(Фантастическая повесть)


«Невидимые нити связывают сильнее всего»

Посмертные афоризмы 430

Ф.Ницше


Откровения автора


Эти истории я собирал всю свою сознательную жизнь…

Своеобразные записки на манжетах…

Я записывал их на первых же попавшихся клочках бумаги, немало оригинальных произведений сохранилось на титановых микро кассетах.

В конце концов, я решился систематизировать столь богатый материал на лазерных мини дискетах…

Разумеется, обширность познаний ещё не гарантирует настоящего литературного мастерства, но откровенные аллюзии и неожиданные парадоксы в виде непредсказуемой идиомы через красочную призму вселенского бытия должны позволить моим героям переступить некую невидимую черту и войти в наш мир. Они имеют на это полное право, ибо они настолько реальны, что в них хочется верить и отыскивать в звёздных теснинах и в глуши времён.

Ибо все мы точно знаем, что Материя и Движение её – вечны, только меняют Форму, а Истина – не столько в Форме, но и в содержании…

Звёздные хроники (глава первая)


Двадцать миллиардов лет тому назад. Пятый Цикл вечного развития…

Остались далеко позади времена Первоатома, долгого Хаоса и рождения диффузной Материи, загадочных Квазагов и первых скоплений Метагалактик.

Вселенная раскручивалась по спирали, порождая всё новые и новые Миры.

Время первых параллельных Миров, шаровых и рассеянных звёздных скоплений, спиральных Галактик.

Время рождения, жизни и смерти многих звёзд и планет…


Сага о квазагах


«Пространство стоит, упёршись плечами ни во что:

где пространство, там бытиё»

Посмертные афоризмы 4

Ф.Ницше


Говорят, что квазаги очень древние существа. Древние, как мир. Во всяком случае, появились они во время самого первого Цикла. Цикла Времён. А каждый новый Цикл – вечное повторение предыдущего. Первые квазаги появились из дозвёздного вещества. Сейчас квазаги уже не те, их сущность существенно изменилась, круговорот во Вселенной всегда ведёт к необратимым изменениям. Несколько миллиардов лет тому назад объём Вселенной был так мал, что квазаги не могли существовать, как отдельные объекты. Просто тогда вещество существовало совсем в иной форме, неприемлемой для появления квазагов. Но возможности превращения вещества безграничны, и оно не всегда существовало в тех видах, в каких мы наблюдаем его сейчас.

Так во время одного из Циклов появились самые первые квазаги. Реальное физическое пространство, заполненное материей квазагов, может иметь определенную кривизну, обусловленною временем существованием квазагов. Но, как известно, Материя с её Движением – вечна, хотя и меняет форму. Поэтому у квазагов нет границ, в то же время размеры квазагов конечны, они могут уменьшаться, увеличиваться или просто пульсировать от удовольствия, в то же время оставаясь самими собой. То есть квазагами.

И всегда существовали квазаги разных периодов образования, по-разному варившихся в недрах Вселенной. Нам интересны все квазаги, возникшие в прошлом и возникающие в будущем. Сколько времени квазаги просуществуют еще? До последнего Цикла?!

Как я уже говорил, квазаги возникли при взрыве во время одного из Циклов из сверхплотного вещества. Как говорится – «Невероятно, но факт». Короче, квазаги представляют собой одно огромное тело. Поэтому квазагов очень мало. Во всей необъятной Вселенной их всего несколько десятков. Это можно понять: квазаги – самые старые и далёкие от обычного понимания существа – наподобие наших земных динозавров. Но динозавры вымерли, а квазаги еще живут. И живут они невероятно долго. В чем секрет долголетия? Интересный вопрос…

В конце концов, мы едим, чтобы жить. Усвоение пищи даёт нам энергию, которую мы и расходуем в движении. По своему усмотрению. Что же питает квазаги? Как я уже говорил, квазаги были огромными существами: настоящими монстрами в самой чудовищной ипостаси.

