За горизонт еще не скрылось солнце,

Вокруг себя на площади собрал,

Направив голос в каждое оконце,

Уж битый час глашатай повторял:

«Эй! Бедный сброд, наемники, убийцы,

И ты постой послушай неистовый герой.

Для вас есть весть из солнечной столицы,

Что привлекает интерес большой.

Приказом короля Ярэда -

Царя морей и повелителя земли,

По имени Исси'дион Святой - Отец Нагглы и сын Каримма.

Награду даст тому, кто перстень принесет «Слепой сви-ньи»»

«Скажите матушка, о чем толкует старый?»-

Спросила девушка по имени Эффлин.

Её глаза зеленые пленили словно чары,

Кудрявый рыжий волос притягивал мужчин.

В сапожках кожаных и цвета малахита платье,

Орнаментом украшено из нитей золотых.

Кулончик с жемчугом, что должен принести ей счастье,

Всё это говорило - она не из простых.

На вид не дать шестнадцать ей годочка,

Которые исполнились в день сей.

А посему Эффлин, единственная дочка,

Уже по возрасту готова для детей

«Что милая? Прости. Забылась на мгновенье.»

Произнесла графиня-матушка Юлля,

Продолжа «Вспомнила, ты про украшенье,

Что так влечет вниманье короля?

Известно лишь, что он утерян

И сделан был из дерева ольхи.

Принадлежал он графу Эссорено,

Который часто посещал балы.

И времени прошло не мало.

Сам граф пропал уж двести лет назад.

А может триста? Родня ведь даже не искала.

Ему по слухам, каждый был не рад.»

«Не рады? Почему? Плохим был человеком?»

«Из зависти. Ведь он и мал был, не красив,

Прыщавым толстым дармоедом,

Но девы все были его, один лишь взгляд его словив.

И то ли правда, то ли сплетни,

Но говорят, всё дело в перстне том,

Что был подарком от цыганки.»

«Любовь моя! Эффлин!» «Ах матушка, смотри, Яррон!»

Юнец, прервав рассказ графини,

Милую деву за руку схватил.

«Пойдем…» успел сказать лишь и в пол силы

Пощечину в тот миг же получил.

Яррон де фон Шерроу Портено.

Мальчишке только двадцать лет.

Он сын купца, что пропил дело,

Наследовав лишь сотню бед.

Но это для него пустое.

Когда за долг забрали дом,

Сев на фрегат уплыл прочь в море,

Став корабельным поэтом и шутом.

Сойдя в порту, теплясь свободой,

Пленен был девичей красой.

И как положено для барда - серенадой

Стал для нее любовью неземной

И вот Яррон – шатен голубоглазый

Стоит пред той в которую в влюблен.

И взгляд его на матушку лукавый,

Давал понять, что оплеухой он не удивлен

«Ах как бестактно юноша! Где Ваше воспитанье?»

«Прошу простить». «Прощаю, но вот что вам скажу.

Все эти детские забавы и мечтанья -

Не для Эффлин. Забудь её. Теперь уж я прошу»

«Но матушка!» «Эффлин. Веди себя прилично.

Мы обсуждали это уж не раз.

И если я тебе не безразлична

То закрываем тему сей же час.

Это, во-первых. Во-вторых, идем. Нас ждут Баннеи.

Не будем заставлять их ждать.

Эй вы! Да-да! Лакеи!

Карету нам немедленно подать!»

«Бежим» шепнул Яррон на ушко,

Взяв снова за руку Эффлин.

И сквозь толпу умчалась графская дочушка,

Добавив матушке еще пару седин

«Вернись негодная! Вернись кому сказала!

Вы что стоите? Вперед за ней! Скорей!»

Увы. И как прислуга б не искала,

Но от сбежавшей пары уж не было вестей

Под звон вечерних колоколен

Ночь наступала, видна была луна.

Недалеко от города, разносит ветер в поле

Слова сердец двух «Я люблю тебя».

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.