вот же проклятие, как ни пиши об этом

все мои буковки, точечки - просто сухая пыль 

я царапаю, что люблю, что опять кончается лето 

только каждое слово злит 

и мешается, как костыль 

разорви эти глупые тряпки, крепче сожми загривок 

пока я тут лежу под тобой, практически не дыша 

потолок растекается мелом и замирает криво 

чтобы после сорваться рифмой 

с кончика карандаша 

превратиться в сухие названия, чёрные закорючки 

бесполезные в общем-то знаки - их забудут за пару лет 

я облизываюсь и скулю, как бездомная рыжая сучка 

подставляя наивный лоб 

под заряженный арбалет 

так ты пахнешь сырой полынью, мхом и вечерним лугом 

что от этого хочется пить и скалиться на луну 

мы сочимся солёным потом, распарывая друг друга 

прижимаясь горячими скулами 

и сглатывая слюну 

и над нами смеётся август, и в двери звонят соседи 

из подъезда опять несёт супом, бельём и тоской 

я царапаю эти строчки, как бессмысленное наследие, 

потому что для нашего чувства 

даже русский язык - скупой

они выползают на берег-март 

ложатся в его ладонь 

на стуле распято висит халат 

на кухне горит огонь 

а по карнизу стучит вода 

льётся молочный дым 

он говорит, что ещё никогда 

не был таким живым 

он говорит, а она молчит 

красит помадой рот 

луч освещает их скромный быт - 

утренний натюрморт 

на баррикадах сырой весны 

солнечный мёд и снег 

сегодня они бесконечно честны 

и точно счастливей всех 

сегодня они выпивают март 

и курят его в затяг 

и простынь, в которой они лежат - 

самый волшебный флаг 

так она гладит овал плеча 

и камень сухого лба 

пока остывает на кухне чай 

и ноет её губа 

так у него не хватает сил 

чтобы надеть пиджак 

он никогда ещё не любил 

чтобы вот так... 

вот так 

Вверх

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сайтом. Узнать больше.