Значит, квазагам нужны чудовищные источники энергии и мощные механизмы для её освобождения, чтобы быстро двигаться. Чем быстрей, тем лучше! Ведь при ускоренном движении время внутри квазагов течёт гораздо медленнее, чем в окружающем их пространстве. Вот вам и секрет долголетия. Только вопрос: за счёт чего расходовать такие чудовищные количества энергии? Ведь она должна пополняться, ибо в природе вечного двигателя просто нет. А квазаги есть, и они существуют!

Я думаю, если бы динозавры узнали о потенциальных возможностях квазагов, они бы снова погибли. От зависти! Ну, представьте вы себе динозавра, потребляющего в миллионы миллиардов раз больше энергии, чем вся земная нынешняя цивилизация.… Наверное, лопнул бы, как мыльный пузырь. Сколько можно! Совесть, в конце концов, надо иметь. Всё сожрать, и никому ничего не оставить? Слава богу, что таких динозавров попросту нет, не было и не будет. Это же чтобы тогда получилось? Конец света! Светопреставление, в конце концов!..

А вот квазаги думают совсем иначе. Для чего они тогда на свет появились? Чтобы жить. Правильно! Значит…

Только идиот не поймёт, к чему я клоню. Значит, монстрам тоже хочется жить, не умирать же им, в конце концов!

А дальше начинается чертовщина какая-то….

За счёт кого и чего жить? Только за счёт того, что в природе имеется. А чтобы иметь такой, прямо скажем, нескончаемый аппетит, кем надо быть? Сверхцивилизацией, конечно! Иначе не выживешь. И квазаги бесконечно самосовершенствовались, в чем им до сих пор нет равных на всем белом свете. Ну, какая цивилизация сможет использовать энергию излучения своей звезды, окружив её подобающей сферой, задерживающей всю энергию? Лично я таких цивилизаций не знаю. А квазаги могут. Это им что раз плюнуть. Только одной звезды им, пожалуй, маловато! Жизненной энергии от одной звезды много не наберёшься, а двигаться надо. И только вперёд. И ни в коем случае – назад. Это смерть! А сверхцивилизация должна обладать неограниченными возможностями. Это когда можно овладеть энергией целой галактики, а ещё лучше – всей энергией мира. А что – слабо?!

А теперь представьте, что эти квазаги не шутка природы, а вполне реальный физический объект. Как представишь, сколько жизненной энергии питает их изнутри, так страшно становится. А квазагам хорошо! Плывут себе вперёд, как наши викинги. Викинги звёздных странствий…

«Непобедимая Армада» гордо шествовала по Вселенной, поглощая все новые и новые миры, стоящие на её пути. Совсем, как викинги. Всё-таки, квазаги – очень древние существа…


Звери


«Ты слышишь, как струна звенит и плачет?

Она звенит, дрожит слезой горячей

Здесь в глубине, трепещет в лад со мною:

«Я здесь, я здесь всегда, всегда с тобою!»

Леся Украинка


Окраинная ветвь нашей Галактики. Планета Земля. Миллион лет до нашей эры. Где-то на побережье Тихого океана.

…Майо Рано шёл по кромке прибоя. Он уже никуда не спешил. Майо Рано облетел вдоль и поперёк всю планету, но везде не переставал удивляться. Какое разнообразие жизни и природных условий – настоящая летающая лаборатория, где природа сама экспериментирует со всевозможными вариантами эволюции! Майо Рано чувствовал себя здесь настоящим царём зверей. Огромные мамонты осторожно обходили стороной непонятное им неуклюжее существо чужого мира. Саблезубые львы держались на почтительном расстоянии, подозрительно щурясь на ослепительный блеск его скафандра. Гигантские нелетающие птицы с массивными телами и мускулистыми сильными ногами, немного пораскинув своими в буквальном смысле куриными мозгами, и вовсе убегали от него восвояси…

Однако, ему пора. Майо Рано очень нравился океан, но всегда и везде Майо Рано помнил о Ней. Ведь он ей обещал вернуться. А она обещала ждать…

Майо Рано был настроен на лирический лад…

Он не знал, что в ближайших зарослях уже давным-давно за ним неотрывно наблюдали несколько пар настороженных злобных глаз.

