспортировки на необходимый уровень. В центре шестигранника боты курсировали посетителей архива. Тишину разбавляло периодическое движение проводов за закрытыми дверьми.

Поднявшись на заданный этаж, я вошёл в светлую комнату два на два метра. Посреди неё расположилось кресло с подведённым архивным компьютером. Удобно расположившись, я принялся ожидать соединения. Маленький тонкий шнур самостоятельно подключился к импланту, словно примагнитился к голове. В висках запульсировало. Секунда, вторая. Подключение завершено. Тотчас сознание рухнуло в омут гигантской базы знаний всего человечества, по ощущениям напоминающее полёт сквозь разноцветное фрактальное поле, яркими вспышками стимулирующее лишь необходимые структуры мозга. Имплант снижал напряжение с остальных участков, дабы мозг не сгорел от потока чистой информации. Ощутив себя точкой, повисшей в бесконечном пространстве, передо мной высветилось окно с запросом.

Сам по себе опыт вызывал интерес, как минимум потому, что на работе не было возможности испытать подобное. Там ты только подключаешься и выпадаешь из сознания часов на шестнадцать, позволяя использовать свой мозг как оперативную память. Здесь же я ощущал присутствие, и возможность отслеживать процесс. Передав запрос на поиск информации о феномене сновидений, я понял, насколько заблуждался. Осознание момента прекратилось, когда машина начала загружать в меня знания.

Пришёл в себя я через несколько минут. Хотя по ощущениям, скорее, лет. Голова ужасно болела, а мысли метались из стороны в сторону. Суматоха вызывала напряжение, но меня успокаивал факт загрузки информации. Я знал всё, что позволено на моём уровне допуска про сны, их значение и практику осознанности в данном состоянии. Поверить не могу - люди прошлого пытались жить осознанно в сновидениях, когда я не могу этого позволить в реальности. Забавные они, нечего сказать. Хотя пару приёмов пришлось взять на заметку. Разберу их, как время будет. Уж очень хотелось попасть в свой сон обратно. Несмотря на то, что действие препарата DM-03 активно подавляет столь рудиментарную функцию человеческого мозга.

Кресло завибрировало, приятно разминая тело и давая ему понять о проступающей реальности. После сеанса необходимая процедура, возвращающая исследователя в состояние активной жизненной фазы. Как и порция напитка, заботливо подготовленная машиной. Она необходима для восстановления потраченных электролитов - важных для работы мозга, элементов. Немного кислая и слегка покалывающая на языке жидкость была опрокинута из пробирки в один заход. Тотчас по затылку растеклось приятное тепло. Оно бегло распространилось по телу, включая пальцы рук и ног. Я пошевелил ими, подвигался всем телом. Спустя пару минут я ощущал себя вполне дееспособным, не считая лёгкой усталости. Дрифт по базе данных изнурял не только мозг, но и тело. На часах – половина первого. Значит, у меня оставалось время систематизировать полученные данные и подготовиться к свиданию вечером. О свидании зарёкся не думать, пока не соберу информацию. А это сложно, учитывая какую девушку мне подготовила Централь.

Около десяти минут я имел в распоряжении, пока автопилот держал путь в сторону моей квартиры. На обратном пути я отложил бессмысленное разглядывание пейзажей и погрузился в анализ полученных данных. Всё думал о практиках осознанных сновидений, которые откликнулись во мне интересом. Я понял, что само сновидение не играет главной роли, тут важны, скорее, чувства, которые испытывает человек. Картина бессознательного проецирует страхи и сомнения индивидуума, его желания или возможности, на которые тот не обращает внимания в реальной жизни. Короче говоря, полная свобода воли с толикой сумасшествия для рационального мира. Не удивительно, почему нас избавили от этой штуки.

И все же меня не переставало восхищать, как техника осознанных сновидений показывала человеку методы управления этой помойкой бессознательных мыслеформ.

Подъезжая к квартире, вспоминаю, что запас DM-03 подходил к концу. Учитывая пропуск рабочей смены, поход к врачу и запросы поиска в архивном хранилище я решил не обращать на себя внимания и скомандовал автопилоту остановиться возле ближайшей аптеки. Припарковались мы близ крохотного здания, которое выделялось высотой в целый один этаж и очередью метров на тридцать. Возле входа – десятки рекламных баннеров препарата современного поколения, разновидностей его вкусов и эффектов. В этой же аптеке можно было спокойно приобрести разные психотропы, транквилизаторы и седативы по доступным ценам. Раньше люди для расслабления использовали алкоголь и табак, сейчас – таблетки. А по факту ничего не меняется. Схема остаётся прежней. Мы так усердно глушим в себе то, что отказываемся принять.

