Сыграй ей тихо музыка

О любви, что мало для двоих.

Сыграй, под тенью сумрака,

Оставляя ей короткий миг.


Напой о нем мелодию,
Что прозвучит ей в сладких снах.
Которые похожи на пародию
Медовой яви на девичьих губах.


В любви своей она вся растворилась,
Без остатка отдала ничтожный пыл.
Но сразу же разбилась и закрылась
От тех, кто в ней мечту убил.


От тех, кто мучает сомнением,
Терзает сердце, душу, ум и честь.
И правдой бьет без сожаления.
Да уж всего не перечесть…


Она была совсем девчонкой,

Когда вдруг встретила его.

Он наградил ее улыбкой колкой.

А ей он стал милей всего.


Пой музыка, гори свеча,
Согрей ее в печальные минуты.
Заставь забыть, что давеча
Она болела им, как будто бы простудой.


А он все так же от любви здоров.

Не беспокоят его девичьи метанья.

Он в омут с головой упасть готов,

Не давая громких обещаний.


Не принося горячих клятв любви
И думая о том, чтобы проститься,
Как только надоест изгиб ее руки,
Едва захочется другой напиться.


Играй гитара, скрипка плачь!

Выворачивая душу наизнанку.

Пускается больное сердце вскачь,

Изображая из себя приманку.


И снова душу боль грызет.

А милой сердцу все не хочется уйти.

Она его с собой зовет,

Надеясь, что сойдутся их пути.


Привыкла с образом его ходить,

Мечтать о новых встречах.

Он душу может погубить

В моментах слишком скоротечных.


Слеза не катится по бархатной щеке,
Во взгляде не видать и капли сожаленья.
Но теплится ее печаль во мгле.
Все знаю. Сам же вырывал любви коренья.

Из собственной души гнал страх
Услышать громкие слова отказа.
И нежное признание на губах
Все таяло, как детская проказа.

Цвети сирень…
Для той, что в сквере притаилась.
Что в брюках, в кофте, с шапкой набекрень
От мира внешнего в своей мечте закрылась.

И молится полночи об одном,
Понятном только ей безумном счастье.
Шепчите ветви клена за окном.
Пой ветер, уноси ненастье.


Гроза начнется вскоре.

И ветер воет – старый пес.

Она, скрывая свое горе,

Попросит, чтобы он печаль унес.


И вспомнит образ милый и далекий,

Оставшийся в душе, во мраке, тьме.

Он ветренный и, словно листья легкий,

Кидает обещанья не тебе.


Послушай, как скулит поникший клен.

Склоняясь ветвями к земле.

Ты уплывешь в тревожный сон.

Как и я, топя себя в тяжелой мгле.


И музыка все тише для меня.

Не слышу я уже ни скрипа клена,

Ни плача ветра, что гуляет по стене

Милого для сердца дома.


Чу! Тишина…
Сгорело в пламени камина мракобесье.
Осталась девушка совсем одна
В далеком, белоснежном Поднебесье.

Где облачные замки, изо льда
Растет и колется искрящийся терновник.
Где ангелы на многие года
Посеяли добро. Сему и я виновник.


Звон колокольчика послышался вдали,
Рассыпалось в ночи язвительное эхо.
Прошелестела мышка на печи...
Ей - странный сон. Тебе, мой друг, потеха.


Все пыль, мечты и заблужденья

Подчас во сне у милой мне витают.

Души и сердца долгие забвенья

С ней шутку глупую сыграют.


Все тише музыка в ее душе

Огонь жестокий раздувает.

И словно теплым одеялом

Чуть дрогнувшие плечи накрывает.


Коснуться бы ее рукой,

Согреть замерзшее вмиг сердце.

Нет, не быть любимым мне другой.

И от нее, опять же, не согреться.


Любил, люблю и буду я любить,
Дышать, боготворить ее ланиты.
И только смерть заставит позабыть
Мечты мои, что были в миг разбиты.


Горит очаг.
А в небе звезды блещут,
И что-то месяцу о чувствах говорят.
И голос их мне кажется зловещим.


Она нахмурилась, как будто слышит

Их тихий, тайный разговор.

Само собою, не увидит,

Кто затеял в темном небе спор.


Услышь меня!

Очнись от долгого забвенья.

Ведь каждый день все большее мученье,

Что для тебя, что для меня…


Но я все так же замираю.

Стою, смотрю в твое потухшее окно.

О чем же я, глупец, мечтаю?

Да и теперь не все ли уж равно?


Уж пара капель пали на чело.
Не видно звезд, что спрятались за тучей.
Как долго, кто бы знал, глядел я на нее?
Терзал себя и ликом милым мучил.


Побрел домой...
Вдруг вижу, кто-то в вишне мнется.
В самом кусте, красавец молодой.
Тот самый, что во снах к моей крадется.


Злодей такой... Помучить иль любить
До гроба жизни ее, гад, собрался?
Что сделать мне: убить иль отпустить
Того, что к девице моей во двор пробрался?


Кто ты? Неужто жизнь не дорога?

Молчишь? Не рад нежданной встрече?

Иль думаешь, что дрогнет у меня рука?

Нет, без тебя ей станет легче.


Пусть звезды с месяцем в свидетели примкнут.

Пусть я грехом запятнан стану,

Но сны-мучители к любимой не придут.

Как псы бродячие отстанут.


В руке кинжал сам оказался.

То дар небес, а не судьба.

Когда клинок во плоть его ворвался,

На себя я взял проклятие греха.


Дождь усилился и зашумел подобно барабану,

По крышам весело стуча.

Я был заложником самообмана.

Сгорел, как та печальная свеча.


Сильнее сжал кинжал в руке.

Прикрыл глаза, не чувствуя дыханья.

Я продал душу страшной тьме.

И не знаю, где искать мне покаянья.


Убийца… Вот и я злодей.

Безжалостный и хладнокровный.

Мне лик ее всего милей,

Влюбленной в мою жертву, непокорной.


Теперь подругой Смерть мне стала.

И образ той, другой померк.

Той, которой было мало.

Из-за которой я теперь не человек.


Март 2020 г.

Мы используем cookies, чтобы вам было проще и удобнее пользоваться нашим сервисом. Узнать больше.