Майо Рано заметил их слишком поздно. Суковатая дубина обрушилась на его несчастную голову с такой страшной силой, что треснул выдерживающий чудовищное давление гермошлем. Майо Рано упал. Но его продолжали бить. Острые когти вонзились в жаропрочную ткань комбинезона. Били его долго и страшно, буквально растерзав в клочья. Его бросили только тогда, когда он совсем затих.

Но Майо Рано был еще жив. Он все видел и слышал, но только встать уже не мог. Ужасные косматые существа с плоскими покатыми лбами низко склонились над ним. Глубоко посаженные глаза под низкими надбровными дугами хищно блестели. Победный рёв был слышен издалека. Потом они ушли.

«Какие звери», – Майо Рано попытался повернуться на другой бок, но не смог даже пошевелиться. Он не мог знать, что впоследствии это страшное существо назовут неандертальским человеком. Но было ли оно человеком. Вот в чём вопрос?..

Майо Рано почувствовал какое-то движение. Прямо из-под земли. Он еще мог чувствовать. Нежные ростки бамбука проклёвывались то там, то тут…

Майо Рано умирал. Умирал быстро и мучительно. Молодые побеги в считанные минуты насквозь пронизали его неподвижное тело.

Последнее, что он видел – голубое небо: чистое, без единого облачка. Тихо шелестел бамбук. Он всё рос и рос. Он рос так быстро, что это можно было увидеть и услышать. Но Майо Рано был уже мёртв…

Центральная часть скопления галактик в созвездии Северной Короны. Донжон – колыбель цивилизации Кнуд. Оперативный центр управления полётами. Дежурный отдел по проведению поисково-спасательных работ. Много времени спустя.

– Майо Рано? – Дежурный опустил глаза. – Мы ведём планомерную розыскную работу. Как только нам станет что-нибудь известно о нём, мы тут же сообщим вам. – Дежурный, мягко говоря, лукавил. Он тактично умолчал о том, что поисковики нашли космический аппарат Майо Рано, но не нашли его самого. И никогда не найдут…

Но она не знала этого. Она просто терпеливо ждала его. Ведь Майо Рано твёрдо обещал ей вернуться. Она очень долго ждала его. Тысячу лет по земным меркам. Почти всю свою оставшуюся жизнь…

– Наши радиотелескопы постоянно нацелены на предполагаемый район звёздного неба. Пока ничего.…

Но мы принимаем все меры…

Это было правдой. Звездолёты постоянно модернизировались и совершенствовались, они дооснащались самыми новейшими средствами защиты и аварийной гиперсвязью. И, самое главное, в одиночку на них уже никто не летал. Она знала это, но ей было всё равно. Взгляд надежды потух окончательно. Она просто устала ждать…

Дежурный очень долго смотрел ей вслед. Он был потрясён… Как долго она могла верить в возвращение Майо Рано, про которого здесь уже почти все забыли…

Уже умирая, она снова увидела его. Наяву или во сне, но Майо Рано звал её за собой… В глубокую даль…

Последнее, что она видела – какое-то ужасное существо с плоским покатым лбом и безжалостным взглядом…

Что это было, она не знала. Но она умерла с чистой совестью и спокойной душой. Она сама интуитивно догадалась о том, о чем ей никто так и не сказал…

Не захотели сказать…Звери…


Попытка исхода (над падающей водой)


Что за свет, пронзающий навылет, на трепещущую

вечность вылит? Божье сердце бьется в синем свете:

бьется вне и времени и смерти»

Винсенте Алейсандре


Спустившись ниже уровня облаков, Он увидел свой космодром, но то, что открылось его глазам, поразило его до слёз. Вместо сверкающей посадочной площадки, переливающегося многоцветными огнями космического центра с параболическими антеннами на плоской крыше, и остроконечного шпиля диспетчерского пункта Он увидел: заброшенную, в многочисленных трещинах и разломах, посадочную полосу и пару развалившихся каменных сооружений. И еще одна странная деталь дошла до него: заходящее за горизонт тусклое светило в многослойной кровавой облачности смотрелось так же невероятно, как и всё то, что открылось ему внизу. Он понял, что полностью утратил контакт с действительностью, но Он хотел летать и Он хотел жить. Когда столкновение казалось уже неизбежным, Он резко рванул штурвал на себя и ушел вверх…