Очередь продвигалась быстро, без простоя. Секунд двадцать максимум на каждого покупателя и можно звать следующего. Удобно. Поэтому стоящие передо мной несколько десятков голов не вызывали напряжения. За это время можно спокойно перекинуться парой-тройкой сообщений с девушкой или пролистать сводку рабочего дня.

Шаг. Пауза. Шаг.

Очередные минуты наедине с собой. Новости по работе были скудны. Девушка не отвечала. Внезапно меня накрыло чувство одиночества. В толпе. Забавно? Люди шли мимо по улице, стояли в очереди. Они находились спереди и сзади от меня. Присутствовали в домах вокруг. А я ощущал нелепое одиночество. Сегодня мне удалось пережить нечто невероятное, но я не мог об этом никому рассказать. Тотчас я осознал, что всегда был один и что виденный мною сон ничего не менял в конкретном случае и жизни целом. Я не имел ни одного близкого человека. Даже родителей. Я перестал контактировать с ними, когда подростком прошёл тест на профориентацию и был направлен на обучение, обеспечивающее меня ныне работой и квартирой. Я ощущал себя выращенной единицей социума, цель которой составляла заниматься вычислительными работами во благо Новых Целей. Шаг.

Даже прекрасная Эстер не меняла положения дел. Да и не была обязана. Я знал её отношение к выбору Централь. Знал её отношение ко мне. При рождении Эстер модифицировали на повышенную мозговую активность, поэтому со мной ей быстро становилось скучно. Она – произведение искусства, будущее человечества. И это совершенное создание обязано находиться рядом с таким, как я ещё неопределённое количество времени, чтобы не испортить отношение Централи к ней. Шаг.

Коллеги, родственники, соседи. Все идут дорогой в светлое будущее, где попросту нет времени на подобные мысли. Не задавай вопросы, просто выполняй то, чему обучен. Нет времени стоять в очереди и думать о том, не куда мы идём, а каким образом и что за этим стоит. Шаг.

В таком случае, что есть свобода? Где она начинается, где заканчивается? И свободны ли мы в равной степени перед Централь, распределяющей людей на касты? Сколько бы времени было потрачено зря, не знай я заранее чем хочу заниматься и какой от меня прок. А так в тринадцать лет и уже профиль предметов сужен по специальности. Никаких тебе метаний из класса математики в философский и наоборот. Жизнь по сценарию, может, кого и пугает. Но для меня она как отвлекающий манёвр. Способ побега от мыслей, что заполняют голову, стоит встрять в очереди на пару минут.

Будучи с опущенной головой и полностью в мыслях, я увидел красную полоску под ногами. Получается, я первый на очереди. Поднимая глаза, упираюсь взглядом в спину впереди стоящего. Внезапно мена накрыло ощущение непроглядного стыда за свои суждения. Я подумал – а что, если они транслировались всей очереди? Что, если эти люди знают, насколько я жалок. Знают и молчат.

- Следующий.

Звонкий женский голос, словно гонг, ударяет в голову. Да так, что мысли разлетаются прочь. Я делаю шаг.

- DM-03 с каким вкусом?

- Простите, что? столь бессовестным образом задерживаю очередь, вынуждая фармацевта повторить вопрос. Девушка напротив, с выразительными светло-серыми и уставшими глазами, спокойно реагирует на мою глупость.

- Вы заказали упаковку DM-03. Какой вкус предпочитаете?

Её пристальный взор просверливает сквозную дыру в моём теле. А в голове возникает вопрос - не сомневалась ли она когда-нибудь в том, что мы делаем и как?

- Обычные, пожалуйста.

Она достаёт из-под прилавка упаковку препарата и кладёт её на поверхность. Маленькая коробочка содержит в себе тридцать продолговатых таблеток, ровно столько, чтобы препарата хватило на месяц беззаботной жизни. Имплант кротко замерцал зелёным светом. Бесконтактная транзакция прошла успешно. Быстро схватив упаковку препарата, я покидаю аптеку, слыша за спиной лишь «Следующий».