– Возможно, моё восприятие как бы выпало из привычного потока времени, но если бы я тогда стал выяснять, что случилось, я бы не говорил бы с вами сейчас! – Он был хмур, хотя всё вокруг сияло и блистало, как обычно. Но Он точно знал – до поры, до времени…

– О, боги! – Он был одним из них. – То, что я видел, пришло ко мне издалека. Оно всё тёмное и очень далёкое… и очень близкое…. Там нет ни времени, ни пространства, ни звёзд, ни атомов… там ничего не происходит…

– Ты видел будущее? – Раздался испуганный голос.

– У нас нет будущего среди развалин и руин, где нет ни одного кустика и ни единой травинки. Мы погибнем задолго до того, как наша звезда сожжёт всё своё ядерное топливо! – Он замолк. Мёртвая тишина была ему ответом. Светлое озарение, прямое знание, инсайт были присущи многим. Многие только и жили этим предчувствием, но кто бы мог подумать, что причиной грядущей катастрофы станет элементарное поглощение углекислоты соединениями кальция, попадающими в воздух… в результате выветривания горных пород; что концентрация углекислого газа в атмосфере планеты упадёт настолько, что большинство видов растений прекратит свое существование?..

Всё это походило на самый кошмарный сон, но Он точно помнил показания всех приборов на тот момент: концентрация углекислого газа равнялась… нулю.

Теории Вероятности Он предпочёл Теорию Относительности, и потому его мысль о колонизации других миров сразу нашла широкую поддержку, невзирая на два существенных обстоятельства: что, во-первых, таких планет – единицы, а, во-вторых, страшно уж далеки они были отсюда. Но кто не рискует…

Решили рискнуть, снарядив сразу две экспедиции. Помещённым в криостаз добровольцам предстоял очень долгий путь…

На окраинах Солнечной Системы появился неопознанный светящийся объект. Окруженный мощным энергетическим полем, уверенно лавируя среди десятков тысяч астероидов и осколков комет, посланец из далёких глубин держал свой курс прямо к третьей планете Системы.

Неправильной шарообразной формы геоид с расчленённой поверхностью отнюдь не блистал совершенством. Но по своему химическому составу, составу гидросферы и атмосферы, достаточно богатой флоре и фауне, он был поистине настоящей находкой!

Суперкомпьютер дал добро, и миллионы миллиардов молекулярных роботов внедрились в забальзамированные тела вынужденных космических переселенцев, не только исправляя повреждения, возникшие при столь долгом хранении, но и омолаживая их…

– Эта земля станет нашей! – Он стоял на крутом берегу полноводной реки конца четвертичного периода. На бескрайних просторах степей паслись бесчисленные стада хоботных и копытных, а в девственных лесах и лабиринтах пещер обитали угрюмые питекантропы, хмурые неандертальцы и откровенно любопытствующие кроманьонцы, которые вполне мирно сосуществовали друг с другом и ничем не досаждали спустившимся с неба сверхестественным божествам.

– Мне так нравится это место! – Он мечтательно прикрыл глаза. – Я хочу, чтобы именно здесь был основан наш город – первый город на этой земле. Подумай, Тот, что тут можно сделать!..

Тот думал долго и самозабвенно трудился. Тот отнёсся к проектированию как поэт, гений его эксцентричной фантазии творил чудеса в гармоничном сочетании уникальной природы и архитектурной экстравагантности, создав глобальный географический пункт, где пересекаются все пути…

– Прекрасная организация рельефа! – Он всегда гордился своим сыном, а масштабные панорамы и перспективы привели его в полный восторг. – Кажется, что эта живописная долина и этот город возникли практически одновременно друг с другом!.. Что это?

– Это наш дом!..

Дом, который построил Тот, стоял особняком. Тот поставил свой дом не на равнине, ни у подножия крутого обрыва, ни поодаль от него. Тот создал дом, который буквально нависал над водопадом, крепко вросший в скалистое основание крутого обрыва, внешне ничем не поддерживаемый, будто висящий в воздухе прямо над падающей водой…

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.